Охота вместе с эльфом +142

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
The Witcher

Основные персонажи:
Вернон Роше, Иорвет
Пэйринг:
Вернон Роше/Йорвет, Бьянка, Геральт, Фенн, Тринадцатый и много кто еще мимо пробегал
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Детектив, AU
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика, ОМП
Размер:
Макси, 142 страницы, 11 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Лидер по перечитываниям» от Wolfenstein
«Прекрасно! » от Эльфийка в очках
«Спасибо за прекрасную историю!» от Lusiolla
«Благодарю за тонну переживаний» от Neko On The Moon
«Я зависим от этой истории:)» от tvisty deer
«Прекрасно до мурашек по коже!» от Mika Akane
«Спасибо за продолжение истории» от Помидоролюб
«Отличная работа!» от Калил
Описание:
Сиквел к тексту "Охота на эльфа"
После событий первой части прошло полгода, весна сменилась холодной, дождливой осенью. И вместе с дождевой водой по улицам льется кровь жертв маньяка. Вернон Роше должен найти терроризирующего город убийцу и разобраться с еще одной проблемой.

Обложка (не судите строго, я не спец в этом)) http://i.imgur.com/MYmK7Djl.jpg

Посвящение:
Игуану, который мужественно игуанит меня, подталкивая к дальнейшему графоманству))

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Первую часть можно почитать здесь
https://ficbook.net/readfic/3984212

И великолепные арты от крутого Вако
1. Просто Роше и Йорвет в отличной футболке https://pp.userapi.com/c836131/v836131132/40287/4WzFWCV5L0E.jpg
2. Небольшой эпизод почти-не-спойлер будущего приквела https://pp.userapi.com/c638023/v638023132/45a8c/qBs4UPJcrOc.jpg

Глава 8

13 марта 2017, 20:02
— Капитан Роше, позвольте вас проводить, — все подручные Дийкстры будто из одной лаборатории клонов: высокие, бритые, без явно выраженной мускулатуры, но массивные, серьезные «братишки», с подбородками способными колоть орехи. Один из таких как раз поджидал Роше в фойе, чтобы со всей тактичностью проводить к припаркованному за углом черному автомобилью. Огромному и представительному, как и сам Дийкстра.

Вернон вовсе не горел желанием садиться в автомобиль. Не из опасений за свою жизнь. Никаких опасений и не было, если Дийкстра надумает убить его, то единственным шансом Роше будет убить его первым.

Капельки дождя оседали на тонированном стекле, в отражении которого Вернон видел свою хмурую рожу. Рожа скривилась еще сильнее, когда стекло поползло вниз.

— Роше, вечер добрый, — Дийкстра сидел на заднем сидении, занимая собой солидную его часть. — Прости за столь внезапный визит, есть разговор.

— Ну, говори, — Вернон пожал плечами, пытаясь одновременно сильнее закутаться в пальто. Осенний вечер был промозглым и холодным, ветер пробирал до костей, и ему больше всего хотелось вернуться в кабинет, а лучше к себе домой. Вместе с эльфом.

— Садись.

Для Роше даже распахнули дверь, приглашая его сесть. Машина Дийкстры изнутри больше напоминала приемную кабинета корпоративной шишки. Кожаная обивка, встроенный мини-бар, дубовые панели… Только извечного секретаря, милсдаря Гаппена, не хватало.

— Угощайся, — под нос Вернону ткнули бокал божественного махакамского бренди.

— Я на службе, — не без сожаления отказался капитан. — Что надо-то?

— Ценю твою прямоту, Роше. Если бы я не знал тебя так хорошо, решил бы, что ты проглотил шпалу и в честные копы заделался.

— Дийкстра, отъебись. Или говори, что тебе надо.

— На счет твоего маленького утреннего набега… — вздохнул Дийкстра. — Вернон, я понимаю, что ты не должен отчитываться в своих действиях…

— Правда, что ли?

— Ох, эта твоя знаменитая в узких кругах язвительность! Прибереги ее до другого случая, — Дийкстра поморщился, сведя широкие брови на переносице. — Я предлагаю тебе выпустить Милана, а взамен… ну, скажем… Тебе было бы интересно узнать о новых поставщиках фисштеха? Или, быть может, о парочке действительно грязных копов в вашем управлении?

