Охота вместе с эльфом +142

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
The Witcher

Основные персонажи:
Вернон Роше, Иорвет
Пэйринг:
Вернон Роше/Йорвет, Бьянка, Геральт, Фенн, Тринадцатый и много кто еще мимо пробегал
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Детектив, AU
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика, ОМП
Размер:
Макси, 142 страницы, 11 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Лидер по перечитываниям» от Wolfenstein
«Прекрасно! » от Эльфийка в очках
«Спасибо за прекрасную историю!» от Lusiolla
«Благодарю за тонну переживаний» от Neko On The Moon
«Я зависим от этой истории:)» от tvisty deer
«Прекрасно до мурашек по коже!» от Mika Akane
«Спасибо за продолжение истории» от Помидоролюб
«Отличная работа!» от Калил
Описание:
Сиквел к тексту "Охота на эльфа"
После событий первой части прошло полгода, весна сменилась холодной, дождливой осенью. И вместе с дождевой водой по улицам льется кровь жертв маньяка. Вернон Роше должен найти терроризирующего город убийцу и разобраться с еще одной проблемой.

Обложка (не судите строго, я не спец в этом)) http://i.imgur.com/MYmK7Djl.jpg

Посвящение:
Игуану, который мужественно игуанит меня, подталкивая к дальнейшему графоманству))

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Первую часть можно почитать здесь
https://ficbook.net/readfic/3984212

И великолепные арты от крутого Вако
1. Просто Роше и Йорвет в отличной футболке https://pp.userapi.com/c836131/v836131132/40287/4WzFWCV5L0E.jpg
2. Небольшой эпизод почти-не-спойлер будущего приквела https://pp.userapi.com/c638023/v638023132/45a8c/qBs4UPJcrOc.jpg

Глава 7

4 марта 2017, 17:35
— Проклятье… — выдохнул Вернон, разглядывая лежащих на полу ублюдков. Сердце в груди колотилось куда быстрее, чем должно было, очень хотелось позвонить эльфу и… И что? Если он снова сбросит, Роше начнет убивать.

— Капитан?.. — неуверенно переспросил Тринадцатый, но его снова проигнорировали.

— Он! — Роше рванул одного из задержанных за ворот одежды, буквально вжимая ему в лицо фото Йорвета. — Почему его фотография здесь? Что вы с ним сделали?

— Что мы с ним сделали? — хрипло рассмеялся бандит. — Проучили малец! Ворвался сюда, как какой-то герой! Ранил наших, побил мебель, расколотил половину бара, сучий эльф. Вот мы ему личико поправили, чтобы симметрично!

Он вскрикнул, когда Роше припечатал его башку об пол, расквасив нос.

— Где он?

— Отъебись, коп!

Еще один удар рожей об пол ничего не поменял в их беседе, разве что Роше теперь немного трясло от злости.

— Фенн, Тринадцатый, вы с половиной спецназа в правую дверь, я с остальными в левую. Этот эльф, — он показал всем фотографию Йорвета, — нужен живым.

Подвальная часть клуба была не меньше первого этажа, только большие открытые пространства сменились коридорами и комнатушками. В одном из таких коридоров Роше чуть не пристрелили: выглянувший из-за угла бандит заставил его инстинктивно шарахнуться в сторону, и пуля пролетела совсем рядом с его лицом, лишь обдав его потоком воздуха. Мгновенно сориентировавшись, Роше пристрелил урода и двинулся дальше.

Временами они слышали звуки выстрелов и крики с той стороны, где пробивалась другая команда. Но серьезного сопротивления они больше не встречали, даже Милан, который все же нашелся в одной из комнат, направил пистолет не на них, а на Йорвета, который явно пребывал в полубезсонательном состоянии. Все его лицо было залито кровью, Роше не мог разглядеть, насколько серьезны его увечья. Наклоненная голова эльфа болталась из стороны в сторону, слипшиеся от крови волосы превратились в колтун скрывающий, сколько там у Йорвета осталось ушей и глаз. Без последнего глаза его характер наверняка испортится окончательно.

— За этим выродком явились, да?! — рявкнул Милан. — Вот так у нас теперь полиция работает? Защищаете ушастых тварей, а не порядочных людей!

— Сложи оружие, порядочный человек, — предложил Роше. — И тогда обсудим обязанности сил правопорядка.

— Да пошел ты, сука. Только попробуй, Роше, я пристрелю ебаного эльфа, — Милан явно нервничал, и Вернон уже всерьез опасался, что тот пальнет в кого-нибудь. А затем ему ответит спецназ, и все это закончится трупом Йорвета.



— Хорошо, я ничего не буду пробовать, — Роше медленно опустил на землю свое оружие и оттолкнул его в сторону. — Видишь? Никакого оружия, — он немного вышел вперед, становясь на линии огня, — и ты свое складывай. Проедешься в участок, мы просто поговорим.

— Я с тобой, ублюдком, ни о чем говорить не буду!

Вернон скрипнул зубами, уже жалея, что избавился от оружия. Стоит Милан, конечно, неудобно, едва высовываясь из-за Йорвета, но все же можно было попробовать. Если он правда их серийник, это было бы делу только на руку.

— Он не любит, когда его так называют, — хрипло сказал Йорвет, и прежде чем кто-либо смог ему ответить, Милан полетел в одну сторону, а его пистолет - в другую. Сам Йорвет никуда не полетел, он качнулся и начал как-то неловко заваливаться назад. Ловкость, которую он проявил, расправляясь со своим пленителем, будто испарилась: Роше еле успел подхватить его за грудки до того, как бедовая эльфская голова встретилась с не очень чистым полом.

