Лёд и кровь +34

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Warcraft

Пэйринг или персонажи:
рыцарь крови, маг, охотник, чернокнижница из КФО; Кольтира и другие рыцари смерти; эпизодические Этас, Тассариан, экипаж "Молота Оргрима", Тирион Фордринг, Король-лич и прочие...
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фэнтези, Экшн (action)
Предупреждения:
Насилие, ОМП, ОЖП, UST, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
планируется Макси, написано 243 страницы, 37 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Выжало слезу и вынуло душу! » от Shadowmourne
«С благодарностью за все =З» от С.Ель
Описание:
Идет Нордскольская кампания. Пути многих героев переплелись на северном континенте. Один из них предстоит пройти рыцарю крови из Кель'Таласа - совсем еще юной эльфийке, то ли ищущей возмездия, то ли бегущей от своего горя.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Сейчас я пишу две работы параллельно. Главы выходят поочередно, возможно из-за этого время между выкладками увеличится. Но фик не заброшен, даже не думайте =Ъ
По-прежнему рада отзывам и любой критике.

Страница вк с картинками и не только https://vk.com/public137838084

25. Живые и мертвые

11 января 2017, 15:37
      Все произошло слишком быстро. Всплеск темной магии, вскрик человека — даже не испуганный, скорее удивленный. И его последний судорожный выдох.
      — Вурдалака сделаю, — пообещал Дартаниор прямо в гаснущие глаза и разжал пальцы, выпуская складки балахона. Мертвое тело культиста соскользнуло с клеймора и шлепнулось на камни.
      Командир пришедших врайкулов оттолкнул того, что сопровождал Искальдера, и гаркнул команду в атаку. Сэльвана вышагнула вперед, подняв перед собой меч. Звездный Дым встал за ее спиной, воздев над головой пустую руку.
      — Везде есть кости… — прошептал он.
Скала вздрогнула. Трое врайкулов, бегущих первыми, запнулись, чем сразу же воспользовалась Сэльвана, отрубив ногу одному из них и раскроив бок другому. Атаку третьего она отбила, отступила назад и снесла голову упавшему вместе с рогатым шлемом. Труп дернулся, затрясся мелкой дрожью и брызнул ошметками плоти. Немертвая парировала наступающего на нее гиганта, а выворачиваемые из тела кости трескались и собирались вокруг подвижным мельтешащим коконом.
      — Их слишком много.
      — Еще пару секунд, Сэль… Еще…
      Скала раскололась. За край разлома уцепилась костяная лапа, вытаскивая на поверхность уродливого монстра, не похожего ни на что вообще. По камням зазмеились трещины, и твердая поверхность раздалась еще в нескольких местах, выпуская из себя мертвецов. Дартаниор, сцепив зубы тащил их из земли, где кости спали сотни лет, лепил в невероятных чудищ, состоящих сплошь из лап, когтей и клыков, и бросал, жаждущих живой плоти, в бой.
      — Мы еще можем оставить это им и улететь, — выдохнула Ажика Эллане прямо в ухо, схватив ту за локоть.
      — Серьезно? — эльфийка воззрилась на воительницу, чей народ никогда не бежал с поля битвы. Яростная то ли оскалилась, то ли сморщилась, когда в этот момент раздался треск еще одного раздираемого трупа. Стягивающийся из осколков костей щит вокруг Сэльваны походил уже на целый рой озлобившихся насекомых. Мужество наступающего на эльфийку врайкула изменило ему. Он шарахнулся, заставляя неловко отступить своих товарищей. Полотно костяного щита взорвалось ему вслед, рассекая острыми частичками кожу, выбивая глаза и забиваясь в щели примитивных доспехов. Мертвецы Дартаниора бросались гигантам в ноги, вырывая из них куски мяса, заваливая на землю и загрызая на месте. Рыцарь смерти, оставив истерзанную некромантией скалу, прикрывал напарнице бок, отбиваясь от врайкулов вместе с миньонами.
