Охота вместе с эльфом +154

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
The Witcher

Основные персонажи:
Вернон Роше, Иорвет
Пэйринг:
Вернон Роше/Йорвет, Бьянка, Геральт, Фенн, Тринадцатый и много кто еще мимо пробегал
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Детектив, AU
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика, ОМП
Размер:
Макси, 142 страницы, 11 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Лидер по перечитываниям» от Wolfenstein
«Прекрасно! » от Эльфийка в очках
«Спасибо за прекрасную историю!» от Lusiolla
«Благодарю за тонну переживаний» от Neko On The Moon
«Я зависим от этой истории:)» от tvisty deer
«Прекрасно до мурашек по коже!» от Mika Akane
«Спасибо за продолжение истории» от Помидоролюб
«Отличная работа!» от Калил
Описание:
Сиквел к тексту "Охота на эльфа"
После событий первой части прошло полгода, весна сменилась холодной, дождливой осенью. И вместе с дождевой водой по улицам льется кровь жертв маньяка. Вернон Роше должен найти терроризирующего город убийцу и разобраться с еще одной проблемой.

Обложка (не судите строго, я не спец в этом)) http://i.imgur.com/MYmK7Djl.jpg

Посвящение:
Игуану, который мужественно игуанит меня, подталкивая к дальнейшему графоманству))

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Первую часть можно почитать здесь
https://ficbook.net/readfic/3984212

И великолепные арты от крутого Вако
1. Просто Роше и Йорвет в отличной футболке https://pp.userapi.com/c836131/v836131132/40287/4WzFWCV5L0E.jpg
2. Небольшой эпизод почти-не-спойлер будущего приквела https://pp.userapi.com/c638023/v638023132/45a8c/qBs4UPJcrOc.jpg

Глава 4

4 декабря 2016, 17:48
На этот раз трупов было сразу два: человеческий мужчина и эльфка. И снова отрезанные уши. На этот раз парочка лежала рядом, но свалены они были так же небрежно, как вторая найденная жертва. Никого не выкладывали, пытаясь превратить в инсталляцию, просто выкинули наскоро, будто на ходу, и смотались, пока никто не видит.

— Мы уже знаем их личности?

— Пробиваем, капитан. — Тринадцатый кутался в свою куртку, пытаясь укрыться от порывов ветра. Ледяной воздух, будто сдирал верхний слой кожи, а укрыться от него было невозможно. Среди домов это ощущалось бы не так, но на пустыре, где были найдены трупы, ветер властвовал безраздельно. В тридцати метрах левее была заброшенная стройплощадка, но убийца не потрудился оттащить трупы туда. Хотя это дало бы ему фору по времени в пару дней, пока подростки или какой-нибудь бездомный наткнулись бы на мертвецов. Но их выбросили там, где почти сразу нашли. Маньяк самолюбив и хочет немного поработать на публику.

Роше поймал себя на том, что называет убийцу «маньяком». Да, как ни крути, а у них в городе маньяк-серийник. Первая парочка еще могла быть местью или заказным убийством, но теперь четко прослеживается почерк. Можно было ставить деньги на то, что убитые были любовниками.

— Я хочу как можно скорее знать кто они. После того, как узнаете, отправьте криминалистов к ним домой, пускай особенно внимательно осмотрят спальни.

— Наш парень не любит межрасовые связи? — Соображал Тринадцатый почти так же быстро как его капитан.

— Можно сказать, убивать за это готов. — Вернон отошел от трупов, направившись ко второй группе криминалистов. Ребята отчаянно щелкали фотоаппаратами, пытаясь со всех ракурсов запечатлеть следы шин, оставшиеся там где, предположительно, машина преступника резко вписалась в поворот. Следы остались хорошие, четкие, но особой надежды Роше на эти улики не возлагал. Вряд ли их маньяк развозит трупы в эксклюзивной тачке с дизайнерским рисунком шин. Но, если что, как косвенное доказательство это вполне сгодиться.

По дороге он заметил на углу одного из магазинчиков камеру и приказал попавшемуся под руку патрульному найти владельца. Пусть заберет у него запись, если тот конечно ее ведет.

Вокруг желтой полицейской ленты уже вовсю собирались люди, подъехали несколько фургонов с логотипами телевизионных каналов. Правда медленно, но верно выплывала наружу. Кажется, никуда ему не деться от образа главного лица полиции, хочет он этого или нет. Трисс конечно пыталась действовать мягко, но это пока. Когда ей это надоест, Меригольд возьмет его за яйца и прямо так и потащит на трибуну общаться с прессой.

Будто отвечая на его невеселые мысли, тихо пиликнул телефон, извещая о сообщении. Роше был уверен, что это Трисс, уже ищет его, чтобы превратить в нового городского героя, но сообщение, оказалось, от Йорвета и было весьма лаконичным: «Обед?». Роше ответил так же лаконично: «Занят, извини». Эльф минуту молчал, потом прислал грустный смайлик. Почему-то после короткой переписки настроение у Вернона улучшилось.