— Спасибо, что потратил мое время, Дийкстра, — Роше потянулся к дверной ручке, собираясь вылезти из машины. Дийкстра не оставлял попыток договориться с полицией, отмазывая очередных приятелей и подчиненных своего ненаглядного Радовида. Иногда он, правда, мог предложить что-то полезное, ради чего можно было простить безобидное хулиганство или другие мелкие грешки. Легче было поддерживать с Дийкстрой приятельские отношения, чем идти на открытый конфликт, но сейчас он требовал невозможного.

— А если убийства прекратятся?

— Чт… Твою мать, Дийкстра! — только открывший дверь Роше с грохотом ее захлопнул. Неужели он правильно догадался, и все это проделки Радовида? Сцепив зубы, переспросил, давая им обоим сделать вид, что Дийкстра сказал что-то другое:— Ты о чем сейчас?

— Ох, Вернон, ну не прикидывайся, — Дийкстра отпил из бокала, который только что предлагал капитану. — Выпусти Милана, посади кого-нибудь из мелкой рыбешки, а город будет снова спать спокойно.

— Дийкстра, — Роше сделал многозначительную паузу. Мысленно он прикидывал, успеет ли дотянуться до пистолета. Раньше успевал. — Раз уж ты сегодня тоже завтракал шпалой, то позволь сказать прямо: я не верю, что Милан убийца, и не вижу причин тебе его защищать. Так с чего же ты так за него подставляешься?

— Так ты согласен?

— Нет, конечно! Дийкстра, если твой Радовид настолько слетел с катушек, что режет людей, то сдай его, пока сам не пострадал, — он прямо глянул на Дийкстру. Толстяк сидел в профиль, толстые губы были поджаты, так что нижняя слегка выпирала. С такого ракурса Дийкстра был похож на очень злого хомяка, который не прочь сточить о тебя зубы.

— Не надо копать под Радовида, Вернон. Ради твоего же блага.

— До свидания, Дийкстра.

— Фольтест ведь тоже не без греха.

Роше вышел из похожего на грозовую тучу автомобиля, захлопнув дверь достаточно громко, чтобы это сошло за последнее слово. Морось превратилась в полноценный дождь, капитан повыше поднял воротник и постарался побыстрее вернуться в здание. Хотелось вернуться под крышу. К тому же, там в него точно не будут стрелять.

В офисе он приказал ни под каким предлогом не отпускать захваченных сегодня. Даже если их адвокаты все здесь зальют брыжущей слюной. И самих адвокатов тоже приказал обыскать. Дийкстре не удалось вытащить Милана, так что он вполне может решиться прикончить его прямо в полицейском участке. Милсдарь Ройвен вообще был дерзким и решительным человеком, за что Роше его и уважал. Он надеялся, что это уважение взаимно настолько, что людей не начнут убивать прямо у него под носом.


В который раз за день поднявшись к себе в офис, он перекинулся парой фраз с Тринадцатым. Копы, переодевшись в гражданское, патрулировали территории Академии, и детектив собирался присоединиться к ним. Роше не думал, что это принесет какую-либо пользу, но почему нет? Сам он не видел смысла морозить задницу всю ночь напролет, но практика его подчиненным не помешает.

Йорвет все еще был в его кабинете, спал, подложив руку под голову. Даже во сне он не выглядел безмятежным: губы чуть подергивались, как и глаз под закрытым веком. И вообще эльф выглядел как гончая, которой снится охота. Вернон решил не будить его пока, а то правда сорвется и побежит с высунутым языком вынюхивать своего братца. Плед слегка сполз с плеча Йорвета, и Роше нестерпимо захотелось его поправить. От акта спонтанной нежности его уберегла трель телефонного звонка. Эльф мгновенно подорвался, зыркая по сторонам настороженным зеленым взглядом. Выглядел он так, будто собрался расколотить телефон и дрыхнуть дальше, и Роше поспешил спасти бедный аппарат.

— Капитан Роше.

— Вернон, мне только что звонил Дийкстра, — как всегда без приветствия и предисловия начал Фольтест. — Судя по тому, как он то брызгал слюной, то лил мне элей в уши, тебе попалось что-то действительно серьезное.

— Да, на целую кучу всего, сэр. Кстати, Велераду еще не пришла жалоба на полицейский произвол?

— Больше не мои проблемы! — хмыкнул Фольтест, шурша какими-то бумагами. — Разберешься с этим делом до завтра.

— Я… — Роше никогда не врал своему шефу и начинать сейчас не собирался, — сомневаюсь, что мой маньяк сейчас протирает штаны в камере. И суета Дийкстры мне тоже не нравится, думаю, он кого-то выгораживает и не этих недоносков из притона.

