Mission failed. +8

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Resident Evil, Обитель Зла, Первый мститель (кроссовер)

Основные персонажи:
Ада Вонг, Анжела Миллер, Клэр Редфилд
Пэйринг:
Леон/ Ада, Крис/ Джилл, Пирс Ниванс, Анжела Миллер, плюс новые персонажи. Мимокрокодилами проплывут Кэп, Тони и Баки и с Наташей. Баки/ Наташа
Рейтинг:
R
Жанры:
Драма, Психология, Философия, Повседневность, POV, Эксперимент, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП
Размер:
планируется Макси, написано 79 страниц, 4 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
И опоздала - то она всего на три секунды...

Посвящение:
Неподражаемому Баки. Да, я люблю плохих парней.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Суть эксперимента - одни и те же персонажи в различных ситуациях. И да, я не люблю Анжелу.
Кэп, Тони и Баки с Наташей, сорри, будут только в одной главе.

Глава вторая. Ангел из Гарвардвилля.

27 августа 2016, 12:34
- Миллер, ты с ума сошла?! Она же помогла нам! Капитан Рэдфилд…

- Кажется, я не велела вам давать мне указания! – ответил мужчине наполненный дикой злобой женский голос. – Сидите на месте и молчите! Тут я пока старшая по званию! Я здесь сейчас главная!!! – сорвалась на визг.

Так… Я что, все еще жива?!

Похоже, что жива. Попыталась открыть глаза и сесть. Ни того, ни другого сделать не удалось. Хотя бы потому, что я уже сидела с заломленными за спину руками, прикованная двумя парами наручников к батарее отопления, причем та «светлая» умная личность, что меня так зафиксировала, не поленилась создать подобие вертикальной дыбы, вывернув оба моих запястья кнаружи и пристегнув второй комплект кандалов к самой верхней трубе. Я не знала, что сильнее болит: плечи от вынужденного положения или голова в результате контузии. С трудом разлепила веки и оторопела: оказывается, никакого взрыва не было, и военные, и гражданские – все целы, хотя явно напуганы. Что же тогда произошло?!

- Что, проснулась? – тот же режущий уши истерический дискант. – На меня смотреть!!!

Женщина ударила меня по лицу. Не кулаком, ладонью. Голова точно взорвалась, я с трудом подавила рвотный спазм.

- НА МЕНЯ СМОТРЕТЬ, Я СКАЗАЛА! – истошно завопил голос над моей головой. – На меня смотреть, Вонг!!! На меня смотреть!!! Хватит уже из себя дуру корчить!
Она опять начала давать мне пощечины, требуя, что я смотрела ей в глаза. Не знаю, как сумела поднять голову, выполняя приказ этой истерички. Увидела собеседницу:

- Анжела?! Анжела Миллер!

Она крепко сжала кулак и теперь уже вломила мне в солнечное сплетение:

- Да, я Анжела Миллер, мадам Вонг. А вы арестованы мной за ваши преступления! На меня смотреть!!!

- Пластинку смени, эту у тебя заело…

Да уж, почувствуй себя Любовью Шевцовой на допросе в гестапо (или СС там все – таки было?). Анжела резко встала и от души врезала мне ногой по ребрам. Раз, другой.… Через какое – то время до меня, сквозь пелену боли, донесся гневный вопль того бойца «Дельты», оравшего, что таким макаром Миллер меня убьет. В ответ ему прилетело, что одной сукой на свете меньше станет. Но избивать меня она прекратила. Отошла, вытащила из кармана плоскую фляжку, отвинтила пробку, сделала жадный глоток, снова злобно глянула на меня:

- Только дай мне повод… Никому к ней не подходить! Любого, кто ей поможет, ждет расстрел на месте за пособничество терроризму! И это я велела!!!

Я, рискуя еще сильнее разозлить ее, сказала, что она ошиблась. Я не террористка. Анжела, как и многие другие люди, видела Карлу. Можно же связаться с Крисом, спросить его, кто я на самом деле.

- Или я Леоном свяжитесь, он знает, кто меня подставил.

- Леон здесь?! – прошипела Миллер, бегом возвращаясь ко мне. – Где он? ОТВЕЧАЙ!!! – её крик рвал барабанные перепонки.

Не устану дивиться на любителей орать. Эти люди свято уверены в том, что чем громче они вопят и скандалят, тем быстрее будет выполнен их приказ.

Я болезненно поморщилась:

- Далеко отсюда. И он будет очень недоволен вашим насилием надо мной, специальный агент ФБР Миллер, - в эти слова я вложила как можно больше яда.
Она еще громче завизжала, требуя сказать, где конкретно находится сейчас Леон.

- Не ваше дело, - презрительно отфыркнулась я. – Достаточно, если я знаю, куда в данный момент направился Леон.

Анжела замахнулась на меня снова, но её руку перехватил кое – как поднявшийся боец «Дельты»:

- Мне врежь. И начни, в конце концов, думать головой. Эта женщина уже спасла десятки наших людей. Она…

Миллер вырвалась и толкнула мужчину с такой силой, что бедный парень упал:

- Не смейте мне указывать, рядовой! Сейчас я тут главная!

- Оно и видно, дура… - окинул её брезгливо – жалостливым взглядом солдат.
Анжела ушла в другой конец помещения, а я сочувственно посмотрела на служивого:

- Я так поняла, у вас тут страстная взаимная любовь? Вы обожаете её, а Ангел Гарвардвилля вас? Любит до умопомрачения?

Солдатик выгнул брови:

- Да уж, затрахала она вусмерть.… Учись, учись, учись, учись.… Повышай свой профессиональный уровень, сдавай экзамены.… Да е*ись они конем!!! Задолбала…

- Конем?! – мне стало весело. – Ты, часом, не из дотракийцев будешь?

- А ты, походу, такое же е*анько, как и Миллер, - грустно сказал военный. – Даже странно, что она тебя отметелила, вы ж с ней души родственные.

- Не сердись, - примирительно улыбнулась я, и поморщилась от боли. – Просто я не понимаю, что тут происходит. Анжела же совсем другой была.

- Другой?! Когда?! Когда она другой была, алё?! – изогнул брови солдат. – К нам она уже последней курвой пришла! В первый же месяц службы у нас она протрахала мозги всему отряду, извини, конечно. На кой черт капитан Крис согласился её взять, ума не приложу. Мы без нее так спокойно жили, ну ё - моё! Это нам ФБР так удружило, чтоб их нынешнему шефу икалось до Второго Пришествия, козлу. Перевели, короче, этого Ангелочка в БСАА. После того, как Миллер к чертовой матери выперли из Бюро. За что нам такое наказание?

- Её… что?! – не поверила я.