— Тринадцатый, ты сравнивал наших мертвецов со сводками по пропавшим в последнюю неделю?

— Ищу. Как раз послал фотографии этих двоих в отдел пропавших. – Детектив залез в машину, спасаясь от порывов холодного ветра. — Капитан, можно спросить? — Роше кивнул, с интересом наблюдая за смущением своего подчиненного. — Вы встречались с Бьянкой? Как она там?

Тринадцатый явно чувствовал себя не в своей тарелке. Та ночь повлияла на каждого из них. Роше боялся, что все они, Тринадцатый, Фенн и Бьянка, навсегда потеряют к нему доверие и уважение. К счастью, этого не случилось, он до сих пор не понимал почему. Они даже не задавали вопросов про него и Йорвета, видимо заключив какой-то пакт всеобщего молчания на эту тему.

— Она возвращается на службу со следующей недели. Мы встречались сегодня. — Он хмыкнул, вспоминая их утренний спарринг. — Она почти надрала мне зад на ринге.

— Ха! Это наша Бьянка. — Немного повеселел Тринадцатый. — Говорят, она начала встречаться с каким-то мажором.

Мажором Яромир не выглядел, но Вернон понял, что детектив имеет в виду.

— Да, есть такое. Он инструктор в академии.

— Наверняка его личное дело есть у нас в базе. — Улыбнулся Тринадцатый. — Я, кстати, недавно познакомился с одной девчонкой из отдела кадров…

— Пригласи ее на чашку кофе. — Вернон вернул улыбку, радуясь такому взаимопониманию. Он и сам думал о том, что надо пробить этого Яромира, узнать, что он за человек. Бьянка от него конечно в восторге и на афериста он не похож, но все же… Девушка сейчас уязвима, если парень окажется мудаком, то лучше Роше сам с ним разберется. Если Тринадцатый его не опередит.

Момент трогательного обмена акульими улыбками прервала трель телефонного звонка. Звонили из отдела по пропавшим, они опознали эльфку. Кавэла, преподаватель философского факультета в Академии. Одна из немногочисленных эльфов-преподавателей, профессор, известный в узких кругах бард, борец за права нелюдей, а ныне мертвая женщина, выброшенная на пустыре, будто мусор. Роше начинали всерьез бесить эти убийства.

— Парня пока не нашли, — прервал молчание Тринадцатый.

— Уверен, что найдем быстрее, если спросим в кампусе Академии. Едем туда.

— Можно мне за руль?

— Конечно же, нет! Пророк Лебеда, как тебе только такое в голову пришло? — Парень сразу сник, так что Роше немного его утешил: — Но включим мигалку.

***

Кейре Мец он позвонил еще по дороге, и декан встречала их возле парковки. Ее синее с красным поясом платье казалось вызывающе ярким на фоне окружающей серой действительности и усилившегося дождя. Когда Роше подошел, она укрыла его под своим зонтом и улыбнулась невеселой улыбкой. В уголках рта снова обозначились симпатичные морщинки.

— Мы стали часто встречаться, капитан.

— Хоть какой-то плюс во всем этом деле, — они вместе пошли в сторону корпуса, Тринадцатый, которому зонта не досталось, топал следом, укрываясь от дождя под капюшоном. — Вы собрали преподавателей?

— Да, все ждут в одном из залов для заседаний. Вашего парня мы сейчас ищем в базе.

— Не хотел бы сеять панику раньше времени…

— Не переживайте, капитан, милсдарыня ректор Ло-Антиль взяла это под свой контроль. Она способна заставить любую панику забиться в угол и не высовываться, дрожа от страха.

— Вы грозные дамы, милсдарыня Мец, — Роше распахнул перед женщиной тяжелую университетскую дверь.

— Просто Кейра, капитан.

Декан пошла вперед, и ее каблуки отбивали по мрамору звонкую, уверенную дробь. Смотреть на Кейру сзади было почти так же приятно, как спереди, Роше пришлось пнуть уставившегося на нее Тринадцатого.

В Академии было поразительно пусто, Роше даже не сразу сообразил, что это из-за того, что время уже перевалило за обед. Студенты не любили так долго сидеть на занятиях, так что сейчас Академия казалась почти вымершей, только кое-где встречались группки веселой молодежи, провожавшие их заинтересованными взглядами. Без людей здание было еще более грандиозным и тожественным. И мрачным. Отличное место для серии убийств, когда-нибудь телевизионщики будут снимать тут кино.

Кейра привела их в один из залов для совещаний, где собралось с десяток преподавателей. Большинство были женщинами, разных возрастов от совсем молодых до тех к кому хотелось обращаться «милсдарыня профессор» и никак иначе. Была и парочка мужчин оба слишком пожилые и солидные, чтобы кромсать эльфские уши. Одна из женщин выделялась на общем фоне, как выделяется роскошная гоночная машина среди минивенов, ее Роше знал — Маргарита Ло-Антиль. Высокая, статная женщина, с нежным овалом лица и полными, чувственными губами, Маргарита была самым молодым ректором в истории Академии и самым стервозным. Остальных ему тоже представили, имена отложились в натренированной памяти детектива, до конца расследования и даже дольше, если их владельцы чем-то привлекут внимание Вернона.