      — Нет… Конечно, мы их не оставим, командир, — саркастично усмехнулась Ажика. — Локʼтар огар!
      Орчиха врезалась в ряды противника. Эллана прикрыла ее светлым щитом, ввязываясь в драку сама. Их окружали. Здесь было больше места, чем в коридорах Залов Предков. И здесь были не караульные. Обученные воины в лучших доспехах Йотунхейма — дружина тана или, как минимум, бойцы, защищавшие поселение за отрогом.
      — …слишком много, Дарт!
      — Значит, вспоминай все, чему училась! — рявкает Звездный Дым, рассаживая надвое воина, блокированного Сэльваной. На нее саму прыгает еще один врайкул, отбившийся от мертвечины. В последний момент между его клинком и немертвой вспыхивает непроницаемая препона Света, выставленная Ланой. Полуослепший гигант неуклюже пятится назад, отброшенный силой отдачи. На него с воем накидываются голодные костяки.
      — Дракон!!! — крик Ажики тонет в устрашающем реве чудовищного зверя, заслонившего половину неба. Этим ревом он дает им две секунды, за которые Эллана, бьющаяся на фланге, успевает развернуться и выпрыгнуть вперед, практически под топоры и копья. Воздух вокруг нее знакомо звучит хрустальными переливами, отталкивая противников. Она поднимает щит вверх, будто ожидая прямого нападения с неба. Золотая искра вспыхивает на крашеном черном поле и распахивается огромным куполом, в который бьет гнилостное дыхание дракона.
      — Ненормальная, — Сэльвана срубила врайкула, замахнувшегося на рыцаря крови, стоило только сияющей завесе погаснуть.
      — Я его сниму, — бросила Лана, не задумываясь. Она кинулась к костяному грифону, неподвижно стоящему в стороне. — Постарайтесь не умереть здесь!
      Оказавшись в седле, первое, что она поняла, — это что у птицы нет сбруи. Но задуматься, как летать, ей не дали. Грифон встряхнулся и без разбега взмыл вверх, подхлестнутый магией Дартаниора. Эльфийка ухватилась за глазницу. Голубое сияние обожгло холодом, пробравшим через зачарованный доспех, но у нее не было времени отвлекаться на это. Всадник на протодраконе разворачивался, и Лана нетерпеливо дернула костяк за голову, отправляя его на перехват.
      — Ты здесь всего один. Я справилась с двоими…
      В этот момент откуда-то сбоку вырос еще один дракон. Эльфийка крепко выругалась, нырнув под него. В первого был послан длинный луч, удачно зацепивший по глазам, чем Лана выиграла немного времени для своих соратников. Всадники, казалось, однозначно пришли к решению, что для начала нужно смести назойливую мошку в небе. Ближайший дракон совершил кульбит. Огромные челюсти лязгнули в опасной близости от костяного крыла. Грифон прянул в сторону, подчиняясь нервному движению наездницы. Вдогонку из темноты прилетел гарпун, под который Эллана едва успела поставить щит. Плечо отозвалось болью, а летун, лишившийся на несколько секунд твердой руки, нелепо клюнул носом. Эльфийка наудачу отпустила клинок света. Раздался рев — попала, не во врайкула, но в дракона. Тем временем оправился второй прот. Наездник бросил его на сближение, стараясь сбить хрупкий костяк. Грифон нырнул под брюхо и показался уже с другой стороны. Если виверну или какую-нибудь птицу взмах драконьих крыльев сметал дикими порывами ветра, то зачарованному конструкту было все равно. Он держался не на перепонке, не на воздушных потоках, а на чистой магии. Поняв это, Лана попыталась подвести его еще ближе. Драконий всадник повернулся, явно удивленный. Девушка неловко отмахнулась мечом от его копья, пригнулась под следующим выпадом, едва не лишившись головы, и рефлекторно ухватилась за древко рукой со щитом, снова выпустив грифона. Врайкул дернул. Эллана с ужасом почувствовала, как неуправляемая птица выворачивается из-под нее, почувствовала пустоту внизу и, вцепившись еще крепче, почти что повалилась на гиганта. Вот здесь он просчитался. Понимая, что промедли она, северянин просто ее просто сбросит, эльфийка ткнула его в лицо мечом, разом воспылавшим Светом. Светлая магия, способная расплавить камень, пробила кости черепа без сопротивления, врайкул умер сразу.