Анжелу Миллер выгнали из Федерального Бюро Расследований?! Анжелу Миллер?! Остановите Землю, я сойду…

- Три месяца назад, - просветил меня военный. – Как только закончилось дело, связанное с инцидентом в Аппалачах, и вынесен вердикт по «подземным жителям». Вначале её хотели просто выкинуть, одних организованных ею «учений» в горах хватило бы для позорного увольнения, но на следствии было доказано, что она ничего не знала, и не может считаться пособницей своих долбанутых родителей. Да еще и тот русский психиатр, добрая душа, блин, чтоб ему тоже икалось, заступился. Мол, нельзя её вытуривать, надо пожалеть, дать шанс начать новую жизнь. В общем, запихнули эту дуру к нам, с туманной перспективой на возвращение в Бюро, чего ни один агент, если у него есть мозги, не позволит. Но, на мой взгляд, эту идиотку в шею надо за прокол в Аппалачах. Сколько из-за неё, суки народу полегло.… Знаешь, будь у нас война, я бы еще понял. Но в мирное время… Блин, почему она не попала под грузовик по пути в столицу? И как зовут того безголового мудака, благодаря которому она после Гарвардвилля осталась в полиции?

- Аккуратнее с мудаками, уважаемый, - рассердилась я. – Леон знал её совершенно иной.

И я вкратце поведала о биоатаке на тот аэропорт и вспышку Т – вируса в офисе компании «Уилл Фарма». Сказала, что Анжела тогда проявила себя настоящей героиней, вынужденной делать выбор между любовью к брату и служебным долгом. Она той ночью наравне с Леоном и Клэр рисковала жизнью. Даже выступила приманкой для собственного утратившего рассудок брата.

Слушали меня с тем же презрительным фырканьем и смешками, какими бойцы комментировали все слова агента Анжелы Миллер.

- Да не федерал она уже, выпнули её на хрен! – солдатик покрутил пальцем у виска. – Оно теперь сотрудница БСАА. И оно у нас сегодня главное. Кстати, не высовывайся лишний раз. Я могу не успеть остановить эту придурочную. Жалко будет, если обвинения с тебя снимут посмертно… - мужчина поморщился и прижал здоровую ладонь к простреленному плечу. – Это же не ты убила парней Криса в Эдонии?

Я терпеливо разъяснила ему, что в Эдонии был мой двойник. Та, другая женщина, называвшая себя Эйдой Вонг, носила синее платье и красный шарф. Её должны были видеть на шоссе, когда за ней погнались Крис Рэдфилд и Пирс Ниванс, и на территории разрушенного делового комплекса милях в тридцати от Тат – Цзы. Я тогда находилась в другом месте, воевала с Джаво.

- А где ты была, когда ребята Рэдфилда погибали?

В Токио, на похоронах Йошиды. Причем, как уже успел выяснить Леон, церемония прощания (принятая в древнем самурайском роде Кимуры - сана) минута в минуту совпала с той бойней, что устроила Радамес. Хорошее алиби, ничего не скажешь.

- Очень хорошее, - лицо бойца снова исказила гримаса. – Ты, главное, до прихода Криса сиди тихо, а то с этой чокнутой станется разрядить в тебя всю обойму. Миллер во все дырки затычкой лезет, лишь бы её вернули в ФБР.

Так. Приплыли. И о чем это я не имею даже малейшего понятия? Если вдуматься, я вообще не в курсе бед, постигших давнюю подругу Леона Анжелу Миллер.

Она сейчас с хозяйским видом прохаживалась вдоль стен, гневно требуя, у жмущихся друг к другу людей документы. Парочка из «Ледяного цветка», вместе с «королевой», возмутилась, назвав приказ Анжелы наглостью и произволом. С какой, мол, стати? Они тут, как и все остальные, беженцы, пытающиеся выжить. Потом тот же парень вступился за меня, сказав, что я, прежде чем кое – кто сюда ворвался, лечила раненых. Его слова подтвердили обе монахини, но Анжела их аргументы пропустила мимо ушей.

Проверив у всех выживших паспорта, и переписав тех, у кого документов при себе не было, Миллер вернулась ко мне. Вынула из нагрудного кармана пластиковую ленту (аналог наручников), и надела на мою шею:

- Только дай мне повод, Вонг. Только дай мне повод. Убью без предупреждения. Не двигаться!!!- вдруг завизжала она, одновременно сильно затягивая «ошейник». – Ты! – крикнула она кому – то рядом с ней. – Где Лора Паркер? Веди ее сюда!

Человек, видимо, её либо не понял, или же не захотел выполнять ее требование, ибо Анжела, еще туже сдавив мне, горло проклятым пластиком, выхватила из другого кармана рацию и тем же режущим слух голосом велела этой самой Лоре идти в самый большой зал развлекательного центра. Вначале госпожа Паркер отказалась покидать свое относительно безопасное убежище, но, стоило Миллер сказать, что она арестовала террористку Эйду Вонг, как журналистка тут, же примчалась. И оператора с камерой привела.

- Где она? – жадно спросила у Анжелы репортерша, налаживая аппаратуру. – Где Эйда Вонг?

Бывшая сотрудница ФБР, приосанившись, указала на меня:

- Вот она. Камеру на эту террористку, Лора. Камеру на неё! Снимайте, когда я дам знак.

Боковым зрением я увидела реакцию бойцов Альянса и «Дельты»: мужчин, судя по их гримасам, вот – вот вырвет от омерзения. Анжела их лиц не видела, она была занята приведением внешности в пристойный вид. Тщательно причесалась, соорудив на шее тяжелый узел (совершенно не ее укладка, ибо старит сразу лет на пять), и вынула косметику. Один из ребят «Дельты», глядя, как Миллер вначале снимает старый макияж влажными салфетками, а затем старательно наводит красоту, оглушительно заржал, трое других солдат, тех, кто уже или еще, мог шевелиться, захихикали. Многозначительно переглядывались даже актрисы, продолжавшие жаться по углам в отдалении от окон. Парни, в первую очередь, двое из «Ледяного цветка», дружно сделали фейспалм, а «королева Юаня», растерзав шикарную налаченную прическу, преспокойно покрутила пальцем у виска. Средним пальцем.

Я, каюсь, тоже с трудом удержалась от смеха, ибо манипуляции Анжелы выглядели, как бы это мягче выразиться.… Знаете, когда вокруг тебя десятки раненых солдат, снаружи свистят пули, а оставшиеся на ногах военные пытаются сдержать натиск различных Б.О.О., не очень – то неуместно накладывать строгий офисный макияж. Но Анжела игнорировала всех и вся, пока приводила лицо в приличный вид. Кстати, Сизифов труд. Никакая косметика не скроет потухших глаз и горьких складок в углах рта.