Спецназ тем временем скрутил отчаянно ругающегося Милана, а в наушнике снова зашуршало:

— Мне доложили о заложнике. Все хорошо?

— Да, Ян. Но нам нужна скорая, — он перетащил отрубившегося эльфа на диван и рявкнул спецназу: — Наденьте на него браслеты и оставьте здесь! Есть парочка вопросов.

Пока Милана усаживали на стул, защелкивая браслеты на его запястьях, Вернон наскоро ощупал своего эльфа. Его снова избили, добавив новых кровоподтеков, но оба уха были на месте. Послюнявив пальцы, он оттер от крови веко Йорвета. Так себе оказание первой помощи, но эльф наконец-то разлепил склеенные кровью ресницы. Зеленый глаз был вполне цел, но взгляд был разфокусирован, а зрачок расплылся почти по всей радужке, оставив только тонкую зеленую прослойку.

— Йорвет… — тихо позвал капитан. Хлопать по щекам он не рискнул, не уверенный, что у эльфа и без этого нет сотрясения мозга или шатающихся зубов. — Ты тут? Узнаешь меня?

— Тихо, плоскоухий, — Йорвет приложил палец к губам Вернона, — я, кажется, под фисштехом.

Вокруг его запястья обвился след от веревки. Логично, что этим сволочам пришлось связать его, чтобы успокоить. Роше обхватил следы, скрывая их за своими пальцами. Кровавая маска, которая сейчас заменяла Йорвету лицо, слегка дернулась, капитан даже не сразу понял, что эльф пытается улыбнуться.

— Сейчас меня отпустит, и я сам выйму кишки этому дхойне, — пообещал Йорвет и снова начал отрубаться.

— Просто лежи и попробуй не сдохнуть.

В комнату, громко переговариваясь, вошли Фенн и Тринадцатый, но увидев прикованного к стулу Милана, сразу смолкли. Роше сделал им знак, чтобы выгнали спецназ, и вытащил из уха бусинку наушника. Глас совести, в лице Яна Наталиса, ему в ближайшие полчаса не нужен совершенно.

— Итак, Милан, — Роше подошел поближе и швырнул на колени прикованному к стулу уроду эльфское ухо, которое он подобрал в комнате отдыха, — забавный сувенир, не находишь?

— Хочешь, я тебе парочку таких организую? — Милан кивнул на лежащего на диване Йорвета. И тут же дернулся, когда Роше ударил его рукоятью пистолета, разбив скулу.

— Слушай, ты, подонок, я чертовски, чертовски не в настроении. И не зыркай на них, — он кивнул в сторону стоящих возле двери детективов, — они тут не для тебя, они тут, чтобы мне не пришлось потом писать в отчете, почему я тебя убил. Поэтому отвечай на вопросы четко и коротко. Это твой фургон?

Милан даже не посмотрел на фото, только пробормотал что-то про ебучих копов.

— Хорошо, значит твой, — не стал спорить Роше. — Как думаешь, когда я найду его и натравлю своих криминалистов, они найдут там ДНК всех этих людей?

Он снова начал показывать фотографии, на этот раз жертв. Пришлось придержать Милану голову, чтобы он смотрел. Правда, особого эффекта это не возымело, скорее наоборот. Роше едва успел отдернуть телефон, когда Милан попытался плюнуть на экран.

— Я должен сочувствовать этим нелюдям и нелюдяебам? — фыркнул он. — Раньше говорили «хороший эльф — мертвый эльф», а теперь даже копы их полюбили.

На последнем слове он так паскудно ухмыльнулся, что Роше врезал ему еще раз.

— Ты убил их? Отвечай, гнида!

— Пошел ты, ублюдок! Шлюхин сын! — у Милана уже пол-лица было кровью залито, но он все еще ухмылялся. А Вернон с грустью подумал, что все сеансы психоанализа были просто бессмысленно потраченным временем. — Все знают, что твоя мамаша шлюхой была, она и эльфам давала?

— Ключи, — потребовал Роше.

— Капитан, давайте отвезем его в участок? — предложил Фенн, передавая ему ключ от наручников.

— Обязательно отвезем. Чуть позже.

Освободив и снова сковав руки Милану, Вернон потащил его в смежное помещение, которое, как он и ожидал, оказалось уборной. Довольно тесной и грязноватой, но там была отличная глубокая раковина, что вполне годилось для его целей. Толкнув Милана к стене, Роше открыл кран и заткнул сток полотенцем, давая воде набраться.

— Ты когда-нибудь тонул? Я — нет, но говорят, это самая поганая смерть из всех.

— Твоя смерть станет самой поганой из всех, ты…

Милан не договорил, потому что его наклонили над раковиной, погружая головой в воду. После этого он какое-то время мог издавать только невнятное бульканье. Вода очень быстро окрашивалась кровью из ран на его лице, и Роше держал, пока она не приобрела насыщенный розовый оттенок.

— Ну, как, оценил? — поинтересовался он у пытающегося откашляться Милана. — Нет? Не страшно, можем повторить.

Он снова погрузил голову Милана в воду. Вытащил, дав вдохнуть воздух, и повторил. Решив, что его собеседник дошел до нужной кондиции, он усадил его на опущенную крышку унитаза.

