Охота вместе с эльфом +154

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
The Witcher

Основные персонажи:
Вернон Роше, Иорвет
Пэйринг:
Вернон Роше/Йорвет, Бьянка, Геральт, Фенн, Тринадцатый и много кто еще мимо пробегал
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Детектив, AU
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика, ОМП
Размер:
Макси, 142 страницы, 11 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Лидер по перечитываниям» от Wolfenstein
«Прекрасно! » от Эльфийка в очках
«Спасибо за прекрасную историю!» от Lusiolla
«Благодарю за тонну переживаний» от Neko On The Moon
«Я зависим от этой истории:)» от tvisty deer
«Прекрасно до мурашек по коже!» от Mika Akane
«Спасибо за продолжение истории» от Помидоролюб
«Отличная работа!» от Калил
Описание:
Сиквел к тексту "Охота на эльфа"
После событий первой части прошло полгода, весна сменилась холодной, дождливой осенью. И вместе с дождевой водой по улицам льется кровь жертв маньяка. Вернон Роше должен найти терроризирующего город убийцу и разобраться с еще одной проблемой.

Обложка (не судите строго, я не спец в этом)) http://i.imgur.com/MYmK7Djl.jpg

Посвящение:
Игуану, который мужественно игуанит меня, подталкивая к дальнейшему графоманству))

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Первую часть можно почитать здесь
https://ficbook.net/readfic/3984212

И великолепные арты от крутого Вако
1. Просто Роше и Йорвет в отличной футболке https://pp.userapi.com/c836131/v836131132/40287/4WzFWCV5L0E.jpg
2. Небольшой эпизод почти-не-спойлер будущего приквела https://pp.userapi.com/c638023/v638023132/45a8c/qBs4UPJcrOc.jpg

Глава 3

19 ноября 2016, 17:41
Домой Вернон вернулся уже почти ночью. Быстро, к сожалению не получилось. Сначала он ждал, пока Фольтест освободится, затем не пожелавший разговаривать в офисе шеф потащил его ужинать. Если бы они поехали в ресторан, у Вернона был бы шанс быстро изложить суть дела, а затем сбежать, пока Фольтест смотрит на сидящую за соседним столиком фотомодель. Но шеф потащил его к себе домой, ужинать в семейном кругу, ибо он «пообещал Мария-Луизе, а обещания свои он держит». Про обещание всегда быть верным, данное у свадебного алтаря, Фольтест традиционно забывал.

Во время ужина поговорить им тоже не удалось, Мария-Луиза самым непререкаемым тоном запретила упоминать за столом трупы людей и нелюдей. Анаис тут же спросила, что такое трупы, и Вернон заслужил от хозяйки дома такой взгляд, будто он только что сам, лично, превратил в трупы ближайшее окружение их семьи.

Поговорили они значительно позже, в кабинете Фольтеста. Разговор по делу получился не такой долгий, как бесцельный разговор про старые времена и раскрытые совместно дела.
Время уже перевалило за полночь, когда Вернон добрался до дома.

— Йорвет! — Роше скинул надоевшее за день пальто и прошел в квартиру. В молодости он не привязывался к местам, в которых обитал, с равнодушием принимая съемные комнатушки в бедных районах и роскошную квартиру Фольтеста. Но вот к этой квартире привязался. Возвращался сюда с какой-то спокойной радостью. Его дом. — Я дома.

— Я слышу, — эльф вышел из кухни и оперся плечом на дверной косяк. Сонным он не выглядел, впрочем, Йорвет в последнее время вообще спал по три часа в сутки. — Ты поздно.

— Да, пришлось задержаться, — Вернон улыбнулся. — Прости.

Йорвет пожал плечами, он не выглядел обиженным или взволнованным, и Вернон был ему за это благодарен. Он устал от испуганных глаз и звонков каждые полчаса. От обещаний быть осторожней и прочей ерунды. Йорвет будто и не сомневался, что Роше вернется домой, может позже, может раньше, может избитым или подстреленным, но вернется.

Вернон подошел ближе, не удержался и обнял эльфа, задирая на нем одежду. Босой, в штанах и растянутой футболке Йорвет был каким-то домашним, способствовал тому, что у Роше размокал мозг, и он начинал вести себя довольно странно.

И видимо не он один. Йорвет положил руку ему на затылок, запуская пальцы в короткие пряди.

— Чувствую, что если еще немного так простою, то усну, — пробормотал Вернон, утыкаясь носом в плечо эльфа и закрывая глаза. Ранняя побудка давала о себе знать.