А ведь я её помнила иной. У Леона было много фотографий, сделанных в дни совместной работы и отдыха. На моей памяти Анжела Миллер была милой смешливой шатенкой, с лица которой не сходила лучезарная улыбка. Сейчас же я видела перед собой озлобленную старуху. Её глаза, так сиявшие гордостью и счастьем на тех снимках, погасли, чувственные полные губы, ранее похожие на лук Амура, теперь были сжаты в прямую жесткую линию. Длинные густые темно – каштановые волосы, еще недавно заплетаемые в простую косу или толстый хвост, сегодня оказались стянуты в прическу, которую Шерри прозвала «Злая тетенька». Единственное, что не претерпело изменений, это фигура. Многие женщины, родив, набирают лишний вес, и потом годами пытаются от него избавиться. Но не Анжела. Она свою роскошную фигуру сумела сохранить в первозданном виде. Та же полная упругая грудь, бесконечные ноги и тонкая талия, которую она, во время совместного отдыха с Леоном и Шерри, любила подчеркивать открытыми купальниками.

Сейчас же я видела перед собой одержимую злобой старую развалину. И она, развалина эта, закончив макияж, щелчком пальцев подозвала журналистку, направляясь ко мне. Внутренний голос сказал мне, что проблемы у меня только начинаются.

Анжела присела возле меня на корточки, схватила за волосы и развернула мое лицо к видеокамере:

- Снимайте, мисс Паркер! Видите эту женщину? – вопросила Миллер. – Меня зовут Анжела Миллер. Я офицер БСАА, а рядом со мной вы видите террористку Эйду Вонг, повинную в сегодняшней атаке на Тат – Цзы. Я сумела арестовать её, чтобы…

Очень интересно. А ничего, что я прибыла в Тат – Цзы сама? Попыталась вклиниться:

- Не было ареста! Я пришла сюда по доброй воле! Хотела помочь раненым.
Анжела дала мне звонкую пощечину:

- Молчать!!!

И она разразилась обличительной тирадой в мой адрес. Слушая её гневные речи, я боролась с истерическим ржанием, до того нелепыми и глупыми оказались приписанные мне преступления. Как, скажите на милость, я могла организовать поджог приюта для беженцев в одном из городков Алабамы? И на кой черт мне нужно было взрывать давно законсервированную фармацевтическую фабрику, основанную отцами компании «Уилл Фарма»? Меня ни в Алабаме, ни на том заводе не было никогда! Вот Симмонс эти два объекта посещал, причем в компании Карлы, уже тогда имевшей большое внешнее сходство со мной (выкрашенные в черный цвет волосы и прическа, копировавшая мою). В приют Дерек ходил, чтобы показать, какой он добрый дяденька, носил беженцам подарки, а собственностью почившей компании интересовался, желая её купить. Симмонс, но, ни разу не я. А те упомянутые Анжелой поджог и взрыв никак с советником не связаны. Первое происшествие случилось по вине самих вынужденных переселенцев, чьё наглое поведение, в конечном счете, спровоцировало местных гопников на ответные меры в виде мордобоя и десятка бутылок со знаменитым «коктейлем Молотова», прилетевших в выбитые окна. За второй инцидент стоит сказать «спасибо» людям, организовавшим на объекте несанкционированный склад различного старья. Симмонса, кстати, происшествие на заводе едва не довело до инсульта, так он был взбешен срывом грандиозных планов.

Но репортерша скушала поданный ей бред на раз – два, и добавки попросила, задавая Анжеле все новые вопросы о моей преступной деятельности. Анжела и старалась, выкладывая Лоре Паркер одну за другой жуткие подробности, начиная с моей поездки в Холифград, где я якобы заражала горожан паразитом Лас - Плагас, и заканчивая нынешней атакой на Тат – Цзы.

Догадываюсь, от кого Миллер могла получить настолько серьезную информацию о «следователе из БСАА». Личный секретарь мадам Беляковой знал меня, как посланницу, откомандированную Альянсом. И он же застал нас с Леоном в той лаборатории, откуда я «одолжила» особей вышепоименованного существа (второго паразита мой любимый отвез в Центр Нейрохирургии). Карьера у помощника Блондинки рухнула вместе с президентством его патронессы, но если госпожа Светлана, сбежав после провала за границу, возглавила службу безопасности у одного из африканских правителей, то её шестерке удалось занять, лишь незавидную должность менеджера по работе с клиентами в не самом престижном столичном банке. Анжела тоже последние восемь лет жила в Вашингтоне, так что эти двое явно успели встретиться и поговорить, поскольку от Леона Миллер эти сведения не могла получить…

- Нечего тут валить с больной головы на здоровую! – возмущенно вклинилась я в гневный монолог Анжелы. – Я не имею никакого отношения к терроризму. Да, в Восточной Славянской Республике я притворилась послом БСАА, но преследовала я иные цели. Свяжитесь с…

- Молчать!!! – взвизгнула Миллер, и снова закатила мне тяжелую оплеуху. – Молчать, я сказала!!! Не слушайте её, она лжет!

- Не лгу, мне просто смысла теперь нет! – запротестовала я. – Спроси у Леона, когда он вернется, если в моих словах сомневаешься!

Услышав имя бывшего напарника, она точно лишилась рассудка. Проорав мне прямо в ухо «Молчать!!!», угостила меня третьей затрещиной. Замахнулась в четвертый, но ударить меня ей помешал вопрос, заданный одной из «кокоток маркиза де Сада»:

- И часто у вас, в БСАА, на дознании такое гестапо?

Обращалась она к тому самому парню с нашивками сержанта, которого я оперировала первым. Солдат, покрывшись свекольной краснотой, кое – как приподнялся и с трудом сел:

- Миллер, перестань! Твои выходки позорят нас всех!

Анжела и ему предложила заткнуться, напомнив, что я террористка, и, следовательно, нахожусь вне закона. Со мной можно поступать, как угодно, любые силовые методы, позволяющие выбить из меня ценную информацию, будут законными. Мужчина на эту сентенцию выдал, что пока он видит только стремление покрасоваться перед камерой.

- И вылететь потом на хрен из Альянса, ибо наказание у нас только одно – отставка. Не почетная, чтобы ты знала, детка. Тебя за рукоприкладство Крис вышибет к чертовой матушке, пикнуть не успеешь, милочка.

Анжела хотела ему ответить, однако ей помешала новая группа уцелевших, которых сопровождала более чем странная компания, состоявшая из трех крепких высоких мужчин и хрупкой на вид рыжеволосой женщины.

Первый был облачен в красно – золотую броню (по крайней мере, с виду был металл), навевавшую мысли о Гриффиндоре. Шлем с узкими глазницами, наплечники, поножи, и панцирь, отдаленно схожий с римскими анатомическими доспехами, помпезными турнирными латами и кирасами времен конкистадоров. Не «лорика мускулата», конечно, но все детали защиты были так хорошо подогнаны один к другому, что казались единым целым. Уязвимые места, если они и есть, умело замаскированы. А где у него аптечка и жгут? Солдаты Криса носят их примотанными к прикладам, либо держат две – три штуки в нарукавных карманах формы. Обязательного для военных жилета на нем не было. Хотя форма наплечников и их объём кое о чем успели мне сообщить. Удобно, ничего не скажешь. Кобуры, кстати, ни на бедрах, как носил Леон, ни сверху, нет. Хотя зачем этому парню «Каратель» или «Магнум», если в его распоряжении имеются два крупнокалиберных пулемета, один из которых вновь прибывший держал в руках, а второй висел за спиной. Пулемет, между прочим, антикварная ценность: германский МД – 72. Неужели оно еще работает?!

