Лёд и кровь +34

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Warcraft

Пэйринг или персонажи:
рыцарь крови, маг, охотник, чернокнижница из КФО; Кольтира и другие рыцари смерти; эпизодические Этас, Тассариан, экипаж "Молота Оргрима", Тирион Фордринг, Король-лич и прочие...
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фэнтези, Экшн (action)
Предупреждения:
Насилие, ОМП, ОЖП, UST, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
планируется Макси, написано 243 страницы, 37 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Выжало слезу и вынуло душу! » от Shadowmourne
«С благодарностью за все =З» от С.Ель
Описание:
Идет Нордскольская кампания. Пути многих героев переплелись на северном континенте. Один из них предстоит пройти рыцарю крови из Кель'Таласа - совсем еще юной эльфийке, то ли ищущей возмездия, то ли бегущей от своего горя.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Сейчас я пишу две работы параллельно. Главы выходят поочередно, возможно из-за этого время между выкладками увеличится. Но фик не заброшен, даже не думайте =Ъ
По-прежнему рада отзывам и любой критике.

Страница вк с картинками и не только https://vk.com/public137838084

23. Гадание по костям

30 декабря 2016, 14:40
      Слабые отсветы огня колыхались по каменным стенам. Пещера выглядела ухоженной, явно жилой, и чем дальше они заходили, тем меньше Лана верила чутью Дартаниора. Эльфийка оглянулась на Ажику, поудобнее перехватила рукоять меча и резко отбросила полог из шкур, перекрывающий проход.
      — Заходите. Где вас только гули носили, — навстречу девушке поднялась на ноги врайкульша, сидевшая до того у очага.
      — Да так, встретили по дороге одного некроманта, решили отправить к праотцам, — беспечно ответил Звездный Дым, проходя мимо замершей с поднятым оружием Элланы. — Вы прекрасно выглядите, леди Найтсвуд. Хм… Новая прическа?
      — Хватит валять дурака, — раздраженно одернула его ранее незамеченная Сэльвана, тоже поднимаясь. — Некромант, о котором говорил Раздор? Он мертв?
      — Он и был мертвым, глупая женщина. Мы с Хрящецапом его упокоили. А, ну и эти милые леди тоже помогли, — Дарт небрежно кивнул ничего не понимающим воительницам Орды.
      — Как ты его терпишь? — спросила орчиха у Сэль, недоверчиво косясь на врайкульшу.
      Ее вопрос остался без внимания.
      — Вы переполошили всю деревню, — заговорила великанша. — О каких-то действиях сейчас не может быть и речи. Дня три вам придется посидеть здесь. К счастью, врайкулы редко приходят в эту пещеру. Женщина, чье тело я захватила, колдунья. К ней явятся, чтобы испросить совета. Я успокою посланников, но вы должны затаиться.
      — Нет проблем, — сказала Сэльвана. — Грифона я спрятала в скалах над входом. Если пойдет снег, его вообще никогда не найдут.
      — Стойте, вы хотите сказать, это и есть наша банша? — переспросила Ажика. — Найтсвуд?
      Врайкульша с усилием, будто нехотя, улыбнулась.
      Эллана убрала меч, а щит перевесила за спину. Она бы с удовольствием и доспехи сняла. За последние сутки тело, так толком и не отдохнувшее после невероятной выкладки в день штурма Мрачного Свода, ужасно устало. Будто угадав ее мысли врайкульша-банши указала на второй завешенный шкурами проход.
      — Располагайтесь там. В жилую пещеру никто не пойдет.
      — А пожрать здесь найдется? — оживилась Яростная.
      По указке Найтсвуд она вскрыла в глухом закутке, куда их отправили отдыхать, маленький выдолбленный в скале погреб. Богатство у врайкульши оказалось невеликим: пара промороженных рыбин и освежеванный окорок какого-то большого зверя, да еще сомнительные коренья в мешочках по стенам. Но оголодавшая на остатках чужого пайка орчиха пришла в восторг и тут же развела бурную деятельность по хозяйству, посильно привлекая к этому окружающих.
      — Какой тебе прок от того, что я переведу эти каракули, — кривился Дартаниор, которого заставили расшифровывать надписи на мешочках. — Похоже на «драконий горох». Ты уверена, что хочешь это есть?
