TSAR EFFECT 1728

Mr.Eugene автор
Laughing Axeman соавтор
Koraan бета
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Mass Effect

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 259 страниц, 23 части
Статус:
в процессе
Метки: AU Ангст Драма Насилие Нецензурная лексика ОМП ООС Повествование от первого лица Попаданчество Смерть второстепенных персонажей Фантастика Философия Экшн Элементы гета Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Жанр – попытка соединить любимые мною альтернативную историю и похождения попаданцев, но с отходом от «классики», так что не ждите не распавшегося СССР и смеси эпического героя, терминатора и Рэмбо в одном флаконе.
Глазами человека, решения которого повлияют на сотни тысяч жизней, вы сможете взглянуть на альтернативную предысторию мира ME, в котором человечество пошло по знакомому, но очень необычному пути. Реставрация старого, его развитие и ответы на вызовы переломной эпохи в жизни галактики

Посвящение:
Спасибо моему другу Илье, персональному критику и отличному спецу по ME.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Я не пишу фанфик ради фанфика, моя цель набить руку, попробовать себя в этой стезе. Моя конечная цель это оригинальные произведения, и на пути к ней я решил потренироваться на кошках, то есть на фанфиках. Из всех вселенных решил начать с mass effect, частично от влияния, которое на меня произвели Germanium Effect и Красный Космос. Я новичок, поэтому ждите сумбурности, много косяков, в том числе и сюжетных. Предупреждаю сразу, слишком сильно углубляюсь в детали, и ничего с собой поделать не могу.
Критикуйте смело, если появятся конструктивные идеи, как улучшить или наоборот, чего лучше не делать, пишите в личку.



Группа вконтакте, где будут выкладываться изображения по фанфику - https://vk.com/club133328174 .

Все права на вселенную Mass Effect принадлежат BioWare & EA

Все совпадения имен и названий случайны

И да, я переписал аннотацию.

Пролог

25 августа 2016, 23:39
      Кому-то суждено умереть трусом, кому-то героем, кому-то никем. Мне же, как оказалось, суждено было стать жертвой своего внутреннего альтруиста, который ни секунды не задавался вопросами и не медлил — лишь заставил тело сработать на пределе своих возможностей, рвануть вперёд и оттолкнуть шедшую впереди меня девчушку в огромных наушниках от неминуемой гибели. Мгновение спустя, большущий мерин, чей хозяин явно возложил анатомические подробности на скоростной режим, сбивает меня. Отдалённо я слышу гул, в котором признаю биение своего сердца. Мир вокруг меня замедлился. Мои мысли чисты и спокойны. Я должен был бы вопить и корчиться от адской боли, но вместо этого я… мне больно. Я знаю это. Именно осознаю, но не чувствую. Перед глазами, с нарастающей скоростью проносятся кадры из моей жизни, даже те, которые я давно забыл. Или даже те, которые и помнить-то не должен. Младенчество, заботливый голос матери. Впервые на моей памяти, пусть и от радости, но проронивший слезу отец, который осторожно держал в руках своё величайшее достижение, которое он ставил даже выше звезды героя. Раннее детство, игры на детской площадке, первая драка, после которой отец начал, наконец, ставить мне удар. Школьный учитель истории, заразивший меня любовью к своему предмету. Папа военный-артиллерист, распаливший во мне огонь, который только солдат или его сын способны понять. Постоянные переезды, каждые два-три года новая школа. Долгожданная квартира в собственность в Подмосковье за выслугу лет. Рождение сестренки. Первая настоящая любовь, выпускной, жаркая ночь, уход в армию, письмо от неё: «я не могу ждать». Дембель, ссора с отцом, который настаивал на продолжении службы и на поступление в военный ВУЗ, я же выбрал то, чем был болен — историю. Поступление на исторический факультет, знакомство с отцом Дмитрием, подбившим меня вступить в их патриотический клуб, где половина членов молодые священники и дьяконы, а вторая: сборная солянка из студентов и взрослых «дядечек» — ветеранов из правоохранительных органов. Занимались мы всем, от пейнтбола и страйкбола до исторического фехтования, а также поисковыми миссиями по обнаружению останков погибших во время Великой Отечественной Войны. Увлекательные походы, теологические и исторические диспуты у костра в лесу. Неудачи на личном фронте, о которых я быстро забывал, подработка школьным учителем истории… вот бы мой первый учитель посмеялся, если бы узнал. Наконец, калейдоскоп воспоминаний меркнет. Я ни о чём не жалею. Я жил честно, не лгал себе и не знал такого греха, как трусость. Но, так или иначе, скоро всё закончится, ведь я — просто груда переломанных костей, которая сейчас перелетает сбившую ее машину. Затуманенным взором я вижу приближающийся серый асфальт. Скоро. — Потерпи немного… — Мысленно говорю я то ли себе, то ли Господу.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.