Лёд и кровь +34

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Warcraft

Пэйринг или персонажи:
рыцарь крови, маг, охотник, чернокнижница из КФО; Кольтира и другие рыцари смерти; эпизодические Этас, Тассариан, экипаж "Молота Оргрима", Тирион Фордринг, Король-лич и прочие...
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фэнтези, Экшн (action)
Предупреждения:
Насилие, ОМП, ОЖП, UST, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
планируется Макси, написано 243 страницы, 37 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Выжало слезу и вынуло душу! » от Shadowmourne
«С благодарностью за все =З» от С.Ель
Описание:
Идет Нордскольская кампания. Пути многих героев переплелись на северном континенте. Один из них предстоит пройти рыцарю крови из Кель'Таласа - совсем еще юной эльфийке, то ли ищущей возмездия, то ли бегущей от своего горя.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Сейчас я пишу две работы параллельно. Главы выходят поочередно, возможно из-за этого время между выкладками увеличится. Но фик не заброшен, даже не думайте =Ъ
По-прежнему рада отзывам и любой критике.

Страница вк с картинками и не только https://vk.com/public137838084

22. В глубинах гор

10 декабря 2016, 15:10
      Сэльвана осторожно подняла костяного грифона на скалу, торчащую между двумя брустверами. С дополнительной ношей в виде двух доспешных эльфов о маневренности и речи идти не могло. По всему выходило, что добираться до укрытия леди Найтсвуд им придется пешком прямиком через деревню. По крайней мере, двоим из их четверки.
      — Ты можешь лететь, Сэль, — проговорил Дартаниор, оправляя плащ и волосы. — Переберемся в несколько заходов. Заодно разведаешь путь.
      — Я тебе не перевозчик, — отрезала женщина.
      — Ну, еще вариант — это бросить их тут.
      — Надеюсь, это была очередная несмешная шутка, — Ажика посмотрела на некроманта с угрозой. Немертвая эльфийка только раздраженно фыркнула и сделала орчихе знак выметаться из седла.
      — Пойдем через клятую деревню вместе, — сказала Крыло Ветра. — Иначе кто защитит твою тощую задницу?
      Краем уха слушая, как рыцари смерти плюются друг в друга ядом, Эллана тихонько забралась на уступ повыше, откуда можно было увидеть часть поселения. Йотунхейм был огромным. Врайкульские избы высились до самых горных стен вдалеке, и, кто знает, может быть за ними — тоже. Чадящие перед каждыми воротами факелы и огромные костры на перекрестках широких улиц ярко освещали деревню. Дома на сваях венчали покатые крыши с резными коньками в виде драконьих голов.
      — Что ты знаешь о врайкулах, девочка? — Дартаниор оставил бесполезные споры со своей напарницей и неслышно подобрался к облюбованному Ланой уступу.
      — Что они большие и злые, — пожала плечами та. — Блокировать их топоры опасно, а брать измором бесполезно. Так же, как и вас. А еще они нарекли Короля-лича своим богом, но его сила приводит их в ужас больше, чем в благоговение.
      — Их культ бога смерти превратился в настоящее священное безумие, — покачал головой некромант. — Здесь, на севере, врайкулы устраивают поединки между собой только лишь для того, чтобы удостоиться «чести» быть поднятым этим ублюдком и пополнить ряды его проклятой армии. Достойнейшие из их женщин становятся его вальʼкирами. А из недостойных воинов делают варгулов, никчемных зомби, годных лишь как пушечное мясо… — Дартаниор задумчиво погладил по голове своего вурдалака. — Очень больших зомби.
      — Хватит здесь разводить философию, — грифон с Сэльваной в седле вскарабкался по скале еще выше. — Куда нам нужно?
      — На юго-запад, — вспомнила Эллана слова Раздора.
      Синʼдорай прищурился, глядя на небо. Лану северный небосвод со сдвинутыми созвездиями сбивал с толку и заставлял долго искать знакомые знаки, но некромант справился быстро.
      — Туда, — указал он рукой. — К самому подножью гор, я думаю, а там разберемся.
      — Насквозь через деревню, — нахмурилась Сэльвана.
      — Мы можем укрыться под их домами, — предложила Ажика. Воительница стояла ниже всех, обхватив себя руками. — Давайте уже двигаться, пока мы не превратились в ледышки!
