Восемь негритят (рабочее название) +65

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер)

Основные персонажи:
Альбус Дамблдор, Бартемиус Крауч-мл., Беллатрикс Лестрейндж (Беллатриса Блэк), Квиринус Квиррелл, Люциус Малфой, Северус Снейп (Снегг, Принц-Полукровка), Том Марволо Реддл (Лорд Волан-де-Морт, Лорд Волдеморт)
Пэйринг:
почти все пожиратели, их окружение.
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Юмор, Драма, Пародия
Предупреждения:
OOC
Размер:
планируется Макси, написано 182 страницы, 32 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Прекрасный фанфик)))» от Лили Луна
«Отличная работа!» от Forever_Alive
«Замечательная работа!» от Татьяна Соземин
Описание:
Что будет, если пожиратели решат возродить Лорда? А если свои планы они между собой не обсудят?
Выдержит ли магическая Англия появления на политической арене одновременно семи Волдемортов и кто из них в итоге окажется победителем?

Посвящение:
Автору заявки.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Фанфик имеет расхождение с заявкой, так как это нарочно не придумаешь, поэтому все решает случай.

Работа написана по заявке:

10. Череда случайных событий. Хогвартс.

23 июля 2016, 00:18
Хогвартс. Кабинет директора.

В кабинете Дамблдора замигала и заревела сигнализация, заставившая мирно дремавшего на насесте феникса вскрикнуть от ужаса, задрожать и воспламенить насест. Час перерождения был близок. Хоть феникс возродился всего несколько месяцев назад, но теперь, с такими постоянными стрессами, до воспламенения ему оставалось недолго. Вспышка огня заставила заверещать еще один прибор, который обдал все помещение порывом ветра, затушив загоревшийся под насестом пол, саму стойку и сдул мигающий и верещащий прибор на пол. От падения сиреноподобный звук прекратился, остался только мигающий маленький красненький огонек, сообщавший, что сигнальные чары, наложенные на камень, сработали. Как некстати директор не сделал сегодня привязку на себя.

В Большом зале было множество людей, которые отмечали начало пасхальных каникул. По сложившейся традиции все ученики остались в школе, так как подготовку к экзаменам никто не отменял. Хотя, так думали только учителя, сами школьники про экзамены вспоминали только за неделю до самих экзаменов. Казалось, что из учеников волновалась по поводу экзаменов только Гермиона Грейнджер, студентка факультета Гриффиндор и еще несколько человек с Хафлпафа. А остальных экзамены волновали слабо. Учащихся Райвенкло это вообще не беспокоило, ведь они учились ради учебы, а не ради оценок, к экзаменам готовились заранее и на протяжении всей учебы.

Многие преподаватели сегодня отдыхали, поэтому на отсутствие преподавателя ЗОТИ никто не обратил должного внимания, как и на вечно пропадающую где-то преподавательницу прорицаний.

Не было в зале и Филча, хоть он никогда не садился есть вместе с преподавателями, но обычно присутствовал на трапезах. У школьного завхоза было сейчас более важное занятие. Он выяснял у эльфов на кухне, почему они не помогают ему с уборкой.

— Понимаете, мистер Филч, — говорил сквибу молодой эльф, отвечавший за соблюдение чистоты в замке. — Это все приказ директора. Еще директора Даркуса Могучего, который взял на работу первого сквиба, и запретил нам трогать коридоры и вообще там появляться. Ну и так как сквибы не считались за магов, слушаться их нам тоже запретили. Это было привязано на должность.

— Но почему?

— Видите ли, — из боковой двери вышел еще один эльф, вытирая руки о собственное жалкое одеяние. Он был старше всех эльфов тут, на кухне, — во времена принятия этого закона, эльфы были диковинкой не только для маглорожденных волшебников, но и для магов тоже. Первую колонию в Хогвартсе основали пятьсот шестьдесят восемь лет назад и она была одной из первых в Магической Британии. По старинке, коридоры убирались сквибами, которые не смогли влиться в жизнь вне магического сообщества.