Фольтест замолчал, явно что-то обдумывая.

— Я больше не комиссар полиции, если ты забыл. И не могу вмешиваться в дела полицейского управления.

В разговоре повисла пауза, за время которой Йорвет успел слезть с дивана и усесться к Вернону на стол. Улыбнулся своими изувеченными губами, и Роше не смог не улыбнуться в ответ. Прикрыв ладонью микрофон телефона он поинтересовался:

— Ты все еще под кайфом?

Оттопыренный средний палец вряд ли можно было счесть ответом. И так было видно, что эльф уже не под фисштехом, просто впервые за несколько месяцев он выглядел тем самым беззаботным маньяком, которого Вернон так любил.

— Приезжай, — наконец-то заговорил Фольтест, и забывший о телефонном разговоре Роше едва не выронил трубку. — Вместе пораскинем мозгами. Йорвета тоже можешь взять с собой, раз уж он и так повадился вламываться ко мне в дом.

Фольтест отключился, и Роше положил трубку на стол. Приблизился к эльфу, кладя ладони ему на бедра. Улыбка Йорвета стала шире, затрагивая поврежденную половину лица, заставляя сдвигаться твердую шрамовую ткань. Зрелище вполне сгодилось бы детей пугать.

— Так с каких это пор ты повадился врываться в дом Фольтеста?

— Ох, всего-то раз было… — Йорвет обнял его за плечи, притягивая к себе. Вернон потянулся за поцелуем, но вместо этого ему зевнули буквально в лицо, после чего эльф уткнулся носом ему в плечо. — А как, ты думаешь, я добился встречи с ним? Попросил секретаршу записать меня на прием?

— Ты прокрался в его дом ночью и напал в темноте, как на меня во Флотзаме, — вздохнул Роше, на своей шкуре узнавший беличьи методы. — Надеюсь, его ты хотя бы не лапал?

— Ревнуешь?

— Ты же знаешь, что я пристрелю тебя не задумываясь, если ты снова попробуешь его убить? — Вернон осторожно потянул Йорвета за короткие волосы на затылке и все-таки поцеловал. — Поехали, покажу тебе, как входить в особняк через главный вход.

— Что, даже без наручников? — Йорвет вздернул бровь в притворном удивлении, и Роше захотелось его стукнуть. Жаль, что он уже был побит хуже некуда, очередной удар никак не отразится на изувеченном лице, так какой смысл?

В гараж они спустились через служебный выход, пройдя так, чтобы попасться на глаза как можно меньшему количеству людей. После всего, что Роше сегодня услышал от журналистов, на Йорвета могла начаться настоящая охота. Нужно было попробовать уговорить его на больничный. И рассказать все… Вернон тайком вздохнул, покосившись на идущего рядом эльфа. Хорошо, что тот был обращен к нему изуродованной стороной лица. И ничего не заметил.

В машине Йорвет вытащил из бардачка красный платок и повязал его вокруг головы в своей неповторимой манере. Откинув спинку пассажирского сидения, он уставился в окно. Снова перешел от открытости к замкнутости.

— Мы найдем Киарана, не переживай.

Эльф кивнул и даже слегка улыбнулся, когда Вернон потрепал его по колену. Правдоподобно прикидывался, что все в порядке. Судя по тому, что он не пытался бежать сквозь ночь сломя голову на поиски брата — у Йорвета закончились идеи. И он отчаялся настолько, что позволял дхойне куда-то себя везти.

По дороге Роше попробовал отвлечь его разговором о прошедшей пресс-конференции, но эльф только пробурчал что-то о стрелах и скальпах, после чего отвернулся, рассматривая ливень и огни фонарей за окном. Роше осторожно вел машину по узким мокрым улочкам старого города, одновременно пытаясь дозвониться до Бьянки. Журналисты могли добраться и до нее, нужно было предупредить напарницу, чтобы слала куда подальше. А в понедельник все же приходила в офис к девяти. Пора вернуть все на круги своя. Бьянка трубку не поднимала, может, спала или была занята, и Роше с ругательством отключился. Они уже приехали к особняку Фольтеста и охрана гостеприимно открыла ворота. На Йорвета они покосились с профессиональным подозрением, но вопросов не задавали. В такой дождь даже охране хотелось побыстрее спрятаться под крышу, а не донимать издержками профдеформации гостей Фольтеста.