— Ну, надеюсь, ты немного остыл. Это твой фургон?

— Да, — просипел Милан.

— Ты убил этих людей?

— Нет… Нет… — Милан сплюнул на пол. — Это не я был, клянусь. Отвези меня в участок, мне нужен адвокат.

— Ты знаешь, кто это был?

— Не знаю, черт тебя дери, Роше! Не скажу…

— Так не знаешь или не скажешь? За кем ты убирал, Милан? Где Киаран? — Вернон достал из кармана пачку сигарет и раскурил одну из них. В пару затягов докурив до середины, он поднес окурок к глазу Милана, давая ощутить жар, и затушил об одну из обшарпанных стен. — Нам продолжить водные процедуры?

— Я тебя засужу, сука, — всхлипнул Милан. — Ты ебаная тварь, надо было прикончить твоего эльфа, эльфоеб чертов.

— Не надолго тебя хватает, да?

Роше повторил процедуру макания головой в раковину, пытаясь снова настроить Милана на разговорчивый лад, раз за разом повторяя одни и те же вопросы. Но ничего большего он не добился, Милан только грязно ругался и называл его ублюдком, что хорошего настроения Вернону не прибавило.

Он уже собрался сворачивать и вести полудурка в участок, когда из кабинета послышались голоса. Сначала Роше подумалось, что это кто-то из спецназа решил их поторопить или Фенн с Тринадцатым обсуждают последнюю игру «Синих полосок», но голоса приближались, и один из них принадлежал Тринадцатому, а второй — Йорвету.

— Тебе нельзя вставать, ляг немедленно! — увещевал Тринадцатый.

— Прекрати это повторять, мальчик, — голос Йорвета звучал чуть искаженно, но не узнать его было невозможно. — Твоя голова цела только из уважения к твоему капитану!

— Капитан!

Дверь распахнулась и после пары секунд борьбы Йорвет все же протиснулся в уборную. Тринадцатый застыл на пороге. В и без того тесном помещении банально закончилось место.

— Капитан, он не слушает! Я хотел его разбудить, потому что скорая приехала, а он схватил меня за горло и…

— Да-да, добро пожаловать в его мир, плоскоухий, — Йорвет бесцеремонно вытолкал детектива и закрыл дверь у него перед носом. Вперился взглядом в забившегося в угол Милана. — Дай мне десять минут, Роше, и он подпишется под всеми не раскрытыми делами со дня своего восемнадцатилетия.

Роше промолчал, но дорогу не освободил. Он смотрел на разбитое лицо эльфа, на его дерганные, чуть судорожные движения. Последние он часто наблюдал у людей, отходящих от фисштеха. Зрачок у Йорвета уже пришел в норму, но сам эльф и их отношения, явно были не в лучшем состоянии.

— Выйди.

— Ну, нет... — начал Йорвет, но Роше перебил его:

— Вышел отсюда!

Эльф шмыгнул носом, видимо, испытывая еще одно прекрасное последствие употребления фисштеха — раздражение слизистой. Но он вышел и прикрыл за собой дверь. И, судя по звуку шагов, отошел от нее.

— Хах, — напомнил о себе Милан, — держишь его на коротком поводке? Надеюсь, в постели он такой же послушный, потому что когда он попадется нам в следующий раз...

— Знаешь, я сегодня всех перебиваю. Так что, прости меня за грубость, но не мог бы ты заткнуться? — Вернон схватил своего слишком разговорчивого, когда не надо, бандита и от души приложил его головой об бачок унитаза. Затем откинул крышку и макнул головой уже туда. Поддержав немного, он вытащил Милана и прошипел ему на ухо: — А теперь запомни, урод, и расскажи всем своим дружкам: приближаться к нему для вас — табу! На случай, если ты не знаешь, что такое табу - это когда потом приходит злой капитан Роше и устраивает так, что у вас не остается ни одной целой кости в теле. Заикнись еще раз о нем или моей матери, сука, и я начну ломать твои пальцы, один за другим, вырву твои ногти и отрежу уши, или как вы там любите развлекаться с эльфам. Ты уяснил?

Будь воля Роше, он бы претворил в жизнь все обещанное прямо сейчас. За Йорвета, за того эльфа, чье отрезанное ухо Фенн поместил в мешок для улик, за эльфскую девушку, которая так и не сумела добиться правосудия. К сожалению, внезапная смерть подозреваемого принесет слишком много проблем и внутреннее расследование. Пришлось обойтись еще одним маканием под воду и, на этот раз, Роше подержал подольше, пока Милан почти не перестал дергаться.

Вытолкав его из уборной, он отдал Милана своим парням, приказав отвезти его в участок, а сам занялся Йорветом. Эльф сидел в одном из кресел и выглядел так, будто его пыльным мешком по голове стукнули. Рассредоточенный взгляд был направлен в сторону пустой стены, и когда Вернон похлопал эльфа по плечу, он не сразу повернул голову в его сторону и в первую секунду будто не узнал его. Фисштех еще не выветрился окончательно, видимо, эльфу вкололи большую дозу. Или у него было ослабленное сопротивление этому наркотику, что часто встречалось среди тех, кто употреблял, а затем сумел бросить.

— Пойдем отсюда, — предложил Роше и помог ему встать. Йорвет двигался самостоятельно, тащить его на себе не пришлось, но шли они медленно. Будто в воде. Вернон никогда не пробовал фисштеха, он вообще ненавидел наркотики, но эффект был ему знаком. Периоды гиперактивности сменялись вот таким заторможенным состоянием.