Второй, с позывным «Кэп», доспехи, за исключением большого круглого щита на спине, не носил, ограничился мрачным серо – черно – синим камуфляжем с символикой ФБР на правом плече. О – о, майор… Серьезное, однако, звание для парня, чей возраст едва перешагнул за тридцать лет, судя по румяным щекам, чуть припухлым чувственным губам и почти полным отсутствием морщин. Какого цвета волосы, пока неясно, их скрывала косынка в тон форме, но светлые брови (левая сильно рассечена) позволили мне предположить, что «Кэп» блондин.
Вооружен он был парочкой автоматов, четырьмя пистолетами и, вот ведь кошмар, шестиствольным пулеметом. Как, ну как, он мог носить его в руках?! Ладно, потом узнаю. Если останусь в живых. Ух, ты, на нём еще и бронежилет?! Упс…

А вот третьего мужчину, носившего прозвище Зимний Солдат, я уже знала, мечтая при встрече, как следует подпортить ему физиономию. Ибо два года назад этот поганец с металлической рукой сорвал все мои планы, устроив громкую диверсию на одном из фармацевтических заводов, являвшихся собственностью Симмонса (само собой, для властей хозяином был другой человек). Понимаю, что это чудо, в смысле Зимний Солдат, просто делало свою работу, но зачем так нагло пакостить нам (и мне плевать, что он понятия не имел о моей миссии), одновременно подставляя под удар себя?! Вот на кой черт ему, после взрыва и перестрелки с охраной на «Альфафарме» надо было затевать пальбу а – ля «хороший Терминатор» уже в городе, разгромив элитный отель (ни одного целого окна не оставил, Хитмен чертов), где я уже подготовила свою операцию, и доводить всю полицию Санкт – Петербурга до состояния больных бешенством носорогов гонками в стиле «Форсажей», когда стоило всего лишь пустить на объект меня, чтобы поднять на пару градусов температуру в девятом отделе?! Через день, максимум два, опасное вещество, на основе которого Симмонс наладил производство Тиранов и Толстяков, превратилось бы в плацебо. Конечно, монстров Дерек получил бы, но их боевые качества были бы, мягко говоря, сомнительными.

Но на уже совершенных глупостях Солдат не остановился, втянув в устроенный балаган меня (за ночь, проведенную по его милости в «обезьяннике», я его придушу). Зимний придурок пафосно, на глазах у местных стражей порядка, пристрелил и выбросил из окна ученого, отвечавшего за появление нового поколения Эль Гиганте. А ведь мог оставить его мне.… Нет, я не убийца, что вы. Моему «фигуранту» хватило бы пяти капель, добавленных в торт, чтобы пару дней спустя свалиться с инсультом. Ладно, толку сейчас переживать. Все равно уже не исправить.… Да Зимний Солдат меня и не узнал бы, я же выглядела той ночью круче главной героини «Путь воина», когда девчонка сама вызвалась обслужить полковника. И вряд ли бы понял, кто я в действительности, ибо на мою истерику повелись даже врачи «Скорой помощи».

Зимний Солдат, между тем, снял мотоциклетный шлем и встряхнул головой. Хорош.… Дьявольски хорош собой…

Длинные густые темно – каштановые волосы, пронзительные стальные глаза, трехдневная щетина, вызывающе четко очерченный подбородок, и губы, сжатые пока в жесткую злую линию. Зимний Солдат раздраженно отшвырнул свой головной убор на пол, и стукнул «рыцаря» по макушке:

- Дома есть кто?

Ух, ты… Шлем «гриффиндорца», коротко щелкнув, исчез в высоком вороте, позволяя, наконец, увидеть лицо. Симпатичный брюнет за тридцать, с аккуратной ухоженной бородкой, усиками и модной стрижкой. Глаза карие, и смотрит он устало:

- Я вместо шефа, Барнс. Что надо?

Ответить Зимний Солдат не успел, потому что к нему подскочила Анжела, требуя дать отчет о событиях в городе. Сколько нападающих, чем вооружены, и не забыла напомнить, что она тут сейчас главная. «Гриффиндорец» вульгарно заржал, Кэп страдальчески закатил глаза, а Барнс (красивое, кстати, у Солдата имя) ехидно попросил Анжелу напомнить ему, в каком она звании. Миллер, багровея от злости, выдавила, что ей присвоен чин сержанта. Красавец в доспехах хихикнул, что их Кэп уже майор, а сие может означать лишь одно: на место событий прибыл старший по рангу, и она может передать свои полномочия ему. Анжела взвизгнула, что никому не уступит, ибо полномочиями её наделил сам генерал Тумбли. И она, повинуясь его приказу, выполнил свой долг.

- Так ты и выполняй, вместо того, чтобы меряться тут, сама знаешь чем, - Зимний Солдат оттолкнул её руки. Старк, - обратился он к «Гриффиндорцу», - у тебя шоколадка или леденец завалялся? Тут у парня, похоже, гипоглемическая идет. Не паникуй, сейчас легче станет, - сказал он юноше, садясь рядом с ним на корточки.

Сладкого ни у кого не оказалось, но в моем кейсе, помимо противоядий, есть ампулы с глюкозой, о чём я сказала Кэпу.

- У меня с собой был серебристый чемодан с кодовым замком, - я начала панически оглядывать зал в поисках бесценной металлической коробки. – Где он? Агент Миллер? Где мой кейс? Там…

- Не его потеряла? – ядовито спросила Анжела, правой ногой толкая мой чемодан ко мне. - Дай мне код, Вонг! Живо!

Опять этот визг. Она явно ни разу не слышала свои вопли со стороны, иначе вряд ли рискнула бы публично тренировать голосовые связки. И в зеркало себя не видела, когда орёт.

Комментировать её концерт я не стала, просто назвала ей код. Три восьмерки. Анжела откинула крышку, внимательно осмотрела содержимое:

- Ты меня совсем за идиотку держишь? Да мы все в монстров обернемся, приняв твои «лекарства»! Я видела те записи! Знаю, что ты сотворила с Марко и другими солдатами Криса Рэдфилда!!!

Все, кто находился в зале, дружно зажали уши. А Миллер, сорвав с плеча автомат, передернула затвор и за пять секунд превратила в месиво из стекла, пластмассы и жидкости препараты, на создание и производство которых у Йошиды с соратниками иногда уходили годы.