      Рыцари смерти переглянулись.
      — Нормальная погодка, — пожал плечами Дарт и рассмеялся под уничтожающим взглядом орчихи.
      — Совершенно не смешные шутки, — мрачно прокомментировала она.

      Яркие огни на улицах делали тени под сваями темнее и гуще. Пробираться в этой темнотище было удовольствием сомнительным — никто не позаботился об отсутствии под домами валунов и прочего мусора, об который можно переломать все ноги, а ведь идти нужно было тихо. Полы врайкулы настилали чуть выше уровня собственного колена, а, например, эльфы были им едва-едва до пояса. Так что приходилось мало что не ползти на четвереньках, чтобы не задевать обледенелые тысячелетние бревна. Лучше всех здесь чувствовал себя вурдалак Дартаниора. Сэльвана с ними, конечно же, не пошла.
      Впереди послышался гортанный говор. Троица остановилась, подобравшись на безопасное расстояние к краю избы, откуда их точно не разглядели бы снаружи. В просвете виднелось широкое пространство — похоже, они подошли к улице. Мимо тяжело протопали две пары ног.
      — Они сказали о какой-то хныкающей свинье, — прислушавшись, сообщил некромант. — Как думаете, это не про нас или стоит выйти и объяснить, где они неправы?
      — Ты понимаешь врайкульский? — удивилась Эллана.
      — Они говорят на всеобщем, только очень-очень архаичном. Но отдельные слова можно понять.
      — Ты был магом при жизни, — пробормотала эльфийка.
      — И весьма неплохим, — самодовольно подтвердил Дартаниор. — Я бы даже сказал, великолепным.
      Девушке снова стало муторно. Звездный Дым напомнил ей Алантира. В том было немного меньше самомнения и волос, да и те были не черными, а темно-каштановыми, с рыжиной, если выдавался солнечный денек. Отличий можно было найти еще множество, но…
      В землю перед ними ударился и отскочил камень.
      — Пошли, — коротко скомандовал некромант. Сэльвана, обозревающая сверху улицу далеко в обоих направлениях, подала знак, что все чисто, и можно перебежать к следующему укрытию.
      Трое, не считая вурдалака, споро выбрались из-под дома и, рефлекторно пригибаясь, бегом пересекли открытое пространство. Прежде чем нырнуть под следующий, Эллана на секунду оглянулась. На обочинах широкой дороги, рассекающей Йотунхейм надвое, высились гигантские знамена на флагштоке, размером с целое дерево. Такими же толстенными были факельные столбы.
      — Откуда они только древесину берут на дальнем севере… — пробурчала Ажика, когда Лана их нагнала.
      — Это древнее поселение, — отозвалась эльфийка. — Очевидно, ему больше десяти тысяч лет.
      — Что с того?
      — Ты не знаешь, что раньше Нордскол был частью единого континента? Вероятно, он лежал гораздо южнее, и здесь были леса.
      — Какой бред, — фыркнула воительница. Дартаниор на нее шикнул, оборвав тем самым готовую разразиться дискуссию, и некоторое время они ползли молча, с оглядкой минуя узкие щели между стоящими близко домами, и стараясь держаться юго-западного направления.
      Деревня казалась бесконечной, усугубляя это ощущение тем, что ползли они медленно, почти вслепую, и делать все это, таская на себе полную экипировку, было утомительно, несмотря на облегченные доспехи у обеих живых. Рыцарю смерти было все равно. Он пробирался вперед, не издавая почти никаких звуков, кроме негромкого шороха металла о лед и камень да скрипа крепежных ремешков.