— Милсдарыни и милсдари, позвольте выразить свои соболезнования в связи со смертью вашей коллеги. — Фраза была стандартной, но говорить ее нужно было искренне. Всегда. Именно так его учил Фольтест. — Я здесь, чтобы задать вам несколько вопросов. Любая информация может вывести полицию на след убийцы. Итак, когда вы видели покойную в последний раз?

— В среду, — ответила одна из «профессорш». — В четверг Кавэла не пришла на работу, а с ней такого уже лет тридцать не случалось.

— И вы сразу обратились в полицию?

— Конечно, — фыркнула «профессорша». — Тридцать лет без пропусков, а тут прогул без предупреждения. Я лично позвонила в полицию. Жаль, что это не помогло, — она тут же сникла.

— Хорошо, а этот молодой человек? — Он показал фото погибшего парня.

— Это же Симон! — пискнула одна из двух аспиранток, девушка с внешностью «серой мышки». — Он тоже аспирант на химическом факультете, они с профессором Кавэлой… — Она закрыла себе рот руками и испугано уставилась сначала на Роше, потом на Маргариту Ло-Антиль.

— Они с профессором Кавэлой?.. — Подсказал Вернон, пытаясь не испугать «мышку» в конец.

— Послушайте, капитан, это не было секретом, — вмешалась Маргарита. — Кавэла встречалась с этим мальчиком еще, когда он учился на четвертом курсе. Я лично попросила ее взять паузу в этих отношениях, все же она преподаватель, он студен… Вы понимаете, о чем я? Она прислушалась к моим словам. — Роше с трудом представлял, кто бы мог всерьез не прислушаться к словам Маргариты. — Но видимо после того, как юноша поступил в аспирантуру, былые чувства вспыхнули с новой силой. — Насмешливо протянула милсдарыня ректор, но тут же осеклась, вспомнив, что обсуждаемые люди мертвы.

— Я давно знаю Кавэлу, — вступил в разговор один из пожилых мужчин. — Признаться, она всегда была немного легкомысленной. — В потускнувших старческих глазах на секунду вспыхнули яркие искры, и Вернон решил, что в свое время ему пришлось испытать легкомыслие Кавэлы на себе. — Но я думал, у них все серьезно с профессором Креваном?

— Аваллак’хом?

— Да-да, профессором Креваном Эспане аэп Каа.. Као…

— Каомхан Маха, — закончил за мужчину Роше.

— Если подумать, я видела их в понедельник, — задумчиво произнесла Кейра. — Кавэлу и Кревана. Они беседовали на повышенных тонах.

«Ругались» перевел на человеческий язык Роше. Если подумать, то Аваллак’х знал всех погибших и у него явно есть проблемы с тем, чтобы спокойно относиться к межрасовым отношениям. Он не любит людей и если подружка бросит его ради человека, наверняка, рассвирепеет.

— Спасибо за беседу, милсдарыни и милсдари. Этот офицер, — он указал на Тринадцатого, — примет ваши показания и запишет контакты.

Он вышел из кабинета, и Кейра вышла следом за ним:

— Вы подозреваете Кревана?

— Я собираю информацию, — судя по ее лицу, она не поверила ни на каплю. — Кейра, я бы хотел поговорить с Аваллак’хом, где я могу его найти?

— Если он не на кафедре, то в общежитии для преподавателей. Кафедра находится на третьем этаже, постучите в кабинет 304. — Она снова улыбнулась своей очаровательной улыбкой — Удачи вам.

— Спасибо, Кейра, но удача не нужна, пока есть патроны.

— Жаль, что вы уже заняты, капитан. Люблю мужчин с плохим характером. — Роше досталось легкое прикосновение к щеке, после чего Кейра вернулась в кабинет.

Погладив место прикосновения, Роше отправился на поиски своего первого в этом деле подозреваемого.

***

Аваллак’ха не пришлось долго искать, он был именно там, где указала Кейра. У эльфа оказался свой небольшой кабинет, заставленный книгами и какими-то непонятными археологическими штуками. Особое внимание привлекало фото наскальной живописи с изображением удивительного фиолетового бизона. Рисунок казался древним, но слишком сюрреалистичным, Роше думал, что у древних людей с воображением похуже.

— Профессор. — Он кивнул Аваллак’ху, который при его появлении оторвался от чтения какой-то книги. Эльф выглядел очень спокойным, аккуратным и собранным. Либо он не убивал тех четверых, либо был одним из самых холоднокровных выблядков, которые Вернону только попадались.

— Капитан. — Аваллак’х повторил его кивок, но книгу не отложил. — Вы сегодня одни?

— Соскучились по Йорвету?