Чтоб ты провалилась, дура…

Анжела, победно улыбаясь, повесила оружие за спину:

- Извините, мисс Вонг, но ваши планы провалились. Я не позволю вам ставить опыты на людях, ясно?

- В следующий раз, специальный федеральный агент Миллер, когда захотите пострелять по кейсам с лекарствами, одолжите у Кэпа его шестиствольный пулемет, - не сдержалась я. – Один вопрос: у вас в ФБР все такие беспросветные болваны, или только вы были удостоены чести быть покусанной бараном, зараженным вирусом идиотизма?

Зря я решила подколоть её. Очень зря. Она успела трижды врезать мне ботинком по ребрам, прежде чем Старк её оттащил. Она вырывалась, орала, грозя пристрелить суку, посмевшую высмеивать её милость:

- Пусти, слышишь? Пусти, я её убью! Она… она…

Какое там «пусти». Старк от души заломил ей руку за спину:

- Она просто называет вещи своими именами, только и всего. Засунь свое эго себе в зад и подумай, где нам взять глюкозу для этого парня, если ты оказалась столь умна, что разбила все ампулы.

Видя, что пока нахожусь в относительной безопасности, ведь Старк продолжал сжимать кисть Анжелы мертвой хваткой, я сказала, что еще несколько флаконов есть в аптечках моего жилета и пояса. Молила всех богов, чтобы коробки уцелели.

Миллер, услышав меня, взвизгнула, что принесенные мной вещества нас всех обратят в зомби, и призвала отказаться от моей помощи. Слава Богородице, что у парня – диабетика, уже почти потерявшего сознание, сохранилось критическое восприятие, и он, послав Анжелу подальше, согласился на укол.

Госпожу Миллер пришлось держать, пока Кэп вводил юноше глюкозу. Бывшая напарница Леона впала в неистовство, крича, что мальчишка сейчас станет чудовищем. Увы, облом. Парень остался собой. Он даже приободрился, получив два кубика глюкозы.

- Ну, убедилась? – спросила я. – У меня лекарства, а не яд и не оружие!

Она мои слова проигнорировала, сердито велев Старку отпустить её. Тот, прежде чем разжать пальцы, специально лишил Анжелу равновесия, так что она чуть не улетела носом в пол, когда мужчина освободил её предплечье от своей бульдожьей хватки. Чудом, удержав равновесие, оглянулась, сжимая кулаки:

- Чертов идиот!

- А ты у нас самая умная, так я должен понимать? – ощерился Старк. – Что, Аппалачей с детками подземелья тебе было мало, решила тут прославиться?
Зимний Солдат, помогавший усадить вновь прибывшего раненого у стены, шикнул на «Гриффиндорца», попросив его не вмешивать личные счёты. Разрезал ремни у набедренной кобуры, затем штанину, и начал осторожными движениями смывать кровь, чтобы лучше рассмотреть рану. Спросил, сильна ли боль. Рядовой БСАА, стискивая зубы, ответил, что ногу жжет. Всхлипнул:

- Выдерни, а? Словно огонь разожгли… Уй…

- Погоди, - нахмурился Зимний Солдат.

Кончиками пальцев стал ощупывать место проникновения острия, второй рукой придерживая древко. Пока он тихо чертыхался, медленно продвигаясь вдоль раны, Анжела снова взяла инициативу на себя, сказав, что сама сделает операцию:

- Здесь нет времени на размышления, - фыркнула она, отталкивая Солдата. – Вырвать стрелу и перевязать.

- И оставить человека без ноги, - встряла я. – Слушай, друг, - обратилась я к рядовому. – Можешь считать меня какой угодно сукой, но если ты позволишь ей выдрать эту стрелу, осваивать тебе потом новенький протез, ибо ногу придется ампутировать. До середины бедра. Возможен и другой исход, более благополучный для солдата: специальный агент Миллер избавит тебя от стрелы, но порвет крупную артерию, и ты умрешь от кровотечения, которое в полевых условиях нельзя будет остановить.

Удивительно, но парень мне поверил. Стоило Анжеле присесть рядом, он попытался отпихнуть её:

- Уйди! Уйди отсюда!

Пользуясь, случаем, я поставила его в известность о том, что новые катары взяли на вооружение модификацию скифских стрел. Тех самых, которые невозможно выдернуть из раны без причинения тяжелых увечий. Их можно только очень бережно и аккуратно извлекать, причем под определенным углом, чтобы в момент извлечения не повредить магистральные сосуды и крупные нервные волокна.

- Понимаю, что специальный агент ФБР Анжела Миллер хочет вам добра, но если вы желаете сохранить свою ногу в целости и сохранности, вам стоит выслушать меня, - я внутренне сжалась, видя, как она встает. – Я могу вытащить эту стрелу из вашей раны правильным способом. И показать его другим.

Когда она подошла ко мне, я невольно сгруппировалась, чтобы было не так больно, если Миллер снова начнет бить. Она меня и правда, несильно стукнула по лицу прикладом автомата, приказав сию же секунду сообщить ей правильный алгоритм операции. Я потребовала освободить мне руки, и предоставить свободу действий. На словах объяснять бессмысленно, процесс надо видеть.

Анжела постояла, то сжимая, то распрямляя пальцы. Резко выдохнула, и разрешила мне применить мои навыки. Но предупредила, что при малейшем подозрении на предательство она меня убьет. Сняла ту пару наручников, что фиксировала меня к батарее, схватила за ворот блузки, вздернула на ноги:

- Пошла! Вторую пару снимать не будем. Как любил говорить мой отец, кто хочет – тот сделает. А у кого нет желания – я его пристрелю. Ясно? Или в наручниках, или я тебя убью. Иди!

Она с такой силой толкнула меня в спину, что я при падении чудом не свалилась на ногу тому парню. Солдат, густо краснея от стыда, попросил меня не судить обо всем Альянсе по одной дуре. Я пожала плечами, и обратилась к Анжеле с просьбой вернуть мне футляр, где лежали мои германские скальпели. Она отказала, сунув мне один из своих ножей:

- Обойдешься им. Давай, показывай, как там эти стрелы вынимать.

Работать в наручниках было очень неудобно, но я справилась. Продезинфицировав нож спиртовой салфеткой (спасибо Анжеле за щедрость), попросила Старка и Зимнего Солдата уложить раненого, и на всякий случай крепко держать. В первую очередь, ногу.

- Фиксируйте так, чтобы он вообще не мог шевелиться. Вошла очень близко от бедренной артерии. Держите зажим наготове.

Взявшись левой рукой за древко, правой я ввела одолженный Анжелой нож в рану, ища остриё стрелы и зазубрины на нём. Так, нашла. Замечательно. Теперь осталось медленно вытащить, прижимая наконечник стрелы к лезвию ножа. Медленно и аккуратно, чтобы не задеть магистральный сосуд.

