Покорители стихий +78

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Аватар: Легенда об Аанге (Последний маг воздуха), Аватар: Легенда о Корре (кроссовер)

Основные персонажи:
Аанг (Проворные ноги), Азула, Айро (Муши, Дракон Запада), Джет, Зуко (Синяя Маска, Ли, Зу-Зу), Катара (Цветная Леди, Сафира Огонь), Мэй, Озай (Король Феникс), Сокка (Вонг Огонь), Тоф Бейфонг (Слепой Бандит, Беглянка), Аватар Корра, Ноатак (Амон)
Пэйринг:
Аанг, Корра и остальные канонные
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Драма, Фэнтези, Экшн (action), Hurt/comfort, AU, Антиутопия, Дружба
Предупреждения:
Элементы гета
Размер:
Макси, 197 страниц, 31 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Невероятное развите сюжета!» от Mr. Exrud
«За следование традициям канона» от Эмер
Описание:
Аанг пробыл в айсберге гораздо дольше положенного срока, Катара и Сокка его не освободили. Озай захватил мир. Тем временем дух Темного Аватара вырывается на свободу, выбирая своей жертвой Корру - обычную девушку из Племени Воды. В попытке спастись, Корра случайно разбивает лед и освобождает Аанга. Теперь Темному и Светлому Аватарам предстоит встретиться в решающем сражении. А тут еще на горизонте вырисовались уравнители, решившие покончить с жестоким правлением огненной семьи и с магией в целом.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
1. Полное AU канонных событий.
2. Из ЛОК взяты только отдельные персонажи и идея с уравнителями.
3. Возможна смерть одного или даже нескольких персонажей.
4. От первого лица только пролог.
5. В отзывах много спойлеров.

Глава 10. Из прошлого. Часть вторая

4 октября 2016, 09:04
В ле­су пах­ло све­жестью и сво­бодой. Пти­цы пе­ли где-то вы­соко, сол­нце про­бива­лось сквозь вет­ви. Ка­тара впер­вые за дол­гие го­ды по­чувс­тво­вала се­бя пол­ной сил. Она усмехнулась, вспоминая лица стражников, когда она использовала магию крови на них. Лишь пара движений — и тюрьма превратилась в клетку для мучителей. Это стоило всех этих лет тренировок на грани выживания. Она улыбнулась шире, вспоминая благодарные взгляды остальных заключенных, которых она освободила.

Еще оставалась целая неделя до того, как караул опять сменится. То-то они удивятся, найдя в клетках вместо покорителей воды собственных людей. Катара вдохнула полной грудью, успев за это время отвыкнуть от чистого влажного воздуха, и зашагала бодрее, с каж­дой ми­лей отдаляясь все даль­ше от не­навис­тной тюрь­мы.

Не зна­ла, что де­лать даль­ше. Воз­вра­щать­ся на Юж­ный по­люс бы­ло опас­но: на­вер­ня­ка там ее уже жда­ли бы. Зна­комых в Царс­тве Зем­ли у Ка­тары не бы­ло. Она с грустью подумала о Сокке, которого, возможно, больше никогда в жизни не увидит. Мысли о брате придавали ей сил в тюрьме, она тешила себя иллюзией, что выберется оттуда и вернется домой, но теперь, когда цель была достигнута, иллюзии развеялись, оставляя лишь горький осадок.


***




— Этот город — тюрьма, — сказал Зуко, разглядывая улицы Ба Синг Се. Он старался не обращать внимание на дядю, который так и лучился оптимизмом, несмотря на то, что они оказались в нижнем кольце города — грязном и оборванном. — Я не хочу здесь жить.

— Жизнь все равно идет, где бы ты ни был, хочешь ты этого или нет, — заметил дядя. — А теперь пойдем живее, я нашел нам работу, начинаем прямо сегодня.

Юноша кисло улыбнулся, но за дядей последовал. Нашел работу Айро в чайной.

— Ну а где же еще? — иронически закатил глаза Зуко, повязывая фартук. Работать официантом ему не очень хотелось, но другого выхода не было — с тех пор, как они стали беженцами, нужно было содержать самих себя. У Зуко мелькнули мысли о воровстве, но он сразу же отмел их — не хотелось начинать свободную жизнь с преступления.

