Твоей дорогой 5

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Волков Александр «Волшебник Изумрудного города»

Пэйринг и персонажи:
Торм, Харт, Бойс, Клем
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, Фэнтези, Психология, Любовь/Ненависть
Предупреждения:
Изнасилование, ОМП, ОЖП, Беременность
Размер:
планируется Миди, написано 62 страницы, 15 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Продолжение фанфика "Уничтожить бога" https://ficbook.net/readfic/1443533
Марран Рахем и жительница Изумрудного города Селина снова встречаются и возвращаются в долину Марранов. В долине царит власть аристократов.
Название фанфика пока рабочее, может поменяться.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
На форуме Изумрудного Города я Shadow

15

3 августа 2018, 17:37
…Бойс сидел на троне бывшего князя и барабанил пальцами по подлокотникам. Харт и Клем, наоборот, сидели, боясь пошевелиться — Бойс думал. Голова у парня варила как надо, и поэтому его соратники старались ему не мешать.

Надо было спешить — у дворца уже собиралась толпа, но Бойс сказал, что «лучше пусть немного подождут, чем выйти к ним неготовыми».

В дверь постучали и, не дожидаясь ответа, вошли. Это были Марраны, которые были отправлены проследить за тем, что княжеская чета достаточно удалилась из Долины.

— Ну, как? — в голосе Бойса звучало нетерпение.

— Князь почти у Болтунов, его переведут через границу.

— Переведет Торг?

— Да, как ты и сказал.

— Отлично. А княгиня?

— Она убила себя. Бросилась со скалы. Мы не смогли ее остановить.

Бойс, Харт и Клем переглянулись и заметно расслабились.

— Плохо, но что теперь сделаешь. Ладно, идите. Пришлите мне ребят, которые допрашивают полицейских.

— Хорошо.

Дверь закрылась, и Бойс позволил себе улыбнуться.

— Отлично, так даже лучше. Она вызывала беспокойство — слишком была привязана к дочери и при этом ей было нечего терять. А ее трусливый муж нам не навредит — он слишком боится за свою шкуру. Итак, парни, нам нужно подумать о том, что мы будем делать. У нас достаточно большое количество пленных. Если всем раскроить черепа — никто не захочет палача как выбранного старейшину.

Харт наклонился вперед на своем резном кресле:

— Подземные рудокопы — люди, у которых я был в плену — сделали так: они дали выпить всей своей знати волшебной усыпительной воды. Если выпить такой воды — ты уснешь и забудешь все свое прошлое. Рудокопы внушили своим королям, что те — обычные люди, пахари там, кузнецы, ткачи. И сейчас живут в мире и согласии.

— Да, но для этого и другим пришлось все забыть. Без всякой волшебной воды, — резонно заметил Клем, и Харт нахмурился.

— Я не хочу забывать. Для того, чтобы забыть, надо сначала простить, а некоторым вещам нет прощения. Может, те короли угнетали рудокопов не так, как наша знать нас. Я видел, как рудокопы сидят, например, за столом с бывшими королями и общаются с ними как ни в чем не бывало.

— Но тогда что с ними делать? — спросил Клем, и Бойс хлопнул в ладоши, призывая к вниманию.

— Мы должны думать о будущем, — начал Бойс. — Да, мы сейчас свергли аристократов, но только от нас будет зависеть, сможем ли мы жить лучше, чем жили до этого. Сможем ли мы построить уютные дома для всех, посадить фруктовые деревья и все такое прочее.

Харт и Клем напряженно молчали — ждали, что Бойс предложит дальше.

— Если мы увлечёмся местью, у нас не останется ни сил, ни времени на то, чтобы сделать нашу Родину прекрасной. Но и слишком великодушными нельзя быть, иначе нас снова поработят. Мы должны быть всегда готовы, что кто-нибудь, сейчас или через несколько лет, потребует от нас подчинения. Мы должны быть готовы защищать свою свободу и свою жизнь. Дальше. Мы должны жить мирно с соседями, чтобы если вдруг случится что-то такое, с чем мы не сможем справиться, они бы нам помогли. Это еще одна причина, почему у нас в Долине не должны течь реки крови, пусть даже и этих тварей аристократов, — он помолчал и продолжил. — Значит так… Самых кровопийц — тех, кто мучил наших женщин, был надсмотрщиками и самыми жестокими полицейскими — мы уничтожили в бою. Они и не хотели сдаваться — знали, что им не будет пощады.

Харт и Клем удовлетворенно улыбнулись и кивнули. Бойс продолжил:

— Остались их прихвостни. Я сейчас занимаюсь тем, чтобы разделить их на тех, кто служил из страха за семью и тех, кто получал удовольствие от власти над сородичами. Их судьба должна быть разной.

— Это будет справедливо, — сказал Клем.

— Ну у тебя и голова! — присвистнул Харт.

В дверь опять постучали и вошли.

— Бойс, мы допросили всех, кто сейчас в тюрьме. Разделили на группы. Главных прихвостней и тех, кто служил из страха.

— Посадили в разные камеры? В разные части тюрем?

— Да, все как ты сказал.