Они прошли уже половину пути, выйдя на первый этаж, когда их поймали медики. Как назло эльфа как раз в этот момент переключило на обратное состояние, он ругался и отпинывался от пытавшихся ему помочь людей все время, пока Вернон, почти силком, тащил его к машине.

— Что он принял? — поинтересовалась симпатичная рыжая медичка, когда Йорвета все же уговорили сесть и накинуть плед.

— Ему дали фисштех, но я не знаю, сколько, — ответил Роше. То, что Йорвета еще и избили, в дополнительном комментарии не нуждалось. — В какую больницу вы его повезете?

— Я никуда не поеду! Мне не нужна больница дхойне, — Йорвет попытался отодвинуться от замерявшей его пульс медички, но та крепко держала его профессиональной хваткой. Эльф, впрочем, попыток не оставил: — Дайте мне бланк отказа от медицинской помощи.

— Не выдумывай, — Вернон придержал его за плечо. — Ведешь себя, как дитя.

— Серьезно, мне уже лучше, — Йорвет попытался подняться на ноги, но Роше и медичка вернули его место. — И нужно найти брата.

— Твою мать! Придурошный остроухий! — зная ослиное упорство эльфа, тот и правда был готов отказаться от поездки в больницу, оклематься в какой-нибудь подворотне и пойти искать новых приключений на задницу. — Я сейчас тебя арестую, нахрен, и к больничной койке прикую наручниками.

Йорвет глянул на него затуманенным, но все равно злобным взглядом. Наверное, уже прикидывал, как будет выбивать себе палец, чтобы сбежать и отправиться на поиски брата.

— Послушай, — Роше положил руку ему на плечо и заговорил тем мягким и одновременно уверенным тоном, которому его учили на курсах переговоров, — съездишь в больницу, тебя немного подлатают, затем можешь приезжать ко мне в участок, и мы будем искать Киарана вместе. Его ведь выпустят из больницы? - Вопрос адресовался медичке, которая смотрела на них обоих, как на сбежавших пациентов дурдома. Возможно, она даже прикидывала, как бы половчее их туда отвезти.

— Будь моя воля, я бы подержала вашего друга в стационаре парочку дней. Но вряд ли его способно что-то удержать.

— Подлатают и можно уходить? — переспросил Йорвет. Возможно, его бы удовлетворила только клятва на крови, но Вернон просто кивнул. — Ладно. Но мне нужен доктор эльф, я не дамся в руки какого-нибудь коновала-краснолюда или дхойне!

Потрепав эльфа по плечу, Вернон отошел от машины, позволяя медикам положить Йорвета на каталку. Скорая унеслась в ближайший госпиталь, где был доктор эльфской расы.

— Хоть бы из кабины на полдороги не выпрыгнул, — пробормотал под нос Роше, закуривая еще одну сигарету. Пальцы у него были в крови. Пахли кровью и порохом. Запах нравился Роше куда больше запаха чернил, он даже пожалел на секунду, что не может вернуться в те времена, когда у него было больше уличной работы. Например, во Флотзам.

Оборвав мысль усилием воли, он пошел к машине, куда ребята уже затолкали Милана. Фенн расположился вместе с ним на заднем сидении, Тринадцатый занял место на переднем. Оба они делали вид, что не видели сцены возле скорой помощи.

— Поедем в офис, капитан?

— Ну, на кладбище его везти еще рано, верно? — Роше кивнул в сторону сжавшегося Милана. — Поехали. Надеюсь, у нас хватит камер на всю эту шваль.

Еще он надеялся, что потеряв поддержку родных стен, их подозреваемый окажется более разговорчив. Хотя Вернон уже начинал сомневаться в своих подозрениях. Милан казался ему слишком уж туповатым. Не то чтобы высокий интеллект был обязательной чертой для серийного убийцы, но что-то в этом всем не сходилось.

В полицейском участке они быстро распихали всех задержанных по камерам, отсадив Милана и парочку его ближайших подручных в отдельные «номера». Кроме главного дела у полицейского департамента была масса вопросов про найденные наркотики и оружие. Многие из этих подонков сядут за решетку надолго, так что в офисе его команду встречали как героев. Правда последнее не радовало Вернона совершенно, он не сомневался, что Трисс попытается перекрыть утренний репортаж о маньяке обедней новостью о захвате опасной банды. А это значит придется отвечать на вопросы журналистов, теряя драгоценное время. Роше заскучал по тем дням, когда перед СМИ отдувался Фольтест.

Отбившись от поздравлений, Верон пошел в комнату допросов, куда они запихнули Милана. Комната была в вышей степени непритязательной, с серыми облезшими стенами и казенной металлической мебелью. Все в ней буквально кричало: «Остаток твоей жизни пройдет в таком жалком окружении».

— Готов продолжить разговор? — поинтересовался он у прикованного к столу Милана, раскладывая перед ним дело. — Твоя машина. — На стол легла копия регистрации на светлый фургон. — Фото с места преступления с ней же. Я бы предложил тебе написать чистосердечное, Милан, только знаешь, что… Я не верю, что это ты делал.

— Мне нужен адвокат, — буркнул Милан.

— Он скажет тебе ничего не говорить. А потом тебя казнят за преступление, которого ты не совершал. Не пойми неправильно, тебе и так светит пожизненное, но ведь жизнь есть жизнь. Где машина, Милан?