— Сейчас проснешься, — тихо пообещал эльф.

— Какую гадость ты уже подготовил? — усмехнулся Вернон, надеясь, что гадость будет в духе утренней.

— Меня, — произнес бесшумно подошедший Киаран.

Роше рванулся в сторону, и Йорвет не стал его удерживать. Немая сцена была достойна пера какого-нибудь третьесортного драматурга. Киаран вышел из гостиной, где видимо и сидел все это время. Никогда раньше Йорвет не приводил своего брата в их дом. И вообще никого не приводил, Роше ни разу не видел его эльфских дружков, за что был только благодарен.

— Киаран, — выдавил сквозь зубы. — Что ты здесь делаешь?

— Догадайся, — точно так же сквозь зубы выдавил Киаран. — Я пришел к брату. Не переживай, уже ухожу.

Роше не хотел развивать перепалку еще больше, поэтому просто отступил в сторону, освобождая дорогу к двери. Щеки эльфа вспыхнули злым румянцем, его явно распирало от злости. Киаран посмотрел на своего брата и в глазах его Вернон без проблем прочел «я же говорил тебе». Но Йорвет не смотрел ни на Киарана, ни на Роше, взгляд его был устремлен куда-то в сторону. Было совершенно понятно, что он не желает смотреть на разворачивающуюся перед ним сцену.

Выдохнув, капитан пригладил взъерошенные волосы. Он очень хотел, чтобы Киаран убрался из его дома, даже не смотря на то, как отреагирует Йорвет. Пристрелил бы, если бы не был уверен, что его потом придушит один одноглазый мозгоеб.
Перед уходом эльфы обменялись короткими фразами на своем языке. Неплохо поднаторевшему за последнее время Вернону не составило труда понять, о чем они.

— О чем ты хотел меня спросить? — поинтересовался он у дернувшегося от такой проницательности Киарана. — О какой девушке?

— О той, что была с тобой в особняке того борова, — тихо ответил эльф. — Бьянке.

— Что с ней? — подобный интерес не то чтобы смутил Роше, но ему не нравилось, когда кто-то вроде Киарана проявлял интерес к его близким. В прошлый раз подобный интерес закончился покушением на Фольтеста.

— Ничего, просто хотел спросить как ее дела.

— Ее дела прекрасно, — резко ответил Вернон, вспомнив, что так и не перезвонил Бьянке, хотя и обещал. Совсем замотался, вылетело из головы. — Если тебе интересно, не нуждается ли она в опеке ушастого рецидивиста, то нет, не нуждается.

У Киарана на лице выступили желваки, Роше видел, как сжались его кулаки. Он как раз развернулся, собираясь уходить, но Вернон поймал эльфа за рукав и развернул к себе.

— Послушай, Киаран, не порть девушке жизнь и карьеру. Даже если у тебя добрые намеренья, ей это все только усложнит.

Эльф легко вывернулся из его хватки, да никто его и не удерживал особо. Кивнув брату, он ушел, не удостоив Роше больше и словом. Йорвет тоже ему ничего не сказал, хотя его взгляд красноречивей всяких слов говорил о том, что он думает о случившемся. Снова пригладив волосы, Роше постарался как-то сгладить случившееся:

— Послушай, я просто не ожидал. Ты хотя бы предупредил, что он придет.

— Угу. — Эльф скрестил руки на груди, и под взглядом его единственного глаза Роше захотелось повеситься. Прогнав эту глупую мысль, он наконец-то пошел вглубь квартиры, про себя отмечая, что эльфы сидели в гостиной и пили его, Вернона пиво. Бес с ними… После этого безумного дня хотелось не пива, а спать. Ну, может быть в душ и спать.

После пятнадцати минут под расслабляющими горячими струями настроение у него улучшилось, он надеялся, что и эльф сменил гнев на милость. Йорвет всегда добрел, когда видел Роше в одном только полотенце, намотанном вокруг бедер и с россыпью оставленных им же самим синяков на груди и плечах.

Вот и в этот раз, стоило показаться в таком виде на пороге гостиной, лежащий на диване Йорвет сразу же улыбнулся и поманил его к себе. Вернон фыркнул, но все же подошел и сел рядом. По телевизору крутили новости, дикторша без интереса рассказывала об обострении в отношениях Нильфгаарской империи и Офира. Под убаюкивающее бормотание телевизора он почти сразу погрузился в дрему. В себя его привел легкий, почти нежный пинок. Эльф положил стопу ему на бедро, надавливая, будто пытался спихнуть с дивана.

— Чего тебе? — Роше обхватил пальцами чужую лодыжку, удерживая ногу эльфа на месте.