- Всё уже? – жалобно спросил рядовой, приподнимая голову. – А я и не почувствовал…

Я показала ему стрелу и принялась накладывать на его ногу повязку. Поинтересовалась, сохранилось жжение в ране, или нет.

- Вроде нет… Спасибо.

Анжела, метнув на него гневный взгляд, бросила, что никакой благодарности я не заслужила. Мой поступок – не более чем жалкая попытка купить себе пару часов никчемной жизни.

- Извините, что вмешиваюсь, сержант Миллер, - заговорила женщина, прибывшая со Старком, Кэпом и Зимним Солдатом. – Но я вынуждена напомнить вам о презумпции невиновности.

- Тут больше подойдет сказка о подземных жителях, Наташа, - скривился Старк.

Анжела едва не упала в обморок. Беспомощно открыла, потом захлопнула рот, судорожно всхлипнула, и прижала ладонь к губам.

- Тони, может, хватит? – развернул его к себе Зимний Солдат. – Займись делом. Раненых меньше не становится.

Старк издевательски поклонился:

- Как скажете – с, поручик - с. Мое почтение - с.

Поручик?

- Начинается, - с тяжелым вздохом вполголоса сказала мне Наташа, поймав мой недоуменный взгляд.

– Баки ему однажды голову открутит за эти анекдоты.

Очень сомневаюсь. Хотя бы потому, что Зимний Солдат громче всех ржал над малопристойными байками Старка. Даже я похихикала над тем, как ловко поручик Ржевский выиграл пари, заключенное с генералом. Но чаще звучали анекдоты про бесстрашного поручика и Наташу. Кто кого встретил, с кем ехал в карете, кто первым предложил пойти на сеновал, и как трудно с похмелья вспомнить название цветка. Угорали все, кроме Анжелы. С каждой минутой, что ей приходилось терпеть общество Старка и его коллег, она всё больше впадала в ярость. По третьему кругу требовала документы у выживших, запрещала перемещаться по залу без её на то разрешения, резко одёргивала начинающих всхлипывать женщин фразами типа «хватит ныть!», «вытри сопли, не маленькая уже!» и «соберись, ты же не тряпка, чтобы тут сидеть и скулить!». Видимо, таким образом агент Миллер хотела подбодрить уцелевших жителей Тат – Цзы, но от её благих порывов легче никому не становилось.

Тони (так, кажется, звали Старка) долго сдерживался, глядя на её злобные выпады. Но когда она заорала на плачущую от страха девушку лет пятнадцати, приказывая той вести себя достойно, сорвался. Схватил Анжелу за руку, рывком развернул к себе и спросил, с кем она воюет за премию «Стерва века». Других претенденток, кроме неё, тут нет. Миллер, вырвавшись, рявкнула, что в сложившихся обстоятельствах все, даже гражданские лица, обязаны проявлять сознательность и умение владеть собой.

- Совсем как ты, да? – ехидно сказал «Гриффиндорец». – Конечно, у тебя, в отличие от них, опыт богатый. Аппалачи, детки подземелья, опять же… Тебе – то было на ком самообладание оттачивать.

Анжела истерично взвизгнула и замахнулась, целя кулаком ему в лицо, но между ними вырос Зимний Солдат. Миллер он просто отпихнул, так, что она позорно шлепнулась на пятую точку, а вот Старка чуть не придушил, сжав ему горло левой рукой. Отволок к выходу:

- Хватит! Пеппер ты не вернешь! Давай лучше Джаво займемся. Эти придурки опять РПГ волокут.

Старк, обозвав Анжелу убийцей, вылетел наружу. Со своего места я видела, как он одним ударом отправляет в нокаут мутанта с гранатометом, и забирает оружие. Дернула за рукав Баки:

- О чем тут речь вообще? Что за дети подземелья? И Аппалачские горы?

Зимний Солдат сердито попросил меня не брать в голову всякую фигню, ибо мне и без нее есть чем заняться. Тут он прав: раненые и травмированные лишь прибывали, всех их старались доставить туда, где оказывалась квалифицированная помощь. Оставшихся в живых гражданских обитателей Тат - Цзы, кстати, тоже направляли к нам. Решение, на первый взгляд, верное. Из одного развлекательного центра проводить эвакуацию легче, нежели вылавливать людей по всему городу.

Однако этот шаг навлек на наши головы и много неприятностей. Джаво, новые катары, бандитские группировки и просто мародеры – все они устремились в «Мулен Руж», рассчитывая на легкую добычу.

Мне осталось проводить Зимнего Солдата пожеланием удачи, и разорвать рукав дорогой шелковой блузки у лежащей возле стены блондинки, которую минуты три назад принес с улицы Кэп. Женщина пискнула, схватившись за плечо:

- Не надо!

Я мягко объяснила ей, что оружие из раны необходимо вытащить, иначе есть риск умереть от кровотечения. Или, что еще хуже, получить гангрену. Моя пациентка, стиснув зубы, кивнула:

- Вынимайте.

И робко спросила, могу ли я сделать так, чтобы потом не осталось шрама. Я сказала, что можно попробовать, но гарантий нет.

- Уж придется их дать, - прошипели у меня над головой. – Иначе я тебя пристрелю. Ясно?

Анжела, встав за моей спиной, нацелила мне в голову дробовик, и велела работать. В помощи, естественно, отказала, когда я попросила направить свет фонарика на рану. Ассистировал мне рядовой БСАА, чьё правое предплечье перехватывали мокрые окровавленные бинты. На всякий случай я спросила, не укушен ли он. Парень, понимающе глянув, размотал руку. Порезы от стекла. Глубокие. Мало того, что их не меньше десятка, так еще и в ранах застряли осколки, отчего не прекращается кровотечение. Скверно.

- Я со второго этажа прыгнул, - объяснил он. – Видишь, как неудачно приземлился…

Миллер не преминула встрять, сообщив, что надо сначала думать, а потом уже совершать какие – то телодвижения. Солдат, издевательски козырнув ей средним пальцем здоровой руки, фыркнул «яволь, майн фюрер!», и повернулся ко мне, страдальчески закатывая глаза. Тихо сказал, что Анжела их тут всех успела забодать.

- С первого дня, как у нас появилась, только тем и занимается, что всем капает на мозги своей учебой, постоянно требует, чтобы мы какие - то магистерские и докторские степени получали, - вполголоса забухтел рядовой. – Достала. Зачем Крис Рэдфилд согласился её взять после инцидента в Аппалачах – ума не приложу. И на кой черт нам бумажки, где написано, что мы теперь магистры, не понимаю, - он все еще говорил шепотом, хотя Миллер, привлеченная каким – то шумом за стенами «Мулен Ружа», направилась к выходу.

- Кстати об Аппалачах, - вытаскивая из его предплечья осколки стекол, поинтересовалась я. – Уже не впервые слышу о них. Что там произошло?