Но вскоре им всем пришлось остановиться. Мертвый синʼдорай, двигавшийся первым, замер и жестом предупредил ордынок. То ли его слух отличался особой остротой, то ли это чутье недоступное живым, но вскоре и Лана различила приближающиеся шаги врайкула, окруженные каким-то непривычным сопровождением: шорохом и клацаньем, шарканьем и громким сопением. Вот в недалеком просвете показались ноги-бревна идущего впереди гиганта. Немного позади него на вытоптанную до голого камня дорогу с дробным костяным стуком опустилось что-то массивное. Неровный факельный свет и узкая полоса обзора не давали рассмотреть почти ничего, чтобы определить, что это за монстр. И это было бы не так важно, если бы парочка просто прошла мимо. Но сделав еще пару шагов и перекрыв половину просвета, нечто остановилось и шумно втянуло в себя воздух. Существо помедлило, заставив врайкула остановиться и окрикнуть его. Однако команда на животное не подействовала. Оно громко принюхивалось, нетерпеливо перестукивая когтями. Троица невольно попятилась. И вдруг прямо под дом попыталось сунуться, очевидно, морда. Монстр был слишком большим, чтобы ползать под домами. Он толкнулся раз-другой, застревая в холке. Взрыкнул, обдав скрывающихся в темноте воинов холодным смрадным дыханием.
      — Это чумной прот, будь он неладен, — прошипел Дартаниор.
      Протодракон их явно чуял, не собираясь так просто уходить от приглянувшегося дома, чем, естественно, заинтересовал своего хозяина. Снова зазвучало грубое наречие северян. Яростно затрубил крылатый ящер.
      — Оно же сейчас дыхнет, — Ажика панически огляделась, пытаясь найти хоть какое-то укрытие.
      Но дракон не спешил обрушивать на них огненный вал или потоки концентрированной магии. Там, снаружи, случилась какая-то заминка. Потом опять закричал свои команды врайкул, протодракон отпрянул от злополучной щели, и неожиданно его громада, чернеющая на фоне полосы рыжеватого света, исчезла. До горе-диверсантов донеслось хлопанье огромных крыльев.
      — Сэльвана, — первым опомнился Дартаниор. — Убираемся отсюда быстро!
      Из-под дома они буквально выкатились, уступая в скорости только вурдалаку рыцаря смерти. Отвыкшим глазам на улице показалось слишком светло. И только потом они увидели, что знамя на перекресте полыхает, как факел, а вместе с ним занимается и стена ближайшего дома. Новый пожар вспыхнул через несколько крыш еще дальше. На фоне зарева мелькнул быстрый тощий силуэт грифона.
      — Сюда, пока они не опомнились!
      Троица понеслась прямо по улице, пока Ажика, бегущая первой, не затормозила резко у очередного угла. Ей не потребовалось ничего объяснять, эльфы сами нырнули за ближайшую сваю. Мимо прогрохотала целая компания врайкулов, спешащих на тушение устроенного Сэльваной пожара. Дождавшись, пока они скроются, разношерстный отряд продолжил свой путь, прижимаясь к стенам и внимательно поглядывая по сторонам. Дорога, на которой они оказались, вела в нужном направлении, постепенно взбираясь на скальную ступеньку. Деревянные строения по левую руку заканчивались, а справа плато отвесно обрывалось на нижний ярус.
      — Здесь негде прятаться, — обеспокоенно заметила орчиха.
      — У нас нет выбора, — ответила Лана, собирая в хвост растрепавшиеся волосы и запихивая их поглубже в капюшон.
      — А если вернуться и попробовать пройти низом?
      — Мы можем не выйти, — Дартаниор оценивающе глянул с обрыва. Улицы, узкие и широкие, неровно петляли между домами, выстроенными на капризном горном ландшафте. Наверняка где-то была дорога, ведущая в Ньорндар обходным путем, но где она — вон тот вроде бы пологий скат или петля длинною в день пути?
      — Идем.
      По-прежнему держась стены, они отправились дальше, растянувшись цепочкой. К счастью, эта дорога была малоиспользуемой, так что долгое время никто не чинил им препятствий. Когда сверху послышалось приближающееся хлопанье крыльев, все трое замерли, прижавшись спинами к скалам. Дартаниор локтем закрыл бледное лицо, следя из-за него, как пронеслась по темному небу крылатая тень протодракона. В этот раз им опять повезло.
      Но спустя еще десяток шагов, впереди послышались громкие голоса. Ордынки и рыцарь смерти снова встали, однако звуки гортанной северной речи становились все отчетливее, как и фигуры вдалеке.
      — Всего пятеро, — прищурился синʼдорай. — Можем уложить.
      — Они заставляли нас отступить и при более удачных раскладах, — покачала головой Эллана. — А сейчас у нас даже магического прикрытия нет.