      Девушка помогла трупу вывалиться из седла и заняла его место, наконец, развернувшись. И сделала она это невероятно вовремя. Протодракон летел прямо на скалы. Это был не живой ящер, который сбросил бы убийцу своего наездника, который попытался бы улететь прочь, не направляемый хозяйской рукой. Дракон-нежить летел по прямой, ему было все равно, у него не было инстинкта самосохранения. Эллана поспешно схватилась за поводья, изо всех сил дергая на одну сторону. Громадная голова повернулась, и в последний момент протодракон лег на крыло, лишь оцарапав брюхо о горную стену.
      Девушка перевела дыхание и попыталась закрепиться понадежней. Седло не по размеру было неудобным, поводья слишком широкими, дракон слушался тяжело и медленно, привыкший к куда большей силе. Ей приходилось заваливаться всем телом, чтобы направлять его. Кое-как выровнявшись в воздухе, Лана увидела далеко впереди второго всадника. Тот бросил преследование на своего товарища и вернулся к сражающимся на вершине Боевого Шрама. Именно сейчас он выбирал позицию, чтобы сгноить чужаков дыханием, не задев своих. Эллана с силой ударила дракона по бокам.
      Врайкул, возможно, не заметил, возможно — счел приближающееся хлопанье крыльев возвращением своего соратника, от которого не нужно беречь спину. В любом случае, осознать свою ошибку он вряд ли успел, потому что гигантская туша обрушилась на всадника сверху, размолов его о спинные пластины его собственного ящера. Лана схватилась за луку седла. Она больше не пыталась управлять. Они падали. Чудовищный ком из двух чумных протодраконов летел почти отвесно вниз, на рогатые шлемы танской дружины. Когда до падения оставались доли секунды, девушка с размаху всадила меч между костяных пластин крылатого ящера и, как недавно сделала с мясным големом, пропустила волну чистого Света по клинку.
      Приземление вышло не таким жестким, каким могло быть, благодаря нижнему дракону, но эльфийку все равно выбило из седла. Она скатилась по чешуйчатому боку и отпрыгнула от перевалившейся через сломанное крыло драконьей туши. Верхний прот был безнадежно мертв, Свет пережег все некротические связи, поддерживающие его нежизнь. Второй слабо трепыхался, слишком сильно поврежденный, чтобы подняться снова. Его добили сами врайкулы, не разбирая, как и почему эта тварь убила их товарищей.
      — Я иду к тебе! — раздался рык Ажики, и тут же откуда-то выпрыгнула она сама, прикрыв немного оглушенную Эллану от врайкульского топора.
      — Прорываемся!
      — Не лезь! — рявкнула Сэльвана, отталкивая Дартаниора плечом из-под удара. Секира лязгнула о рунический клеймор. Эльфийка, не оборачиваясь, ткнула противовесом меча в слабо защищенный живот второго врайкула, заставив того согнуться пополам, а сама снова обрушила тяжелое лезвие на боевые топоры первого, парировала контратаку и, крутанувшись, глубоко пропорола ему бок. Гигант взвыл, роняя оружие, и был безжалостно добит в спину. Сэль дернула застрявший в плоти меч, едва успев подставить его под новую атаку оставшегося в живых воина. Врайкул размахнулся снова. Парировать его было легко, но второй топор подбил клинок рыцаря смерти снизу, заставляя женщину поднять руки выше, чем следовало. Коротко свистнула другая секира, упав на открывшуюся грудь. Саронитовый доспех хрустнул, как сломавшаяся льдина. Хватаясь за рукоять секиры, эльфийка осела на колени. Ее окатило дымящейся на морозе кровью из отсеченной руки врайкула, собравшегося ее добить. Дартаниор отступил на шаг, косясь на раненую напарницу. Она зашипела, силясь поднять меч, но клеймор выпал из ее ослабевшей руки. Ее собственная кровь густым потоком текла по черным латам и сама казалась черной. Воин выпустил засевшее в ее груди оружие, и Сэльвана, лишившись опоры, завалилась на землю. Дарт, оскалившись, прянул на истекающего кровью врага, разворотив ему прямым выпадом живот, а затем с разворота перерубил упавшего на колени буквально пополам.
