Венец творения 2193

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Мстители, Люди Икс, Первый мститель, Человек-Паук (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Баки Барнс, Чарльз Ксавье, Роберт "Бобби" Дрейк, ГГ - ОЖП. Много мутантов, героев, злодеев и прочих.
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 264 страницы, 39 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Songfic Дружба Нецензурная лексика ОЖП ОМП ООС Повествование от первого лица Попаданчество Стёб Фантастика Экшн Элементы гета Юмор

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Мертвые Кролики
«Интересная работа» от cat-without-smile
«Захватывающее произведением » от Betelgeuse044
Описание:
Мутанты - новая ступень эволюции, которая в итоге вытеснит обычных людей. А что делать "венцу творения", если его мутация позволяет контролировать чужие мутации? Как скоро этим "венцом творения" заинтересуются? И кто успеет первым убить или забрать его себе?

Посвящение:
Посвящается миру Марвел, моим подругам, поддерживающим меня и моё безумие. И, конечно же, посвящается читателям, которые поддерживают и вдохновляют меня своими отзывами!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Этот фанфик - смесь фильмов, мультфильмов, каких-то данных с википедий и прочих ресурсов. Потому мутанты у меня здесь - действительно мутанты, а не люди, которым дали мутации Наблюдатели. Впрочем, будут и те, кому мутации действительно достались от высших сил.
Обложка: https://pp.vk.me/c621931/v621931878/39924/3XcpFXZE_Xg.jpg
Альбом с артами к фанфику: https://vk.com/album-90795098_234029260
Песни к фанфику: https://vk.com/audios-90795098?album_id=76757068

1 глава

19 июля 2016, 17:59
      Не хотелось бы говорить такую банальщину, как «бойтесь собственных желаний — они имеют свойство исполняться», однако, я уже сказала это. И сто раз помянула добрым словом не только генетику, природу, своих родителей, свой организм, но и свое желание заиметь какие-нибудь прикольные суперспособности, как любимые супергерои. Читать чужие мысли я не научилась, управлять металлом — тоже. А вот искусством жрать и не толстеть овладела в совершенстве, чему совершенно не рада.       Всё началось, как ни странно, с фильмов и комиксов. Вселенная Марвел затягивала не хуже черной дыры, и не отпускала практически также. Глотая фильм за фильмом, компьютерную игру за игрой, комикс за комиксом, в один прекрасный день я осознала, что тоже не совсем… обычна. Моя память, и раньше не вызывающая беспокойств, стала структурированной, словно кто-то всё разложил по полочкам. Мы с подругой посетили гик-кафе на Бродвее 1501*, как раз в день проведения викторины по моей любимой вселенной супергероев. Я ответила на все вопросы, хотя тот же фильм про Халка смотрела много лет назад и должна была его уже забыть. Но нет, я помнила всё. Идеально. Вплоть до кадра. Эта память здорово выручила меня в учебе, я жалела лишь о том, что она не появилась у меня в мою бытность школьницей.       Но, как это обычно бывает в историях, подобных моей, идеальная память оказалась лишь верхушкой Айсберга. Мои силы набирали оборот. Мой дядя, страдающий от рака, внезапно излечился. Я просто была рада, что он вылечился, поверила в чудо, бога, сверхъестественные силы. Пока не поняла, что его излечила я, когда взяла его за руку. Я разложила этот момент до секунд в своей голове, и поняла только то, что каким-то образом смогла изменить тело своего дяди. Магия? Ага. Тридцать семь триллионов клеток человеческого тела не просто пронеслись в моей голове, они были мной поняты. Даже не на уровне инстинктов, а как будто в голове был загружен Т9 для ДНК, я нашла ошибку, из-за которой мутировавшие клетки отравляли организм дяди. Исправила эту ошибку. В каждой из тридцати семи триллионов клеток исправила то, что вызывало болезнь, и... и боже, разве этого недостаточно, чтобы уже знатно обосраться с самой себя?! Я серьезно думала, что поехала крышей, окончательно свихнулась после переезда в Америку! Но это было ещё ничего! Только первые звоночки моих пробуждающихся сил.       