      — У вас не было рыцаря смерти, — задрал подбородок Дарт.
      — Я бы на тебя поставила, будь здесь еще хотя бы твоя подружка, — скривилась Ажика.
      — Если хотя бы у одного из них есть горн…
      Негромко переругиваясь, они, тем не менее, вынимали оружие и двигались потихоньку навстречу северянам.
      — Смотрите, там есть арка, — первой заметила Эллана. Схватив за локоть орчиху, она ринулась к провалу в стене, надеясь, что расстояние и мечущийся свет позволят им проскочить незамеченными. Девушка втащила Ажику в проход высотой в три их роста, обнесенным резным наличником со столбиками рун. Доски были такими толстыми, что, прижавшись к стене, эльфийка могла рассчитывать, что снаружи ее почти не видно. Орчиха застыла рядом. Рыцарь смерти проскользнул мимо них.
      Через невероятно долгие минуты, наконец, прошагали снаружи врайкулы. Их было не пятеро, синʼдорай недосчитался еще троих. Однако драка миновала. Гиганты настолько были увлечены разговором, что даже не повернули голов в сторону арки, за которой старались не дышать ордынки. Выждав еще, Лана осторожно выглянула наружу, посмотрев в обе стороны.
      — Путь свободен. Идем.
      — Погоди. Наше светило некромантии что-то нашел.
      Рыцарь смерти стоял поодаль, там, где широкий входной коридор распадался на два, ведущих в обе стороны. Прямо над ним горел факел в кольце. Света здесь было достаточно, для того чтобы осмотреть аскетичную обстановку и суровое убранство вырубленной в скале крепости. Они попали во второй Утгард.
      — Дартаниор? — негромко позвала Эллана, подходя к эльфу сзади.
      — Здесь пахнет смертью, — задумчиво проговорил некромант, машинально поглаживая плешивый череп трущегося у его ног вурдалака.
      — Вот как… — рыцарь крови, признаться, не понимала в этом совершенно ничего. Здесь было немного теплее, чем снаружи, и восходящий воздух едва уловимо доносил до нее запах прислужника рыцаря смерти. В остальном, здесь пахло только пылью и немного землей. — Врайкулы прошли. Мы можем двигаться дальше.
      Дартаниор обернулся к ней и покачал головой.
      — У нас с Сэль задание. Найти некроманта. Это вполне может быть его логовом.
      — Сэльвана сейчас делает все возможное, чтобы мы ушли.
      — О, да, — немертвый усмехнулся как-то по-особенному. — Она будет вести их за собой, пока не спалит полдеревни. Эта женщина совершенно не умеет останавливаться. Мы можем не волноваться.
      — Но она нас здесь не найдет.
      — В чем проблема? — вмешалась Ажика. — Это их задание. Мы с тобой должны добраться до банши. И я вот вообще не горю соваться в эту гору. Если так хочет, пусть вынюхивает некроманта сам.
      — Это общие интересы для Черного Клинка и Орды, — мрачно возразила Лана. — К тому же, боюсь, мы полгода будем разыскивать банши без наших союзников. Ведь Раздор не уточнил, где именно она скрывается.
      — Никогда не связывайся с рыжими, — передразнил Дартаниор отсутствующую напарницу. Орчиха ругнулась на него сквозь зубы.
      Рыцарь смерти пересек широкий коридор и остановился у столбика гигантских перил. Направо уходила лестница вниз.
      — Если ты некромант, где тебе лучше будет работаться? Конечно, ближе к земле, — ответил мужчина сам себе.
      — Мы и так в толще горы, — заметила Ажика.
      — Здесь все из дерева: ступени, пролеты, дверные арки. Спустимся в подвал.
      — Выбираться потом будет сложно.
      — А из Утгарда было просто? — усмехнулся Дарт, глянув на Лану. — Он раза в два выше самой этой горы.
      Эльфийка не стала спорить, чтобы не слышать лишний раз его самоуверенного бахвальства. Здесь было тихо. В Утгарде, правда, поначалу тоже было тихо. А потом им пришлось драться с целым полчищем врайкулов, и если бы не Серебряный Авангард, еще неизвестно, как бы они выбрались из палат Вечноскорбящей.