      Сытная рыбная похлебка у них, тем не менее, была в первый же вечер. На утро же действительно явились врайкулы. Колдунья поведала им, что «огненная птица», как северяне окрестили поджегшую половину селения Сэльвану на грифоне, не вернется, а маленькая компания диверсантов разжилась еще одним солидным куском мяса.
      Так они провели в пещере ведуньи несколько суток. Ощущение времени здесь терялось, поэтому Лана мерила дни своим желанием спать. Ажика управлялась по хозяйству, не забывая заготавливать часть им в дорогу — на всякий случай. Дартаниор с головой ушел в изучение рабочего журнала некроманта. Обе эльфийки скучали. Один раз немертвая спросила о Луносвете. Эллана коротко и неуклюже рассказала ей то, что было правдой четыре года назад.
      — Понятно, — равнодушно проронила женщина и отошла. Рыцарь крови успела заметить, что Найтсвуд тоже их слушала…
      Северная ведьма была высокой, ничуть не уступая в росте врайкулам-мужчинам. Короткие, до плеч, волосы — темные в рыжину. Длинное платье из шкур с меховой безрукавкой поверх и голые от плеча руки. Лана не уставала удивляться устойчивости к холоду у местных племен. На шее ведьма носила несколько ожерелий из клыков. Это смотрелось дико и бедно по сравнению с эльфийскими волшебницами, любящими обвешать себя золотом и драгоценными камнями, но к ее суровому образу удивительно шло.
      А еще врайкульша умирала.
      Если присмореться, можно заметить, что глаза ее едва-едва светятся красноватым, но и за флером видно было, что белки этих глаз стали розовыми не от магии, а от лопнувших капилляров. Ведь призраки не спят. Морщины все глубже прорезались в уголках глаз и складках рта, кожа темнела, как старый пергамент. Банши тянула из захваченного ей тела жизнь, и когда она отпустит, от колдуньи останется лишь высохшая оболочка — или дрожащая безумица, если ей повезет.
      — Хочешь, погадаю?
      Эллана подняла голову на возвышающуюся над ней великаншу. Та присела на колени.
      — Такой ерундой только девки на выданье промышляют, — фыркнула из своего угла Ажика.
      — Я не суеверная, — отвела глаза Лана.
      — Врайкулы называют эту женщину костяной ведьмой, — задумчиво сказала Найтсвуд. — В ее голове теснится множество знаний о прорицании и магии рун. Загадай вопрос и вытяни три. От этого никакой беды не будет.
      Женщина протянула кожаный мешочек. Эльфийка долго колебалась, не зная, ответ на что она хочет узнать. Но пауза затягивалась, и она запустила руку в мешок, так и не составив вопрос, нащупала угловатые камешки с половину ее ладони каждый. Врайкульша другой рукой подставила ей глиняную кружку.
      — Потряси и выброси.
      Руны оказались грубо обработанными кусочками кости. Протодракона, наверное. На одной стороне в них вырезаны были знаки и закрашены бурой краской. Врайкульша задумчиво посмотрела на раскатившиеся пластинки.
      — Дорога, — проговорила она. — Долгая и тяжелая. Холодной смерти будешь смотреть в глаза.
      — Прямо всю нашу жизнь предсказала, — не убавила долю скепсиса орчиха. — Длинный путь, а в конце его смерть.
      — Нет, — сказала колдунья, указав на крайнюю руну зигзагом. — В конце будет солнце.
      — Что это значит? — нахмурилась эльфийка.
      — Зависит от вопроса, который ты задала, — пожала плечам Найтсвуд. — Путь можно по-разному истолковать. Может, это путешествие, когда тебя в очередной раз пошлют громить Плеть. А может — целая жизнь. Но тогда закончишь ты ее в радости.
      — Уж, по крайней мере, в этой дыре голову не сложишь, — сварливо добавила Яростная. — Солнца нам еще несколько месяцев не видать.
Великанша задумчиво сложила кости обратно в мешочек, перетрясла, вынула три и бросила кружкой на устланный шкурами пол. Выкатились «чаша», какая-то мудреная кривулина и тот же символ, что предрекал Эллане долгий путь. Ведьма поджала губы, собрала свои руны снова и ушла, так ничего больше и не сказав.
Предсказания костяной ведьмы начали исполняться уже на следующие сутки. Выяснившая что-то доступными ей методами Найтсвуд отправляла присланных помощников далеко на запад в крепость Кулʼгалар за магическим Оком.