Дядю выписали. К тому моменту я уже возненавидела людные места, и охотно съехала с общежития к нему. Было неловко портить выздоровевшему дяде личную жизнь, ведь из-за меня он не мог водить домой женщин, но мне требовалось убежище от мира и людей! Стоило выйти на улицу, как меня тянуло к разным незнакомым людям с непреодолимой силой, появлялась отчаянная потребность укусить их до крови или просто подержать за руку. Каждый раз совершенно рандомных. Я не могла найти никаких связей, закономерностей. Одни люди были соблазнительнее других, кто-то отвращал меня, а кто-то оставался мне неинтересным, словно и нет никакого человека передо мной. Мне становилось страшно, казалось, схожу с ума. Хлоя, - соседка по общежитию, переживавшая из-за моего поспешного съезда, - услышав о моей проблеме, потащила меня в клуб готов, где неформалы добровольно резали себе руки, наполняя бокалы и стаканы своей кровью и предлагая всем желающим. Симпатичный парень, которого хоть сейчас к Блейду на казнь, настолько он был похож на известных по фильмам (но не по Сумеркам, нет, это плохой «справочник» о кровососущих тварях), протянул мне рюмку со своей кровью, оказавшейся для меня безумно притягательной. Неужто, я становлюсь вампиром? У них хорошая память? Они могут лечить рак? Глотая вязкую алую жидкость, — вкус которой был просто ужасен, честно говоря, хотелось срочно запить эту гадость чем-то, желательно водкой или вином, чтобы продезинфицировать ротовую полость, — моё сознание внезапно стало кристально чистым, я снова увидела их. У меня словно мощный вычислительный компьютер оказался на голове, способный из крови вытягивать все данные о ДНК. Всё было совсем как в больнице, когда держала руку дяди, с тем лишь различием, что теперь я могла интерпретировать больше чужих генов. Понимать их четче, осознавать, какой за что отвечает, как вообще работают их соединения. Эти знания просто появились после того, как кровь в стакане закончилась.       — Твой настоящий цвет волос рыжий и глаза зеленые, — парень перед до мной был брюнетом с темными глазами, но либо я сошла с ума, озвучивая то, что разрывало мою голову, либо парень был крашенным и с линзами.       Мой «донор» нахмурился, выглядя очень раздраженным и обеспокоенным.       — Мы знакомы?       Тогда, в том не особо уютном и броском клубе, я поспешно сбежала от юноши, даже забыв попрощаться с Хлоей. Я просто вышла на улицу, взяла такси и вернулась к дяде. Он, видя в каком я состоянии, открыл бутылочку вина, предложил посмотреть комедию, которую крутили по телику. Дядя уснул после второго бокала. Я не опьянела и после бутылки виски, которую открыла сразу за вином, потому что оно меня не взяло. У меня никогда не было такой сопротивляемости алкоголю.        С того дня, проходя практику в больнице медсестрой, иногда пила кровь пациентов, чтобы справиться с дурацким желанием узнать их ДНК. А ещё стала много тратиться на еду, потому что голод преследовал меня постоянно. И организм выбрасывал странные фортели, вроде того, как я начинала идеально видеть в темноте… Хлоя была обеспокоена моим состоянием, я стала дерганой и раздражительной. А кто бы не стал в такой ситуации?! Я либо сходила с ума, либо превращалась в какого-то стремного мутанта. Даже не знаю, была ли я марвеловского формата или DC, но в любом случае, легко мне не было точно! Так как от Хлои у меня не было секретов, я даже с каким-то облегчением вывалила на неё всё. Про мой постоянный голод, про эти странные особенности организма, про жажду чужого ДНК, про то, как смогла излечить дядю от рака. Хлоя мне не поверила, пока я не взяла её за руку и не исправила её зрение. У неё было минус два на оба глаза, не врожденное, но мои способности эволюционировали до такой степени, что подобное не становилось преградой для меня. Клетки чужого организма, как глина под умелыми руками скульптора, были полностью мне подвластны…       Меня забрали спустя неделю. Не знаю, как этой частной (а может и государственной) организации, забравшей меня, удалось обо мне узнать… возможно, обо мне рассказала Хлоя? Начались опыты. Честно сказать, если бы мои пленители не ограничивали мою свободу так радикально и не причиняли столько боли, я бы даже была рада своему заключению. Рада была бы, если бы меня излечили от моей ненормальности… Но никто лечить меня не спешил. Они использовали меня для того, чтобы узнать секреты генетической цепочки, а после — её стабилизации или изменения. Рак — это мутировавшие, но всё же клетки, а я, как выяснилось, могла с ними взаимодействовать посредством физического контакта с носителем. Так я излечила дядю, так подписала себе приговор на вечное заключение в стенах лаборатории. Меня исследовали, меня использовали, и всё ради науки, ради дня, когда они смогут создавать людей с удобным им генетическим кодом. Не человек, а немного неудобная машина по изменению чужой ДНК.       