      Эллана всего этого не видела, отбиваясь от двоих северян, пока Ажика разделывалась с третьим. Улучив момент, она помогла орчихе, подрезав врайкулу ноги солнечным диском со щита. Та, не церемонясь, рассекла упавшему горло и ринулась к напарнице, врезаясь одному из атакующих в бок. Крутиться между их секирами стало проще, но Лана отнюдь не собиралась отдавать противника на милость Яростной. Блокируя второго врайкула с помощью щита и магии, она старательно мешала его собрату сосредоточиться на орчихе, так что, в конце концов, он пропустил выпад. Сломить его сопротивление после этого было делом недолгим. Оставив Ажике добивать раненого, эльфийка, наконец, сосредоточилась на третьем. Врайкул, поняв, что остался один, сражался отчаянно, но против двоих у него было мало шансов. Орчиха, разобравшись со своим противником, скользнула сзади, подрубая гиганту сухожилия на ногах. Эллана пинком опрокинула рухнувшего на колени воина, Яростная выбила у него один топор, второй рыцарь крови блокировала, дав напарнице возможность нанести финальный удар в сердце.
      Но ее бастард столкнулся с руническим мечом Дартаниора.
      — Оставьте живым, — приказал рыцарь смерти.
      — Зачем? — хмуро спросила Эллана, ткнув кованным носком сапога врайкула в локоть и отпихнув подальше выпавшую из его руки секиру. У нее не было сил, чтобы спорить, но и наблюдать очередную некромансерскую мерзость не было никакого желания.
      — Нет времени на объяснения. Просто не мешай мне!
      В тоне рыцаря смерти не осталось и следа изысканных манер. Он пинком отшвырнул раненого к скале, где наметено было снега, слежавшегося в корку, и с размаху всадил рунный клинок в живот врайкула, пробив лед и камень под ним, пришпилив, как мотылька. Гравировка затлела зеленью. Лана попятилась. Из нападавших остался только этот несчастный, остальные лежали раздавленные протодраконами, загрызенные костяками или порубленные мечами в лужах собственной крови. Среди них, раскинув руки, невидяще смотрела в темное небо Сэльвана. Дартаниор подошел и опустился рядом с ней на колено, вырвав из груди эльфийки врайкульский топор. Быстро, но без суеты снял с нее наплечники и освободил от лопнувшего нагрудника, тонким ритуальным кинжалом отделил пропитавшийся кровью, примерзший к ране поддоспешник. Крови было много — секира перебила сердечную артерию.
      Звездный Дым поднял над павшей ладонь, растопыренными пальцами вверх. Его вурдалак, грызущий один из трупов в сторонке, вздрогнул и замер. Из поднятых мертвецов он остался последний. От его плешивой черепушки потянулся едва заметный магический флер. На кончиках пальцев рыцаря смерти встало свечными огоньками темное пламя. Лану замутило. Вурдалак беззвучно раззявил пасть и стал заваливаться, охваченный таким же заревом, трупы врайкулов мелко задрожали.