— Отлично, — Бойс встал и, заметно волнуясь, обратился ко всем присутствующим. — Мы начинаем. Гор, иди и скажи всем нашим главным ребятам, чтобы сзывали всех Марранов на площадь перед дворцом. К полудню.

— Так долго ждать?

— Ничего, подождут. Говорите всем, что они свободны, чтобы одевали лучшие одежды и шли сюда. Говорите, что им теперь бояться нечего.

Гонец вышел, и главари бунтовщиков подошли ближе друг к другу.

— Так, ребята, у нас есть час-два, не больше. Мы должны подготовить речи. Давайте все обсудим, — Бойс воодушевлялся все больше и больше, видимо, теперь он точно придумал, как и что они будут делать. — Начну говорить я, потом вы. Всем хватит хороших слов, не беспокойтесь. Мы еще все это отрепетируем. Но сначала… — он остановился и посмотрел на своих товарищей — потных и грязных после сражения, посмотрел на лицо Харта в царапинах от ногтей Юмы. — Да, сначала нам нужно привести себя в порядок. Быстро переоденьтесь в чистое, умойтесь, расчешитесь. Мы — вожди восстания — не должны выглядеть, как бандиты. А ты, Харт, — голос Бойса стал жестким, — ступай и избавься от царапин на морде. Мне все равно, как ты это будешь делать, хоть княгиниными порошками из Страны Болтунов. Перед толпой должен стоять выборный старейшина, а не насильник.

Казалось, Харт возмутится, но он молча встал и вышел из комнаты. Клем и Бойс последовали за ним.

***



Рахем уже полусидел-полулежал в шалаше — ему явно становилось лучше, Селина расположилась рядом. Они молчали, ожидая новостей, и новости прибыли. По подобиям улиц побежали глашатаи.

— Братья! Друзья! Марраны! Слушайте! Слушайте!

Те Марраны, кто еще не находился на площади у дворца — а это были в большинстве своем женщины, старики и дети, высыпали наружу из шалашей.

— Идите к дворцу! Не бойтесь! Женщины — надевайте ваши лучшие платья! Больше нечего бояться, мы свободны! Наша жизнь в наших руках! Идите без страха, без смущения! Наши славные воины — Бойс, Харт и Клем ждут вас! Идемте же! Им есть, что нам сказать!

— Пойдем! — сказал Рахем, пытаясь подняться. — Решается наша судьба, это великий день. Давайте пойдем все вместе.

Селина подхватила его с одной стороны, отец Рахема — с другой. Его старушка-мать двинулась за ними.

Жители Долины, волнуясь, двинулись к озеру, к площади перед дворцом. Утром Долина выглядела уже не так жутко — раненых разнесли по шалашам, пленники были в тюрьме, погибших отнесли подальше от площади.

Марраны были в приподнятом настроении — восстание оказалось успешным, и все это теперь знали. Оставалось решить, что делать с аристократами и как налаживать мирную жизнь.

Наконец, на импровизированном деревянном помосте, очень простом, показались три спасителя — Бойс, Харт и Клем. Толпа заревела одобрительным гулом.

— О-о-о-о! Бо-о-о-ойс! Харт! Клем!

Они действительно выглядели героями. В обычной одежде, такие похожие на каждого из толпы и такие понятные, но именно они принесли своему народу свободу. Их открытые лица, покрытые ровным загаром, четко очерченные брови, ясные глаза… Да, видимо, не только Харт использовал порошок Болтунов для лица — издалека, так же, как и вблизи, их лица казались совершенными. Но они были не боги. Они были обычные мужчины, которые спасли свой народ. И их за это обожали.

Бойс говорил в меру долго и в меру красноречиво. От призывал отказаться от мести во имя строительства новой жизни для их Родины. Харт и Клем предложили с позором изгнать нераскаявшихся аристократов и их прихвостней, но быть наготове. Марраны поддержали это решение — все устали от ненависти, безнадежности, а победа давала людям великодушие.

Дальше Бойс предложил первым делом выбрать тех, кто будет старейшинами Марранов, и что потом уже старейшины будут решать, что нужно будет делать в первую очередь.

— Так зачем выбирать?! — закричала толпа. — Вы — наши выбранные старейшины! Это вы!

Герои заулыбались, но потом Бойс посерьезнел и сказал:

— Нет, нужно сделать так, как правильно. Будем голосовать.

В конце концов, единогласным голосованием, выбранные старейшины были утверждены.

Старейшины решили первым делом похоронить павших, вылечить раненых. Затем решили, что будет налаживаться нормальная жизнь в Долине.

— Первым делом к черту запрет на огонь для простолюдинов! — кричал Харт. — Без опаски разводите костры, готовьте жареных уток, пеките хлеб! Делитесь спичками с теми, у кого их нет. Нормальная пища для вас и ваших детей — вот что самое главное!

— Разрушим тюрьму и этот чертов дворец! — продолжил Клем. — Самоцветы с дворца соберем для того, чтобы обменивать их на вещи от Болтунов для наших новых уютных домов! Разведем овец, посадим фруктовые деревья!

— Первые дома построим для тех, у кого маленькие дети или должен родиться ребенок! Давайте сначала поможем им, а потом построим хорошие дома для всех! — Так Бойс закончил это выступление.

Марраны были счастливы. Начиналась новая жизнь.