Семеро на одного +281

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Звездные Войны

Автор оригинала:
Anorlost
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/6595864/chapters/15089065

Пэйринг и персонажи:
Кайло Рен/Хакс, Рыцари Рен, Бен Соло, Армитаж Хакс
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, Флафф
Предупреждения:
OOC, ОМП
Размер:
Макси, 123 страницы, 17 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Самый прелестный кайлакс! *_*» от Alya_lis
«Прекрасный перевод!» от Little lynx
«Спасибо за перевод этого чуда!» от Efah
Описание:
Хакс стремится держать все под контролем, но неожиданно ему приходится столкнуться с семью Ренами. Пытаясь не дать им разрушить свой корабль, он не замечает, что у Рыцарей Рен совсем другие планы. Планы, включающие в себя...
...обнимашки.

Посвящение:
Анонам из дежурки)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Продолжение: https://ficbook.net/readfic/4866220

Глава 2. Мако Рен

14 июля 2016, 19:58
Хакс полагал, что получение экстренного вызова, связанного с Ренами — лишь вопрос времени. Но он ожидал, что тот поступит из столовых или помещений для тренировок, где, как он думал, рыцари в основном и будут находиться. Архивы оказались неожиданностью, и немного тревожной. Хотя наиболее засекреченные материалы хранились в зашифрованном виде и под замком, архивы были важны сами по себе, так как предоставляли возможность развлечения и поддерживали боевой дух. Важность доступных экипажу судна развлечений часто недооценивают. Когда ничто не нарушает монотонное однообразие дней, снова и снова видишь все те же лица, ведешь одни и те же разговоры, результатом становятся крайняя усталость и раздражительность. А они чаще всего ведут к нездоровому возбуждению и беспорядку в мыслях.

Хакс не имел намерения входить в анналы истории Первого Ордена в качестве генерала, которого линчевали за то, что какие-то приблудившиеся рыцари разгромили головидеотеку. Он дважды проверил сообщение, полученное от главного архивариуса. Рыцарь Рен, который из них, Хакс не знал, сделал доступ в определенные разделы архива невозможным. Это могло означать все, что угодно, от опрокинутых шкафов до уничтожения целых секций одним из этих их дурацких лазерных мечей.

Рядом со входом в архив у стойки дежурного собралась группа сердито перешептывающихся архивариусов. Хакс подошел к главному из них, женщине, и спросил:

— Что случилось?

— Он загородил проход в историческую секцию, — раздраженно ответили ему. — И мы… не знаем, как попросить его уйти.

Хакс моргнул раз, второй и приглушенным голосом осведомился:

— То есть вы хотите сказать, что позвали меня сюда, чтобы я спросил, не будет ли он так любезен уйти из прохода, потому что больше ни у кого не хватает смелости сделать это?

Женщина с негодованием поправила очки:

— Знаете, если он такой же, как лорд Рен, можно ли нас винить? Мы не штурмовики, мы библиотекари!

В ее словах было здравое зерно. Хакс вздохнул и зашагал в сторону исторической секции. Заметив рыцаря, он сразу же понял, почему мимо него невозможно было пройти. Он развалился на полу, уткнувшись носом в датапад, а голову положив на стопку книг и дисков. Хакс услышал, что из-под маски с голосовым модулятором доносилось задумчивое мычание, странный звук, выводящий странную мелодию. Маска его значительно отличалась от маски Кайло и даже Гаюса. Она была цветной и выпуклой, с ярким узором из клеток, и Хаксу не пришлось искать его имя.

Это был Мако Рен, тот самый, у которого шесть кубиков, о чем Кайло счел нужным упомянуть. Мако не смотрел на Хакса, когда тот подошел к нему, и продолжал напевать свою песенку, которую, видимо, придумывал на ходу, пока читал. Хакс постучал ногой по полу и скрестил руки на груди, но рыцарь либо не замечал его, либо не считал нужным обращать на него внимание. Хакс пристально посмотрел на него и громко кашлянул.

Рыцарь вскинул голову:

— О… о, неужели… о…

В мгновение ока рыцарь оказался на ногах, отбросив датапад на стопку материалов, которые использовал в качестве подушки. Он подскочил к Хаксу, но тот стоял на месте и не отходил прочь. Уступи Рену хоть дюйм, и он оттолкнет тебя на целый световой год. Он смотрел на рыцаря сверху вниз, тот был немного ниже его. И несмотря на всю его учебу и тренировки, ничто не могло подготовить Хакса к словам, которые донеслись из голосового модулятора:

— Кто же вы, о прелестнейшее создание чистой красоты? — спросил Мако Рен, кланяясь и протягивая ему руку.

***


«Мако, что ты творишь?!»

«Помогаю. Ты всегда боялся сделать ему комплимент, потому что не знал, как он отреагирует. Теперь можешь с безопасного расстояния посмотреть, понравится ему или нет».

«Это не комплименты, это флирт! Ты флиртуешь с моим генералом, Мако!»

«Я улечу через пару дней, а ты останешься и получишь все плоды успеха. Разреши же мне провести немного времени с этим прекрасным созданием».

— Я генерал Хакс, — ответило «прекрасное создание» угрожающе. Генерал ткнул пальцем в пол: — А вы загораживаете проход, лорд Рен.