— Но ведь это давно прошло. Директор уже умер…

— Но приказ все еще действует… Сэр, может, хотите чего-нибудь поесть? Сейчас время ужина. Я прикажу подать вам еду, — Домовик щелкнул пальцами и перед Филчем появилась тарелка с ужином. Сквиб кивнул и, опустившись на табурет, придвинул себе блюдо с картошкой и шницелем.

— Спасибо, — пробормотал Аргус, аккуратно орудуя вилкой и ножом. — Но все же, неужели никто не собирался ничего менять?

— Видите, ли, сэр… Когда уходил ваш предшественник, эта должность была упразднена. Предыдущий завхоз отвечал за субординацию в замке, применяя телесные наказания. И как-то перестарался, что сильно покалечил ребенка из знатного рода. Ну, тогда это все подняли на попечительском совете, и должность решили убрать. Это было в 1971 году.

— Но ведь я приступил к работе в 1973. Неужели за это время поменялись приоритеты?

— Скажите. Что вы помните из своей жизни?

— Что? Я родился в семье двух престарелых волшебников с континента. Учился в Дурмстранге, переехал в Англию. В возрасте 43 лет попал под заклятие, утратил магию. Долго болел. Был принят на работу Альбусом Дамблдором в 73-м году.

— Это то, что вам рассказали?

Эльф склонил голову к плечу, и дернул ушами. Завхоз положил в рот последний кусок гарнира и тяжело сглотнул.

— Что делать, я не помню ничего!

— Не много, — покачал головой эльф, протягивая руки, в которые тут же влетело две бутылки пива. Одну он протянул Филчу, на что тот только недоуменно поднял бровь. — Скажем так, я давно ждал, когда вы решите с нами поговорить. Мое имя Ханс. Приятно с вами встретиться. — Домовик отсалютовал Филчу бутылкой. Старый сквиб скептически посмотрел на этого своенравного домовика, а потом ухмыльнулся и стукнул своей бутылкой о его.

— Тогда, будем знакомы. Кстати, я тебя видел не раз, ты мне помогал с уборкой.

— Было дело.

Филч отпил из бутылки.

— Так почему ты хотел со мной поговорить?

— Давайте вы сначала расскажете мне свою историю, а уже потом я поведаю свою.

— Историю? Да нечего вообще рассказывать. Ну что поделать, что я ничего не помню? После ранения очнулся в Хогсмиде, на попечении Аберфорта. Как я понял, меня туда притащил Директор после какой-то передряги. Я поправился. Предложил начать работать на него.

— Ты помнишь, что было, когда ты приходил в себя? Тебе говорили, что произошло?

— Почти нет. Я помню только, директор вздыхал и говорил, что рад, что я выжил, как я понял, он меня спас. А еще они часто спорили с братом. Аберфорт не был доволен, что Альбус притащил меня к нему, видимо, думал, что я заразен, так как магии больше не имел. Директор взял меня из жалости, скорее всего. Я, наверное, не смог бы адаптироваться в мире без магии.

— Ты помнишь, о чем они с братом спорили?

— Зачем ты спрашиваешь?

— Видишь ли… У меня есть долг перед тобой. И я могу помочь вернуть тебе твои утраченные воспоминания, если ты сам этого захочешь. Тем более тот факт, что ты сам пришел сюда спустя столько лет, означает, что время пришло.

— Что значит, если я сам этого захочу? Я мечтаю об этом!

— Хорошо, тогда сейчас я помогу тебе вспомнить тот разговор. Только от того, готов ли ты, зависит, сможешь ли ты вспомнить все остальное. Тебе надо расслабиться. Ты готов?

Филч кивнул, а потом, видимо, чтобы убедить себя в правильности решения, добавил.

— Да.

Эльф кивнул, и положил руки ему на виски. И Аргус провалился в воспоминания:

FLASH_BACK {

Он проснулся, но глаза открывать не спешил. Пахло хлевом, вокруг было очень холодно. Он чувствовал, как сильно болит голова. Его грудь стягивали тугие повязки, а на языке чувствовался премерзкий привкус зелий. Откуда-то слышались приглушенные голоса. Спорило по меньшей мере два человека, Филч прислушался.

— …ты такой же идиот, которым был! Как ты мог такое вообще сделать? Я думал, ты на старости лет хоть немного мозгов приобрел.

— Пойми ты, я не мог иначе! Я не мог просто оставить это как есть. Он бы умер!