— Я не знаю.

— Где?!

— Ее угнали.

— Я засчитываю тебе эту попытку отвертеться. Еще одна, и мы перейдем в комнату с раковиной, — Милан заметно вздрогнул, глаза у него забегали, но врать снова он не решился:

— Послушай, Роше, я ничего не знаю, правда. Мне просто оставляют эту машину, чтобы я ее вымыл, а потом она снова пропадает.

— Отращивает крылышки и улетает, как птичка по осени?

— Нет, я просто оставляю ее на парковке.

— Пустую? — надавил Роше.

— Да-а…

На эту попытку соврать уже надо было отреагировать.

— Пойду попрошу, чтобы воду набрали, — Роше поднялся со своего места. — У тебя будет долгая ночь.

— Стой! Эй, Роше!

— Капитан Роше, сука! — Вернон ухватил пальцами разбитый нос своего теперь уже информатора, а не подозреваемого, и несильно сжал. Милан заскулил от боли и снова начал невнятно просить адвоката. — Начинай рассказывать.

Все оказалось примерно так, как Вернон и ожидал. Милан и его ребятки следили и хватали, затем оставляли фургон с жертвой на пустыре за городом. Получали свои деньги и спали спокойно.

— Назови мне имя, Милан. И я постараюсь… смягчить наказание, — на самом деле, ублюдок уже набрал на три пожизненных, если и удастся скостить ему одно из них, это ничего не изменит. Милан и сам поймет это очень быстро, но пока он пребывал под впечатлением, нужно было трясти его до последнего. — Ну?

— Нет. Меня грохнут, если я скажу.

— Я тебя первый грохну! — нежно пообещал Вернон.

Он провел еще полчаса, пытаясь уговорить, запугать или вытянуть из Милана еще хоть что-то. Но, очевидно, тот, кто платил Милану, пугал его куда больше. А выбить признание Вернон не мог. Во-первых, не был уверен, что парень все же расколется, во-вторых, он уже и так огреб себе проблем. Если подозреваемого привозят в отделение немного помятым и с записью о сопротивлении аресту, это одно, а когда его приводят к адвокату всего в кровище и он жалуется на полицейский произвол — это уже дело для отдела внутренних расследований.

Оставив Милана, он коротко переговорил со своими детективами и собирался пойти покурить, прежде чем снова начать рыть. Вернон чувствовал, что уже очень близко подобрался к этому убийце, почти схватил его хвост. План с курением обломался под трелью телефонного звонка. Звонили с поста дежурного, сержант докладывал, что у него тут эльф. Эльф Йорвет, который выглядит так, будто сбежал из больницы. Вернон чертыхнулся, но без злости или удивления. Он же сказал «приходи», и эльф пришел. Кто всерьез мог рассчитывать, что тот не сбежит от врачей, сразу как только сможет? Роше пришлось спуститься за ним в холл, где Йорвет надоедал сержанту. Вид у него был как у бездомного безумца: одежда порвана и окровавлена, бровь ему зашили, и черные ниточки швов только добавляли образу сюрреалистичности. Как его только не отправили в бесплатную ночлежку?

— Пойдем, — Роше положил руку на плечо эльфа, подталкивая его в сторону лифта. Он не хотел проводить в вестибюле ни одной лишней минуты. Слишком много посторонних глаз - наивно надеяться, что никто еще не узнал эльфа. На удивление послушный Йорвет позволил отвести себя к лифту, а затем потащился за Верноном, пока они пересекали общую комнату его отдела. Зато подобное зрелище не оставило равнодушными детективов. Все оторвались от своих дел, даже секретарша вынырнула из чата соцсети, чтобы проводить капитана удивленным взглядом.

В кабинете Йорвет тяжело опустился на диван. Выглядел он погано, Роше с трудом представлял, как он смог добраться из больницы до офиса полиции. Опустив жалюзи, капитан присел на край стола напротив своего эльфа, рассматривая побитое лицо.

— Почему не позвонил? Я бы послал кого-то за собой.

— Те дхойне отобрали мобильник.

— С городского?

— Вернон… — Йорвет попытался потереть глаз, но отдернул руку, как только коснулся лица, -наверное, было больно. — В больнице у меня было немного времени поразмышлять обо всем.

— Ух, ты, — без энтузиазма поприветствовал начало разговора Вернон.

— Я подумал о том, что ты сказал утром. О том, что надо довериться тебе и что ты поможешь мне, — голос у эльфа был сбивчивым и торопливым. Было похоже, что он готовил эту речь, пока ехал к Вернону, и сейчас выдавал заготовленную просьбу о помощи.

— Йорвет! — меньше всего Роше хотел унижать гордого эльфа еще сильнее. Ему и так нелегко было попросить помощи, тем более у дхойне. — Я все понял, не надо. Мы будем искать Киарана, и просить об этом не надо.

Эльф смотрел на него очень долго. Будто видел его в первый раз. Вернон в ответ рассматривал его, оценивая масштаб повреждений. Правая половина лица эльфа никогда не выглядела хорошо, но сейчас левая ей не уступала. Под кожей расплывалась бордовая гематома, губы взялись кровавой корочкой. Даже белок глаза не был нормальным: вены полопались, так что белое стало красным.

