Один раз, когда Корво отравили... +55

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Thief, Dishonored (кроссовер)

Основные персонажи:
Антон Соколов, Билли Лёрк, Дауд, Каллиста Карноу, Корво Аттано, Пьеро Джоплин, Тревор Пендлтон, Чужой
Пэйринг:
Корво Аттано, Аутсайдер, Дауд, Билли Лерк, Каллиста Карноу, Лидия, Тревор Пендлтон и его братцы, Пьеро, Соколов, мимоходом адмирал Хэвлок и Эмили
Рейтинг:
G
Жанры:
Ангст, Юмор, Стёб, Пропущенная сцена
Предупреждения:
OOC, Смена пола (gender switch)
Размер:
планируется Драббл, написано 20 страниц, 8 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Herr_Tatzelwurm
Описание:
Тысяча и один способ отравить Корво. Серия драбблов.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Внезапно выяснилось, что не все корвы еще как следует отравлены.

...из-за тонкой душевной организации (а еще потому что у Тревора Пендлтона никогда не было хорошего психотерапевта)

5 октября 2016, 23:07
      В Сигарной комнате висел острый запах крепкого дорогого табака. Кто-то курил здесь, и определенно совсем недавно, но теперь исчез. Дым густо клубился под потолком и путался в полах тяжелой бордовой ткани, которая драпировала стены и свисала с балок причудливыми тяжелыми волнами, превращая комнату в подобие шатра. Заодно она хорошо глушила крики и щелчки хлыста, которые временами раздавались отсюда. Корво валялся, вытянувшись на оттоманке среди круглых бархатных подушек с золотым кантом. Все его тело было расслаблено, а взгляд устремлен вверх. Подушки пропахли табаком. Портьеры, истоптанные ковры, ширмы и каменная ваза с каскадом бурно разросшихся неухоженных цветов — очертания всего этого скрадывал дым. Но украсть и спрятать целого человека дым не мог, а Кастиса Пендлтона между тем не было в комнате.
      Запах табака выветрился и утратил остроту, и Корво осознал, что дальше убеждать себя, будто Кастис вернется в комнату, нет никакого смысла. Охрана борделя патрулировала коридоры и холлы, а в комнаты для «гостей» врывалась только в случае общей тревоги. Так предписывалось служебными инструкциями. На деле офицеры стражи дымили дешевыми сигаретами на открытых террасах и болтали со шлюхами, а иногда тихо напивались где-нибудь за ширмой. Пробраться в «Золотую кошку» незамеченным и выбраться оттуда мог даже ребенок, — малышка Эмили благополучно улизнула, стоило только отпереть ее, и теперь ждала его у черного хода. Все же Корво решил, что задремать на оттоманке и потерять контроль над ситуацией — не лучшее решение. Он легко поднялся, крепко потянулся, раскинув в стороны руки со сжатыми кулаками, рассеянным взглядом прошелся по комнате в последний раз, смел со стола плотно набитый кошелек тонко выделанной кожи, который Кастис Пендлтон неосмотрительно оставил без внимания, и исчез. Корво умел восстанавливать силы за несколько минут глубокой релаксации в любом достаточно безопасном месте, это ему часто помогало.
      Записи в книге регистрации гостей гласили, что Кастис Пендлтон собирается уединиться со шлюхой в Сигарной, а Морган Пендлтон, его брат, займет Кремовую комнату на втором этаже. Корво проверил сауну внизу на случай, если у Кастиса вдруг переменилось настроение, но в парилке нашел только офицера стражи, который вовсю злоупотреблял своим служебным положением, и больше ничего интересного. Милостиво оставив офицера злоупотреблять дальше, Корво отправился на второй этаж. Там дела на первый взгляд обстояли немножечко странно. На второй — тоже. Перед парадной дверью Корво обнаружил офицера стражи, который протирал форменные брюки, припав глазом к замочной скважине, а коленом — к полу. Время от времени офицер начинал неудержимо хихикать и ладонью зажимал себе рот, затем снова припадал к замочной скважине. Корво решил не мешать ему развлекаться и воспользовался маленькой дверью, которая вела в комнату снаружи, с террасы.
      Внутри Корво обнаружил Моргана Пендлтона, а также, сверх ожиданий, его брата Кастиса и двух шлюх. Перед внутренним взором Корво за долю секунды пронесся целый ряд неприличных картин и соображений касаемо того, зачем все эти люди собрались в одной комнате, но реальность выглядела еще более причудливо, чем он мог предполагать. Пендлтоны и девицы сидели вчетвером на самом краю огромной, как зал для приемов, круглой кровати в резьбе и алых покрывалах. Все они внимательно рассматривали что-то, лежащее на коленях у одного из братьев, и хихикали.
      — А здесь Тревору пять лет. Мило, не правда ли? — сказал один из близнецов Пендлтон. Когда братья были рядом, различить их было невозможно.
      На мгновение Корво смутился и почувствовал себя отчаянно испорченным человеком, но это быстро прошло, когда Пендлтон сказал.
      — Морган держит, а я пытаюсь засунуть его голову в пасть нашему ручному питону. Ничего не вышло, он орал как резаный и поднял весь дом, даже гончих на псарне. Жаль.
      Корво занял позицию поудобнее и воспользовался встроенной в маску увеличительной оптикой, чтобы рассмотреть все поближе. На коленях у предполагаемого Кастиса Пендлтона лежал толстый альбом с землистого цвета фотокарточками, вклеенными за уголки. Кастис перевернул страницу.
      — Это мы привязали Тревора за запястья к спинке кровати. Кажется, тут он уже без сознания.
      Девицы начинали хихикать в унисон над каждой новой фотографией. Разобрать, правда ли им смешно, или они просто притворяются, было так же трудно, как понять, получают ли они удовольствие от секса. Морган расслабленно ухмылялся.
      — Сколько нас тогда было, ты помнишь? — спросил он.
      — Нет, — сказал Кастис равнодушно. — Я был пьян как китобой и вспомнил о нем через сутки, когда все немного пришли в себя и уже начали разъезжаться. За это время кто-то успел подняться наверх еще с десяток раз и воспользоваться Тревором, может быть... Вроде бы я слышал какие-то крики. Или они поднимались туда, чтобы растаскивать запасы моего гашиша, припрятанные в баре. Не имею понятия.
      — Хорошая была вечеринка, — сказал Морган. — А Тревор может быть даже вполне терпим, если не развязывать его пару суток.
      Братья захохотали, девицы послушно вторили им, и Кастис снова перевернул страницу.
      Через двадцать минут Корво знал о Треворе Пендлтоне достаточно, чтобы шантажировать того до конца жизни.