— Он был мертв уже на протяжении десятков лет, и там ему и было место. Я никогда не интересовался что и как, да более того, я с вами вообще дела иметь не хотел. Но то, что я вижу сейчас? Ты столько лет поддерживал в нем жизнь? Зачем?

— Ты не понимаешь. Это…

— Что, чистая и светлая любовь? Страсть? Я считаю, что это помешательство! Ты сумасшедший старый дурак, который…

— Возможно, но я не мог просто проигнорировать это!

— Что ты теперь собираешься делать? Ты забрал его, приволок сюда, как... как какую-то собачонку. Ты не можешь просто его забрать себе, не можешь оставить здесь. Что, возьмешь и уедешь с ним на край света? Не выйдет, ты слишком сильно погряз в делах. Ты ведь это понимаешь…

— После того, что случилось, я вообще не думаю, что там безопасно. Я принял меры, замену поставил, никто не заметит…

— Что насчет тех людей, которые…

— Они больше никого не потревожат, — прозвучавший голос был холоден и как-то отрешен.

— Я не верю, Альбус. Не говори, что ты убил их.

— Не говори ерунды. Просто они больше не вспомнят то, зачем собирались это сделать. Их наказала сама магия и неправильно проведенный ритуал. Хотя, ты бы знал, чего мне стоило тогда сдержаться. Я ведь был уверен, что он умер. Три дня, Абби, три чертовых дня. Я не знал, что можно сделать… Я, как будто забыл…

— О, не напоминай мне. Я помню, как ты ввалился ко мне с этим полутрупом. Ты понимаешь, что сейчас ты не можешь даже угадать, что будет теперь? Да, после работы, которую ты проделал, он выживет. Но я не знаю, что будет с ним. Спятит ли он окончательно? Насколько поврежден мозг? Ты помнишь, какой обузой для тебя была Ари? Ты хочешь потом и его, скинуть на мои…

Вспышка. Перед глазами новая картинка.

Перед ним сидел усталый старик с длинной белой бородой, с изможденным лицом и темными кругами под глазами. Игра теней, или неимоверная усталость? Он печально улыбнулся, глядя на Филча. Аргус же пытался ответить на вопрос, кем он является? Сил все еще было мало.

— Я рад, что ты проснулся.

— Кто вы? И не скажете, кто я? — удивление в усталых голубых глазах.

Вспышка.

— Он потерял не только магию но, похоже, еще ничего не помнит…

— Тем лучше.

— Но воспоминания могут вернуться, если учитывать, что было…

В разговор вмешался еще один голос.

— Хозяин проснулся.

Вспышка

— … Вы сильно пострадали после одного задания. К сожалению, вы слишком долго жили среди магов, вы не сможете влиться в вашем возрасте. Мы можем решить эту проблему. Видите ли, я директор…

Аргус почувствовал, что что-то ускользает от него. Он напрягся, пытаясь сосредоточиться, пытаясь выцепить образ.

Вспышка

Старик с короткой серой бородой и волосами протянул ему стакан с бульоном, вталкивая в руки. Он сжал его дрожащими пальцами.

— Пей. Так быстрее поправишься и уберешься из моего дома. Я знаю, что ты это специально устроил, специально дурачишь его. Это в твоей натуре…

Мужчина ушел, унося вместе с собой и тягучее раздражение. Тело болело, раскалывалась голова. Аргус не жаловался, надеялся, что это скоро пройдет.

Но оно не прошло, даже усилилось со временем. Он начал работать в школе, он старался быть лучше своего предшественника, но все болело. Болела грудина, болела голова, его часто преследовали кошмары. А еще, его ненавидели. Иногда он думал, что лучше бы он умер тогда. Когда? Когда!

Голову сжимает очередной спазм, а потом все вдруг внезапно прерывается. Вспышка.

Голоса. Ничего не видно, но на глазах он ощутил повязку. Нестерпимо болела грудь, ее как будто жгло изнутри. Говорили на немецком.

— …он является самым сильным магом современности темной направленности. Его сила будет разделена. Сегодня самое удачное время.