Двор особняка был ярко освещен множеством фонариков. Их теплый свет даже холодному дождю придавал немного сказочную атмосферу, разгоняя осеннюю тоску. Вернон всегда считал дом шефа одним из самых уютных мест в городе, вот и сейчас ему немного полегчало на сердце, хотя на Йорвета это, похоже, не подействовало. Он тяжело вылез из машины и явно прихрамывал на правую ногу, когда они быстро шли к особняку. Роше не успел поинтересоваться, что с его походкой, в холе на него налетела Анаис, как всегда по-детски радующаяся его кратковременным появлениям в ее жизни. Девочка даже не дала ему снять пальто, требуя, чтобы он поднял ее на руки, и пытаясь за пять минут рассказать все, что приключилось с ней с момента их последней встречи.

Отпустив Роше, она переключилась на Йорвета.

— Здравствуйте, милсдарь эльф, — она строго посмотрела на эльфа. С таким выражением лица, заложив руку за спину, она удивительно походила на Фольтеста. — Вы с кем-то подрались? Моя мама говорит, что драться нельзя.

— Еще как можно. И даже нужно, — Йорвет не поддался на призыв общественной морали. Роше попытался взглядом выразить все, что он думает про подобные наставления, но на его взгляды эльфу было еще более похер, чем на слова.

— Вот и я так сказала, после того, как пришлось вломить тем мальчикам, что пытались обидеть Бусси.

Слышать, как слово «вломить» слетает с пухлых детских губок, было, как минимум, странно, Роше даже показалось, что он ослышался. Да, если внешнее сходство заметить было сложнее, то характером Анаис очевидно пошла в отца.

— Анаис, ты почему не спишь, поздно ведь уже?

— Папочка сказал, что вы придете, и я решила дождаться, — улыбнулась девочка, демонстрируя дырку от выпавшего молочного зуба. — А вот Бусси уже спит. Иногда он такой ребенок.

Она закатила глаза, теперь копируя Марию-Луизу, определенно.

— И послушный ребенок, в отличии от тебя, Анаис, — Фольтест спустился со второго этажа, явно устав ждать гостей в кабинете. Подхватив дочь, он усадил Анаис на свое плечо, будто она ничего не весила. — Давай я уложу тебя спать, принцесса. А вы двое сообразите нам какой-нибудь ужин, я пропустил свой из-за чертового Дийкстры.

— Ну, папочка, я не хочу спать, я хочу посидеть с вами! — Анаис не желала сдаваться без боя, но силы были явно не равны. Повернувшись, она помахала им с Йорветом рукой: — Милсдарь эльф, а вы ведь победили в той драке, ведь победили?

Фольтест наконец-то унес ее в сторону восточного крыла, где находились комнаты членов семьи.

— Все еще очень бойкая малявка, — задумчиво хмыкнул Йорвет. — Жаль, что в этой семейке она скорее всего вырастет в наркоманку с комплексом неполноценности.

— Ну, и что же ты за мудак такой? — Роше передернуло от чужого цинизма, он всегда остро воспринимал все, что касалось Фольтеста и его семьи. — Можно подумать, у тебя где-то заныкана премия Отец Года.

— Это вряд ли… Где в этом доме кухня?

Йорвет захромал вперед с уверенностью человека, отлично знающего, где искать кухню. Молча злящийся Вернон пошел за ним следом. Наедине они редко касались темы Фольтеста и его семьи, слишком много противоречий. Слишком разный взгляд на один и тот же фрагмент действительности. Но в этот раз эльф, пожалуй, зашел слишком далеко.

«Взорвался» он уже на кухне, стоя перед открытым холодильником и осматривая деликатесы в его недрах.

— Как ты мог так сказать? Анаис еще совсем ребенок и… И зачем говорить, что драться хорошо? Завтра она расскажет Марии-Луизе, и та спустит с меня шкуру.

— М? Не будь такой курвой, Роше, я просто пошутил, — Йорвет пристроился рядом, благо, размеры холодильника позволяли выстроиться перед ним в ряд даже втроем. — Она довольно милый ребенок. Если бы ее воспитывал я, она бы выросла настоящей амазонкой.

— Она бы выросла сумасшедшей бандиткой, по образу и подобию.

— Да ладно, не настолько я плох в этом.

— Можно подумать, ты пробовал.

— Нууу… Дочери у меня нет, — Йорвет пожал плечами. Ловко подцепив с полки блюдо с домашней бужениной и туссенским голубым сыром, он перебрался за кухонный стол. Удивленно вытаращившегося Роше он игнорировал, все его внимание было поглощено сооружением огромного сэндвича.