Парень, воровато оглянувшись, нет ли поблизости Анжелы, шепотом рассказал об учениях, которые проводила в горах Миллер. Якобы по её вине пропали без вести или погибли несколько человек. Подробности знает лишь капитан Рэдфилд и люди, стоящие выше. Плюс те, кто проводил в горах спасательную операцию.
Неслышно подошедшая к нам агент Романофф тем же тихим голосом сказала, что о подробностях той трагедии, в интересах жертв и их семей, распространяться не стоит. Людям и так предстоит жить, зная, они своих погибших близких даже похоронить не смогут. Жизнь тех, чьи сыновья, дочери и супруги пропали без вести, превратилась в непреходящий кошмар. Да и лишние разговоры – это новые исчезновения. Ибо всегда найдутся идиоты - авантюристы, считающие, что уж им – то крутой вояж в горах точно с рук сойдет.

- А кто такая Пеппер? – я извлекла последний кусочек стекла, и наложила на руку парня стерильную салфетку.

Оказалось, что Пеппер – невеста Старка. И она принимала участие в тех, не будь они к ночи помянуты, учениях. На вопрос, умерла ли она, агент Романофф мрачно сказала, что лучше бы умерла.

- Она сейчас в клинике, Старк на днях навещал её, - потускнела Наташа. – Но Пеппер не узнает его. И очень боится. Стоило ей увидеть перед собой мужчину, как она снова выдала приступ, а ночью едва не наложила на себя руки, когда осталась одна в палате. Старку теперь запрещены любые контакты с невестой. Во избежание новых проблем.

А внешне он выглядит веселым. Хотя.… Каждый страдает по – своему. Вернее, сходит с ума. Вон как он дерется с Джаво, даже к автомату не прикасается, кулаками мутантам маски разбивает. А красавец Кэп и Зимний Солдат время от времени нейтрализуют тех, кто заходит Старку за спину. Между прочим, господин Кэп тоже палить не рвется, больше щитом Джаво бьёт. Стреляет он, в основном, по технике и мутантам с базуками.

Мы, кстати, давно уже знали, что в Аппалачах творится, какая – то жуть, люди там систематически пропадают. Я и Шерри предупреждала, чтобы она туда, даже в хорошей компании не ездила. Слава Богу, её натура была далека от безрассудного авантюризма, и дочь четы Биркин воздержалась от искушения «проверить себя». В планах Йошиды стояло обследование гор на предмет выяснения причин исчезновений, еще в конце прошлого года мы собирались снарядить туда экспедицию, но скоропостижная смерть Кимуры - сана, и вновь вспыхнувшая война в Эдонии заставила отложить работу в горах.

Я бросила косой взгляд на Анжелу, впускающую в зал новую партию беженцев. В этой пестрой толпе, отягощенной рюкзачками и сумками, закрепленными на спинах, резко выделялись двое мужчин в униформе пилотов гражданской авиации, и пять симпатичных стюардесс, одна из которых несла мальчика лет шести на вид. Правую ножку ребенка перехватывал небрежно наложенный бинт.

- У мелкого огнестрел! – заорал, споткнувшись на пороге, парень в драных джинсах, футболке с неприличной картинкой и толстых кроссовках. – Есть тут врач? – крикнул он, кое – как принимая устойчивое положение.

Анжела дробовиком указала на меня, повесила оружие на локоть, и подошла к стюардессе, чтобы забрать у нее малыша. Увы, ребенок ей в руки не дался, лягнув Миллер здоровой ножкой, и крепче вцепился в служащую авиакомпании.
- Может, вам лучше его пока не трогать? – предложила я. – Он сильно напуган. Пусть сидит с…

Она мне вкатила такую мощную пощечину, что я пролетела через половину зала, прежде чем упасть:


- Не смей мне тут указывать, грязная шлюха!!!
Схватила меня за ворот блузки, занесла кулак.… И не смогла нанести удар. Её руку перехватил старший из двух пилотов:

- Не извольте драться, сударыня. Она без оружия.

Анжела брезгливо выдернула кисть из пальцев мужчины:

- Мы тут все страдаем по её вине. Это Эйда Вонг, известная террористка. И к ребенку она приблизится только в виде трупа. Я не шучу.

Я предложила госпоже Миллер взять на вооружение логику и здравый смысл. Она мне сунула в нос дуло дробовика:

- Заткнись, пока я тебе не вышибла мозги.… Давай сюда мальчика! – рявкнула она уже на стюардессу.

Та, еще крепче прижав к себе малыша, сказала, что полоумная мужебаба из Вестероса со стволом вместо меча – последний человек, которому она доверит ребенка.

- Не бойся, Темочка, - заговорила стюардесса с мальчиком. – Эту злую тетю мы прогоним. А вы, уважаемая, - эти слова относились уже к Миллер, - уберите оружие, пока оно не выстрелило.

- Мужебаба?! – не поняла Анжела. – Это вы мне?

- Тебе – тебе, дорогая моя Бриенна, - сотрудница авиакомпании усадила Тёму на колени, чтобы снять с его ноги бинт. – Не смей подходить к ребенку, пока у тебя заряженная пукалка. Ничему тебя жизнь не научила, дура, - эти слова она произнесла шепотом.

Анжела, видя, что стюардесса настроена жестко, еще раз сказала, кто я, и чем провинилась. Служащая окинула меня долгим взглядом, пожала плечами и попросила мальчика довериться тете, то есть мне.

- Перевяжите Тёме ногу вы, эту истеричку я знаю, - свободной рукой она пригладила стоящие дыбом светлые волосы. – Её на привязи держать надо. И как можно дальше от детей.

Я спросила, как они оказались в центре заражения. Очень просто: некие ВИП – личности, спасавшие свои полупопия, ворвались в воздушный транспорт, велев всем, и экипажу, и пассажирам отдать самолет, а самим убираться вон.

- Даже наших пилотов выгнали, - с явным облегчением сказала стюардесса. – А что до этой дуры, госпожи Миллер, так сестра моего жениха под её руководством работала. Трэш, угар и содомия в течение четырех лет. Агент Миллер, из лучших побуждений, задолбала всю Штаб Квартиру ФБР вместе с Центром Военной Лингвистики. А прежнему шефу с парочкой других чиновников Бюро еще и срок пожизненный обеспечила теми учениями в Аппалачах. Вы как думали? – спросила девушка, глядя в мои округлившиеся от удивления глаза. – Конечную ответственность за косяки начальства среднего звена несет директор с присными. Слава Богу, что Эбби накануне похода затемпературила и Дойл её не отпустил, вызвал к сестре доктора на дом, а то и она сейчас числилась бы среди людей, пропавших без вести. Либо вовсе погибла.