— Вы его кормили? Выглядит не очень…

— Оказывал сопротивление, пытался вырваться, пришлось утихомирить… — чья-то нога врезалась ему в бок, и пока он давился, хватая ртом воздух, он понял. Они собираются забрать его магию. Он не должен это допустить! Необходимо собраться, закрыться. Это его магия, нельзя дать им забрать ее. Он разлепил пересохшие губы, и еле слышно принялся шептать слова заклинания, древнего, как сама магия. Заклинание сокрытия магии. Последнее, что он услышал, был грохот и нечеловеческий крик.

}

Филч схватился за голову, а воспоминания наполняли и наполняли его голову, сметая выставленные ранее им самим барьеры.

— Геллерт, — простонал завхоз, поднимая глаза на домовика. — Меня зовут Геллерт Гриндевальд.

— Поздравляю, хозяин. Я рад, что вы вернулись, — эльф склонил голову.

— Хах, а я хорош. Даже сбежать попытался от этих уродов. А Альбус…

— При всем уважении, но директор как раз заботился о вас. И помог вам, устроил так, что никто ничего не заподозрил. Помог…

— Как? Заставил убирать туалеты? Меня? Это у него месть такая? Или фетиш?

— Вообще-то тебе было сказано следить за порядком. Никто тебя особо работать не заставлял. А потом для эльфов, если появился смотритель, то он и ответственен за коридоры.

— Но я не понимаю. Если я правильно все понял, то воспоминания должны были вернуться после того, как магия начнет возвращаться… Это было в структуре заклинания, почему столько лет?

— А она и начала возвращаться. Просто из-за того, что произошло, и того, что ты был так истощен после первой части ритуала, она и скрывалась. Сейчас просто что-то начинает происходить, я правда не понимаю, что… Но это явно угрожает безопасности директора и школы.

Аргус-Геллерт схватился за волосы, а потом отодвинул руки от лица. Схватил со стола блестящее блюдо и взглянул туда.

— Нет! Не верю! Это не я! Где мои прекрасные волосы! Почему лысина? Этот проклятый озабоченный старый…

— Не говори то, о чем будешь жалеть. Он поддерживал тебя после падения в тюрьме. Он вернул тебя фактически с того света, после того неудачного ритуала. Поверьте, я знаю, о чем я говорю. Вы же не просто так выглядите на возраст, подходящий для человека, по имени Аргус Филч.

— Что?! Он вообще в своем уме? Прав был Аберфорт, очень прав…

— Успокойтесь, хозяин. Вам вредно волноваться…

— Нет, ты мне за все ответишь. Ну, Альбус, ну, погоди.

Где-то в большом зале директор тяжело сглотнул. Ему показалось, или в этот момент что-то изменилось в мире, что-то, касавшееся его? Хотя нет, похоже, это была всего лишь изжога. Директор обратился к сидевшему рядом с ним зельевару.

— Северус, и свари еще, пожалуйста, что-нибудь от изжоги.

Снейп закатил глаза и достал из кармана сложенный в четыре раза листок пергамента, развернув его, внизу длинного списка дописал еще одну строчку.

— Может еще один пункт, Альбус? А то для красивой цифры в сто, не хватает всего лишь одного наименования.

— Северус, ты же знаешь, это не все мне. Мне только средство от остеохондроза и вот, от изжоги. Остальное — это в фонд школы. Недостает.

— Как? И крем от морщин? В больничное крыло? Детям?

— Что? Нет, это Минерва!

— Альбус! Я вообще-то тут, рядом сижу! — возмущенно ответила преподаватель трансфигурации и декан красно-золотых.

— Ой, простите, мне пора бежать. У меня там зе…

— Это моя фраза!

— Ну, хорошо. Но мне, правда, надо бежать.

Альбус быстро встал из-за стола и скрылся за боковой дверью. Мадам Помфри, смотря ему вслед, спросила:

— И это ему нужно средство от остеохондроза? Он же так резво убежал.

Зельевар на это только хмыкнул и передал Флитвику под столом какой-то сверток. Преподаватель чар улыбнулся и сунул полученный пакет себе в карман. Теперь ему было, что почитать вечером (1).