      — Лучше бы вам сделать это тихо, — наказывала банши. — Весь наш план держится на репутации этой ведьмы, а я обещала врайкулам, что угроза ушла, и какое-то время они будут жить в покое, если сами не полезут в Мрачный Свод.
      — Еще раз, — уточнила Сэльвана. — Нужно отыскать магическую зенку и притащить ее тебе? А ты не боишься, что через это Око нас найдет Лич?
      — Да, это риск, но риск оправданный. Конечно, с помощью этого Ока мы не заглянем в Цитадель, но сможем выяснить очень многое о противнике за ее стенами.
      — Отлично, — без энтузиазма отозвалась мертвая эльфийка. — Дарт, пошли.
      — Иди, — автоматически откликнулся некромант, не отрываясь от своей книги. — Я пас, бери девчонок.
      — Тебя послали работать, а не проводить собственные изыскания, Звездный Дым, — недовольно заметила банши.
      — Пусть сидит. Все равно у меня только одно лишнее место. Кто? — коротко спросила Сэль.
      Лана с Ажикой переглянулись. Яростная пожала плечами. Эльфийка сомневалась, что она боится или ленится. Орки были охочими до драки ребятами, а в доблести своей напарницы девушка успела убедиться. Но Ажика не торопилась задвигать ее на вторые роли. Может быть, ей по-прежнему не нравились полеты на скелетах.
      — Я, — Эллана встала и принялась собирать на себя временно снятый доспех. — Дай мне несколько минут.
      — Пойду, откопаю грифона, — лаконично сказала Сэльвана.
      Меньше, чем через полчаса, они поднялись над Ньорндаром. Прибежище костяной ведьмы находилось в самой незаселенной части деревни, у гор. Дальше огоньки факелов и костров переливались частой сетью. Мертвая эльфийка подняла грифона повыше в небо, где мороз был еще злее, а ветер жестче, зато не летали гарпуны. Так они добрались до самой крепости, минуя отрог, разрезавший Йотунхейм надвое. По ту сторону гор селение преображалось, словно все, что они видели до сих пор, являлось лишь жалкими предместьями. Здесь не было теремов с утоптанными тропами-улицами между ними. Строения, сплошь величественные, устремлялись к небесам. Скалы были стесаны и выложены ровными плиточными террасами и пандусами. Прямо в тело гор врастала крепость Кулʼгалар. Против нее на обрыве высился брат-близнец Утгарда.
      — Хорошо отстроились, заразы, — Крыло Ветра, стараясь не опускаться низко и десятой дорогой обходя понатыканные везде факелы, оценила диспозицию. По всему выходило, что если когда-нибудь придется сковыривать Йотунхейм, сделать это будет трудно. Восточная половина деревни была опасна только своими гарпунерами да драконьими всадниками. Ее всерьез потрепал пожар, учиненный Сэльваной, и огонь же мог довершить там все дело. Но подступы к твердыням надежно перекрывал отрог, пробитый врайкулами насквозь и в любой момент могущий сыграть роль ловушки для тех, кто попробует пройти тем путем. Безопасно миновать его можно только с воздуха, где преимущество будет у протодраконов под прикрытием наземных орудий.
      — Давай просто сделаем то, зачем мы здесь, — Лане совсем не хотелось планировать военную операцию для этого места. Даже Черный Клинок понес бы здесь серьезные потери, а рыцарей, если задуматься, не так уж много. Но, к счастью, сейчас у них была задача попроще.
      — Там стража, — указала немертвая. — У нас не получится тихо.
      — Пробиваться поступательно слишком долго, — поморщилась Эллана. — Они подтянут подкрепление.
      — Что ты предлагаешь? Ворваться на птице, захватить Око и улететь?
      — Ну… А так можно?
      Сэльвана оглянулась на спутницу и пожала плечами. А в следующий миг ледяной ветер ударил Лану по глазам так, что навернулись слезы. Пока она проморгалась, обстановка вокруг успела круто поменяться: вместо темноты полярной ночи — узкие коридоры и факелы, то и дело мелькающие по сторонам. Девушка вцепилась крепче в латный наплеч немертвой. Оставалось только восхититься, как та правит грифоном и успевает выбирать дорогу.
      — Вот оно!