— Я знаю. Но я ради другого пришел, — наконец-то произнес Йорвет. Он немного замялся, будто снова мысленно повторил свою речь, а затем решил ее не произносить. — Мне, наверное, нужно извиниться. — Он снова замолчал, затем болезненно поморщился: — Ох, ну не делай такое лицо, все умеют извиняться, даже я. Возможно, я был несправедлив к тебе.

— Возможно? — подначил его Вернон.

— Да, скорее всего, так оно и было, — эльф быстро облизал губы. — Относился хуже, чем ты того заслуживаешь.

— Если ты о том случае с наручниками…

— О боги, дхойне, просто заткнись! Ты попросил меня доверять тебе, но я просто не услышал этого. Было тяжело доверять тебе, хотя ты пытался доверять мне. Если говорить откровенно, плоскоухий, то именно я обманул тебя во Флотзаме и это мне нужно добиваться твоего доверия, а не наоборот, — Йорвет стянул с головы платок, явно не зная, куда деть себя. — Был уверен, что ты не поймешь, если я скажу тебе, что произошло между мной и общиной. Или будешь жалеть, или попытаешься вмешаться в своем неповторимом полицейском стиле. Но ты не стал, ты просто был рядом, а после того, что было утром, я повел себя просто, как сuach aep arse, — речь у эльфа снова стала сбивчивой, к тому же он частично перешел на язык своего народа.


Роше остановил его раньше, чем Йорвет наговорил что-то, о чем сам потом пожалел бы. Он обнял эльфа, неловко поглаживая его по спине между лопатками, давая уткнуться лбом в свое плечо и переждать так пару минут в молчании.

— Ты, кажется, все еще под фисштехом, — предположил Вернон и почувствовал легкий удар в плечо. Кожу на шее обожгло чужим дыханием: эльфа едва слышно рассмеялся.

— Ну, ты и скотина, дхойне. Я тут душу изливаю…

— Ты же знаешь, подобные разговоры в моем присутствии могут привести к дорожной аварии.

Йорвет снова рассмеялся, уткнувшись лбом ему в плечо и обхватив за плечи.

— Поцелуй? — предложил Роше.

— Да, давай, — тон у эльфа был такой, будто ему стакан сока предложили.

Поцелуй на вкус был как кровь и лекарства. Губы у Йорвета были шершавыми от запекшейся кровавой корки, Роше прошелся по ней языком, слегка размачивая. И эльф тут же попытался куснуть его, открывая чуть затянувшиеся ранки. Диван тихо скрипнул, когда Вернон облокотился на него, устраивая колено между ног Йорвета. Капитан положил руку на чужую шею, поглаживая и массируя, прижимая эльфа к себе. Теснее, еще теснее, до скрежета стесывающегося стекла.

Он так увлекся разбитыми губами, что не сразу отреагировал на ритмичный цокот каблуков и громкую речь в общей комнате. Трисс без стука влетела в кабинет с планшетом руках и каким-то громким требованием, которое Роше не расслышал, из-за бешеного грохота своего сердца. У них с Йорветом было не больше пары секунд, пока она отрывала взгляд от планшета. Будь они в состоянии получше, успели бы отскочить друг от друга. Будь немного больше времени, Роше успел бы поправить одежду.

Но сколько можно бегать?

— Привет, Трисс, — поздоровался Роше. — Что-то срочное?

— Я, наверное, зайду попозже, — произнесено было на выдохе. Девушка развернулась на сто восемьдесят градусов — Роше и не знал, что так можно крутануться на таких каблуках — и попробовала выйти.

— Стой! — им с Йорветом все же пришлось отлипнуть друг от друга, и Вернон поспешил остановить Меригольд. Если она сейчас выскочит из его кабинета как ошпаренная с румянцем на щеках, почвы для слухов прибавится. — Так зачем ты пришла?

Эльф откинулся на диван и дружелюбно подмигнул Трисс, заставив ее спрятать глаза. Справившись со смущением, она прошла в кабинет и положила планшет на стол.

— Я собрала небольшую пресс-конференцию. Думаю, ты должен там быть, ответить на какие-то вопросы. Хотела обсудить с тобой некоторые реплики, если ты не занят, — она улыбнулась: — Видимо, лучше было позвонить.

— Просто объясни мне кратко, чего не стоит рассказывать.

— Хорошо. И рубашку переодень, на этой кровь.

— Где? — Роше осмотрел себя, впервые после захвата клуба обращая внимание на свою одежду. На рукавах правда остались маленькие капельки крови, уже успевшие побуреть. — Надену пиджак.

- Вот тут, — Трисс попыталась ноготком оттереть что-то с ворота его рубашки, но быстро бросила это безнадежное дело. — На фото будет заметно. - Рубашка действительно была испоганена в край. Рукава еще можно было спасти, но к вороту прислонился Йорвет, когда Роше вытаскивал его из клуба.

Пока он переодевал рубашку, Меригольд коротко объясняла ему план пресс-конференции. Йорвет забрался на диван с ногами и наблюдал за ними. Его голодный взгляд прокатывался по обнаженной спине Вернона, будто волна маленький иголочек.

— Это надолго? — поинтересовался эльф.

— Нет, я справлюсь за полчаса, потом вернемся к нашим… делам, — Вернон имел в виду поиски Киарана, но судя по тому, как закашлялась Трисс, стоило формулировать мысль яснее. Пробормотав что-то про то, что будет ждать его внизу, она вышла из кабинета.

— У тебя там и форма висит? — Йорвет облизнул разбитые губы и хрипло рассмеялся, когда Роше погрозил ему кулаком. Наручники он еще готов был пожертвовать на костер их ебанутых отношений, но форма есть форма. — Мне ждать тебя тут?