      «Таинственное исчезновение глав Консервативной партии Парламента!»,
      «'Морган и Кастис Пендлтоны никогда не смогут воззвать о помощи — их языки отрезаны!'. Банда Слекджова берет ответственность на себя!»,
      «'Где же, где же их белые косточки?'. Леди Вера Морэй под подозрением!»,
      «Странная цветочница! Мамаше Бартон, разносчице фиалок с Клеверинг, явился Аутсайдер и поведал, где держат братьев Пендлтон! Редакция объявляет о начале расследования!»,
      «Аббатство Обывателей: никакой мамаши Бартон не существует! А что это вы так морщите нос от нашей музыки?»,
      «Таинственное исчезновение нашего корреспондента!»


      Газеты задавали десятки вопросов каждый новый день, и лорд Тревор Пендлтон делал то же самое. Поначалу он вполне спокойно принял от Корво новость о том, что его братья сгинули где-то в глубинах собственных рудников, и даже поблагодарил лорда-защитника за такое гуманное решение. Благодарность вышла несколько неискренней, потому что лорд Тревор Пендлтон на тот момент все еще не мог определиться — лучше, чтобы его братья были живы и безвредны, или лучше, чтобы они были полностью мертвы? Прочитав об этой истории в газетах лорд Пендлтон вопреки ожидаемому несколько успокоился и склонился в сторону «лучше живы». Некоторую тревогу вызывал источник, подкинувший эту информацию прессе, но ушлые журналисты могли добыть ее поистине откуда угодно и обвинять кого бы то ни было в лицо было не в интересах лорда Пендлтона, особенно без должных оснований.
      Когда Корво через день или два мимоходом обронил в беседе: «...в том порту, где я передал бесчувственные тела ваших братьев в руки работорговцев...» лорд Пендлтон подумал, что он шутит. Когда Корво нимало не смущаясь своей очевидной лжи сымпровизировал версию о борделе для мужеложцев на Тивии, куда братья Кастис и Морган отправились, перед тем пережив частичную операцию по перемене пола, лорд Тревор Пендлтон подумал, что он шутит очень скверно. Еще через день лорд Пендлтон узнал, что на самом деле веселый лорд Аттано до беспамятства напоил его братьев возбуждающим наркотическим зельем, которое они так любят, а затем, когда те в порыве страсти пооткусывали друг другу языки, сдал их как бродяг в Академию Натурфилософии — для опытов.
      — Бездна! Просто скажите мне, что вы их убили и сбросили тела в Ренхевен, где миноги обглодали их до костей! — возопил лорд Тревор Пендлтон, взвинченный до крайней степени.
      На это веселый лорд Аттано расхохотался громким голосом и распался лоскутками тьмы прямо перед его носом.
      — Оставьте его, Тревор, — говорил невозмутимый адмирал, протягивая лорду Пендлтону выпивку, которую тот принимал трясущимися руками. — Он так шутит, снимает стресс.

      Временами Корво задумывался о том, что нехорошо доводить нервного союзника до ручки, но эти мысли быстро вылетали у него из головы. После всего, что ему довелось увидеть и услышать в борделе, относиться к Тревору серьезно не получалось — тот вызывал неудержимое, почти физиологическое желание дразниться. Корво смутно, наполовину в шутку подозревал, что в «Золотой кошке» слишком долго находился в опасной близости от братьев Пендлтон и, вероятно, подцепил от них вирус зловредной нелюбви к их младшему, но ничего не мог с собой поделать. Кроме того, правда все равно не сделала бы жизнь Тревора проще.

      Когда адмирал Хэвлок предложил устроить маскарад в честь победы союза лоялистов над лордом-регентом и грядущей реставрации монархии, а Корво, обсуждая маски, невинно заметил, что лорду Пендлтону будет к лицу маска питона с раскрытой пастью, Тревор понял, что его братья никуда не пропадали — они сидели перед ним.

      «Корво что-то знает!» — писал лорд Пендлтон в своем дневнике поздно ночью, нервно подергиваясь на шорохи. Писал он в темноте — боялся, что Корво заметит огонь лампы. Лорд-защитник в это время крепко спал у себя наверху, их разделяли балки и перекрытия этажей, запертые двери, стены и тот факт, что лорду-защитнику было совершенно плевать, чем занята голова несчастного лорда Пендлтона и о чем он пишет в своих тетрадках. Руки Тревора тем не менее дрожали, а неровные строчки гуляли вверх и вниз.
      «Корво что-то знает! Это заговор! Все сговорились против меня, но им не удастся меня извести! Тивианский яд... Надо проверить запасы. Я отравлю их всех, одного за другим!.. Где мои братья, мертвы ли они? Сегодня ночью я проснулся от смеха в комнате...
      Аттано будет первым!»

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.