— Нет. Но во избежание неловкой ситуации сразу предупреждаю: я не заинтересован в отношениях с человеком. — Роше кривовато улыбнулся, хотя шутки не оценил. Сложно проявлять самоиронию, когда очень хочется сломать собеседнику нос. — Да и с Aen Seidhe, пожалуй, тоже.

— Разочаровались в братском народе? — Поинтересовался Вернон. — До того, как Кавэла вас бросила ради человеческого мальчишки или еще что-то было?

На этот раз Аваллак’х глянул на него насторожено. Он наверняка и раньше не стоил иллюзий на счет визита Роше, но только сейчас почувствовал настоящий подвох.

— Во избежание… неловкой ситуации, она не подала на вас жалобу. Но… — Он выложил на стол фотографии мертвых эльфки и человека. — Где вы были во вторник вечером?

— Гулял, — сквозь зубы процедил Аваллак’х.

— Кто может это подтвердить?

— Я не обязан отвечать на ваши вопросы. Не обязан оправдываться, капитан. — Эльф поставил локти на стол и прижал подушечки пальцев друг к другу. — Вся эта ваша возня… Копошение червяков в грязи после дождика. Даже не хочу откладывать это в памяти.

— Хм, всегда думал, что навидался всякого рода высокомерного говна на этой работе, но вы открыли мне новые горизонты, профессор.

Возможно, будь эльф менее высокомерен, Роше бы позволил ему выйти из университета достойно, но Аваллак’х сделал все, чтобы убить зачатки хорошего отношения. Он снял с пояса наручники и быстро обошел стол Аваллак’ха, смыкая один из браслетов на его запястье. С профессиональной ловкостью он выдернул своего подозреваемого из кресла и завел ему руки за спину. Звук щелчка второго браслета заставил его удовлетворенно усмехнуться.

— Я арестовываю вас по подозрению в убийстве профессора Кавэлы. Вы можете сохранять молчание, можете попросить адвоката и имеете право на телефонный звонок. — Привычные формулировки он произнес с чувством глубокого удовлетворения. И добавил от себя: — Если вы правда убили эту женщину, Креван, я сделаю так, что тюрьма и полицейский участок надолго врежутся вам в память.

Роше приходилось проводить закованных в наручники преступников через толпы людей, даже через толпы журналистов. Толп в пустующем Университете не нашлось, но когда какая-то девочка навела на них объектив камеры своего мобильника и сделала фото, Вернон понял, что эффект будет не худшим. Сидящая в соцсетях молодежь разнесет новость по всему городу уже к вечеру.

Он посадил Аваллак’ха на заднее сидение машины и позвонил Тринадцатому, отправив его в преподавательское общежитие, им нужны были улики против Аваллак’ха. Построить дело на том, что кто-то с кем-то ругался накануне убийства, было сложно. Да, мотив у эльфа был, убийства из ревности не такая уж редкость, недаром полиция в девяти из десяти случаев начинает подозревать супругов и любовников. Но кроме мотива нужны были еще и улики. ДНК, отпечатки, а лучше свидетели видевшие, как эльф пихает парочку трупов в багажник машины.

В участке он сразу же отвел Аваллак’ха в комнату для допросов и оставил там промариноваться с полчасика, пока капитан пил свой кофе, наскоро перекусывал и просил пробить на эльфа досье. С последним оказалось много проблем, проклятые эльфы Ольх не торопились делиться информацией. Но и по обычным каналам можно было узнать довольно много. Например, то, что эльф был чертовским старым. Настолько, что, наверное, и сам не помнил, сколько ему лет. Если Йорвет прав, и их профессор неровно дышит в сторону Цири, при этом столетиями ненавидя людей, то это… В чем-то даже забавно.

Не забавно было то, что Креван действительно был хитрым старым лисом, а в прошлом еще и крутой политической шишкой. Игра с ним могла закончиться неудачно. Но начал ее Вернон с простого приема: положил на стол пухлую папку полную отчетов и фотографий.

Одновременно с этим пришел адвокат, полноватый потеющий мужчина, которому Аваллак’х не дал и слова сказать. Сразу после попытки адвоката представится, эльф перевел на Роше взгляд холодных аквамариновых глаз:

— У вас есть адвокат эльфской расы?

— Едва ли. — Усмехнулся Роше. — Можете послать запрос в посольство Королевства народа Ольх.

— Что ж, я отказываюсь от услуг адвоката, в таком случае. — Он посмотрел на несчастного представителя правовой системы. — Вы свободны.

Адвокату пришлось удалиться, он даже не очень возражал, видимо смекнув, что от такого клиента проблем больше, чем пользы. Допрос Вернон перепоручил Фенну, который начал с простых вопросов. Где эльф был в тот день? Какие у него отношения с Кавэлой? А с ее любовником? А алиби? А свидетели?

На последнем вопросе Аваллак’х тихо рассмеялся.