      Лестница казалась бесконечно длинной. Спускаться по слишком высоким для них ступеням было неудобно и утомительно. Еще утомительней будет подъем — а иной путь им вряд ли представится, поскольку сейчас они лезли глубоко в корни северных гор.
      На одном из пролетов послышались голоса. Троица переглянулась и сбавила шаг, стараясь издавать еще меньше шума. Разговор доносился из комнаты, куда выходил пролет. Дартаниор остановился у перил, напряженно вслушиваясь в гортанную речь, постоял немного и махнул спутницам рукой. Они проскользнули у самых перил, избегая попадать в зону видимости разговаривающих, и продолжили спуск.
      Чем больше ступеней оставалось за спиной, тем явственней ощущался поднимающийся с нижних этажей смрад. Мертвечина… Лана удерживала себя о того, чтобы прикрыть ладонью нос. Сырой вонючий воздух забивался в глотку, вызывая рвотные позывы. Сомнений в том, что здесь окопался мерзкий некромант, больше не стояло. Даже если это был не тот, за кем послали Дартаниора и Сэльвану.
      По самому нижнему этажу разливался гадкого вида туман.
      — Мы в этом молоке сами в зомбей не превратимся? — с отвращением спросила Ажика.
      — Магии в нем нет, — ответил Звездный Дым. — Это обычный конденсат. Тут тепло и слишком влажно. Трупные миазмы, ничего страшного.
      Лана посмотрела на рыцаря-некроманта скептически и перекинула плащ на манер шарфа, закрыв им половину лица. Орчихе, которая не могла похвастаться вещицей столь тонкой вязки, пришлось лезть в походную сумку и заматывать рот и нос тряпками для бинтования.
      Зал, куда выходила лестница, был обширным и пустым. Разве что у стен сохранилась пара старых оружейных стоек, прогнивших насквозь. Зато отсюда вело несколько проходов, за которыми могла быть и лаборатория мага Плети. Эллана вслед за рыцарем смерти спустилась с последних ступенек, оказываясь в тумане по колено. Под сапогом что-то хрустнуло. «Я не хочу знать, что это…» — подумалось эльфийке.
      — Кости, — пробормотал Дартаниор. Он через шаг прикрывал глаза, водил головой и раздувал ноздри, будто принюхиваясь. Сапфировые глаза горели ярче обычного. — Аккуратно, не поскользнитесь. Тут далеко не все сгнило.
      Они медленно огибали зал вдоль одной из стен, настороженно оглядываясь на каждый шорох. Идущий впереди рыцарь смерти резко замер, повернув голову на коридор в противоположной стороне комнаты. Лана, чуть не натолкнувшись на его протянутую в упреждающем жесте ладонь, посмотрела туда же и вздрогнула. В дальнем конце коридора, освещенного чадящими факелами, стояло огромное кривобокое страшилище. Мощные лапищи свешивались до колен, разверстая пасть угрожающе скалилась на незваных гостей. Несколько секунд они стояли друг против друга, не шевелясь.
      — Это голем, — наконец, прошептал Дартаниор. — Он не активирован.
      Зато что-то зашевелилось в другом проходе. В зал, шаркая, вышла согбенная фигура. Оно было высоким, широким в плечах, но все каким-то перекошенным. Подгибающиеся колени напряженно тряслись, патлатая неопрятная голова, сильно выдающаяся вперед, — тоже.
      — Кто здесь? — вопросило существо, с хрипом выталкивая из себя слова. — Учитель?
      — Варгул, — сказал Звездный Дым в полный голос.
      Умертвие резко обернулось. На троицу уставились бельмастые буркалы. Нежить глухо зашипела и схватила копье с покосившейся стойки. Другая его лапа простерлась над полом. У Ланы к горлу подкатила тошнота, несмотря на то, что запах, притушенный тканью, уже притерпелся. Варгул сотворил темное колдовство, и рядом с ним из тумана встало четверо скелетов.