— Йорвет, — Роше присел рядом и попытался поймать взгляд эльфа, — давно хотел спросить, но все как-то случая не было: у тебя есть дети?

В ответ тот просто пожал плечами, вгрызаясь в свой сэндвич. Мимика побитого лица была довольно… своеобразной, а по взгляду Вернон ничего понять не мог.

— Йорвет?

— Мне много лет… — задумчиво прочавкал эльф.

— То есть да?!

— Нет.

— Нет? — у Вернона, уже представившего толпу ушастых карапузов, немного отлегло от сердца.

— Нет… Наверное, — Йорвет все еще выглядел чертовски задумчивым, продолжая пережевывать буженину все с тем же выражением отрешенности на лице. — Хотя кто знает? Как я уже сказал, мне много лет, а некоторые детали просто выпадают из памяти.

— Где ушастые карапузы, Йорвет?! — от тяжелого удара по столешнице подпрыгнула и зазвенела посуда. — Никаких юных рецидивистов в моем доме, остроухий!


Вернон сверлил эльфа взглядом, прикидывая, к каким методам жесткого допроса он может обратиться, находясь на кухне своего шефа. В принципе, тут был неплохой набор ножей, щипцов и молоточков для отбивания…

— Я даже не хочу знать, о чем речь, — кашлянул появившийся в дверном проеме Фольтест. Он, видимо, уже уложил дочь и был настроен на разговор. Даже лицо его казалось теперь другим, заострившимся и серьезным, с отпечатком въевшейся в поры усталости. Новая должность требовала куда больше сил и физических, и моральных: за полгода на лице Фольтеста добавилось морщин, а взгляд приобрел ранее не знакомое Вернону хищное выражение. — Пойдемте, поговорим в кабинете.

Роше пошел за ним, привычно следуя за Фольтестом. Йорвет задержался, видимо, решив, прихватив с собой недоеденное. Или просто показывал характер.

Особняк, с улицы казавшийся живым и сверкающим сотней фонариков на фасаде, внутри был сонным и пустым. Слуги уходили на ночь, охрана совершала обходы, стараясь не тревожить хозяев. Близнецы и Мария-Луиза уже спали, и свет в большинстве комнат не горел, но Роше мог бы и без света пройти от холла к кабинету, за свою жизнь он проделывал этот путь не раз.



В кабинете Фольтеста, наоборот, ярким обещанием бессонной ночи горел свет, стол был завален какими-то бумагами, которые тот читал до их появления. Рядом с документами пестрела обложкой детская книга, наверное, оставленная кем-то из близнецов. Роше взял книгу в руку, с удивлением отмечая, что это не сборник сказок, а что-то вроде детской энциклопедии про рыцарей, путешественников и ведьмаков.

— Бусси потерял? — поинтересовался Роше, показывая книгу стоящему возле мини-бара шефу.

— Анаис. Хочет стать ведьмачкой, — Фольтест поморщился. — Полгода назад хотела стать эльфкой.

Он кивнул вошедшему в кабинет Йорвету и протянул ему бокал с махакамским бренди. От бренди эльф не отказался, хотя принял его с фирменно-презрительным лицом. Роше пить не стал, ему еще за руль садиться, и Фольтест не настаивал.

— Значит убийца все еще на свободе? — начал Фольтест усаживаясь за стол и сгребая все документы в сторону.

— Да. Не верю, что Милан действительно тот, кто нам нужен, — Роше сел в одно из гостевых кресел и положил книгу перед собой. Начал листать, бездумно разглядывая картинки. — Даже если не брать в расчет его тупость… Дийкстра скорее сам бы его убил, чем пытался вытащить. Сейчас Милан ему больше вредит, рейтинг Радовида и так не на высоте.

Подошедший Йорвет тоже начал рассматривать книгу, они оба задержались на странице, изображающей ведьмака, замахнувшегося мечом на грифона. Ведьмак чем-то смахивал на Ламберта, а вот с грифоном он так зря, несколько лет назад какие-то умники внесли его в красную книгу, и за нелицинзированую охоту полагалось от трех до десяти лет общего режима. Судя по недовольному цокоту языком, Йорвет поступок ведьмака тоже не одобрял.

— И все же Дийкстра включился. Ты не думаешь, что это может быть связанно с… — Фольтест приподнял брови и глянул на Роше своим взглядом: «Я не хочу произносить это вслух, но ты и без слов понимаешь».