Первый рабочий день показался просто кошмарным: он шнырял между столиков и путал заказы, голова его была забита абсолютно другим. Расслабиться он смог только вечером, поднявшись в душную комнатку, которую дяде Айро удалось снять. Мысли о невыполненном долге и невозможности вернуться домой тревожили его.

— Хочешь чашечку чая? — участливо спросил у племянника Айро.

— Мы весь день провели в чайной. Меня уже тошнит от одного упоминания о чае, — сердито ответил юноша.

— Тошнит от чая? Это все равно, что тошнит от воздуха, — дядя развел руками. — Ты весь день злишься. Почему?

— Я запутался, дядя. Я уже не знаю, что правильно, а что нет. Мы застряли в этом городе, и я потерял цель своей жизни. Отец уже никогда не примет меня обратно.

— А этого ли ты хочешь?

— Что? — не понял Зуко. — Дядя, я несколько лет провел в поисках Аватара, неужели ты не заметил, что я жажду этого больше всего на свете?

— Ты хотел доказать отцу, что чего-то стоишь. Ты думал, что отец вернет твою честь, когда ты поймаешь Аватара. Он так сказал тебе.

— Так и есть.

— Но ты пока не понимаешь, что твою честь никто и не отнимал. Она всегда была и будет с тобой, пока ты совершаешь достойные поступки. Если твои сердце и разум будут открыты, обещаю, ты найдешь свою истинную судьбу. Возможно, даже раньше, чем сам ожидаешь этого.

Зуко ничего не ответил. Он отвернулся к окну, глядя на далекие холодные звезды. Они, как и вос­по­мина­ния о его бы­лой жиз­ни, сов­сем не сог­ре­вали его сер­дце.

Но через пару недель вдруг случилось то, чего не ожидал никто из жителей города. Небо потемнело, но тучи мало напоминали грозовые, скорее, они были похожи на сгустки копоти.

— Ты тоже чувствуешь это, дядя? — спросил Зуко. Сердце его учащенно билось, будто он пребывал в лихорадке.

— Комета Созина вернулась, — кивнул тот, будто бы ни капельки не удивился. — Она возвращается каждые сто лет. Видимо, время снова пришло. В этот день сила всех магов огня возрастает до запредельных высот. И ты, и я уже успели ощутить это. Уверен, мой брат не упустит возможности.

— О чем это ты, дядя?

Но он уже и сам понял. Где-то вдали били в гонг, а на постах зажигались сигнальные огни. Страна Огня напала на Царство Земли.


***




В лесу несложно было заплутать. Катара передвигалась теперь лишь по ночам, опасаясь появляться в людных местах днем — ее могли узнать. Вдруг она ус­лы­шала ка­кой-то шо­рох за спи­ной. Ос­та­нови­лась, прис­лу­шива­ясь, и мог­ла пок­лясть­ся, что тот, кто прес­ле­довал ее, то­же ос­та­новил­ся. Она чувс­тво­вала би­ение сер­дца, чувс­тво­вала го­рячую кровь. Че­ловек был сов­сем ря­дом. Не обо­рачи­ва­ясь, она под­ня­ла ру­ки и тут же ус­лы­шала сдав­ленный вскрик за спи­ной: про­тив­ник яв­но не был го­тов к та­кому по­воро­ту.

— Кто ты? — гром­ко спро­сила Ка­тара, с по­мощью ма­гии кро­ви вы­тас­ки­вая из-за бли­жай­ше­го де­рева де­воч­ку лет пят­надца­ти. За эти годы она настолько успела развить мастерство покорения воды, что больше не нуждалась в полнолунии. Тем­ные во­лосы спа­дали незнакомке пря­мо на гла­за, зак­ры­вая их гус­той пе­леной.

— Че­го те­бе нуж­но?

— А че­го нуж­но тебе? — сер­ди­то па­риро­вала та. Ка­тара да­же рас­те­рялась на се­кун­ду, и де­воч­ка тут же этим вос­поль­зо­валась: но­ги по­кори­тель­ни­цы во­ды ми­гом увяз­ли в зем­ле по щи­колот­ки. Ка­тара вскрик­ну­ла и от­пусти­ла дев­чонку.

