Считая Часы +122

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Лабиринт

Автор оригинала:
kingly queen
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/7415640/1/Counting-the-Hours

Основные персонажи:
Джарет, Сара Уилльямс
Пэйринг:
Джарет/Сара
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Фэнтези, Мифические существа
Размер:
Мини, 10 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Джарет задаётся вопросом, сколько раз история должна повториться, прежде чем всё закончится.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
6 июля 2016, 19:35
      Джарет считает.

      Пятьсот тридцать семь гоблинов снуют по городу, двадцать четыре курицы бродят в тронном зале, четыре кристалла кружатся и кружатся, тридцать шесть часов и шесть прядей волос, коснувшихся губ Сары, когда она победила его в его же игре.

      Тридцать три тысячи семьсот девяносто две секунды прошло после того, как его замок был разрушен, а сам он отправился в Надземье.

      Он приземляется на третью, самую высокую, ветку многолетней березы, и, распушив перья, всматривается в комнату Сары на втором этаже.

      Она празднует в кругу друзей свою победу, прыгая на кровати (один, два, три, восемь) и глаза её сияют (он может сосчитать в них звёзды). На секунду он задумывается, как будет выглядеть её лицо, если он разорвет её маленьких друзей на части. Он легко мог представить её ужас и страх, разливающийся в воздухе, кровь, капающую на паркет и растекающееся к её десяти пальчикам красное пятно. Так ясно мог увидеть, как берёт её прямо там, на пропитанном кровью полу, среди мёртвых тел, и как продолжает считать. Веснушки на лице (четырнадцать), пушистые ресницы (тридцать одна), сколько раз она будет умолять его остановиться (шесть, может семь), сколько раз она будет стонать его имя (ни одного), и десять маленьких полумесяцев, которые оставит на его спине.

      Джарет развлекает себя этими мыслями в течение семи секунд. Четырнадцати, если быть более точным, пока не решает, что её самодовольное счастье не настолько отвратительно, чтобы делать нечто подобное.

      Три хрустальных шара спустя он поворачивает время вспять. Девять лет, три месяца и тридцать дней.

***



      Туманный вечер четвертого июля. Саре семь, и в двух её косичках вплетены четыре ленты. Джарет подсчитывает капельки пота, скатывающие по шее, и его страстное желание обращено не к этой ей, но к той, кем она станет.

      Джарет как призрак выступает из тени заходящего солнца. Он не скрывает, кем является на самом деле, но Сара маленькая и обворожительно бесстрашная. Она задирает голову высоко-высоко, но в ней лишь четыре фута, поэтому Джарет наклоняется низко-низко, пока их лица не оказываются на одном уровне. Она стоит на носках, он сидит на пятках и ухмыляется.

      — Как тебя зовут? — требовательно спрашивает она.

      Около её губ три крошки, Джарет вытирает их, прежде чем ответить.

      — Разве твоя мама не учила тебя не разговаривать с незнакомцами?

      Сара отводит взгляд, опустив голову. Это первый и единственный раз, когда она избегает смотреть ему в глаза.

      — Мама очень занята, — шепчет она.

      Джарет какое-то мгновение рассматривает её, и секундой спустя перед ней появляется светящийся шар.

      Её глаза делаются большими как блюдца.

      — Что это? — с интересом спрашивает Сара, её печаль тут же развеялась благодаря его магии и ловким пальцам.

      Джарет улыбается и спрашивает себя, сколько ещё раз истории суждено повториться, прежде чем всё закончится.

      Он играет свою роль.

      — Это всего лишь кристалл. Но если ты внимательно посмотришь в него, он покажет тебе твои мечты.

      Король Гоблинов наблюдает, как надежда искрится в её глазах. Она слишком юна, чтобы быть осторожной. Он видит, что Сара колеблется, но ничего не говорит. Он слишком хорошо её знает.

      Она, не отрываясь, смотрит на кристалл в его ладони, и на мгновение подается вперёд (высунув маленький розовый язычок меж розовых губ), Джарет с удовлетворением видит жадное детское любопытство на её лице.

      — Покажи мне, — настойчиво говорит она.

      Теплой и влажной ночью четвертого июля под бескровной луной посажено первое семя.

***



      Когда Саре исполняется восемь, она с семью своими друзьями решает отпраздновать День Рождения на местном карнавале.