— Да что тут думать, кого еще Дийкстра может отмазывать, как не этого ублюдка Радовида? – а вот Йорвет на всякие взгляды срать хотел, да и такта у него было не больше, чем очарования у гуля.

— А ты из тех, что всегда говорят вслух то, о чем остальные предпочитают только думать, — хмыкнул Фольтест.

— Это называет смелость.

— Это называется неосторожность.

— Утешай себя этим, дхойне!

— Как ты его терпишь вообще? – после секундной паузы поинтересовался Фольтест. – Вернон, если так уж хотелось эльфа, неужели нельзя найти менее паскудного?

— Этот неплох, нужно просто не вслушиваться, что он там горланит, — пожал плечами Роше, не отрываясь от книги. – И он прав, кроме Радовида Дийкстре прикрывать некого… Радовид вполне мог свихнуться на почве перемен в городе и проигрыша в выборах, вот и бросился резать людишек.

— Плохо ты, Вернон, Радовида знаешь. Он безумец, но безумец социализированный и умный. Ничего бы мы не нашли, если бы Радовид их резал, прикопали бы несчатных в глубокой могиле далеко от взглядов копов, – вздохнул Фольтест. – Как до этого дошло, я же знал его совсем мелким и был дружен с его отцом.

— Но если не он, то кого Дийкстре еще защищать?

Фольтест развел руками, показывая, что у него версии закончились.

— Мы с Визимиром не были лучшими друзьями, но провели немало часов за бутылочкой хорошего бренди. Я многому у него научился, – поднявшись со своего места, Фольтест отошел к книжному шкафу, занимавшему собой большую часть северной стены, и вернулся с толстым фотоальбомом в руках. – Моя семья так надеялась, что я женюсь на Дальке.

На стол легла фотография, с которой улыбалась не очень симпатичная девушка. Объективно, в Дальке не было ничего отталкивающего или некрасивого, но недобрая сумасшедшинка и налет паранойи портили все впечатление. Роше не знал Дальку лично, но был в курсе ее биографии и того, что младшая из дочерей Визимира в конце концов подалась в монастырь. И вроде бы у нее тоже не все в порядке было с головой. У них это, наверное, семейное.

На следующей легшей на стол фотографии был сам Фольтест. И Адда. Судя по нарядам, это был какой-то официальный вечер, на сестре Фольтеста было безукоризненное красное платье со скромным декольте. Впрочем, ткань обтягивала все куда красноречивей, Адда всегда любила эпатировать публику. На заднем плане можно было рассмотреть Визимира, улыбающегося в густые усы, и Гедвигу. Насупленный парнишка рядом с ними, видимо, был детской версией Радовида.

— Klein dh’oine, — пробормотал Йорвет и сделал такой жест будто ломает чью-то тонкую шею.

Фольтест посмотрел на него с легким раздражением, затем на Роше, но уже таким взглядом, что тот почувствовал себя хозяином крайне брехливого пса, который еще и наделал лужу посреди чужой гостиной.

— Через полгода Визимира не станет, а Радовида начнут воспитывать Дийкстра и Филиппа. И они, конечно, сильные игроки, хитрые старые змеи, но я бы не доверил Филиппе ничего, что хотя бы в теории обладает самосознанием.

Он продолжил листать альбом, большая часть снимков в котором касалась того периода его жизни, когда Роше еще был подростком или только поступил в академию. В основном на снимках были Адда и Фольтест. Торжественные вечера, городские мероприятия, вереница лиц на заднем фоне. Много старых знакомых: ныне покойный Демавенд, Дийкстра на десять лет моложе и на двадцатку килограмм меньше, Филиппа, будто и не изменившаяся, Велерад, Геральт с какой-то роскошной брюнеткой, снова Визимир с супругой, он же, но с какой-то сероглазой женщиной.

— Шеф, — Роше придержал руку Фольтеста, — кто это?

Сероглазая казалась смутно знакомой, хотя Вернон с его профессиональным чутьем был готов поклясться, что не видел ее раньше.

— Рядом с Визимиром? Его любовница, само собой, – пожал плечами Фольтест, будто удивлялся его неосведомленности. – Бедная девушка, кажется, она правда влюбилась в Визимира и надеялась, что он бросит семью ради нее.

— А он?