— Ты почту сегодня открывал?

— Само собой. — Дрема накатывала волнами, и Вернон совершенно не понимал, к чему Йорвет ведет.

— И не видел письмо из центра переподготовки?

— Мне сейчас точно не до этого, — письмо было и уже не первое. Ежегодная сдача нормативов была обязательной. Обязательной занозой в заднице… Для Роше никогда не было проблемой сдать все с лучшими результатами, но это всегда отнимало минимум половину рабочего дня. — Разберусь с делом, потом…

— Завтра последний день.

— Курва… — Вернон застонал сквозь зубы, прикрывая глаза ладонями. Пропуск последнего срока не был особенно большой бедой, но влек за собой целую кучу бюрократической возни. — Вот если бы… — Он завалился на бок, устраиваясь между ног Йорвета и кладя голову ему на живот. — Вот если бы у меня был знакомый инструктор, который согласился бы поставить мне эти гребанные сдачи, без моего присутствия…

— Гениально! И чтобы он за это получил? — Роше не видел лица любовника, но чувствовал, как его тело вибрирует от смеха.

— Не знаю, может лучший в мире минет? — Задрав футболку эльфа, Вернон коснулся губами нижних веточек татуировки.

— Ты себе льстишь, плоскоухий, — фыркнул Йорвет. Его рука легла на затылок Вернону, не надавливая, просто придерживая.

— Ну, так я и не золотую медаль олимпиады прошу. — Мягкие домашние штаны легко поддались, сползая с тазовых косточек эльфа. Белья под штанами не оказалось.

— Ты очень грязный коп, плоскоухий. Не думай, что сможешь подкупить меня сексом. — Изображать невинность со спущенными штанами было сложно, но Йорвет пытался.

— Тогда я тебя просто арестую, благо есть за что.

— Нет, не арестуешь. А завтра с утра поедешь со мной в центр, где я задам тебе настоящую трепку.

— Наглый выродок.

Роше усмехнулся и обхватил член Йорвета пальцами. Потянулся к нему губами, обхватывая на глазах наливающуюся кровью головку. Заработал головой быстро и уверенно, плотно обхватывая член, стремясь сделать эльфа быстро и ярко. Завтра его снова ожидала ранняя побудка.

***



— Это возмутительно, — поморщился Йорвет. — Совершенно недопустимо.

Утро «порадовало» мелким, отвратительно холодным дождиком, эльф снова натянул толстовку с капюшоном, топорщащимся на его длинных ушах. Конечно, погода не располагала к раннему пробуждению и сдаче физнормативов, но валяться в постели, потягивая кофе, у них бы все равно не вышло. Хотя Йорвет в принципе был не из тех, кого можно удержать в постели при помощи кофе.

Вчера они так и уснули на диване в гостиной, укрывшись одним пледом и стараясь не слишком мешать друг другу. Первым проснулся Йорвет, еще на рассвете, и конечно не дал поспать и Вернону, начал шариться по квартире, передвигать чашки на кухне и, пророк Лебеда знает, что еще творить. Хорошо хоть на флейте снова играть не начал, этого психика Роше бы не выдержала.

Так что побудка, правда, вышла ранней, они собрались и поехали на тренировочную базу. Утром там никого еще не было, некому было удивляться капитану Роше переругивающемуся с инструктором Йорветом.

— Ты разочаровал меня, дхойне.

Эльф ныл не переставая, как только Вернон вышел из раздевалки, и успел порядочно достать. Причем конкретной причины нытья он так и не озвучил, Роше подозревал, что делает он это просто из любви к искусству.

— Заткнись, пожалуйста. Что тебе снова не так?

— Твои штаны, — снова поморщился Йорвет.

Роше опустил взгляд, внимательно осматривая себя. На нем был обычный тренировочный костюм, темно-синий, почти черный. На груди была небольшая нашивка с гербом полиции. Костюм был совершенно стандартным, свежим, чистым. Совершенно непонятно было, чем он сумел вызвать недовольство эльфа.

— И что с ними не так?

— Они есть! — пояснил Йорвет и Роше посмотрел на него привычным уже взглядом «да ты ебанулся».

— Снять?

— Нет, — недовольно закатил глаз Йорвет, — держи уже себя в штанах, если надел. Я просто рассчитывал увидеть тебя в шортах.

Хорошо, что Роше не убрал взгляд «да ты ебанулся», сейчас он очень пригодился.

— Сейчас октябрь, белка. Холодно. Кроме того, — усмехнулся Роше, — ты меня дома каждый день голым видишь, зачем тебе?