      Костяк резко сбросил скорость и нырнул вниз. Грифоньи когти, ломаясь, заскрежетали по каменному полу. Птицу развернуло на половину круга, но Крыло Ветра в седле удержалась, а рыцарь крови удержалась за нее.
      — Разберись с колдуном и хватай Око, а я задержу остальных, — скомандовала немертвая. Разорвавшийся над плечом магический заряд немедленно подтвердил, что их безумный маневр не остался незамеченным обитателями Кулʼгалара.
      Эльфийки прыснули в разные стороны от грифона, на ходу вынимая свое оружие. Впрочем, у Сэльваны не было ножен, ее рунический двуруч всегда оставался в ее хрупких на вид руках. Письмена на лезвии налились алым. Меч прочертил в воздухе дугу, и рыцарь смерти бросилась на врагов, подоспевших первыми. Дальше Лана не смотрела. Ее сабля выпорхнула из кольца, а щит оказался в руке, будто никогда не покидал своего места. Око — льдисто-голубое, точная копия уничтоженного ими над Мрачным Сводом, только маленькое, размером с арбуз — переливалось прямо в воздухе на постаменте посреди зала. Между ним и рыцарем крови стоял всего один врайкул. И он не бездействовал.
      Маг — оракул, волхв, или как их здесь называли? — сотворил что-то, похожее на арканное копье. Заклинание врезалось в щит, отозвавшийся мягким золотым сиянием. Эллана, стремительно сокращая дистанцию, ударила светлым клинком прямо врайкулу в грудь. Гигант пошатнулся, но выстоял, изрядно разозлившись. Атакующие заклятия посыпались дождем. Искрящая пелена полусферой укрыла эльфийку, вынужденную строить уже более серьезную защиту от чар. Шальная стрела темной магии обожгла холодом щеку, пройдя совсем рядом. Лана подняла щит к самому лицу и, пригибаясь, побежала. Расстояние между ними осталось совсем маленькое. Еще несколько секунд, и напоенная Светом сабля рассекла колдуну низ живота. Врайкул пал на колени, зажимая рану и шипя проклятия на своем языке. В ближнем бою он, безоружный, оказался совершенно беспомощным перед рыцарем крови. Отведя тянущуюся к ней руку щитом, девушка вторым ударом снесла северянину косматую голову.
      Перешагнув через мертвого, эльфийка убрала меч и подняла щит на предплечье. Око переливалось синими сполохами прямо перед ней. Лана протянула к нему обе руки, невольно глянув в льдистые глубины. Ладони в перчатках неуверенно коснулись сферы, оказавшейся такой же, как лед, твердой. И тут Эллана поняла, что падает. Навстречу ей разверзлась голубая бездна…

      Сколько длилось падение, Лана не знала. Она вообще не уверена была, что оно окончено. От голубых сполохов кружилась голова. Когда сквозь них проступила иная картина, девушка даже не сразу это осознала. Она оказалась в каком-то зале, плохо освещенном колдовскими огнями, тоже синими.
      — Леди Вардмадра, — учтивое приветствие заставило Эллану резко обернуться и вздрогнуть. Фигура в балахоне с глубоким капюшоном, скорее всего, человеческая, согнулась в формальном поклоне перед светящейся изнутри гигантской крылатой женщиной. Эльфийке на миг подумалось, что Король-лич вновь поднял убитую ими Свалу. Но это, конечно же, была другая вальʼкира, и она не обращала на невольную зрительницу никакого внимания.
      — Докладывай, — прохрипела женщина, породив зазвучавшее со всех сторон эхо.
      — Вести из Йотунхейма, — проговорил культист. — Сноходцы полагают, что нашли среди спящих кого-то очень важного.
      — Опиши этого врайкула. Как он выглядел?
      — Как он выглядел, госпожа? — желчно переспросил мужчина. — Как врайкул, я полагаю! Мне его не показали. С тех пор, как Мрачный Свод…
      — Меня не интересуют оправдания, — нетерпеливо прервала его вальʼкира. — Может быть, они хотя бы имя тебе назвали?