— Сколь печально мне видеть, что я причинил вам боль, светлейшая моя жемчужина, моя прекрасная вечерняя заря, — воскликнул Мако, громко и отчаянно застонав. Он схватил Хакса за руку и прижался лицевой частью маски, где должны были находиться губы, к руке в перчатке. — Смиренно прошу вашего прощения, о нежнейшая роза поля брани.

«Мако, клянусь Силой, я…»

«Что происходит?»

«Мако флиртует с генералом!»

«О, это будет здорово».

«Магистр Рен, я чувствую ваше горе! Пришло ли время проливать кровь?»

«Скоро прольется кровь Мако, если он не прекратит!»

«Посмотрите, добрые мои друзья, он… он краснеет!»

Это было правдой. Хакс отдернул руку, и его лицо начало приобретать нежно-розовый оттенок. Он снова скрестил руки на груди. Мако широко улыбнулся и продолжил, упав на одно колено и стеная:

— Молю, не откажите в милосердии, о мой цветок войны, облаченный в черное. Одно лишь слово временной отсрочки приговора спасет мою слабеющую душу.

«Я раньше никогда не видел, чтобы он краснел».

«Ух ты, да он легко возбуждается».

«Я чувствую его неуверенность и удивление через тебя. Не ждал я, что в разуме такой темной и высокомерной личности отыщется клочок скромности».

«Это так… мило. Его неуверенность в себе ощущается очень утонченно. Почти по-девичьи сопротивляется перед лицом досто…»

«Хватит поэзии! Если зовешь себя рыцарем, объяви его своим по праву силы, а не скучных речей!»

«Мои речи не скучные, грубое ты животное!»

«Ребята, я правда не хочу всю поездку слушать, как вы визжите от этого человека и обсуждаете все мельчайшие подробности. Он краснеет. Отлично. Можете теперь угомониться?»

«Не смейся над желаниями своих товарищей рыцарей, Элео! Воистину, они приведут их к могуществу!»

«Простите, я медитировал, пропустил часть разговора. Он краснеет? Какой замечательный розовый цвет. Немного не сочетается с волосами, но как дивно подходит к его глазам…»

«Благодарю за вдохновение, дражайший из моих братьев».

— Не отвращайте же от меня разящие очи цвета океана, драгоценная моя голубка, изысканнейший из всех генералов, — взмолился Мако, поднимаясь и незаметно придвигаясь ближе к Хаксу. — Позвольте мне утонуть в море ваших глаз. Пусть эти сине-зеленые вихри подхватят меня, швырнут на скалы и поглотят без остатка.

— Ладно, я вас прощаю, - рявкнул Хакс, уже достигший абсурдного оттенка красного цвета. Он присел на корточки, собрал книги и диски и грубо впихнул их в руки Мако, стукнув о темные доспехи. — Нельзя лежать на полу посреди зала. Можете взять с собой материалы, которые вам нужны, или читать в зоне отдыха.

«Ого… я чувствую это сквозь твою броню».

«Говорил вам, он будет вне себя…»

«Но взгляни на то, как он покраснел, и скажи мне, разве не стоило это незначительной боли?»

«Он очаровательная крошка. Немного навести глянец, и он будет ослепителен».

«Да… что ты мне там дал? Шампунь. Ему, наверное, понравится. Похоже, его волосам он необходим».

«Да», — согласился с ним хор шести голосов.

«Нет, этот слишком цветочный. Ему скорее понравится запах посильнее, мята или какие-то пряности».

«Так мы хотим его сначала искупать?»

«Э'Чон, ну посмотри на него, ему это нужно!»

«Свет стерилен, истинная красота пребывает во тьме… и потому нам необходимо привести его рыжую мочалку в порядок».

«У него очень мягкая кожа, но немножко увлажняющего крема не повредит».

«О! Не вплести ли нам нежные цветы в эти алые локоны?»

— Вы так и собираетесь стоять здесь и смотреть на меня или все-таки отойдете? — резко окликнул его Хакс.

«Простите, братья, мне нужно сосредоточиться. Наш ошеломленный генерал требует моего внимания».

— Простите меня, ягненок мой, мой ангел, — Мако прижал стопку книг к груди и вновь взмолился: — Я был охвачен благоговением перед вашим ослепительным лицом и не смог сдержать себя.

Хакс застонал, схватил Мако за плечи и потащил туда, где, как он заметил, располагалась зона отдыха:

— Вы не можете вот так вот загораживать проходы!

«У твоего нежного цветочка та еще хватка…»

«А я предупреждал».

«Да это жалкий захват под стать женщине! Я освободился бы и победил его в один миг!»

Хакс вытащил стул и усадил на него Мако. Развернувшись и указав на стеллажи, он сказал:

— Литературу для чтения найдете там, но боюсь, у нас только военная поэзия. Не стойте больше на пути и не ломайте мой корабль.

— Сколь обезоруживающая доброта аловолосого цветка Первого Ордена явилась мне, — вздохнул Мако. — За подобную предупредительность мне следует отплатить вдесятеро!

— Просто… не ломайте ничего, — буркнул Хакс, после чего отправился в долгий путь обратно к выходу. Ему нужно было избавиться от этого проклятого румянца на щеках…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.