— Кру­той трюк, — та раз­мя­ла ру­ки. — Где на­учи­лась?

— В тюрь­ме, — ог­рызну­лась Ка­тара.

— Зна­чит, ты из бег­лых? — по­ин­те­ресо­валась нез­на­ком­ка, от­бра­сывая во­лосы на­зад. Ка­тара лишь мол­ча кив­ну­ла, вни­матель­нее приг­ля­дыва­ясь к ней. Взгляд притя­гива­ли необычные глаза: светло-серо­го оттен­ка, блеклые, будто выцвет­шие. Она почти не моргала и смотрела вперед, но в то же время, каза­лось, ниче­го не заме­чала. Ка­тару вдруг пора­зила догадка: эта девочка слепая!

— Ме­ня Тоф зо­вут, — пред­ста­вилась тем вре­менем де­воч­ка.

— Катара, — пробормотала она в ответ. — А что ты здесь делаешь одна?

— У меня сверхсекретное задание. Но ты мне понравилась, поэтому я расскажу тебе. Ты силь­ный маг. Хо­чешь пой­дем даль­ше вмес­те? Мне бы пригодился такой напарник.

— С че­го ты ре­шила, что нам по пу­ти?

— У меня сложилось впечатление, что ты не знаешь куда отправиться. Как и я в свое время.

Па­ру ми­нут Ка­тара мол­ча­ла, взве­шивая за и про­тив. За­тем кив­ну­ла, са­ма не ожи­дая от се­бя та­кого.

— И куда нужно идти?

— К границе Страны Огня. Выручим парочку заключенных, которых еще не успели переправить в тюрьму.

И они продолжили путь вместе. Катара уже успела при­выкнуть быть оди­ноч­кой за все это время. Но Тоф, ка­жет­ся, то­же ред­ко рань­ше про­води­ла вре­мя в ком­па­ни­ях. Дол­гое вре­мя они мол­ча­ли, не зная, что ска­зать друг дру­гу. Ка­тара не хо­тела на­вязы­вать­ся, а Тоф яв­но ус­тра­ива­ло пу­тешес­тво­вать мол­ча.

— А я то­же сбе­жала когда-то, толь­ко из до­ма, — сказала Тоф однажды, когда они разожгли ночью костер и грели возле него руки.

— Те­бя наш­ли лю­ди ог­ня? — не поняла Катара.

— Нет, мне прос­то не хва­тало сво­боды, — по­жала пле­чами де­воч­ка. — Ро­дите­ли слиш­ком опе­кали. Счи­тали ме­ня не­уме­хой. А ког­да я до­каза­ла им, что чего-то да стою, лишь уси­лили кон­троль. Как буд­то за­пер­тые две­ри мог­ли бы ме­ня удер­жать, — она ус­мехну­лась. В сумерках она каза­лась необычным призраком: темные воло­сы, бесцветные, широ­ко открытые глаза. — Но люди огня, конечно, тоже подтолкнули меня к уходу. Не хотелось угодить в их лапы.

— Не ску­ча­ешь по родителям?

— По­ка не очень. Ты бы зна­ла, как они ус­пе­ли вы­нес­ти мне мозг за все го­ды мо­его су­щес­тво­вания.

— А я ску­чаю по ма­ме с па­пой, — вздох­ну­ла Ка­тара. — Ма­му уби­ли, ког­да мне бы­ло во­семь. Отец по­гиб на вой­не.

— Грус­тно это все, — Тоф то­же вздох­ну­ла.

— Ког­да ме­ня пой­ма­ли лю­ди ог­ня, то заб­ра­ли все лич­ные ве­щи, в том чис­ле и оже­релье ма­мы. Мне так жаль, что я не уберегла его. Это было единственным напоминанием о ней.

— Но они ведь не заб­ра­ли глав­но­го — твои вос­по­мина­ния. А ве­щи име­ют свой­ство ло­мать­ся или те­рять­ся. Не сто­ит грус­тить из-за них.