      — Имя… — культист на несколько секунд задумался. Эллана наблюдала этот неспешный диалог, боясь шевельнуться, чтобы не выдать себя. Удивительно, что они до сих пор ее не увидели, стоящую всего в десяти шагах посреди безлюдных покоев. — Искандер или что-то похожее…
      — Искальдер! Недоумок! — взвизгнула Вардмадра. — Он — величайший воин врайкулов в истории! — на секунду эльфийке показалось, что сейчас женщина со злости пронзит человека своим копьем, но та, наоборот, усмирила гнев. — Возвращайся к сноходцам и сделай так, чтобы Искальдер не проснулся до моего прибытия.
      — Будет исполнено, — культист, наконец, разогнулся, и его сокрытая балахоном фигура подернулась рябью.
      «Проекция», — догадалась Эллана. «Он где-то Йотунхейме. Где-то есть еще одно Око…» Ее мысль оборвалась. По позвоночнику пробежался холодок, словно эльфийка почувствовала чей-то недобрый взгляд. Она дернулась, инстинктивно пытаясь выхватить меч.
      …И упала прямо в руки Сэльваны.
      — Что ты творишь, светлая?! — прошипела эльфийка. — Бери Око и сваливаем.
      — К демонам Око. Я заглянула в него… — Лана нахмурилась и попыталась точно вспомнить имена из видения. — Вард-мад-ра… Искан… Искальдер. Не знаю, насколько это поможет, но если мы возьмем глаз, нас найдут. Нас уже почти нашли. Летим отсюда!
      Немертвая в последний раз с сомнением посмотрела на висящий в воздухе шар и бросилась к дверям. Массивные створки содрогались от ударов, закрытые на ее рунический клеймор. На полу рядом валялось несколько разрубленных трупов.
      — Нужно отвлечь их хоть на пару секунд! — крикнула Сэль, хватаясь за эфес.
      — Я сделаю. Зажмурься!
      Двуруч выскочил из скоб для засова. В разъяренную толпу ворвавшихся в зал врайкулов влетело маленькое солнце и взорвалось ослепительной вспышкой. Сэльвана вскочила в седло к уже ждущей ее живой. Птице словно только это и нужно было. Без всяких видимых команд грифон взмыл в воздух, расправляя голые крылья, и ринулся в обратный путь на той же бешеной скорости, на какой они летели сюда. За спиной лопались заклятья, свист ветра в ушах глушил врайкульскую ругань, несущуюся им вслед. Они стрелой вырвались из коридоров Кулʼгалара в ледяную ночь и, не задерживаясь больше, двинулись обратно, забирая ближе к горам.

      Ввалиться в теплую пещеру с мороза было настоящим счастьем. Особенно, когда по этой пещере еще и гуляет сладкий мясной дух. Ажика не стала скряжничать и последнее подношение врайкулов решила запечь на углях, устроить им маленький праздник чревоугодия. Она как раз хлопотала у костра. Костяная ведьма, сидевшая тут же, подняла голову на вошедших.
      — Ока при вас нет.
      — Обстоятельства изменились, — как обычно ровно ответила Сэльвана.
      Врайкульша злобно на нее прищурилась.
      — Вы хотя бы не натворили шума?
      — О, конечно нет! — усмехнулся Дартаниор, выйдя на голоса. Точеные ноздри синʼдорай дрогнули, ловя неощутимый запах, губы растянулись в хищной улыбке. — Трупов всего ничего.
      — Заткнись, — ощерилась немертвая.
      — Вы не справились с простейшим поручением, — голос колдуньи опасно зазвенел характерным эхом.
      — Помолчи, банши, — неожиданно решительно перебила ее Эллана. — Костяной ведьме известно имя… Искальдер?
      Врайкульша прикрыла глаза, перебирая что-то в памяти. Или скорее — леди Найтсвуд листала ее воспоминания, как книгу. Наконец, она кивнула. Тогда Лана пересказала все свое видение и диалог вальʼкиры с неизвестным культистом из Йотунхейма, как могла — дословно.
      — Вардмадра… — медленно проговорила врайкульша. Голос ее опять задрожал от ярости захватившей тело и разум банши. — Что ж… Я догадываюсь, для чего эта тварь решила сама явиться к пробуждению этого древнего. Искальдер в самом деле величайший воин. Она будет судить его и обратит в чемпиона Короля-лича. После этого врайкулы Йотунхейма окажутся в его власти полностью и окончательно. Древний герой вдохновит их и поведет за собой, — женщина прищурилась, — на Мрачный Свод. Мы должны отыскать его раньше!

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.