      — Живым брать! — рявкнул Дартаниор, бросаясь в атаку. Его вурдалак смел сразу два костяка и покатился с ними по полу, с головой скрывшись в тумане. Эллана и Ажика, не сговариваясь, рассыпались по разным сторонам, беря некроманта в клещи. Тот копьем отбил меч рыцаря смерти, несмотря на кажущееся свое бессилие. Звездный Дым отшагнул и напал снова. Они сошлись в ближнем бою, в то время как Лане дорогу преградили двое миньонов. Эльфийка снесла череп одному из них, но оставшийся только качнулся и снова протянул к ней костяные руки. Коротко охнула подбиравшаяся к варгулу сбоку орчиха, получив тычок древком в живот. Копье мелькало в воздухе с такой скоростью, что к мертвяку было не подступиться. Еще через пару выпадов рыцарю смерти самому пришлось закрываться, подставив под зазубренный наконечник руническое лезвие. Лана, наконец, разнесла второго скелета, и попыталась было кинуться в брешь защиты варгула, но не тут-то было. Ноги ее запутались в чем-то под покровом тумана. Эльфийка неловко покачнулась, как вдруг ее откровенно дернули за сапог, и, вскрикнув, девушка растянулась на полу. В бледной пелене что-то шевельнулось. Лана почувствовала, как ее хватают со всех сторон, царапая и соскальзывая по доспеху. Прямо в глаза метнулась рука со скрюченными пальцами. Эллана рефлекторно рубанула мечом, выдравшись из хватки еще одного мертвеца. Гниющая кисть разлетелась надвое. Пол расцветился огненно-золотой паутиной. Сухой горячий воздух ударил снизу, разгоняя туман, оголяя корчащиеся мертвые руки, не всегда имеющие тела. Зашипел варгул. Отбросив от себя рыцаря смерти, он обернулся к Лане, все еще лежащей на полу. Эльфийка сжала кулак и провела им резко вниз перед собой. По некроманту ударил светосотворенный меч, попав прямо в основание шеи. Варгул дернулся и взвыл, и тут же рухнул сам, сраженный рыцарем-некромантом в спину. Дартаниор без сантиментов перерубил ему руки по самые плечи и ноги.
      — Где твой создатель?! — рыкнул Звездный Дым, пинком переворачивая изувеченного противника на спину, в то время как его спутницы поднимались и приходили в себя после схватки. Рыцарю смерти единственному удалось устоять на шевелящемся «ковре». Возможно, потому что он был действительно искусным некромантом. Сейчас усеивающая пол мертвечина в прорехах изрядно поредевшего тумана не подавала больше признаков жизни. — Проверьте, что там, — указал Дарт на проход, откуда появился варгул.
      Соседняя комната оказалась маленькой мастерской. Возможно, здесь собирали зомбей — таких же варгулов, как сраженный ими. Здесь было несколько стеллажей с реагентами, верстак и еще пара столов. Знакомые по лабораториям Отрекшихся трубы и змеевики, уходящие в стены. Если это являлось частью подземного комплекса, который здесь предположительно находился, то достаточно скромной.
      — Какая-то книга, — заметила Ажика, вытащив затесавшуюся среди колб и ящичков рукопись в знакомом Лане черном переплете. Эльфийка глянула на испещрявший плотные страницы текст.
      — Дартаниор! — позвала девушка, встав в проходе. — Здесь нужен переводчик.
      Мужчина поднял голову, прервав какую-то свою магию, зеленоватой дымкой стелющуюся над шипящим и извивающимся варгулом. Рядом нетерпеливо крутил башкой вурдалак, плотоядно глядя на поверженного. Яростная, поколебавшись, вышла вперед и протянула эльфу книгу.
      — Хм… Это рабочий журнал, — пробормотал Звездный Дым, просмотрев первые записи. — Ладно, приятель, ты все равно не хотел сотрудничать.
      Рыцарь смерти поднялся на ноги и с силой наступил варгулу на костлявую шею. Сухо хрустнул переломившийся позвоночник.
      — Хрящецап, фу. Оно давно мертвое, — не отрываясь от рукописи, приструнил Дарт своего миньона. — Занятно…
      — Вы все умеете читать эти руны? — спросила Эллана.
      — Конечно, нет. Только те рыцари, что поддавались обучению. Например, ни один знакомый мне орк их так и не освоил. И Сэль тоже.
      Некромант рассмеялся собственной шутке и пошел к тому коридору, где они видели трупного голема.
      — Знаешь, — недовольно фыркнула Ажика, — чем дольше я его слушаю, тем больше мне нравитесь вы с Ткачом Смерти.