— Это не то же самое, плоскоухий, — вздох эльфа был таким тяжелым, будто он заставил себя смириться с суровой действительности. — Никогда не видел тебя в шортах даже летом.

— Давай уже начнем, пожалуйста. — Вернон начал разминаться, разгоняя кровь по венам и разогревая мышцы. Как показала практика, с Йорветом они могли припираться вечно, без перерывов на сон и еду. Сейчас Роше просто не мог позволить себе такую трату времени. У него два трупа в морге и готовящийся впасть в панику город, а тут… шорты.

— Дхойне-дхойне, — поцокал языком Йорвет, наблюдая, как Роше машет руками разминаясь. У него явно вертелась пара колкостей на языке, но эльф решил заняться делом, и что-то записал в своем планшете. — Приступим. Сейчас я зачитаю тебе норматив для твоей возрастной группы, а ты трезво оценишь свои силы и…

— Возрастной группы?! — Фыркнул Вернон. — Если ты только что назвал меня старым, то утрись!

Он ухватился за ближайший турник, начиная подтягиваться. В последнее время у Роше было мало времени, его набеги на спортзал стали нерегулярными. После повышения до капитана, его работа стала куда более сидячей и «думательной», по сравнению с его бытностью патрульным, а затем простым детективом. Сейчас, совершая простые физические действия, он будто очищал свой разум, а его тело пробуждалось. Нормы для копов были не так уж высоки, он был уверен, что если еще не выполнил ее, то оставалось немного.

— Ты там считаешь, милсдарь инструктор? — тяжело выдохнул Вернон, не снижая темпа.
Йорвет неразборчиво что-то пробормотал, рассматривая висящего на турнике Роше.

— Что?

— Нет, не считаю.

— Что, почему? — Капитан замер, повиснув на руках. Не то чтобы он не мог повторить, но столько усилий было потрачено зря.

— Потому что я должен зачитать тебе лекцию о технике безопасности и… Не смотри так, плоскоухий, продолжай, я могу почитать глядя как ты обливаешься потом — Было в улыбке Йорвета что-то голодное, от чего у Вернона мурашки пробежали по спине. Он продолжал подтягиваться, пока Йорвет читал ему незамысловатые правила.

На сдачу нормативов они потратили около часа, но за это время на небольшом стадионе значительно прибавилось народа, а дождь наконец-то уступил место яркому, не по осеннему жаркому солнышку. После прохладного дождя оно казалось почти летним, и Вернон стянул толстовку и бегал уже в одной футболке. Йорвет бежал рядом и казался таким же свежим и бодрым, как утром. Бежали они уже не первый круг, Роше не сомневался, что нужное количество метров он пробежал, но эльф не говорил «достаточно», а остановиться первым не позволяла гордость. В этом они с Йорветом были похожи: оба были готовы из гордости бежать вперед, пока не упадут. А потом еще немного, из гордости, ползти.

Роше почти выдохся, когда на стадион выпустили толпу студентов академии, которые заняли собой все беговые дорожки.

— Вынужден признать, ты не такая развалина, каким мог бы быть, плоскоухий. — Усмехнулся Йорвет, когда они направлялись в сторону здания.

— Угу.

Эльф бодро вышагивал впереди, Вернон плелся за ним, стараясь не быть похожим на загнанного пса, пробежавшего семь верст. Коленки у него дрожали, легкие будто поджаривались на медленном огне в духовке грудной клетки. Он одновременно проклинал свое пристрастие к курению и мечтал о прекрасной, самой лучшей, первой за день сигарете.

— Стрелковый тест сегодня сдашь?

— Стрелковый тест? Ку-уррва… — Обычно стрелковый тест проходили через парочку дней после теста физического, но так как Вернон уже просрал все сроки, он должен был сдать все сегодня или встречаться с отвратительным оскалом бюрократии потом. — Пошли.

— Уверен? Может тебе сесть, отдохнуть, уже ведь не мальчик, — с наигранным сочувствием покачал головой Йорвет. Роше не хватило сил с ним спорить, он на пальцах показал, куда Йорвет может пойти.

Но они, правда, остановились по дороге, попить воды и немного перевести дух. Шуточки эльфа возбудили давно забытый интерес: Вернон так и не знал точно, сколько Йорвету лет. Мог примерно предполагать, что больше двухсот, но насколько больше? Существовала некая размытая грань, после которой угадать возраст эльфа становилось почти невозможно. Внешне они оставались прекрасными молодыми мужчинами и женщинами, и только глаза напоминали вход в лабиринт бесконечных воспоминаний. Такие эльфы казались сосредоточенными на себе больше, чем на окружающем мире. Не замкнутыми и угрюмыми, нет, это было нечто другое, будто они видели в себе тот самый центр вселенной, вокруг которого с грохотом и шумом проносятся звезды, вспыхивают и гаснут не оставляя ничего кроме очередного воспоминания.