Тем временем Филч уже стоял в коридоре возле горгульи, ведущей в кабинет к директору, и продумывал план, как вывести Альбуса из себя и окончательно вернуть себе магию. А для этого нужно было забрать у Дамблдора то, что ему не принадлежало. Но это было слишком просто. Геллерт хотел заставить своего бывшего друга СТРАДАТЬ, но не сильно. Так, доставить маленькие неудобства. На каждом шагу. Гаденько улыбнувшись, Гриндевальд отошел в тень. А еще ему следует привести себя в порядок, и, возможно, обратиться за помощью к Северусу. Он никогда не отказывался помочь старому сквибу.

Альбус как раз подходил к своему кабинету, когда из темноты коридора расслышал фразу, которая заставила его остановиться, а внутренности сжаться.

— Семь дней…

— Простите? — обратился Дамблдор в пустоту коридора, и засветил Люмос. Свет выхватил из темноты фигуру завхоза.

— Семь дней предстоящих каникул я не выдержу. Я отказываюсь работать. Здесь полный замок домовых эльфов, а я почему-то должен убирать коридоры. И вообще, я готов следить за порядком, но я…

— Хорошо, тогда я перепоручу это эльфам.

— …не уборщик… Что вы сказали?

— Да, Аргус, конечно, я перепоручу эту работу эльфам. Ты мог бы раньше сказать мне, что ты не хочешь этим заниматься.

Альбус тепло улыбнулся завхозу, отчего тот почувствовал себя несколько неуютно.

— Дикки, — перед ними появился эльф. — Теперь в ваши обязанности по уборке будет входить и уборка коридоров. А мистер Филч будет вас координировать.

Домовик посмотрел на стоящего рядом с директором завхоза и почтенно поклонился.

— Я буду рад вам помочь, сэр.

— Спасибо.

Под взглядом Дамблдора Филчу стало неуютно. Он хотел побыстрее вернуться к себе, ему надо было решить, что делать дальше. И сейчас, стоя перед своим старым другом, он понимал, ломать представление внезапно не будет. Теперь его очередь вести в этой партии.

— Спасибо, директор.

— Обращайся, Аргус. Обращайся…

Когда счастливый Дамблдор вернулся в кабинет, он не заметил мигавшего красненького огонька в приборе на полу под столом. Портреты были пусты, сегодня на картине «рынок у дома Шмеригшвайн» была грандиозная распродажа, поэтому бывшие директора были не в курсе событий, произошедших в комнате во время ужина. А Фоукс вообше говорить не мог, тем более с постоянным стрессом, в котором феникс пребывал, если бы и мог, он бы ничего не сказал из принципа. Дамблдор разложил аккуратнее свои дольки в вазочке, расправился с шоколадной лягушкой, и, вложив в книжку для вкладышей еще одну карточку с собой, отправился отдыхать.

Аргус стоял возле лужи в коридоре. Надо было сказать домовикам ее убрать, но он не стал. Его маленькая игра началась. Завхоз коварно усмехнулся, и свистнув кошке, которая что-то вынюхивала на полу, пошел к себе. Ему предстояло еще много сделать.
Примечания:
1. А вот и не надо думать всякого.) Книжки это. Читать будет. А вообще на эту тему есть анекдот:

Винни-пух с Пятачком приходят 1-го сентября в школу. Ну, тут, как водится, сочинение — «Как я провел лето».
Пятачок говорит: — Винни, а что мы писать будем? Мы ведь все лето целыми днями план курили, а больше ничего не делали.
Винни-пух подумал и говорит: — А ты, Пятачок, вместо слова «курили» пиши «читали». Читали целое лето — это же хорошо.
Ну ладно, написали они это дело.
Проверяют работу Пятачка:
«Проснулся я
как-то утром. Почитал. Пошел умылся. Почитал.
Перед завтраком еще немного почитал. Позавтракал. До обеда читал.
Пообедал. чего-то мне спать захотелось. Ну, перед сном почитал. Дочитал книжку.
Поспал. Проснулся, почитал. Тут Винни-пух пришел. Сразу видно — читал. Ну мы с ним на балкон пошли.
Стоим, читаем. Тут внизу Иа-Иа идет и кричит:
„У вас есть что почитать?“
У самого взгляд такой начитанный-начитанный, и еще пол-книги за ухом торчит.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.