      Они отправляются туда на двух минивэнах, делают остановки на одиннадцати светофорах и прибывают на место без пятнадцати три. Сара светится от счастья: её щеки порозовели, а глаза сияли искренней детской радостью. Её волосы аккуратно завиты стараниями ее матери, Джарет насчитал девять серебряных заколок в форме звёзд в чёрных волосах.

      Липкими от конфет пальцами она сжимает веревочки восьми шаров, которые подарил ей клоун (по одному на каждый год жизни). Три красных, один синий и по два желтых и зеленых.

      Джарету не требуется много времени, чтобы заманить её в Комнату Зеркал.

      Её личико не выражает никакого страха, и Джарет чувствует, что в нём лениво просыпается незнакомое чувство, с нотками удовлетворения. Он выходит из тени, и Сара вздрагивает (два раза), когда двадцать три образа Короля Гоблинов неожиданно окружают её.

      В её глазах проступает узнавание, а на губах появляется озорная усмешка.

      — Джарет!

      Джарет склоняет голову, когда она с легкостью произносит его имя.

      В три шага он оказывается перед ней и снова приседает на корточки, взмахнув белоснежным плащом из перьев.

      — Здравствуй, Сара, — вкрадчиво говорит он и наматывает прядь её волос вокруг пальца. Когда он отпускает черный блестящий локон, тот пружинит.

      Сара не замечает. Скрестив руки, она с надеждой смотрит на него.

      — Ты ничего не хочешь мне сказать?

      Джарет прячет улыбку за разгорающимся в груди чувством. Ей восемь, и она так легко осмеливается что-то требовать у древнего и могущественного создания, что это было бы пугающим, если бы именно этому он не пытался научить её.

      — Хм? — он встает и медленно обходит её кругом. — И что же это должно быть, драгоценная моя?

      Джарет считает морщинки на носике, когда Сара морщится в ответ на его ласковое обращение, но не отступает:

      — Разве ты не знаешь, какой сегодня день? — её голос звучит немного разочарованно. — Сегодня мой День Рождения, Джарет.

      Он вздыхает и мысленно заканчивает подсчёт всех отражений маленькой Сары; её пальцы переплетены за спиной, и она несчастно ковыряет ногой пол.

      Сара хмурится, надув губы, точно также, когда находит препятствие, которое ей не нравится. Джарет прикрывает глаза и усилием воли подавляет голод, преследующий его уже столетия.

      — Верно.

      Сара бросает на него быстрый взгляд:

      — Что ты мне принес?

      На этот раз Джарет позволяет себе смешок.

      — Что ты мне принесла?

      Сара в замешательстве моргает, но быстро берёт себя в руки. Без колебаний она снимает с волос девять серебряных заколок-звёздочек, в её маленьких ладонях они так знакомо сияют. Джарет может почувствовать вкус персиков на языке.

      — Вот, — Сара протягивает их ему. — Звёзды для твоего неба.

      Джарет рассыпает их по плащу и легким движением руки достаёт небольшую книгу в красном переплете.

      Но это гораздо больше, чем книга, не так ли? Это жизнь, наследие, история, которой суждено стать легендой. История о девушке и Короле по-прежнему ещё пишется.

      Джарет протягивает свой подарок, и Сара, кажется, чувствует, что это начало чего-то важного. Она вытирает вспотевшие ладони о платье и тянется к книге (сто девяносто три страницы, тридцать тысяч четыреста восемнадцать слов). Её пальцы мягко, словно крыло голубя, оглаживают позолоченные буквы.

      — "Лабиринт", — выдыхает она.

      Джарет сужает глаза, когда она произносит это слово. Потому что её голос звучит слишком взросло, она нечто большее, чем просто восьмилетняя девочка. Она говорит так, будто знает. Джарет подозревал, что Сара должна помнить, что произошло, и что только случится.

      Затаив дыхание, он всматривается в её лицо, ища то, чего нет.

      Но момент упущен, они одни в комнате, окруженные собственными отражениями.

      Недолго раздумывая, Сара садится на пол и открывает первую страницу. Она проговаривает слова, которые решат будущее. Довольный, Джарет растворяется в тени.

***



      В ту же ночь он прокрадывается к ней в комнату. Сара сидит в кровати, книга по-прежнему бережно покоится у нее на руках.

      Она поднимает голову и улыбается.

      — Привет, Джарет.

      — Тебе понравился твой подарок? — спрашивает он, усаживаясь на край кровати.

Она сонно кивает и сворачивается клубочком рядом с ним. А затем протягивает ему книгу.