      Лана только пожала плечами. Иногда ей казалось, что все маги синʼдорай — напыщенные попугаи. И бывших их, как выяснилось, не бывает.
      Дартаниора они нагнали уже у голема. Рыцарь-некромант деловито осматривал страшилище, сверяясь иногда с журналом.
      — Этот парень называет себя «доктор Ужас», — сообщил он, заслышав шаги своих спутниц. — Люди, мнящие себя могущественными колдунами, обладают невероятно убогой фантазией. Даже у этого конструкта имя более внушительное: Нергельд. Так его назвал Остеркилгр, ученик нашего всемогущего, которого мы только что порешали. Кто бы мог подумать… — немертвый отступил на шаг, будто любуясь чудовищным созданием. — Ученик — варгул. Я даже не знал, что они обладают каким-то разумом, — лицо у Дартаниора стало серьезным. — Это опытный образец.
      — А если они создадут армию из таких… — Эллана содрогнулась. Голем был огромным. Из всех виденных ей поганищ, только Злоб мог бы с ним сравниться — по силе, возможно, но не по размеру. Нергельда шили не просто из трупов. Материалом ему служили мертвые врайкулы. Он с трудом помещался в подземелье, упираясь в своды головой. Легко верилось, что такие смогут швыряться осадными машинами, как игрушками, и ломать руками крепостные башни.
      — Это будет конец, — рыцарь смерти схлопнул журнал некроманта и передал его Лане. — Угоним его.
      — Что сделаем?! — опешила орчиха, но Дартаниор уже сосредоточился на огромной аберрации. Отставив меч на попечение вурдалаку, он уверенно прощупывал пальцами гигантскую ногу. Запрокинул голов, примериваясь, ухватился повыше за бедро и подтянулся, пользуясь тем, что голема поставили на полусогнутых. Кое-как вскарабкавшись до брюшины, некромант поднял укрывавшую зомби бурую шкуру и заглянул под нее.
      — Ах, вот в чем дело… — пробормотал синʼдорай, обращаясь больше к своим мыслям, чем к спутницам, и полез под шкуру, вскоре совсем скрывшись с глаз.
      — Значит, вот что за крысы завелись в Залах Ужаса!
      Эллана и Ажика резко обернулись на голос. Неживой, присыпанный пылью голос отрека. Только подгнивший господин, стоящий в другом конце коридора, был не из тех, кто отрекся.
      — Взять их! — скомандовал доктор Ужас, сопровождавшим его варгулам.
      Яростная зарычала и прыгнула вперед, рассекая двумя мечами влажный воздух. Эльфийка, бросив книгой в вурдалака, ненамного отстала от нее. Их оружие с глухим стуком столкнулось с копьями поднятых гигантов. Обветшалые тела, похожие, как братья, на того же Остеркилгра, двигались нерасторопно. Сдерживать их было проще, чем живых врайкулов, или пресловутого ученика некроманта, отожравшегося магией с благоволения своего хозяина. Эллана, поднырнув под копье, обрубила держащую его руку, после чего развалить одного из варгулов оказалось делом нескольких секунд. Но противников было куда больше, чем двое. Пропустив между их трясущихся тел острый луч, рыцарь крови попыталась достать самого доктора. Однако из тумана с готовностью прыгнул наскоро сбитый чарами вурдалак, приняв разряд в себя. Ужас отступил, а на воительниц покатилась волна мелкой зомботни. Часть из них тут же и рассыпалась, разорванная солнечным отблеском с рыцарского щита. Всю ширину коридора перекрыло разлившееся золотое сияние.
      — Даже ты их долго не удержишь, — рыкнула Ажика. — Надо добраться до колдуна.
      — Я пытаюсь! — огрызнулась Лана.
      — С дороги! — раздался приказ Дартаниора, а следом за ним — чудовищный рык, потрясший подземные чертоги.
      Орчиха и эльфийка бросились по стенам. Мимо них с громким топотом прогрохотала абберация. Чудовищный голем врезался в толпу нападавших, хватая огромными лапами варгулов и топча ногами гулей и скелетов. Эллана обернулась. Их рыцарь-некромант стоял в том месте, где раньше обретался Нергельд. Он протягивал к голему руку, чуть перебирая напряженными пальцами в открытых перчатках. Его собственный вурдалак осел бесформенной кучкой гнилой плоти, обделенный хозяйской силой, питавшей бренные останки.