— Вос­по­мина­ния то­же сти­ра­ют­ся со вре­менем, — по­кача­ла го­ловой Ка­тара. Она снова подумала о потерянной семье. И хоть Сокка был жив (она надеялась на это), он все еще оставался таким же недосягаемым, как и мама с папой.

Катара тихонько вытерла рукой глаза, радуясь, что Тоф этого не заметит. Огонь тихо потрескивал.


***




«Ба Синг Се захвачен», — Зуко никогда не мог подумать, что когда-нибудь услышит подобные слова. Великий когда-то город сдался, когда покорители огня окончательно пробили оборону.

Зуко знал, что отец вот уже как пару недель находился в городе. Но он даже не пытался добиться его аудиенции, знал, что ему нечем порадовать того. Да и не хотелось. Теперь он все чаще вспоминал слова дяди, который говорил, настолько жесток Озай. Еще пару лет назад он бы отмахнулся как обычно, но теперь у Зуко будто открылись глаза. Он видел горящие дома и рухнувшие стены, слышал беспомощные крики людей, которых уже было не спасти. И он не хотел возвращаться. Не хотел продолжать династию жестоких бессердечных правителей. Но и пойти против собственного отца не мог.

Им с дядей повезло, что они находились в среднем кольце: жителей нижнего круга истребили всех до единого.

— В город прибыли чиновники Озая, здесь теперь будет столица Огненной Империи, — Айро вошел в тесную комнатушку, где они все еще влачили свое существование. Стражники с подозрением проверили их поддельные документы, но все обошлось: никто уже не узнавал в старике бравого когда-то генерала. Шрам Зуко тоже не выделялся: теперь в бывшем Царстве Земли были сотни таких же изувеченных, как и он.

— Откуда ты все знаешь, дядя? — вздохнул Зуко.

— У меня свои источники. Расскажу, когда ты будешь готов.

Зуко промолчал. Он вообще много молчал в последние дни.

— Чи­нов­ник Ука­но со своей семьей то­же здесь, — про­ница­тель­но заметил Ай­ро. Зу­ко за­мер. Ука­но был от­цом Мэй.

План назрел сам собой: Зуко мог становиться незаметным при надобности. Сложнее всего было пробраться в верхнее кольцо: туда теперь пропускали только по личному разрешению самого правителя Феникса — так велел себя называть Озай. Пришлось компактно уместиться в багаже одной из новоприбывших высокопоставленных семей.

В комнате Мэй царил идеальный порядок, но по углам все еще лежала масса нераспакованных вещей. Зуко с улыбкой взглянул на кинжал с рубином в рукоятке: Мэй никогда не любила холодное оружие, но зато с ловкостью могла воспользоваться им, если потребуется.

Он услышал шаги в коридоре и напрягся, а когда дверь открылась, то юноша в долю секунды оказался пришпиленным метательными дротиками к стене. Все они проткнули его одежду, ни на миллиметр не задев тело.

«Узнаю прежнюю Мэй», — мысленно хмыкнул он, разглядывая стройную девичью фигурку. Она заметно изменилась со дня их последней встречи: стала выше и взрослее. Вот только выражение лица осталось прежним: преувеличенно спокойным, но Зуко знал, что это всего лишь маска, которую девушка снимала лишь перед действительно близкими.

— Го­вори, кто та­кой, — спросила она, и в голосе прозву­чала уг­ро­за. — За­чем заб­рался в мой дом? Го­вори, ина­че я по­зову ох­ра­ну.

— Хо­тел по­гово­рить с то­бой, — Зу­ко ус­мехнул­ся, уви­дев, как на се­кун­ду на ли­це Мэй мель­кну­ло не­дове­рие. Но она быс­тро взя­ла се­бя в ру­ки. По­дош­ла бли­же и рез­ким дви­жени­ем сдер­ну­ла с го­ловы пар­ня ка­пюшон. А за­тем ед­ва сдер­жа­ла удив­ленно-ра­дос­тный вскрик.

— Зу­ко?

— Собс­твен­ной пер­со­ной.