      — Почитаешь мне?

      Джарет не может устоять перед такой возможностью.

      — Какую часть? — мягко отвечает он, а пальцы, затянутые в перчатки, уже листают страницы.

      — Твою любимую, — вздыхает Сара. Её слова как ножом по сердцу.

      На секунду в памяти всплывает грохот рушащихся стен замка, бой часов, перья и жестокие зеленые глаза.

      — Верни мне ребенка, — голос Джарета уверенный и холодный от воспоминаний о прошлом, которое он намерен изменить. — Сквозь немыслимые опасности и бессчетные невзгоды, я пробралась в замок по ту сторону Города Гоблинов, чтобы забрать дитя, что было тобой украдено. Ибо воля моя так же тверда, и королевство столь же велико… — Пауза. — У тебя нет власти надо мной.

      У слов привкус пепла.

      Воздух наполняется успокаивающими и пьянящими мыслями. Джарет вздрагивает, когда маленькая ручка сжимает рукав его рубашки.

      — Что случилось потом? — шепотом спрашивает Сара.

      — Она ушла, — как можно более обыденно отвечает Джарет.

      Он скорее чувствует, чем видит, как она задумчиво хмурит брови.

      — Может, он не дал ей причины остаться? — с вызовом говорит Сара, но Джарет улавливает нотки сомнения в её голосе. Пока еще лишь тень неуверенности, которая будет расти с каждым днём, чтобы распуститься блестящим паслёном.

      — Неужели? — ласково спрашивает Джарет.

      Это последнее, что слышит Сара, прежде чем провалиться в сон, удобно устроившись у него на руках.

      Джарет закрывает глаза и считает ее вздохи.

***



      Когда Саре исполняется десять, её мать уходит из семьи.

      Она думает: мама ненадолго уехала на съемки.

      Ей говорят: её мама со скандалом уехала прочь, оставив шлейф слухов о связи с партнёром по съемкам. Её мама пропускает День Рождения, Рождество и пять школьных спектаклей. Она так и не возвращается.

      А вот что произошло на самом деле.

      Джарет слушает рассказы Сары о пьесах и видит, как её лицо искажается болью, когда она слышит упоминание о Линде Уильямс (один раз, второй и никогда больше). Джарет считает слезинки, когда Сара думает, что он не видит её и замечает мешки под глазами.

      На самом деле Джарет ломает шею Линды Уильямс и чувствует себя, как ни странно, полезным.

***



      Саре пятнадцать, когда впервые целуется с парнем.

      Это не первая её вечеринка, но это первый раз, когда она пробует алкоголь.

      Два стакана прозрачной янтарной жидкости, пять пустых бокалов, кружащий голову запах и один мальчик, поймавший её взгляд.

      Пройдя двадцать восемь шагов, они сворачивают в третью комнату слева. У Сары порозовели щеки и ноги заплетаются, парень выглядит самодовольным и нетерпеливым.

      Джарет изо всех сил сопротивляется искушению раздавить его как клопа.

      До кровати они так и не доходят; Сара спотыкается и подает на пол, парень нависает над ней, потный, тяжелый и противный. Джарет видит сомнения Сары, но она отгоняет их прочь.

      Мальчишка мокро целует её горло, и Джарет в ярости сжимает кулаки. Чужие руки облапывают девичье тело, задирают рубашку, обнажая небольшие аккуратные грудки, прикрытые белым кружевом лифчика. Мальчишка грубо стягивает бюстгальтер, и теперь Джарет видит, что сомнения Сары переросли в страх, отвращение и разочарование.

      Чего бы она не ждала (романтику, магию, любовь), это не оно.

      Парень трется о её живот, кряхтя и задыхаясь. Его рука забирается к ней в трусики, и Король Гоблинов слышит её резкий вздох, высокий и тоненький. У Джарета кружится голова.

      — Нет, — бормочет Сара и слабо толкает парня в грудь.

      Тот не реагирует. Джарет продолжает наблюдать, испытывая смесь гордости и нетерпения.

      Когда чужие пальцы поглаживают её женское естество, Сара вздрагивает, и её голос набирает силу.

      — Я сказала, нет! — она спихивает с себя парня, поправляет одежду, и, спотыкаясь, вихрем темных волос вылетает из комнаты.

      Ошеломленный парень, до сих пор лежащий на полу, выругивается себе под нос.