— Да, все равно все ценное в сейфе, — подмигнул Вернон. Белка состроил максимально сокрушенную гримасу, насколько ему позволяло его травмированное лицо.

— Придется перешерстить твои личные вещи.

— Не порви рисунок Анаис, я его очень ценю.

Они могли препираться так вечно, но Трисс явно не согласилась бы столько ждать. Закончив завязывать галстук и приведя в порядок волосы, он подошел к эльфу и еще раз поцеловал его. Быстро, чтобы снова не размазать чужую кровь по одежде. У него не было еще одной чистой рубашки, да и второй сеанс переодевания мог закончиться сексом прямо на диванчике. А стены в кабинете были тонкими.

— Я постараюсь быстро.

***

У Фольтеста был свой стиль общения с журналистами. Он их просто очаровывал, что барышень, что мужчин. Даже самая зубастая акула пера не могла выдержать под натиском его обаяния. Шеф умудрялся не говорить ничего, что из него хотели вытряхнуть, и при этом быть по-прежнему обожаемым журналистами. Наверное, это было даром, которым Роше просто не обладал. Он не боялся выступлений перед публикой, и даже камера его не портила, но стиль его общения был охарактеризован Трисс, как «слишком лаконичный и слишком саркастичный». Что поделать, Вернон предпочитал не сообщать лишнего, а когда ему окончательно надоедали вопросы, мог выразиться довольно… зло. После чего Меригольд еще день смотрела на него волком.

— Капитан, связанны ли сегодняшние аресты с делом об убийствах эльфов и людей?

— Следствия по обоим делам ведутся, — буднично ответил Роше.

— Сложно не связывать преступления на почве ненависти и ненавистников эльфов…

— Можете строить такие теории, как вам угодно, — Вернон скрестил руки на груди, — на то вы и журналисты. У кого-нибудь еще есть вопросы?

Вопросы были у всех, но громче всего кричала молодая женщина, чья смуглая кожа и необычные черты лица выдавали в ней офирку.

— Калисса Бинт Синан аль-Джилани, — выдала девушка, и Роше подумал, что в последнее время ему везет на многоступенчатые имена. — Что у вас с лицом, капитан Роше?

Невольно прикоснувшись к ссадине на скуле, Вернон пожал плечами.

— Опасная работа, милсдарыня аль-Джилани.

— И это весь ответ? Капитан, вы получили их во вчерашнем дорожном происшествии?

Трисс удивленно глянула на него, на лице у нее было написано: «Что за бред несет эта сумасшедшая?» - но очень быстро это выражение перешло во: «В какое дерьмо ты влип снова?».

— О каком происшествии вы говорите? — резко спросила она, переключив внимание на Калиссу.

— О том, когда машина капитана едва не столкнулась с пассажирским автобусом, — журналистка показала на своем телефоне запись, на которой машина Вернона правда проносилась на красный свет, а затем едва не поздоровалась бампером с автобусом.

— Это просто запись с чьего-то телефона, — фыркнула Меригольд. — Даже не ясно, правда ли это машина капитана и… Каким образом это все относится к сегодняшней теме?

— Ну, быть может, нам стоит спросить не про связь между эльфами и эльфоненавистниками, а о наркоторговцах и странном поведении капитана? — ухмыльнулась Калисса.

— На что вы намекаете, милсдарыня? — Роше устало подумал, что у него все еще маньяк ходит по городу, а в кабинете его ожидает безумный эльф, который хочет во что бы то не стало найти брата. — Хотите спросить, был ли я нетрезв или под кайфом? Я был трезв во всех смыслах и, думаю, дорожная служба уже выписала мне штраф.

— О, то есть вы оплатите штраф и общественности нужно закрыть глаза на то, что полицейское управление годами игнорировало банды и наркоторговлю. Бывший комиссар Фольтест…

— Не стоит, милсдарыня! — прервал ее Роше. — Мы собрались здесь не ради того, чтоб обсудить бывшего шефа полиции.

— Нет, но поразительное количество людей из его окружения попадает в дорожные происшествия. Как вы прокомментируете тот факт, что его сестра умерла в дорожной катастрофе, а в ее крови были найдены следы…

— Хватит! — то, что эта женщина пыталась облить грязью его, Вернон еще мог стерпеть, даже к обвинениям в сторону Фольтеста он привык, но Адда! Сестра до сих пор была больным местом для его шефа, да и для Роше тоже. Он знал Адду, с ней были связанны определенные воспоминания. И он не собирался доставать эту старую историю из ящика только для того, чтобы пополоскать в помоях. — Еще один вопрос не по теме, и вас выведут из зала.

— Тогда вернемся к теме, — криво улыбнулась Каллиса. — На месте сегодняшней операции видели эльфа, он жертва?

— Он несомненно пострадал, — уклончиво ответил Роше, представляя, как криво ухмыльнулся бы эльф, если бы услышал, как его называют «жертвой». А потом сам начал бы убивать.

— И вы буквально вынесли его на руках. А говорят, полиции плевать на эльфов.

— Если мы не услышим вопрос, вас выведут, милсдарыня аль-Джилани, — строго произнесла Трисс, пока Роше внутренне сжался, не зная и боясь того, что ему предстоит. Вряд ли Трисс удасться как-то переиграть ситуацию, когда капитан набросится на журналистку, уличившую его в связи интимного характера с эльфом.