      — Она упокоилась нормальной смертью! — зло выкрикнула Ажика. — Оставь ее…
      — Не надо, — удержала ее Эллана, борясь с тошнотой. — Это их дело…
      — Встань! — тяжело уронил рыцарь-некромант, опрокидывая ладонь, как чашу. Сэльвана выгнулась и захрипела. В пустых глазах вспыхнуло лазурное пламя, повалило по щекам, как дым. Тело эльфийки грохнулось обратно на землю, дернулось несколько раз и резко приняло сидячее положение. К горлу Дартаниора взметнулись тонкие девичьи руки. Он, как предвидя, заслонился. Сэльвана вцепилась в защищенное броней предплечье, а синʼдорей бесцеремонно вздернул ее на ноги, схватив за шею, и поволок к извивающемуся на его клинке врайкулу. — На!
      С губ эльфийки сорвалось шипение не хуже вурдалачьего. Врайкул заорал, попытавшись отодрать ее от себя. Он потерял много крови, но силы у него еще хватало, поэтому первыми хрустнули руки в стальной хватке немертвой. Вырвав одну из сустава, Сэльвана уже беспрепятственно разодрала примитивные доспехи северянина и впилась пальцами в брюшину. Раздался треск плоти, страшный вой, хруст ребер…
      Перед Элланой, остановившимся взглядом созерцающей сцену кровавой расправы, встал Звездный Дым.
      — Смотреть не обязательно.
      Девушка, словно очнувшись, часто заморгала и хватанула ртом морозный воздух.
      — Она хоть в своем уме останется? — Ажика с гримасой отвращения смотрела в сторону.
      — Останется. Сейчас восстановит тело и успокоится…
      Крики врайкула захлебнулись. Еще немного подождав, Дартаниор отошел от Ланы, чтобы выдернуть меч. С некоторым сожалением глянул на останки своего вурдалака, пробежался взглядом по разлагающимся прямо на глазах, невзирая на холод, телам врайкулов и досадливо поджал губы, отыскав в свалке безнадежно растоптанного культиста.
      — Ладно, потом что-нибудь подниму… — пробормотал он. — Пусть спит, уродец…
      Сэльвана, пошатываясь, прошагала мимо так и стоящих рядом ордынок и упала на колени перед наметенным в ложбинке скал сугробом, принявшись яростно оттираться снегом от крови. Дартаниор подошел к ним, рассеянно покачивая в руке тяжелый меч.
      — А грифон где?
      — Не знаю… — проговорила Эллана и замотала головой, отрывая будто приклеившийся к мертвой эльфийке взгляд. — Вам всем… необходимо… это?.. — она неловко кивнула в сторону разорванного трупа и закусила губу. Ажика посмотрела на напарницу с тревогой.
      — Это… — рыцарь-некромант на миг коснулся пальцами виска, будто у него болела голова, и пожал плечами. — Только на грани. Нам нужно убивать, нужно регулярно, иначе тело загнется. Лучше живых, потому что другой мертвечины надолго не хватает. Поэтому я рад, что нас отправили сюда, — он усмехнулся и посмотрел на Лану с любопытством. — Но мы стараемся не доводить до того, чтобы нужно было — вот так. И своих не трогаем, не бойся.
      — Я не боюсь, — вяло огрызнулась эльфийка, но Звездный Дым уже потерял к ней интерес. Он отправился искать брошенного ею на произвол судьбы грифона.
      — Погано… — пробормотала Сэльвана, поднимаясь на ноги и стряхивая снег. — Как же это погано… Дарт!
      — О, я, кажется, его нашел. Иди сюда, моя цыпа…
      — Дарт, бесов идиот! — выругалась немертвая. — Ты не понял, что произошло?!
      — Ты пропустила удар, — все еще рассеянно откликнулся мужчина, аккуратно направляя костяную птицу, застрявшую среди скал. — И теперь вся перепачкалась. Дать тебе платочек?
      — У них саронитовое оружие, кретин! — прорычала Крыло Ветра.
      — Можешь не благодарить, — Дартаниор повернулся к ней лицом. За его плечом опустился грифон, и некромант машинально обнял его за клювастый череп. — Значит, мы принесем в Мрачный Свод плохие вести. Раздор расстроится.