— Побойся богов, Роше! Он бы никогда этого не сделал. Визимир был предан семье, — искренне удивился шеф. — Кроме того, она была на четверть эльфкой, тогда к этому относились более, — он глянул на мрачного Йорвета, — предвзято. Девочка просто была в него влюблена. Даже родила от него ребенка. Не знаю, собирался ли Визимир признавать его, он умер раньше, чем… У тебя странное выражение лица, капитан, что-то не так?

— Вы не помните, как ее звали? – Роше смотрел в серые, широко расставленные глаза девушки и не мог отделаться от отвратительного предчувствия.

— Рута. Рута Дольнич, насколько я помню.

— Фамилия нового парня Бьянки тоже Дольнич.

— Не редкая фамилия, – пожал плечами Фольтест.

— У него ее глаза, нелюбовь к эльфам и его обучение в Академии оплачивается одним из фондов Радовида. А у меня – плохое предчувствие.

Роше подорвался с места, Йорвет с Фольтестом вместе с ним. Шеф хмурился, но не пытался останавливать, он как никто доверял чутью Вернона, которое и делало его таким хорошим копом. И сейчас это чутье гнало его вперед предчувствием неминуемой беды.

***

Дождь только усилился, пока они сидели в доме Фольтеста. Теперь с небес падала сплошная стена воды, смывая с мостовых прелую листву и превращая дороги в реки. В старой Вызиме это ощущалось особенно сильно, теснота и старые ливневые стоки только способствовали превращению улиц в каналы. Приходилось притормаживать и внимательно следить за дорогой, видимость была почти нулевой.

— Думаешь, это он? – Йорвет не сказал ни слова с тех пор, как они покинули кабинет Фольтеста.

— Твой брат ведь хотел именно о нем поговорить, верно? И вся эта история с любовницей Визимира и деньги из фонда его сына. Не бывает столько совпадений.

Роше набрал номер напарницы, но Бьянка не отвечала, от чего чутье окончательно встало на дыбы, и он прибавил скорости.

Они наконец-то выехали на широкий проспект Новиграда, и Роше вжал педаль газа в пол, проклиная Бьянку, выбравшую себе жилье едва ли не на самой окраине. И дождь. Ебаный дождь, из-за которого ничего не видно, а машину слегка заносило на мокрой трассе.

— Он был так близко. Каждый день, – тихо произнес эльф. На мгновение Роше показалось, что его белка пал духом, но один взгляд на него рассеял эту теорию. Таким злым он Йорвета не видел со времен Флотзама. Если Яромир попадется им в руки, то обвинений в излишнем применении силы точно не избежать.

— Мы возьмем его, белка.

Йорвет снова замолчал, и молчание это было совсем не добрым.

Квартира Бьянки располагалась в небольшом пятиэтажном доме на одной из зеленых окраин города. Мирное местечко, хороший район, где не боятся отпускать детей гулять допоздна. Но сейчас уже было слишком поздно для прогулок. Слишком темно. Дождь загнал по домам немногочисленных любителей ночных прогулок, и улица казалась вымершей.

— Оставайся в машине, — попросил Роше. И, конечно же, эльф не послушал.

Лифта в доме не было, им пришлось взбираться на пятый, последний, этаж по лестнице, и Роше был готов поклясться, что не сумел бы сделать это быстрее, даже если бы в полицейских требованиях был такой норматив.

Дверь в квартиру Бьянки была чуть приоткрыта, и это нисколько не походило на его напарницу. Все копы немного параноики, не запирать входную дверь не в их привычках. Вытащив пистолет из кобуры, Роше осторожно открыл чуть скрипнувшую дверь и заглянул внутрь. Квартира-студия казалась пустой. Среди привычного бардака сложно было уловить несоответствия, но Вернон не сомневался, что даже Бьянка не оставила бы осколки вазы на полу. Пройдя в квартиру, он заглянул в ванну и за отделявшую спальню перегородку, но никого там не увидел. Выключенный телефон нашелся на тумбочке, рядом с перевернутой настольной лампой.

— Здесь была драка, — констатировал подошедший эльф. – Это плохо, мы опоздали.

Роше почувствовал, как у него дернулась щека. Да, опоздали, разве обязательно было вслух это говорить? С трудом подавив гнев, он набрал Тринадцатого и начал описывать ошалевшему от таких новостей парню ситуацию. Разговаривая, он остановился у окна, вглядываясь в стену дождя и смутный свет фонарей. Под одним из них копошилось что-то, принятое Роше сначала за бездомного. Или пьяного. Слишком уж неряшливым был силуэт, будто кто-то накинул на себя множество одеял.

Или несет на себе другого человека.

— Йорвет! На улицу быстро!