— Хорошо, вот вам вопрос: этот эльф - ваш дилер?

Вернон не смог удержать вдоха облегчения. Он не хотел обсуждать их с Йорветом отношения на публике, тем более, так. Легче уж откреститься от очередных обвинений в прикрытии наркобизнеса или полицейском произволе.

— Нет, — коротко ответил Роше. — Если у вас есть какие-нибудь еще надуманные обвинения, изложите их в официальной жалобе.

— Другим собравшимся тоже хочется задать свои вопросы, милсдарыня аль-Джилани.

Другие журналисты, подстегнутые безумными вопросами, попытались развить тему, но Трисс ловко сбила их парой бессодержательных ответов. Дальше отвечала уже она сама, Роше подавал голос, только когда его спрашивали напрямую. Каллису он просто игнорировал. С трудом досидев до окончания пресс-конференции, Вернон ускользнул от желавшей обсудить произошедшее Меригольд.

Ему нужно было вернуться в кабинет, пока эльф не успел сбежать. После всех этих вопросов журналисты бросятся его искать. Сначала в больницу и, не найдя его там, по полицейским архивам, пытаясь установить личность. Нужно было поймать Йорвета прежде, чем ему надоест сидеть в кабинете и он не выйдет на поиски брата сам. Прямо в стаю жаждущих крови гулей. Вернон заскрипел зубами, представляя себе эльфа и толпу окруживших его дхойне. Без травм не обойдется. Роше быстро дошел до лифта и несколько раз нажал кнопку нужного этажа. Двери лифта издевательски медленно закрылись, и это «чудо техники» медленно потащило его на нужный этаж.

— Давай, давай, — прошептал он, не зная, как еще поторопить наглую медленную скотину. Ехавшие вместе с ним люди подозрительно поглядывали на нервно притоптывающего капитана, но задавать вопросы никто не решался.

Буквально пролетев через общий зал, он поймал на себе еще несколько удивленных взглядов, но это его не остановило. В кабинет капитан ворвался, ожидая застать там только воспоминание об эльфе и мысленно готовясь сделать взбучку Тринадцатому. Йорвет был там, где Роше его оставил. Только теперь он занимал значительно большую часть дивана, разлегшись на нем с ногами. Даже не разулся. И дрых самым бессовестным образом. На тумбочке стояла полупустая чашка с чаем, от которой все еще подымался легкий пар. Видимо, секретарша набралась храбрости и решилась на выполнение своих обязанностей. Выдохнув, Вернон присел на край стола, глядя на спящего эльфа. Дыхание у него все еще было тяжелым, с легким присвистом, но он уже не дышал как раненный носорог, что не могло не радовать. Будить его не хотелось, к тому же сон наверняка вызван отходником от фисштеха: даже если разбудить - все равно отрубится. Вытащив из шкафа старенький плед, лежащий там с тех времен, когда Роше проводил на этом диванчике больше ночей, чем в собственной квартире, он укрыл эльфа и вышел, из кабинета едва не нос к носу сталкиваясь и с неуверенно мнущимся под дверью Тринадцатым.

— Ну, что?

— Вы так быстро прошли, капитан, не успел вам сказать…

— Что случилось?

Тринадцатый замолчал, почесал татуировку и наконец-то выдал:

— Хам ваш эльф. Я ему чай принес, потому что секретарша в кабинет зайти боялась, а он мне: «Я из рук дхойне ничего не принимаю, на тумбочку поставь». И тон такой приказной, — детектив смутился. — И я поставил. Еще и извинился зачем-то…

— Тринадцатый, ближе к делу, — Вернон прервал подчиненного, не собираясь восстанавливать его душевное равновесие уничтоженное встречей с локомотивом под названием «Йорвет».

– Вам звонили, просили передать, что милсдарь Ройвен ждет внизу. Пойти с вами?

— Нет, — Дийкстра наверняка приехал убедиться, что Роше не станет втягивать его обожаемого Радовида в разборку с бандами. — Вернусь через полчаса. Если нет, то бери спецназ и разнеси бани Дийкстры к чертовой матери. — Он хлопнул Тринадцатого по плечу. — И Йорвета не трогай. Если проснется и попытается уйти — задержи, хоть наручниками к столу прикуй.

Он оставил Тринадцатого лечить нервишки после общения с эльфом и спустился на первый этаж. Появление Дийкстры было предсказуемым, наверняка, пришел убедиться, что все тылы прикрыты и Милан не поставил своего обожаемого Радовида под удар.

Радовид… Роше спохватился, что стоит в лифте один и тупо смотрит на панель с кнопками. Радовид ненавидит эльфов.

Он наконец-то нажал кнопку, и двери лифта закрылись.

У Радовида много денег. Много людей. Он ненавидит эльфов и проиграл на последних выборах не только Фольтесту, но Саскии - представительнице от всех диаспор нелюдей. Наверное, для него это было шоком.

Лифт остановился на полпути, принял еще пассажиров, но Роше даже не обратил на вошедших внимания.

Много денег, много людей, много ненависти. Фургон с наклейкой в виде белого орла. А теперь вот Дийкстра у его порога.

Прежде чем выйти на первом этаже, Вернон проверил оружие. Он всегда перезаряжал его после операций, ведя учет каждой стреляной пуле. Сейчас, увидев в холе одного из подручных его старого «приятеля» милсдаря Ройвена, он был чертовски рад такой своей педантичности.