— Йорвет, сколько тебе лет? — неожиданно для самого себя спросил Роше.

— Ммм… — Эльф одним глотком допил свою воду и смял в руке бумажный стаканчик. — Перестал считать после тысячи.

На мгновение Вернона прошиб холодный пот. Собственный разменянный четвертый десяток казался младенческим лепетом по сравнению с бездной лет стоявшей прямо перед ним. Справившись с собой, он набрал полные легкие воздуха и выдохнул:

— Пиздишь…

— Ха! Ну, на секунду же повелся? — Йорвет разулыбался так, что краешек искалеченного рта задергался. — Не переживай, деточка, чуть поменьше.

— Утешили, дедушка. — Роше тоже выкинул свой стаканчик и направился на стрельбище. Разговор взбудоражил в нем что-то. Даже двести лет это определено дохуя, а сколько там насчитывает йорветовское «чуть меньше тысячи» он и думать не хотел. Не мог. Мысль о том, что у Йорвета была жизнь до него и будет после, выбивала из равновесия.

В тире для стрелковых тестов было почти пусто, лишь на паре дорожек стояли стрелки. Вернон быстро разобрал и собрал стандартный полицейский «Геддес». Это оружие он знал наизусть, мог собрать его левой пяткой с закрытыми глазами. Долгое время его собственный «Геддес» был его самым лучшим, самым близким другом.

Под взглядом Йорвета снял пистолет с предохранителя и разрядил обойму в мишень. Со стрельбой у него никогда проблем не было, хотя прирожденным стрелком он себя не считал. Но и в снайперы он никогда не рвался.

Впрочем, сегодняшние результаты позволяли замахнуться и на снайперский тест, пули легли очень ровно: пять в живот, три в голову.

— Неплохо, — хмыкнул Йорвет и Роше почувствовал прилив иррациональной гордости. Пусть эльф не зазнается, то, что он несколько столетий бегал по лесам с луком и голой жопой не дает ему преимущества перед Верноном.

— Он всегда хорошо стреляет, когда раздражен.

Роше и Йорвет резко обернулись. Стоящая за их спинами Бьянка улыбнулась, она явно была рада видеть своего шефа. Вернон не смог сдержать ответной улыбки. Выглядела девушка хорошо: волосы сострижены совсем коротко, майка едва прикрывает бюст, держась на самой грани приличия, улыбка задорная и в глазах мелькают чертики. Роше долго избегал встречи с напарницей боясь увидеть в ее глазах то сломанное, загнанное выражение, которое часто оставалась в глазах жертв насилия. Но как ни вглядывался, ничего такого не увидел, Бьянка оказалась достаточно сильной, чтобы пройти через случившееся.

— Неправда, я просто всегда хорошо стреляю, — улыбнулся Вернон, откладывая в сторону пистолет и наушники.

— Это потому что тебя всегда все бесит! — Бьянка рассмеялась и первой обняла его. Они давно не встречались и рады были видеть друг друга. Все это время Роше был один, без напарника и надо признать успел соскучиться по ощущению, что его кто-то прикрывает. Сразу после объятий, Бьянка несильно пнула его в живот, без слов передав мысль, что Вернон конечно скотина, но она его прощает.

Момент был прерван вошедшим в тир молодым парнем с нашивкой инструктора на плече.

— Бьянка? — позвал он, затем замер удивленно их рассматривая. — Капитан Вернон Роше?

— Роше, это Яромир Дольнич. — Она смотрела на парня так, что капитан почувствовал себя старшим братом, к сестренке которого подкатывает соседский парнишка.

— Большая честь, капитан, — Яромир протянул руку для рукопожатия и Роше сжал ее, возможно немного сильнее, чем надо было. С привычным профессионализмом осмотрел нового друга Бьянки; кого-то он Вернону неуловимо напоминал, серые широко расставленные глаза, правильная форма носа, легкая надменность в изгибе губ и уже намечающиеся залысины… Где-то Роше это уже видел, но не мог вспомнить где. — Я много слышал про вас. Ваша карьера настоящий пример для любого, операция против махакамских кланов войдет в учебники.

— Спасибо, — кивнул Вернон. Он был равнодушен к лести и этот раз не стал исключением.