Не помню в какой год они решили, что пора и за моё тело взяться. Нет, меня изучали и раньше, но чтобы ставить на мне опыты? Кажется, это случилось после 2014? Нет, после 2015. В прокат уже вышла "Эра Альтрона", и мне принесли лицензионное CD.       Заставить мутировать меня у них получалось с переменным успехом. Я не стала ни Росомахой, ни Магнето, ни Мистик, ни каким-либо другим мутантом, когда меня ослепляли с помощью радиактивных отходов, когда меня облучали такими дозами радиации, что кожа тут же сходила с меня слоями, когда в мой генетический код пытались «подмешать» гены других людей и даже животных, когда меня обкалывали какими-то препаратами, кормили добавками, заставляли дышать газами (конечно, у них не было цели меня убить, а к таким смертельным опытам они приступили не сразу). Я не умерла по той простой причине, что когда среда становилась агрессивной ко мне, тело подстраивалось. Это напоминало мне Дарвина, из фильма «Люди икс: Первый класс», но у него это происходило иначе, по его собственному желанию. У меня за последние десять лет так и не вышло изменить собственное тело по своему желанию, зато тела других — сколько угодно. Давало бы мне это ещё контроль над их разумом, и я бы уж сбежала отсюда.       Моё тело менялось лишь тогда, когда на кону стояла моя жизнь, и то, после исчезновения угрозы, возвращалось в привычную форму, напоминая о мутации лишь жгучим чувством голода. Зато выяснился один радостный факт — я не старею. Хотя, такой ли уж радостный? Это скорее звучало, как ещё один приговор: я навечно останусь здесь.       Но в один прекрасный день Фортуна улыбнулась мне. Улыбка её была кровожадной и злобной, полной ненависти и отчаяния, но улыбкой самой, мать её, Фортуны! Всё это значило лишь то, что мне удалось выбраться из своего заключения, при этом вляпавшись в ещё более «замечательные» приключения. В тот день на мне испытывали новую лазерную пушку. Кажется, исследователи получали какое-то садистское удовольствие, наблюдая за моими муками в то время, когда организм только-только перестраивался для создания защиты против агрессии. В тот день я ощущала, что с моим телом что-то не так. Может, это результаты тех добавок, отдававших ужасной горечью в каше и гнилостным вкусом в апельсиновом соке, что мне вчера подмешали, но тело никак не могло найти защиту от лазера, который уже легко отрезал мне руку по запястье. Ученые не видели ничего страшного в том, чтобы кромсать меня на кусочки, ведь, как было выяснено на практике, я спокойно могла регенерировать.       На самом деле, единственными, игравшими со мной злую шутку, были сука-Фортуна и мой собственный организм. Тело так и не подобрало защиту от лазера, а я ведь даже малодушно начала надеяться, что умру в ходе этого эксперимента, и он нашел другой выход. Мне неизвестно, как это произошло, но внезапно луч перестал меня резать, начав наносить ожоги, ощущения от которых были столь ужасны, что казалось, словно сами кости плавятся. Ученые растерялись, а я ощутила, как вместе с расцветающими на моем теле ожогами растет и количество энергии. Что же отчебучил мой организм на этот раз?       Энергия копилась на протяжении шести долгих часов, за которые ученых в специальной кабинке, отделенной от места моего заключения навороченным бронебойным стеклом, стало ещё больше. Они о чем-то спорили с пеной у рта, порывались отключить лазер, но каждый раз находился кто-то, не позволявший этого сделать. Исследователи ожидали результата так же напряженно, как и я.       