Так. Замечательно. И чего это от меня ускользнуло? И почему Леон мне даже звуком не обмолвился? Ладно, Шерри, она приятельницу Леона с первого дня знакомства невзлюбила так сильно, что специально стала брать дежурства в те дни, когда Миллер приходила в гости. Клэр, кстати, когда я сравнительно недавно отлеживалась у неё, тоже старательно избегала упоминать Анжелу, хотя, раньше, с удовольствием рассказывала об её работе в полиции и Бюро. Шутила, называя Миллер «генеральным инспектором ФБР», по аналогии с Долорес Амбридж. Все смеялась, говоря, что её подружке для полного сходства не хватает только тех декретов об образовании и кофточек цвета фуксии. Хотя смех этот у неё был невеселым. У меня сложилось такое впечатление, что Клэр, в силу своей доброты, просто терпит Анжелу. Как и Леон.

Ладно, позже разберусь. Пока займусь мальчиком. Ребенок мужественно вытерпел все малоприятные процедуры, на вопрос, где его папа и мама, охотно сообщил, что родители помогают военным. Оба врачи, и оба сейчас спасают оставшихся в живых. Чтобы отвлечь мальчика, я спросила, доводилось ли ему до Тат – Цзы видеть зараженных. Увы, дитя оказалось прошедшим «крещение» вирусной атакой. Мальчик рассказал, как он, его папа с мамой и еще много других людей покидали небольшой городок на окраине Эдонии еще три года назад. Бежали к бабушке в Штаты, жили там спокойно, папа и мама ходили на работу, он в детский сад, сюда приехали на фестиваль цветов. У родителей отпуск.

Да уж, хорошо съездили, нечего сказать. Полагаю, что родители этого Тёмы теперь сто раз подумают, стоит ли ехать на фестиваль цветов в Китай. А у Поднебесной возникнут проблемы с туристами.

Закончив бинтовать ногу мальчика, я вправила вывих плеча у пожилой дамы, и занялась осмотром простреленного бедра солдата Альянса. Кровопотеря, судя по бледности, серьезная, на лице у него испарина, пульс очень слабый и частый. Пуля тут подождёт, здесь нужно баланс восстановить.

Зимний Солдат, похоже, умел читать мысли на расстоянии. Только я подумала, что нам необходим физраствор, как Баки уже положил возле нас коробку с прозрачными пластиковыми бутылями. Присел на корточки, пристально глянул мне в глаза:

- Ты как?

Честно? Плохо. Голова болит, ребра горят, и очень трудно дышать. Похоже, отлупила меня Анжела на совесть. Но Барнсу я сказала, будто чувствую себя нормально. Он посидел рядом, внимательно вглядываясь в мое лицо:

- Я тебя раньше видел? Вроде мы уже встречались, нет? Лицо у тебя знакомое. Где же я тебя встречал, не пойму. Видел же где – то.

Видел, естественно, ты уже видел меня, сукин ты кот. Когда в Хитмена играл, придурок. Ты десантировался в мой номер, где я уже организовала приватную вечеринку, грохнул там учёного, выкинув его из окна десятого этажа на моих глазах. Меня же, визжавшую от ужаса на весь отель, «тепленькой» сдал местным ментам. Они, в отличие от медиков в «Скорой», на мои рыдания не купились, забрали меня у врачей, и увезли в «обезьянник». Сняли там показания, поняли, что ты и я никак не связаны, и из соображений безопасности (меня якобы ночью неправильно поймут) оставили в камере до утра. Потом отпустили, естественно, извинившись за беспокойство. Но на кой черт мне были нужны их «простите, мадам, ошибочка вышла» после такого позорного провала! Рик, сволочь, припоминал мне тот случай всякий раз, когда хотел указать Йошиде на мою некомпетентность. Мартышкин труд, должна сказать. Кимуре - сану на мнение одержимого местью психопата было, как выражаются нынешние подростки, фиолетово.

Но на расспросы Баки я пожала плечами и сказала, что всё может быть. Не стану ни отрицать, ни подтверждать. Мы вполне могли где – то пересечься.
Зимний Солдат как – то слишком уж пристально посмотрел мне в глаза:

- Где же я тебя видел, а?

Слава Создателю, что его отвлекли солдаты БСАА, тащившие на носилках раненого. Бросив взгляд на его ноги, я поморщилась: дело дрянь, ибо кто – то уже успел «помочь» парню, неправильно выдернув стрелу из его бедра.
Разрезав штанину, я спросила, чувствует ли он ногу ниже раны. Облегченно выдохнула, когда он, стискивая зубы, невнятно пробурчал «да». Еще парень пожаловался на жгучую боль, и ощущение чего – то чужого в месте попадания стрелы. Плохо. Придется вторично туда лезть.

После тщательной инспекции раневого канала я извлекла обрывок тонкой проволоки. Продемонстрировала находку солдату, и спросила, где его подстрелили. Ответил, что не помнит. Вроде, возле офиса. А вообще, чёрт его разберет.

Нашу беседу прервала Анжела, велевшая мне подойти к ней. Я не сразу выполнила её приказ, и опять нарвалась: она схватила меня за ворот кофты, волоком протащила по залу, к самому выходу, чтобы швырнуть на пол, где стояли носилки:

- Приступай!

Передернула затвор, ткнула дуло автомата мне в голову. Раздались возмущенные крики, но агент Миллер опять не обратила на них внимания.

Я тоже проигнорировала её выходку. Хочет выставить себя дурой – её право. Разрезала мокрую от крови штанину, и провела, наверное, сотую операцию по извлечению из раны наконечника стрелы. Рядовой попросил меня отдать этот наконечник ему:

- Талисман из него сделаю. Спасибо.

Анжела, услышав в мой адрес благодарность, зло скривила губы, и напомнила, что я преступница. Шкуру свою, трижды проклятую, спасаю. Опять стукнула меня по голове дулом автомата, и пообещала лично проследить за тем, чтобы мою особу запихнули в самую темную, сырую и холодную камеру
.
- Откуда тебя отправят прямиком на виселицу, дрянь! Я сама, если понадобится, исполню приговор!

- Не многовато ли на себя берете, госпожа Миллер? – осадил её холодный голос капитана Рэдфилда. – Какого чёрта ты натворила, дура?

Крис залетел в зал, сопровождаемый тремя бойцами Альянса. Хвала Небесам, что хоть Рэдфилд добрался сюда на собственных ногах. Видок у него был.… Все демоны моей родной Японии от зависти позеленеют: правый висок рассечен, иссиня – черные волосы стали алыми от крови, бровь пересекает длинная царапина, на обеих щеках у Криса забитые пылью ссадины (неужели кто – то сумел съездить ему по лицу?). Рукава формы представляют собой живописное нечто, явно побывавшее, коль уж тут такие лохмотья, под клинком катаны или мачете. Из бронежилета торчит парочка стрел. Романтик. С больших и малых дорог.

И этот романтик, за каким – то чёртом выключил свет именно в тот момент, когда я уже повернулась к парню, которого капитан притащил в «Мулен Руж» на своей мощной спине…

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.