      Джарет раздумывает мгновение, прежде чем выйти из темноты, тени угрожающе окутывают его словно плащ.

      В ту ночь он не считает крики, которые выбивает из парня.

      Он упивается ими.

***



      Пропитанный кровью, Джарет позволяет себе жить и мечтать.

      Сара лежит на красных шелковых простынях, её грудь плавно вздымается, и Джарет представляет, как ловит губами её вздохи в ночном влажном воздухе. Её руки вытянуты над головой, пальцы сжимают простыни. Лицо приобретает пленительный розовый оттенок, а зелёные глаза прозрачны. Джарет охватывает взглядом тёмную прядь волос, упавшую на красные и влажные губы.

      В горле пересыхает, и он сглатывает.

      Он настигает её в два прыжка, голодный и жадный. Он хочет съесть её целиком на пике наслаждения и, наконец, утолить свой голод. Джарет жадно прочерчивает взглядом соблазнительные изгибы и маленькие нежные груди.

      Он касается Сары прежде, чем сам осознаёт это. Любопытно, что на нём нет перчаток. Её кожа обжигающе горячая. Она низко стонет и утыкает лицом в шелковое покрывало, ни на секунду не отрывая от него своих пронзительных зелёных глаз.

      Джарет скользит руками вниз, к бёдрам, и медленно, сантиметр за сантиметром, тянет рубашку вверх. Наклонившись, вдыхает её запах (персики и петрикор), водя кончиком носа возле пупка. Король Гоблинов чувствует, как по девичьему телу пробегают мурашки от его прикосновений.

      Подняв голову вверх, Джарет смотрит, как Сара кусает губы, старясь сдержать стоны. Он даже может увидеть следы от зубов.
У него перехватывает дыхание, когда он снимает с неё рубашку.

      Сара богиня. Бледнокожая и прекрасная. Распростертая на красных простынях, она похожа на воплощение луны. Её кожа блестит от пота, и Джарет знает, что попробовав её, ощутит вкус соли и Сары. Ему хочется поклоняться ей.

      Джарет целует и прикусывает кожу живота, оставляя отметины от зубов, постепенно поднимаясь вверх, Сара выгибается навстречу и стонет. Он останавливается, поцеловав ложбинку между грудей, и смотрит ей в глаза. Сара тяжело дышит, сладкие, умоляющие стоны срываются с её губ. Они оба замирают.

      Что-то в них обоих до сих пор дремлет. Будто под водой, Сара протягивает к нему руки, и Джарет прикрывает глаза, чувствуя, как её ладони ласкают острые черты лица. Дрожащими пальцами она касается лба, очерчивает линию носа, большим пальцем проводит по губам. По телу разливается огонь, и Джарет распахивает глаза.

      Мир рушится.

      Джарет жадно целует её в губы. Сара зарывается руками в его светлые волосы и грубо тянет вниз. Джарет рычит и, поймав её руки в железную хватку, поднимает над головой, влажно и горячо целуя горло. Он разрывает её юбку, выцеловывая дорожку вниз, между тонких ножек, пока не прижимает губами к её клитору, вдыхая аромат, раздвигая складки и пробуя Сару на вкус. Он лижет и посасывает, смакуя сладкий привкус, до тех пор, пока дыхание Сары не становится прерывистым.

      И, как всегда, Джарет считает.

      Один палец (Джарет, пожалуйста!), два (он наслаждается тем, как она стонет его имя) и, наконец, проталкивает все три пальца в разгоряченное и влажное нутро.

      Джарет чувствует, как она вздрагивает от удовольствия, стискивает зубы и сама насаживается на его пальцы, как она сходит с ума, когда он круговыми движения потирает клитор.

      Джарет ухмыляется и тянется вверх, чтобы взять дерзкий розовый сосок в рот, перекатывая тугую горошину между зубов, обводя языком. Сара жаждуще выгибается. Джарет возьмет всё, что она готова будет ему предложить.

      Нетерпеливо Сара просовывает руки между их тел и расстегивает штаны. Джарет стонет, когда её пальцы крепко и уверенно обхватывают его член. Она ритмично двигает рукой вверх-вниз, поглаживая головку (снова, и снова, и снова), вынуждая его хрипло дышать и тереться о её живот. Глаза Сары озорно блестят, лисица, она точно знает, чего хочет и как это получить. Она ловит его взгляд, перекатывая мошонку в руке. Джарет едва может выносить ощущение её изящных и сильных пальцев, когда она продолжает ласкать его, подталкивая в пучину удовольствия.