— Капитан, — он выделил это слово тем самым уничижительным выражением, которые копы слышат каждый день, и который перестает задевать еще во время службы патрульным, — можем мы говорить без вашего птенца?

— Сейчас я тебе глаза выйму, посмотришь, какой я птенец, — спокойным голосом произнес Фенн. По мнению Тринадцатого, Фенн был тем еще психом. Вернон был с этим мнением вполне солидарен.

— Пойди, попей воды, Фенн.

— Но, капитан…

— Остынь! — приказал Роше, и парень вынужден был покинуть комнату, недовольно бормоча себе что-то под нос. — Итак, милсдарь, подпишем чистосердечное?

— Забавно. Вы шутник. — У Аваллак’ха даже уголок губ не дернулся.— И видимо специально не спрашиваете про день до похищения. О том прекрасном вечере, когда я, Геральт, Цири, вы и ваш дружок сидели за одним столом. Разве это не делает вас предвзятым?

— Нет, не делает. Это случайное знакомство, мы не друзья, не родственники…

— Не любовники.

— Спаси пророк Лебеда! Но если это попытка шантажа, то крайне неудачная. — Роше поморщился. Про себя он давно решил, что присутствие в его жизни и постели Йорвета никогда не станет помехой выполнению обязанностей.

— Хорошо. Как по вашему, я бы успел встретить в аэропорту Цири, проводить ее, весь день быть рядом с ней и Геральтом, одновременно пытая и убивая вашу предыдущую парочку трупов? — Эльф выложил из папки фотографии всех четырех жертв, истерзанных и обезображенных, и выложил в ряд. Общий почерк во всех убийствах прослеживался, и вопрос эльфа был резонным. Конечно, у него мог быть подельник. Да и время смерти при определенной сноровке можно фальсифицировать.

— Ну, вы же принадлежите высшей расе, наверняка все успеваете, — выдохнул Вернон, собирая фото обратно в папку.

— В таком случае мне все же понадобится адвокат. Я собираюсь позвонить в посольство.

Аваллак’х сказал «собираюсь», а не «хочу», и Вернон его невольно зауважал. Милсдарь Креван явно даже не представлял, что что-то может идти в разрез с его планами.

— Как вам будет угодно.

Он оставил эльфа в одиночестве, даже фотографии обезображенных жертв с собой забрал. Это было обычным приемом при работе с серийными убийцами, оставляешь его наедине с фотографиями убитых и наблюдаешь за происходящим. Реакции всегда разные, кто-то и вовсе остается равнодушным. Чутье подсказывало, что так было бы и с Аваллак’хом. Из-за того, что он не совершал этого или из-за того, что он тот еще ледяной ублюдок.

Пройдя в соседнее помещение, он остановился за стеклом-зеркалом, наблюдая за эльфом. Конечно, ему дадут позвонить, и спустя пятнадцать минут здесь появится еще один высоколобый эльфский типчик и вытащит его из комнаты для допросов за пять минут.

Прежде чем отпустить Аваллак’ха, Вернон позвонил Геральту в надежде получить хоть какой-то повод для сомнений. Ведьмак ответил не сразу, а когда ответил, голос у него был сонным и недовольным.

— Привет, Волк. Только с охоты? — Поинтересовался Роше, догадываясь о возможных причинах недосыпа друга.

— С попойки. Чего ты хотел?

— Аваллак’ха на белом блюдечке с золотой каемочкой.

— Йорвета ты уже доел? — Отшутился Геральт. — Выбери кого-то менее ядовитого.

— После белки у меня иммунитет. Я хотел спросить про день прилета Цири. Аваллак’х ее встречал?

— Да, и шатался рядом весь день, вечером мы еще пошли гулять по территории Академии. — На той стороне трубки душераздирающе зевнули. — Кстати, видел там Киарана.

— Что он-то там делал? — когда Роше удивлялся, он невольно хмурился, вот и в этот раз стекло отразило его сошедшиеся брови и намечающуюся между ними морщинку.

— А я почем знаю? Аваллак’х тебе зачем?

— Ты подтверждаешь, что он целый день был с тобой? Никуда не отлучался надолго?

— Да. Нет. — Коротко ответил ведьмак. — Что случилось, Роше?

— Хотел прижать его по тем убийствам, но кажется, не получится.

— Вернон, — Геральт рассмеялся, а затем снова зевнул, — если бы Аваллак’х кого-то убил, он бы все так состряпал, что ты бы и не вспомнил о его существовании.

У Роше было свое мнение на этот счет, но высказывать он его не стал. У Геральта было куда больше жизненного опыта и Кревана он знал гораздо дольше.

— Что ты вообще о нем думаешь? — спросил напоследок Вернон.

— Знаешь… Я бы лично его по асфальту размазал, но Цири его уважает и… Но если есть за что набить ему морду, то я готов.

— Разве для такого нужен повод? Удачного похмелья, ведьмак.