Эльф не стал тратить время на дурацкие вопросы, рванулся за ним следом, как гончая по зову. Такой же злой и грациозный. Вниз они неслись еще быстрее, перепрыгивая через три ступени, но когда выбежали из подъезда, Яромир, а Роше уже не сомневался, что это он, сгрузил бессознательное тело Бьянки в машину.

— Полиция! Стоять!

Яромир дернулся, поворачивая голову в их сторону. Сквозь пелену дождя, под тусклым светом уличного фонаря его лицо казалось маской смерти с темными провалами на месте глаз. Роше вскинул пистолет, но тут же опустил его. Слишком близко к Бьянке и совсем рядом стоит соседний дом с теплящимися светом окнами первого этажа.

— Курва!

— В машину, — скомандовал Йорвет. Выработанный столетиями командирский тон никуда не делся, Вернон подчинился быстрее, чем сообразил, что делает. Рванулся в сторону их тачки, радуясь, что не стал закрывать двери и вытаскивать ключи из замка. Несколько дополнительных секунд имели решающее значение; при почти нулевой видимости упустить другую машину было очень легко. Роше сосредоточился на дороге, одновременно вызывая по рации все свободные патрули. Не так уж их много было в этом районе, так что он особо не надеялся на поддержку. Но все же спокойнее, когда за тобой вся полиция большого города.

Не упустить Яромира было нелегко, но вскоре они выехали на широкую прямую, как стрела, дорогу, ведущую из города.

— Быстрее, не дай ему выехать в пригород! — рявкнул Йорвет.

— Заткнись! – бросил в его сторону Вернон, вдавливая педаль газа в пол и понемногу сокращая расстояние. — И пристегнись, самоубийца.

— A d’yeabl aep arse! – эльф выругался, но все же застегнул ремень безопасности. Очень вовремя, потому что Яромир внезапно повернул, и Роше едва успел вписаться в поворот следом за ним. Теперь они ехали по извилистой загородной дороге, ориентируясь только на появляющиеся и исчезающие впереди фары.

— Блядь, куда он едет? – Роше пытался ускориться, но дорога была незнакомой, пару раз он едва не повстречался с деревом, с трудом входя в поворот. Яромир увозил их все дальше в глушь, туда, где не было ни камер наблюдения, ни фонарей… ни подмоги.

Сосредоточившись на дороге, Вернон даже не сразу понял, откуда взялся еще свет, помимо фар его машины.

— За нами кто-то едет! – Йорвет обернулся назад и прищурил глаз, стараясь разглядеть догоняющую машину.

— Свои?

Влетевшая в заднее стекло пуля стала ему ответом. Хорошо, что после инцидента с Хенсельтом Роше очень серьезно относился к безопасности своей машины, убедив управление заменить все стекла на бронированные.

— Сомневаюсь, — Йорвет вытащил из своих многослойных одежд «Ватье» и, опустив стекло, лихо высунулся наружу, пару раз выстрелив в их преследователей.

— Курва, Йорвет! – заорал Роше и за пояс штанов втянул эльфа обратно. – Ты вконец ебанулся?!

— Надо сбросить их с хвоста, не мешай мне! — он снова попытался вылезти в окно и лишь на долю секунд разминулся с пулей сбившей боковое стекло. – Видишь, они толком стрелять не умеют.

Ответ, матерный и очень злой, вертелся у Роше на языке, но прежде, чем он успел его высказать, раздался звук выстрела и, почти мгновенно, хлопок лопнувшей шины. Машину сильно повело вправо, Вернон вцепился в руль и чуть скинул скорость. Он обернулся к эльфу, собираясь сказать, чтобы схватился за что-то, но снова не успел: свет приближающихся фар залил салон, Роше увидел свое отражение в глазу эльфа, а затем их вынесло с дороги.

Падение длилось бесконечно долго, можно было бы передумать тысячу мыслей, но в голове бились только две: хорошо, что он заставил эльфа пристегнуться, и если они не убьются при аварии, их преследователи наверняка не поленятся остановиться и добить пару неспособных на сопротивление тушек. Потом из подсознания всплыла мысль, что это, возможно, последний раз, когда он видит своего эльфа. Такого же ошалевшего, беззвучно – звуки просто пропали — кричащего среди круговерти искр и каких-то вывалившихся из бардачка бумажек.

Кажется, Вернону все же удалось попрощаться прежде, чем в мир, с диким грохотом, вернулся звук и все поглотила темнота.