— А что вы здесь делаете… с ним? — Парень недобро глянул на Йорвета, который внимательно рассматривал расстрелянную мишень, делая вид, что не замечает бросаемых на него взглядов.

— Наверняка проходит ежегодную проверку. Как всегда в последний день, — хмыкнула Бьянка. Она хорошо его знала.

— Я могу принять у вас тесты, капитан. — Предложил Яромир. Роше всегда подобная услужливость заставляла напрячься, он уже насмотрелся льстецов разных мастей вокруг Фольтеста и этот парень ему совсем не нравился.

— Уже не надо, Яромир. Кстати, здравствуй. — Наконец-то в разговор вмешался Йорвет, оборачиваясь к ним. Судя по его лицу, он тоже не был от Яромира в восторге. Вернону пришло в голову, что эльфу с его характером наверняка нелегко ужиться среди всех этих людей.

Яромир пробормотал какое-то приветствие, даже не глядя на Йорвета. Этот парень нравился Вернону все меньше, но ради Бьянки он промолчал.

— Роше, не хочешь спарринг? — Задорно улыбнулась девушка. — Давно я не надирала тебе задницу.

— Надирала задницу? Что-то не припомню, когда такое было в последний раз. — Поддержал ее Вернон, не желая наблюдать, как его любовник морально выпорет ее восторженного приятеля.

Бьянка едва не приплясывала от радости, когда они перешли в зал для единоборств. Сначала они как всегда поспорили о том, в каком стиле проведут спарринг: Роше был за бокс, Бьянка предпочитала быструю офирскую борьбу. Сошлись на борьбе на ножах. Ножи в тренировочном центре были резиновые, но с электрошоком. При соприкосновении с телом соперника они выпускали в него маленький электрический разряд. У Вернона не так давно испортились отношения с электричеством, но идти на поводу у своих страхов он не собирался.

Они закружились напротив друг друга, пока еще неторопливо, но обоим не терпелось пойти в атаку, хоть Вернон и скрывал это куда лучше. Драки на ножах были их давним развлечением, они хорошо знали друг друга, но нельзя было не замечать, насколько далеко Бьянка продвинулась в своем умении, по сравнению с тем днем, когда Роше взялся ее учить.

Сейчас она легко теснила его, нанося серию быстрых и ловких ударов. Вернон был сильней, но проигрывал в гибкости, Бьянка крутилась вокруг него золотистой молнией. Именно желание выделываться ее и сгубило: нож капитана коснулся ребер девушки и она, охнув, отпрянула. Во втором раунде Бьянка была более сосредоточенна, и сумела задеть плечо Роше. Тот зашипел сквозь зубы. На удивление, прикосновение электричества не вызвало в нем каких-то неприятных ассоциаций. Третий раунд тоже остался за Верноном, но схватка получилось долгой и непростой, удары сыпались градом, пока Бьянка не рискнула, решив подставить Роше подножку, и тот поймал ее на контратаку.

— Как всегда хорош. — Дыхание у Бьянки сбилось, она тяжело выдыхала слова, а на лоб ей налипли мокрые пряди.

— Это ты хороша. И стала еще лучше с нашей последней тренировки.

— Я тренировалась эти полгода, шеф. Почти без остановки, пока вся дурь из головы не ушла. Спасибо Яромиру, что помогал все это время. — В голосе девушки упрека не было, но Роше все же почувствовал укол стыда. — И я стала лучше и готова вернуться на службу. И, клянусь, если ты хочешь мне запретить, то я…

Этот упертый взгляд Вернону был хорошо знаком. После такого «то я» Бьянка ввязывалась во что-то совсем уж безумное.

— Я понял тебя. Выходи со следующей недели.

Раньше Бьянка кинулась бы к нему с объятиями в ответ на такую новость, но эта новая Бьянка только отсалютовала ему бутылкой с водой и улыбнулась улыбкой победительницы. С тем же победным видом она вышла с ринга, и Яромир подставил ей пятерню для хлопка. Кажется, эта парочка спелась, нравится Вернону или нет.

— Было неплохо, — оценил Йорвет, подавая ему полотенце. — Почему мы никогда таким не занимаемся?

— Почти таким, но без электрошока. — Роше не удержался и подмигнул, вроде как никто особо на них не пялился, больше внимания привлекала пританцовывающая в стойке для бокса Бьянка с ее выпрыгивающим из майки бюстом.

— С электрошоком было бы веселей.

— Не фанат, прости. — Пожалуй, электрошока с Вернона хватит еще надолго, не хотелось даже думать, чем это может обернуться в «заботливых» руках эльфа. — И мне пора на работу.