Положив трубку, он поднялся в свой кабинет, взвалив заботу об эльфе на плечи Фенна. Тринадцатый руководил криминалистами, облепившими квартиры Кавэлы и Аваллак’ха. Нужны были хоть какие-то улики, чтобы связать этих двоих, без этого шансов у обвинения не будет. Хотя их и так немного. Если смотреть правде в глаза, то Роше уже сам не верил в виновность Кревана. Слишком он старый и стрелянный лис, если бы хотел отомстить эльфке за измену, то мог выстроить такую цепочку, что месть состоялась бы лет через двадцать, была бы холодной и идеально выдержанной.

Размышляя, Роше бессознательно передвигал бумаги на своем столе. Отчет от доктора фон Гратца он быстро пробежал глазами не найдя ничего нового для себя, но отложил к стопке того, что надо будет подробней изучить позже. Стопка росла с каждой минутой, там был отчет с предварительными выводами программистов, которым переслали письма с угрозами Саскии, отчет об уликах с двух последних трупов и изъятии записи видеокамеры. Куча отложенного росла с каждой минутой, информация в голове накапливалась, сворачивалась снежным комом. В животе тоже был ком, только из съеденного перед допросом бутерброда. Желудок явно не приветствовал, когда в него пихали такую гадость и тем более — так мало и выразил это через голодный спазм.

Вернон поднял глаза от отчетов, посмотрел сначала в окно, потом, удивленно, на часы. Он успел заработаться, на улице потемнело, но дождь так и не прекратился, Роше слышал, как капли барабанят по стеклу. В такие моменты здание казалось каким-то удивительно пустым, даже несмотря на то, что в соседнем помещении обмениваются шуточками и ржут как кони его подчиненные.

Облокотившись локтями на стол, Вернон спрятал лицо в ладонях и видимо задремал, потому что звонок телефона едва не заставил его выпрыгнуть из кресла.

— Да? — Рявкнул он в трубку, желая звонившему провалиться. Звонки в конце рабочего дня — не к добру.

— Вернон, какого черта ты арестовал этого гребанного эльфа? — Судя по голосу, Фольтест сам был зол, как сто чертей. В таком расположении духа, любые его вопросы были риторическими и ответа не подразумевали: — От меня только что вышел посол их конем траханного Народа Ольх, ты даже не представляешь, каково общаться с этими заносчивыми, высокомерными…

— Ага. — Уныло согласился Роше. Фольтест фыркнул в трубку и замолчал. Судя по звукам, он раскуривал одну из своих длинных сигарилл, которые курил только когда был раздражен.

— Короче, этот профессор с непроизносимым именем, он виновен?

— Я так думал, но теперь уже сомневаюсь.

— Тогда отпусти его на все четыре стороны, но под залог. Другие подозреваемые у тебя есть?

— Нет, шеф, пока нет. — Вернон тоже закурил, пытаясь разогнать сонную одурь голове, занять черепную коробку сизым табачным дымом. — Но следование идет. У нас куча улик…

— …Осталось только пойти по Тропе Сладостей. И сделать это побыстрее. В утренних новостях будут говорить про это дело. Ни я, ни Велерад больше не можем сдерживать журналистов.

— Блядство, — вокруг любого крупного дела всего плавали косяки журналистов, мутя воду и мешая расследованию в меру своих сил.

— Ругайся-ругайся. Когда злишься, лучше признания выбиваешь.

— Так зачем отпускать эльфа? Сейчас прикажу выключить камеру в комнате допросов, полчаса, — он прищелкнул языком, — и дело в шляпе.

— Шути, шутник. Если через два дня не покажешь мне подозреваемого, я тебя разжалую до патрульного и зашлю в такие дебри Вергена, что до Нового года не выберешься.

— Есть, сэр. — Это был уже привычный Фольтест, щедрый и на наказания, и на награды.

— Роше. У тебя уставший голос. Отпускай этого эльфа и вали к своему, а завтра найди этого ублюдка.

Фольтест отключился, и Роше тоже положил трубку. Снова наклонился над отчетом, но буквы плыли перед глазами. Кажется, правда пора было идти домой.

Он сложил все бумаги в стопке и накинул пальто, когда в кабинет сунулся Фенн:

— Капитан, тут эльфский адвокат из посольства приперся, требует отпустить нашего эльфа. Отпускать?

— Отпускай.

— Обидно, — огорчился Фенн. — Ну, хоть пинка под зад дать можно?

— Тебя потом отдел кадров самого под зад пинками погонит, — проворчал Вернон, оттесняя Фенна в сторону, чтобы выйти из кабинета. — Отпускай эльфа, сворачивай дела и вали домой. Завтра на свежую голову мы это дело закроем.

— А еще мы пробили парня нашей Бьянки. Но там ничего интересного. – Фенн пошел следом за Роше к лифту. – Не был, не привлекался, работает помощником инструктора, учится в академии на юридическом.

— Не дороговато ли? На зарплату-то помощника.

— Какой-то Фонд оплачивает большую часть его учебы, - детектив заглянул в свои распечатки. – Фонд Белого Орла.