      — Прикроем его, — скомандовала эльфийка, потому что особо прыткие прислужники Ужаса уже обходили с трудом умещающегося в коридоре великана и нацеливались на рыцаря смерти. Нергельд швырнул одного варгула в другого, пнул подвернувшегося вурдалака и, согнувшись, ударил обоими кулаками в гущу обступивших его тварей, расплющивая их.
      — Ты думаешь, что можешь тягаться со мной, падаль?! — донесся исполненный негодования крик мертвого мага.
      — Я раздавлю тебя твоим же созданием, недоносок! — не остался в долгу Дартаниор.
      Нергельд дрогнул. Занесенная нога на секунду зависла в воздухе, прежде чем ступить дальше по пути из коридора. В голема словно ударило мощным встречным потоком, через который он пробивался теперь с натугой, содрогаясь всей тушей, как неисправный гномский механодолгоног. Прекрасное лицо рыцаря смерти исказила гримаса напряжения. Его властью гигант отмахнулся от пытающегося проскочить варгула и разнес его о стену. Миньоны повалили энергичнее, теперь уже не обращая внимания на раскидывающего их голема, но стремясь добраться до его кукловода. Лана с Ажикой изо всех сил сдерживали нежить, не подпуская ее к Дартаниору.
      — Ты не чета мне, — злорадно прошипело эхо голосом Ужаса.
      Нергельд встал.
      Эллана тревожно оглянулась. Рыцарь смерти стоял на коленях, стискивая оскаленные зубы. Его упрямо поднятую руку сводило судорогой.
      — Светлая…
      Девушке пришлось отвернуться, чтобы вовремя подставить щит под удар одного из перевшего на них варгулов.
      — Светлая! — хлестнул ее дробящийся голос сзади. — Сожги его. Сожги голема, пока я его еще держу!
      — Я прикрою! — крикнула орчиха, отступая к центру, ближе к Лане. Отмахнувшись от клацнувших челюстей вурдалака, она второй рукой рубанула варгула по бедру. — Давай!
      Эльфийка извернулась и, оставив Яростной добивать мертвяка, бросилась к великану. Когтистые лапы потянулись к ней со всех сторон. Шугнув их обладателей освященной землей, Эллана прыгнула и вонзила изогнутый клинок голему в голень. От рыцаря крови веером разошлись лучи Света, оглушив окружающую нежить. Рукоять меча, сжатая обеими руками, ослепительно засияла, наливаясь солнечным золотом. От плоти великана повалил удушливый дым, а сияние тонкими линиями поползло от лезвия во все стороны, охватывая чудовищную абберацию, будто сетка кровеносных сосудов. Страшилище завыло, точно от боли. Его тело дымилось и разваливалось. Мимо прошмыгнуло что-то быстрое. Лана отскочила от падающей туши, и как раз вовремя, чтобы заслониться от взбесившихся миньонов, жаждущих разорвать ее на куски.
      Раздался придушенный крик. Кое-как раскидав нежить с помощью подоспевшей Ажики, эльфийка увидела, как у лестницы мечется хозяин подземной некролаборатории. Его нелепые движения продолжались недолго. Что-то хрустнуло, голова доктора поникла, а тело обмякло и завалилось на пол. Вместе с тем то немногое, что еще двигалось в проклятии нежизни, распалось гниющими останками.
      — Хрящецап, брось. Фу, не жрать, — хрипло прикрикнул Дартаниор, сплюнул на землю сгусток черной слизи и брезгливо вытер рот тыльной стороной ладони. — Некромансер хренов. С простым вурдалаком не справился…
      Как ни в чем не бывало, рыцарь смерти поднял свой упавший клеймор и журнал упокоенного некроманта. Подойдя к спутницам, посмотрел на дымящиеся останки Нергельда с заметным сожалением.
      — Такую штуку из-за этого гада угробить пришлось…
      Дартаниор вышел в зал у лестницы, туда, где осталось тело доктора Ужаса. Ветхий череп раскололся у него под сапогом, влажно чавкнул мозг.
      — Идемте отсюда, леди. Здесь больше делать нечего.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.