Не самое приятное чувство, когда тебя словно разрывает изнутри. Глазные яблоки, уши и рот спалило ко всем чертям, когда я попыталась закричать. Накопленное вырвалось из меня, уничтожая всё вокруг, и навороченное стекло не стало особой преградой. Проблема была в том, что я отдавала всё больше и больше энергии, хоть её совсем уже не оставалось, да и взяться ей во мне было больше неоткуда. Тогда-то и пошел другой процесс — я стала тянуть энергию из всего, что мне было доступно. Лазер к этому времени уже был разрушен, потому мне неведомо, откуда и какую энергию брало моё тело… но всё неожиданно завертелось, задрожало и потемнело. Меня протащило через мясорубку, иначе я эти ощущения не назову, и выкинуло на влажную от дождя асфальтированную дорогу. Это было настолько неожиданно и шокирующе, что внезапный удар металлической руки, размозжившей часть черепа, даже как-то отрезвил. Зарегенерировало тело, от которого, по идее, должны были остаться одни жалкие ошметки.       Мужчину с металлической рукой, напавшего на меня, можно было назвать симпатичным, не будь он из-за своих жирных паклей и небритости похож на неопрятного бомжа. Его каштановые кудрявые волосы чуть выше плеч действительно были сальными и действительно свисали сосульками на небритое лицо, искаженное в зверском выражении. Тупой взгляд напомнил мне тех «добровольцев», накачанных наркотой до отказа, которым я меняла генетический код по приказу моих пленителей. Мне было жаль тех людей, но себя ещё жальче. Тем более, за сотрудничество меня кормили сладеньким и давали книги, комиксы, музыку и фильмы. Иногда даже позволяли поиграть в приставку. Да, я взрослый человек и всё такое, но, черт возьми, без каких-либо развлечений в одиночной камере можно и с ума сойти!       Я была недостаточно быстра, чтобы уворачиваться от ударов разъяренного (ой ли? Может, он просто под «кайфом»? Под своеобразным, правда, но это смотря какая наркота попалась) мужчины. Я не Флэш, зато я почти бессмертна. И бонусом после лазера не чувствовала боли. Тело регенерировало, пока мужчина наносил всё новые и новые удары, выбивающие из меня кровь и даже куски плоти.       Незнакомец и его внешний вид вызывали смутное узнавание, а врезавшаяся в дерево машина, в которой сидели двое (их гены были не очень интересными, меня даже не тянуло их укусить) и ещё пять штук чего-то вкусненького покоилось в багажнике — усиливали чувство дежавю. Это всё было довольно узнаваемо, если поднапрячь мозги. Захотелось увидеть живое воплощение моей Фортуны и дать ей в глаз или отблагодарить матушку-природу за свою мутацию, из-за которой я здесь. Какая-то часть меня радовалась тому, что я свободна, другая — этому попаданию, столько возможностей и просто интересный мир, третья же на уровне инстинктов кричала что-то вроде: «Здесь столько вкусненького!». Ну да, мутантов с интересными способностями здесь действительно много, боюсь, оперативной памяти моего мозга не хватит, чтобы запомнить все коды… Но тут проблема ещё с добычей их крови… и я снова не о том думаю!       Если я там, где предполагаю, то против этого накачанного мужчины, похожего на бомжа, мне поможет только одно. Челюсть регенерировала хуже всего, потому что много ударов Зимнего Солдата приходилась на голову. Меня не мотало по всему шоссе от ударов только по тому, что я по массе почти приближалась к рослому мужчине. Не из-за своих странных сил, а просто из-за более плотных костей от рождения. Так что мы с товарищем кружились практически на одном месте, причем молча: я всё еще не ощущала боли, потому и не возмущалась особо, раздумывая о ситуации и ожидая, когда смогу хоть что-то сказать. В какой-то момент вместо бульканья удалось выдать связную речь:       — Желание. Ржавый. Семнадцать. Рассвет. Печь. Девять. Добросердечный. Возвращение на Родину. Один. Товарный вагон.       Код активации Зимнего солдата появился в голове за какие-то доли секунд. Вместе со зверским голодом. Да уж, наверное лаборатория тратила огромные деньги не на опыты, а чисто на прокормку одной меня. И это вовсе не шутка, и не преувеличение. После изменения своего или чужих организмов, я ела, как не в себя. Хотя, думаю, от голода не помру: тело посчитает внутреннюю угрозу смерти от истощения такой же агрессивной средой, как и повышенный радиационный фон и просто трансформируется для поглощения другой энергии как в случае с лазером в лаборатории.       — Жду приказаний.       Металлический кулак застыл перед моим многострадальным носом. Я облегченно вздохнула, осознавая, что мои мозги могли отнюдь не эстетично расплескаться по асфальту, как кровь и печенка пару минут назад.       — Замри, солдат. Подумай пока о возможных путях отхода и местах, где нам будет надежнее всего спрятаться.       Моя нервная система не была усовершенствованна моей мутацией, как мозг, но после десяти лет заключения была готова ко всему. Даже ко встрече с богом или новости о том, что мы живем внутри матрицы, погруженной в ещё одну матрицу на случай, если люди вырвутся из первой.       Люди в машине были живы. Это хорошо. Не очень молодые, но не совсем старики, мужчина и женщина смотрели на меня с легким налетом страха. Я уже говорила, что не могу управлять сознаниями, хотя мутациями вполне?       — Я не видела вас, вы не видели меня, окей? Скорее звоните в 911 или куда там принято звонить миллиардерам? В общем, не знаю, кто сюда приедет за вами, но вам лучше быть настороже. Гидра и прочие злодеи не спят.       Кажется, это был отходняк или просто голод скручивал мои мозги в такую загогулину, что думать адекватно просто не получалось. Мне просто хотелось жрать, а не разговаривать с людьми! Старки были настолько ошарашены моим приходом, а возможно, еще и контужены после аварии, что совершенно ничего мне не ответили. Тем лучше. Может, из-за шока они даже не вспомнят меня?       Оставив растерянных стариков, полезла в багажник их машины. Мне хотелось есть, а у них там было что-то вкусное! Правда, нормальные вкусняшки не хранят в кейсах, но и я не только обычные снэки ем. Люблю, знаете ли, легкие завтраки: ДНК мутантов там или сыворотку суперсолдата! А вот кстати интересно, а сыворотка суперсолдата подействует на меня или тело и эту мутацию обернет вспять? Сволочное тело. Люблю его. Иногда.       Бросив кейс в машине, почти нежно прижимая награбленное к груди, подошла к застывшему Зимнему солдату. Это забавно, видеть такого мускулистого рослого мужика в боевой стойке, со всё ещё вытянутым кулаком биомеханической руки, если забыть о том, что совсем недавно именно этот кулак чуть меня не убил. Хотя, это был бы интересный опыт: успел бы мой организм адаптироваться под удар, а если да, то как? И если бы не успел, то заработала бы регенерация или я бы скончалась? В лаборатории успели выяснить только то, что убить меня может отрубание головы, причем голову нужно держать как можно дальше и дольше, потому что спустя секунд пять она прирастала и всё было нормально, либо меня убивает вырывание сердца. Посторонние предметы в моем теле жизнедеятельности не преграда, потому только расчленение и вырывание самого важного органа (без остальных я могла прожить ровно столько, сколько понадобится для регенерации).       Похлопала солдата по плечу, отдав приказ «вольно». Нам нужно было валить отсюда и как можно скорее, не хотелось рисковать понапрасну.       Баки — золотко. Он смог продумать наш отход, сказав, что где-то в лесу есть отличная неприметная пещера, чтобы переночевать. Без него я снова загремела бы в какую-нибудь лабораторию, ну вот прямо с лету, а с Зимним солдатом ещё могла побарахтаться. Выпив три пакетика сыворотки на ходу, чтобы притупить голод и провести анализ, пока приходилось бездумно выполнять приказы и наставления моего ручного солдатика, я припрятала ещё два пакетика как раз для него. Мне нужен хренов Зимний солдат, чтобы получить время на передышку и придумать, куда несчастной мне податься и что теперь делать. Неожиданно свалившаяся на меня свобода обескураживала, если честно. Я просто не знала что делать с ней и боялась наломать дров, если вдруг пойду на поводу у эмоций. В одном мире уже испортила всё своими импульсивными решениями, больше наступать на одни те же грабли не хотелось.
Примечания:
* вообще, в Нью-Йорке по этому адресу находится Хард Рок кафе, как мне сообщили гугл-карты.

Глава исправлена 20.05.18.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.