— Это разве не один из фондов Радовида?

— Да, думаете это проблема?

Роше хлопнул детектива по плечу и спустился в гараж к своей машине. Про Яромира он думал недолго, если база говорит, что он чист, то он чист. А Фонд принадлежащий этому психу Радовиду… Ну, что поделать, где-то же парню надо было брать деньги на учебу. Он почти выкинул это из головы, но как оказалось – рано.

На парковке было не так много машин и людей, огромное бетонное пространство обладало неплохой акустикой, так что ругающихся Бьянку и Яромира не заметить было сложно. Парочка о чем-то спорила, без перехода в агрессию, но довольно увлеченно и явно на повышенных тонах. Вообще, как коп пользующийся услугами информаторов, Роше ничего против подслушивания не имел, но подслушивать Бьянку он все же не собирался. Кашлянув, обозначая таким образом свое присутствие, он прислонился к боку своей машины.

Бьянка и Яромир наконец-то заметили его и стали похожими на парочку сурикатов. Только девушка смотрела на Роше с явным облегчением, а Дольнич выглядел явно недовольным. Когда Бьянка пошла к Роше, он поплелся за ней, с постной рожей. Да и былых восторгов в его взгляде не было.

— Какими ветрами, Бьянка?

— Я все еще здесь работаю, Роше. — Нагло заявила девушка, упирая руки в бока.

— Только с понедельника. — Улыбнулся Вернон, — но видимо больше всего ты соскучилась по гаражу. Напомни в понедельник перенести твой стол сюда.

Они оба рассмеялись, легко, как в прошлые времена. Им всегда было легко вместе, и Роше скучал по своей напарнице, но вряд ли Бьянка пришла сюда ради шуточек.

— Что случилось, Бьянка?

— Ну… Хотела поговорить с тобой о Киаране. — Она немного замялась, и инициативу перехватил Яромир:

— Я могу тебя защитить, Бьянка.

— Она не с тобой разговаривает, парень. — Роше вытащил пачку сигарет и закурил одну, только чтобы выдохнуть в серые глаза Яромира табачный дым. — Что он натворил?

— Да ничего он не натворил. — Бьянка легонько пнула кулаком своего парня. — Мы постоянно видимся в последнее время, хотя раньше я о его существовании знала только из криминальных сводок. Он почти каждый день пытается провожать меня домой.

— Он ее преследует. Недавно видел, как он идет за ней по кампусу Академии, потом увидел меня и смылся. — Встрял Яромир. Они с Бьянкой снова переглянулись, и он пожал плечами: — Это именно преследованием и называется.

— Яромир сказал, что нужно обратиться в полицию, — медленно произнесла Бьянка. — Но он не делает ничего плохого.

— Просто преследует тебя.

— Да перестань это талдычить! — Они снова начали переругиваться, но Роше остановил это, развернув Бьянку к себе:

— Он пугает тебя?

— Пф! — горделиво вздернутый подбородок ясно давал понять, что любому попытавшемуся ее напугать несдобровать. — Пускай бы попробовал, зря я, что ли столько времени тренировалась. Просто, мне это не нужно сейчас. Я сказала Киарану, но он будто и внимания не обратил и продолжает ходить за мной.

— Но заявление ты подавать не хочешь?

— Парни в отделе засмеют, — вряд ли Бьянку действительно волновало мнение коллег, да и не стали бы из-за такого смеяться. Любой детектив рискует со временем нажить себе целый пучок врагов и сталкеров. — Подумала, что ты поговоришь… Ну, с Йорветом?

— Я могу сам с ним поговорить, — снова попытался вставить слова Яромир. — Боги, Бьянка, я же твой парень, дай мне шанс тебя защитить! Если надо я этого мерзкого ушастого ублюдка…

— Остынь, приятель! — Слегка повысил голос Вернон. Обзывать Йорвета мог только он, другим такого права капитан не собирался предоставлять. — Я поговорю с ними обоими, а вы идите домой.

— С чего вы решили, что эльф вас послушает? — Серые глаза светились сомнением и недовольством. Бьянка в ответ на это только улыбнулась и потащила Яромира за рукав, помахав на прощание:

— Спасибо, шеф!

Они пошли к машине Бьянки, и Яромир все пытался выпытать, какие такие отношения связывают капитана полиции и бывшего бандита. Роше услышал, как она смущенно отвечает «Они друзья». Ну да, друзья, ага. Кажется скоро, и без того потускневший, облик благородного капитана окончательно померкнет в глазах бедняги Яромира.

Роше сел в свою машину, наблюдая в зеркало заднего вида, как машина Бьянки выруливает со своего места. Фары приветливо мигнули, но у Вернона уже не было сил ответить, он просто помахал рукой, не уверенный даже, что они это увидят.

Часы показывали начало десятого вечера, но Роше чувствовал себя так будто уже глубокая ночь. В последнее время у него сдвинулся график, спасибо Йорвету с его постоянными ранними побудками. Эльф не спал сам и Вернон не спал вместе с ним. Пока еще они оба держались, но график, в котором было всего три-четыре часа сна, вымотал их обоих.