— Да, да… Пойдем провожу.

Когда Йорвет сказал «провожу», Роше рассчитывал на то, что его проведут до раздевалки, максимум — до машины. На то, что его доведут и поведут в душ, он как-то не рассчитывал, как и на то, что его впихнут в душевую кабинку и прижмут к мокрому теплому кафелю.

В душевой никого не было, но дверь, насколько Роше помнил, осталась не заперта. Это щекотало нервы, он ответил на поцелуй, несильно укусив эльфа за нижнюю губу. После чего с сожалением оттолкнул его от себя. Йорвет, отошел на полшага, отфыркнулся от воды и снова поцеловал его, обхватывая лицо руками и прижимаясь всем телом. Он явно не собирался отступать и во второй раз Роше оттолкнул его более грубо.

— Успокойся.

Они оба тяжело дышали и, в других обстоятельствах, Вернон сам бы прижал чертового неуемного эльфа к стене и отодрал бы до криков.

— Почему? — Йорвет откинул с лица мокрые волосы, открывая шрам и пустую глазницу. Света в душе хватало, но лицо эльфа казалось каким-то темным, будто на него ложилась тень изнутри. — Вот думаю, что пугает тебя больше: то, что тебя могут застукать с мужиком или то, что тебя могут застукать с эльфом?

— Ты не думал, что я просто не хочу, чтобы меня застали в общем душе? И это нормально, не хотеть заниматься любовью в общественном месте.

Эльф хмуро посмотрел на него исподлобья, и вода стекала по его лицу. Он выглядел недовольным, но новых попыток лезть с объятиями не предпринимал. Чтобы там не происходило у него в голове и, во что бы оно не вылилось потом, сейчас он отступил. Буквально. Попятился и перешел в соседнюю кабинку. Очень вовремя учитывая, что в душ, переговариваясь о чем-то, вошло сразу двое инструкторов.

Проводить его до машины Йорвет все же вышел. Они покурили вместе под снова начавшимся дождем, перекидываясь пустыми ничего не значащими фразами. Роше утешала мысль, что в любом случае он увидятся вечером. Как бы сильно не поругались утром, увидятся вечером.

Поцелуя напоследок ему все же не досталось.

***



На работе его ждала целая стопка распечаток по делу. Его детективы постарались действительно хорошо, опросив всех родственников, друзей, соседей и коллег погибших. Доска в отделе была залеплена фотографиями и изрисована стрелками. Добытая Верноном вчера информация тоже там была. Кто-то нарисовал стрелку между жертвами и подписал ее «любовники?»

— Неплохо. — Коротко одобрил Роше. — Эксперты уже исследовали улики из домов погибших?

— Должны быть в течении часа. — Ответил Фенн, которому тоже явно не терпелось на них посмотреть и возможно стереть вопросительный знак рядом со словом «любовники». — И еще вас Трисс искала, капитан.

Трисс обычно искала его по двум поводам: что-то случилось и надо срочно это прокомментировать и еще ничего не случилось, но нужно решить, как мы будем это комментировать, когда случится. Ах да, был еще третий повод «Где Геральт?». Роше надеялся, что в этот раз был не третий повод.

Он сам нашел Трисс в ее офисе, изыскано обставленном и светлом, совершенно непохожем на офисы большинства полицейских шишек. Девушка трудилась над чем-то, забросив ногу за ногу и покачивая ступней в стильной туфельке. В руках у нее был блокнот, в котором она старательно что-то строчила. Когда Роше постучал в стеклянную дверь ее кабинета и вошел, Трисс встретила его такой нежной улыбкой, что капитану сразу стало не по себе.

— Ты что-то хотела, Трисс?

— Привет, Роше. Садись, пожалуйста. — Она указала Вернону на диван. — Как продвигается дело?

— Понемногу, у нас все еще нет подозреваемого, но уже есть его психологический профиль, если надо мы готовы его огласить.

— Что ж, бросим кость прессе. Роше, ты мог бы выйти к журналистам сам?

— Ммм… — Меньше всего Роше хотелось тратить время на этих акул. Раньше он сваливал эту прекрасную возможность на Фольтеста, от которого журналисты просто текли. — Может Велерад этим займется?

— Журналисты не любят Велерада, ты же знаешь. — Трисс снова нежно улыбнулась и Роше мороз пробрал. Она явно что-то затеяла.

— Хорошо! Но на их вопросы будешь отвечать ты.