— Но… Как? — она се­ла на ди­ван, гля­дя, как он вы­дира­ет дро­тики из ру­кавов. На сте­не ос­та­лась па­ра от­ме­тин.

— Я бы очень хо­тел рас­ска­зать те­бе, но бо­юсь, у ме­ня нет вре­мени на это. Я при­шел за то­бой.

— Что? — гла­за ее су­зились, она под­ня­лась с ди­вана и по­дош­ла к не­му поч­ти вплот­ную. — Мы не ви­делись че­тыре го­да, ты не по­дал мне ни еди­ного зна­ка, что с то­бой все в по­ряд­ке, а те­перь вот так вры­ва­ешься в мой дом и за­яв­ля­ешь это? Я ду­мала, ты по­гиб. Да все так счи­та­ют.

Одним резким движением он притянул ее к себе и поцеловал.

— Пусть ос­та­ют­ся при сво­ем мне­нии, это мне на ру­ку, — прошептал он, проводя рукой по ее волосам. — Глав­ное, ты те­перь зна­ешь прав­ду. Пой­дем со мной. Мы смо­жем из­ме­нить не толь­ко на­шу жизнь.

— Как? Как ты со­бира­ешь­ся все ис­пра­вить?

В ко­ридо­ре пос­лы­шались ша­ги. Кто-то приб­ли­жал­ся к по­ко­ям де­вуш­ки.

— Ухо­ди, — про­шеп­та­ла она. — Ухо­ди не­мед­ленно, ина­че те­бя пой­ма­ют.

Зу­ко сом­не­вал­ся все­го се­кун­ду, а за­тем, на­пос­ле­док взгля­нув ей в гла­за, прыг­нул в от­кры­тое ок­но. Взби­ра­ясь по кры­ше, он слы­шал аб­со­лют­но спо­кой­ный го­лос Мэй, что-то объ­яс­нявший неж­данно­му гос­тю.

— Ну как? — спро­сил Ай­ро, ус­лы­шав, как дверь ком­на­ты пле­мян­ни­ка ти­хонь­ко скрип­ну­ла. Тот лишь по­жал пле­чами. Наверное, Мэй ус­пе­ла его раз­лю­бить.


***




В воздухе все еще витала не успевшая осесть пыль.

— Это было круто, — Тоф потерла ладони. — Я бы, конечно, и сама справилась, но с тобой получилось намного эпичнее.

Катара лишь с гордостью пожала плечами, прокручивая в памяти момент недавней схватки. Тоф создала пылевое облако, а она с помощью магии крови без труда выловила в нем дезориентированных стражников. Сейчас они все лежали возле валуна, надежно связанные.

— Да, мы неплохо поработали, — девушка ободряюще улыбнулась бывшим пленникам, которые все еще не верили своему счастью. Все они были магами земли, которых теперь безжалостно отлавливали. Некоторых уничтожали сразу, других забирали в Страну Огня, чтобы запереть в тюрьмах.

Катара вспомнила дни своего заключения и содрогнулась: даже спустя долгие недели она помнила каждую минуту, проведенную в этом аду. Она не желала подобной участи ни одному человеку.

— Ты обдумала мое предложение? — спросила тем временем Тоф.

— Да. Я согласна.

— Прекрасно. Тогда отправляемся в Ба Синг Се. Ты даже представить себе не можешь, сколько всего нам предстоит еще сделать.


***




Стук двери вывел Зуко из задумчивости. Кто мог явиться в столь поздний час?

— Открой, племянник, — попросил его Айро. Он почему-то не выглядел встревоженным. Юноша спустился вниз по лестнице и с опаской отворил дверь, а затем замер на месте, не в силах поверить своим глазам.

— Мэй?

— Собственной персоной, — с улыбкой ответила она. — Не впустишь?

— Проходи, конечно, — он посторонился, пропуская ее внутрь. — Ты одна?

— Естественно, — она закатила глаза, будто своим вопросом Зуко оскорбил ее.

— Но как ты? Как…

— Ты оставляешь следы, — просто ответила она, разглядывая их квартирку. — Бедновато, но сойдет на первое время. Что ты там говорил про перемены?


По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.