      Рыцари смерти повернули головы к Эллане и Ажике, будто только что вспомнили про их существование.
      — Надо двигаться дальше, — Сэльвана отвернулась. — Проклятая Найтсвуд навязала нам еще одну драку.
      — Найтсвуд сделала умный ход, — хмыкнул Дартаниор. — Мы подорвали дух Йотунхейма, убив их героя. Теперь мы идем убивать их тана и лишать Йотунхейм головы. А древние законы не позволят никому в это убийство вмешаться. М? — он галантно указал напарнице на грифона.
      — Со мной все в порядке, — все еще агрессивно ответила она. — Ногами дойду.
      — Может, я хотел подержать тебя за талию, — покачал головой мужчина, иронично улыбаясь.
      — Посади кого-нибудь из живых, — проворчала Сэльвана, подбирая части доспеха.
      В итоге пешком пошли все. Благо, спускаться с горы было куда проще, чем лезть на нее.
Эллана думала о том, что означают слова мертвой эльфийки. Почему эти вести хуже, чем все то, о чем в Мрачном Своде и так знали? Врайкулы ходят под своим фальшивым богом, и Йотунхейм не исключение. Агенты Плети свободно расхаживают среди гигантов и пользуются определенной властью. Воины объезжают чумных драконов, жуткие перерождения от некромантии, и почитают за честь обратиться живым мертвецом в армии Лича. А недостаточно отличившихся при жизни трупов превращают в варгулов прямо под носом у северян. Неужели, саронитовое оружие — слишком плохо на этом фоне?
      Что Лана знала о сароните, если задуматься? Этот таинственный металл добывали только в Нордсколе. Рыцари смерти умели ковать его, и их доспехи и оружие были только из саронита. Как и у сохранивших верность воинов Короля-лича. По обрывкам фраз в Молоте Агмара эльфийка, уже принятая тогда в гарнизон, знала, что этот металл невероятно прочен и легок по сравнению даже с мифрилом. Орочьи кузнецы интересовались им, получив образцы в виде снятых с нерубов пластин. Но разработкой и ковкой из саронита, насколько было известно, пока занималась только нежить.
      Шедшая впереди Сэльвана остановилась.
      — Разве нас не должны встречать с почестями? — с деланным недоумением поинтересовался Дартаниор, придержав грифона.
      На дороге к крепости Йотунхейма стояло четверо вооруженных северян. Когда мертвая эльфийка попыталась сделать шаг в их сторону, они недвусмысленно подняли боевые топоры.
      — Они не нападают, но и не собираются нас пропускать, — сделала вывод Эллана. — Вероятно, это значит, что верховный тан не хочет с нами драться.
      — Ему придется, — мрачно ухмыльнулся рыцарь-некромант, взвешивая в руках меч. — Берите грифона.
      — Дарт? — Сэльвана хмуро посмотрела на напарника.
      — Их всего четверо.
      — Дарт, ты пустой, — припечатала эльфийка.
      Источающий рассеянные улыбки и язвительные комментарии мужчина переменился в лице, став до крайности раздраженным.
      — Меня хватит на то, чтобы подбросить эту птицу в воздух, — огрызнулся он. — И, знаешь, я и без вурдалаков умею махать вот этой дрыной. И делаю, кстати, это лучше тебя, Крыло Ветра. Мы развяжем бой. А вы летите и вызовите этого труса на поединок.
      — Но мы можем вместе…
      — Не можем. У них есть гарпуны, а у грифона поврежден скелет. Он не выдержит четверых.
      Эллана, все еще колеблясь, шагнула к птице. Рыцари смерти пошли на врайкулов. Те поняли, что чужаки убираться с миром не хотят, и, подбадривая себя криками, бросились навстречу.
      — Летите, девочки, — с веселой злостью выкрикнул Дартаниор, раскручивая клеймор. — Сэль, давай уже что-нибудь убьем, я скучаю по Трупотыру!

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.