Вернон решил, что выведет эльфа на чистую воду, сегодня же вечером. Что-то мешало Йорвету нормально спать, возможно, болезнь или что-то беспокоит его… Роше выдохнул, про себя, отлично понимая, что они оба слишком упертые замкнутые гордецы, чтобы просто признаваться в своих проблемах.

Еще немного посидев в машине, обдумывая с чего можно начать такой разговор, чтобы не быть посланным сразу, но ничего путного в тяжелую голову не приходило. Нужно было уезжать со стоянки, пока он не уснул прямо за рулем.

Ночная Вызима казалась вполне уютным местом, с ее работающими допоздна харчевнями и старинной архитектурой. Даже не подумаешь, что по ней бродит маньяк, убивший четырех человек за десять дней. Повинуясь внезапному порыву, и вовремя загоревшемуся сигналу поворота на светофоре, он свернул в сторону Академии.

Кампус был на удивление пуст, наверное, студентов предупредили не гулять допоздна. Завтра, после заголовках в газетах и утренних новостей, многие из них и вовсе захотят на время уехать, а если убийства продолжаться и по прежнему будут крутиться вокруг Академии, то кампус и вовсе придется закрыть.

Только Вернон не позволит этому случиться. Завтра он взроет носом землю, но выйдет на того, кто это сделал. Или хотя бы на того, кого в этом можно подозревать.

Успокоив себя, таким образом, Роше выехал из кампуса и отправился домой самой прямой дорогой. Он надеялся, что Йорвет тоже уже дома. Возможно, сподобившийся приготовить ужин не на себя одного. Никаких надоедливых родственников в этот раз. Если какой-нибудь бог будет к ним милостив то и никаких звонков. И никакой одежды.

Вдохновленный образом обнаженного, разгоряченного эльфа, которого можно разложить на их кровати или на журнальном столике в гостиной, Вернон вдавил педаль газа в пол. Пустая ночная трасса несла его домой, как на крыльях.

***

В квартире витал невероятный запах еды, и стояла оглушительная тишина. Йорвет умел быть тихим, как тень, когда ему это надо было, но дома обычно себя таким не утруждал, мог врубить музыку и телевизор на всю катушку. Сейчас их общий дом был тих той самой пустой тишиной, которая вгоняет людей в неприятные предчувствия.

— Йорвет? — позвал Роше, невольно касаясь кобуры на поясе. Он прошел по всем комнатам квартиры, заглядывая в каждый уголок, но везде было пусто и тихо. Эльф успел прийти домой, приложить свой кулинарный талант в сторону гуляша, от запаха которого у Вернона слюни текли, и куда-то умотать. Без каких либо предупреждений, даже записку не черканул, черт драный. Вернон старался не контролировать жизнь эльфа, отлично зная, что если начнет, то уже не сможет остановиться. От расспросов он перейдет к проверкам, затем к прослушке, потом может быть и к слежке, затем Йорвет просто пристрелит его. После того, что случилось во Флотзаме, их отношения переживали бесконечный кризис доверия, который можно было пережить, только отказавшись от взаимного контроля. Роше пытался так и делать, хотя сейчас ему очень хотелось позвонить знакомому криминалисту и заставить проследить телефон чертовой белки.

Йорвет с одинаковой легкостью влипал в переделки и умудрялся устраивать их другим. Хорошо хоть выпутываться из них он тоже умел с виртуозной легкостью. Оставалось положиться на его чутье и надеяться, что белка все же явится домой этой ночью.

Приняв душ и переодевшись, Роше пару минут накручивал круги вокруг гуляша, надеясь, что эльф все же внезапно вернется домой, и они поужинают вместе, но не выдержал. Добравшись до еды, он за минуту опрокинул в себя первую порцию. Только сейчас он понял, насколько был голоден. Безумный, длинный день высосал из Вернона все силы, вторую порцию он поглощал, едва передвигая челюстями.

Закончив с ужином и едва не уснув во время мытья посуды, Вернон шатающейся походкой дошел до спальни. Сил хватило только на то, чтобы открыть окно, впуская в комнату прохладный осенний воздух вместе с шепотом дождевых капель и упасть на кровать.

Лежа на спине и чувствуя, как расслабляются налитые усталостью мышцы, Роше пробормотал в тишину дома:

— Дом, милый дом.

Кажется, старость правда подбиралась к нему, запуская зубы в толстую капитанскую шкуру. Раньше ему было все равно где спать, лишь бы крыша над головой и матрас без клопов, сейчас он не хотел быть ни в каком другом месте, кроме того в котором находился сейчас. Если бы еще… Роше протянул руку к тому месту, где обычно уже начиналась территория Йорвета. Но вторая половина постели была по-прежнему пуста, Вернон уснул, ощущая под пальцами прохладную ткань простыни.