      Сара сама вставляет головку его члена, другой рукой притягивая Джарета ближе, больше всего на свете, ей хочется ощутить его внутри себя.

      Джарет входит в неё одним резким толчком, и Сара задыхается. Она горячая, тугая и мокрая, стенки влагалища так плотно обнимают его. Джарет, рыча, толкается глубже, ища правильный угол. Сара всхлипывает, сжимает его рубашку, пока он не слышит, как рвётся ткань. Сара подмахивает бёдрами навстречу и замирает, потная и сладкая, когда он входит во всю длину. Оба стонут, склонив головы навстречу друг другу, прежде чем начать быстро и резко двигаться. Джарет толкается вперед, Сара, постанывая, подаётся навстречу и лепечет «ещё» (один, два, восемь раз), пока обоих не пробивает дрожь.

      — Пожалуйста, двигайся, — отчаянно шепчет она, обхватывая ногами его торс и откидывая назад голову. Её голос немного охрип от криков.

      Джарет охотно подчиняется. Он грубо вбивается в податливое тело, задевая чувствительную точку, отчего Сара до крови впивается ногтями в его спину, боль заводит Джарета ещё больше; он стонет, уткнувшись в изгиб её шеи.

      Их синхронные движения, дурманящий запах возбуждения опьяняют его. Они любят друг друга до тех пор, пор не утоляют свою жажду, пока в них не останется ничего, кроме тишины и дрожи.

      Они с криком кончают, а потом лежат в объятиях друг друга.

      Джарет прикрывает глаза и позволяет себе жить и мечтать.

      И считать.

      Пятнадцать вздохов, восемь раз, когда она стонала его имя, десять маленьких полумесяцев на спине и след от зубов на шее.

      Если бы только это не было всего лишь мечтой.

***



      Саре шестнадцать, когда она пытается добраться до Города Гоблинов.

      Она не знает его в этом облике как Короля Гоблинов. Она забыла.

      Он может сосчитать все маленькие порезы на руках и лице. Он видит, как тяжело она дышит, как впиваются в ладони ногти, он не может решить от ярости или страха.

      Он дважды прожил эту жизнь. Он дважды видел это красивое и полное решимости доказать ему, что она не ребёнок, лицо.

      Джарет знает это.

      История повторяется. Время не линейно.

      — Верни мне ребенка. Сквозь немыслимые опасности и бессчетные невзгоды, я пробралась в замок по ту сторону Города Гоблинов, чтобы забрать дитя, что было тобой украдено. Ибо воля моя так же тверда, и королевство столь же велико. — С жаром говорит она, но уже не столь решительно, как в прошлый раз. Паслёны, что он посадил, опутываются вокруг горла.

      Время никогда не было для Джарета проблемой.

      — Что будет дальше? — шепчет он, пристально глядя ей в глаза.

      Он видит, как она пугается собственного предчувствия, но быстро берёт себя в руки.

      — Я-я уйду, — смело отвечает Сара, гордо подняв подбородок.

      Джарет улыбается воспоминанию о ней восьмилетней, спящей у него в руках.

      — Может, я должен дать тебе причину остаться? — говорит он и шагает к ней. Сара краснеет, в смятении морщит лоб.

      Она в нерешительности стоит на краю пропасти. Понадобится совсем немного, чтобы заставить её шагнуть через край.

      — Ты не… — она внезапно останавливается, тяжело дыша и сжав руки в кулаки. Всё, чему он учил её эти годы, всё, что она знает, вело к этому моменту. Однажды она уже прожила его, и Джарету интересно, ощущает ли она дежавю. Время сжимается вокруг неё.

      Она замолкает, и Джарет ждёт, затаив дыхание.

      Сара борется с собой. Забытые воспоминания показываются из темноты, как пушистые полы его накидки. Почему она всегда сражается с ним?

      Она одерживает победу над самой собой.

      — Нет, Король Гоблинов, — говорит Сара. — У тебя нет власти надо мной.

***



      Джарет задаётся вопросом, сколько раз история должна повториться, прежде чем всё закончится.

      «Столько, сколько потребуется» — думает он, вновь поворачивая время вспять.

***



      Девять лет, два месяца и тринадцать дней. Сара носит лёгкое платьице. Четыре тёмных пятна от подтаявшего эскимо, которое она держит в руке, две косички и три ленты в волосах.

      И одна недописанная история.