— Это очень деликатное дело, Роше. Преступления на почве межрасовой ненависти сейчас страшнее распространения наркотиков в школе. Учитывая, что одна из наших жертв эльф, давление будет огромно, а репутация полицейского управления в этом плане не очень хороша.

— Ну да, мы задерживаем преступников в независимости от формы ушей. И кстати наш преступник вполне может сам оказаться эльфом.

— А вот этого говорить, пожалуйста, не надо, — голос Трисс мгновенно обрел стальные нотки, а улыбка растеряла всю нежность. — Я сама напишу тебе речь, твое дело утвердить ее и повторить с важным видом.

— Хорошо, как скажешь. Ты в этом эксперт, — примирительно пожал плечами Вернон, которому, правда, было не до всех этих заигрываний с общественностью. Это было дело Трисс, и он был полностью уверен в ее способностях. Он уже собрался уходить, поднимаясь с удобного дивана, но Трисс усадила его обратно.

— И еще кое-что…

— Надеть форму?

— Само собой, но я боюсь, что если дело затянется, нам придется выслушать не одно обвинение в предвзятости. — Трисс села ровно, отложив свой блокнот, она явно была настроена на тот самый разговор, о котором до этого предупреждала ее нежная, как укус очковой кобры улыбка. — Не смотря на проводимую управлением политику, среди нас еще очень мало расовых меньшинств.

— Что ты хочешь, чтобы я сделал? Взял стажера эльфа? Расписался в любви краснолюдам? Может, мне прилюдно пообниматься с допплером, имитирующим меня же?

— Ну, было бы неплохо, но я не о том, — немного смутилась Меригольд.

— Трисс, я не занимаюсь такой ерундой, уладь это сама, пожалуйста, — устало выдохнул Вернон. — Если для того, чтобы заткнуть рты мне нужно взять стажера эльфа, это не проблема, но если он будет тупым — я его выставлю.

— Я говорю об облике полиции в глазах людей, капитан. Возможно если бы ты, Роше, лично ты, казался им таким же привлекательным, как и Фольтест. Да-да, — Трисс подняла руку, останавливая его возражения, — ты не Фольтест, я знаю. Но просто никто не знает, какой ты человек, твоя личная жизнь тайна за семью печатями и…

— Меригольд. Я вижу, к чему ты клонишь. Ты хочешь, чтобы я вышел и сказал «Привет, у нас тут двойное убийство с отрезанными эльфскими ушами, кстати, мой любовник тоже эльф»?

— Ну, зачем понимать так буквально? — снова улыбнулась Трисс. — Просто ты мог бы дать пару интервью о своей карьере, возможно, посетить какую-нибудь телепередачу, позволить людям задать тебе вопросы.

— Забудь. Блядь. Об этом! — Емко высказал свою мысль Роше. Иногда его просто выводила из себя женская непосредственность. Или коварство этой непосредственностью прикрытое. После того, как Фольтест перестал представлять полицейский департамент, Трисс нужна была звезда, нужно было лицо, которое не стыдно показать по всем экранам города. Ее не подходило, слишком многие не могли увидеть дальше внешности красивой молодой женщины. Велерад, при всех его плюсах, не очень нравился публике. А вот он, капитан Вернон Роше, вполне подходил на эту роль. Если бы не скрытный характер и любовник экс-террорист. И сейчас Трисс изо всех сил старалась выдать эти два недостатка за достоинства. Превратить страшную тайну в привлекательный нюанс.

Он успокоился, только дойдя до своего кабинета и прикончив кружку кофе с сигаретой. Конечно, не стоило так говорить с Трисс, но мысль о том, что их с Йорветом отношения станут достоянием широкой общественности, очень напрягала. Он не хотел, чтобы их обсуждали в желтой прессе, не хотел папарацци, дежурящих под его домом. Если бы он мог сделать так, чтобы про них не узнали никто кроме близких друзей, он бы сделал это, не задумываясь.

Курва, почему людей всегда так сильно интересует, что там у других под одеялом происходит?

Вторая сигарета догорела до фильтра и обожгла ему пальцы, выведя из состояния тупого разглядывания лежащих перед ним отчетов. Роше выкинул окурок в забитую пепельницу, но прежде, чем отчеты снова увлекли его внимание, дверь распахнулась, и Тринадцатый сунул нос в его кабинет:

— Фу, капитан, хоть бы вытяжку включили, — парень поморщился, вдохнув пропахший табаком воздух.

— Что случилось?

— Кажется еще два трупа, — мигом посуровел Тринадцатый, — выезжаем?

— Выезжаем, — безрадостно согласился Вернон.