Охота вместе с эльфом +119

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
The Witcher

Основные персонажи:
Вернон Роше, Иорвет
Пэйринг:
Вернон Роше/Йорвет, Бьянка, Геральт, Фенн, Тринадцатый и много кто еще мимо пробегал
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Детектив, AU
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика, ОМП
Размер:
Макси, 142 страницы, 11 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Прекрасно! » от Эльфийка в очках
«Спасибо за прекрасную историю!» от Lusiolla
«Благодарю за тонну переживаний» от Neko On The Moon
«Я зависим от этой истории:)» от tvisty deer
«Прекрасно до мурашек по коже!» от Mika Akane
«Спасибо за продолжение истории» от Помидоролюб
«Отличная работа!» от Калил
Описание:
Сиквел к тексту "Охота на эльфа"
После событий первой части прошло полгода, весна сменилась холодной, дождливой осенью. И вместе с дождевой водой по улицам льется кровь жертв маньяка. Вернон Роше должен найти терроризирующего город убийцу и разобраться с еще одной проблемой.

Обложка (не судите строго, я не спец в этом)) http://i.imgur.com/MYmK7Djl.jpg

Посвящение:
Игуану, который мужественно игуанит меня, подталкивая к дальнейшему графоманству))

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Первую часть можно почитать здесь
https://ficbook.net/readfic/3984212

И великолепные арты от крутого Вако
1. Просто Роше и Йорвет в отличной футболке https://pp.userapi.com/c638023/v638023132/45a8c/qBs4UPJcrOc.jpg
2. Небольшой эпизод почти-не-спойлер будущего приквела https://pp.userapi.com/c836131/v836131132/40287/4WzFWCV5L0E.jpg

Глава 9

28 марта 2017, 20:48
Темнота была кромешной, не было ни снов, ни иллюзий, ни голосов… Роше дрейфовал во тьме и не знал, как ему проснуться. А проснуться ему надо было срочно. Он очень четко помнил, как машина слетела с трассы в кювет, как их с Йорветом мотало на ремнях безопасности. Нужно выбраться из машины, на случай если ей придет в голову взорваться. Нужно найти укрытие, если преследователи все же захотят их добить.

Курва, почему не получается проснуться? И что за отвратный писк у него в левом ухе?

Роше попытался выругаться вслух, но у него не получилось: пересохшие губы слиплись и не хотели открываться. Но хотя бы чувствовались, все остальное тело такой отзывчивости не проявляло. С трудом преодолев сопротивление темноты, он открыл глаза и бездумно уставился вверх. Вместо ожидаемого разбитого стекла и перевернутого мира за ним, был потолок. Невзрачный, стерильный потолок, вполне обычный для больницы.

С трудом повернув голову влево, Вернон наконец-то распознал источник мерзкого писка: монитор показателей жизнедеятельности писком отсчитывал его сердцебиение. Звук превращался в маленькие взрывы внутри его черепной коробки, и Роше попытался протянуть руку, чтобы его отключить. Чертова штука убивала его, просто забивала своим писком все мысли в его голове.

Все попытки пошевелиться привели лишь к тому, что он ударился об поручень, и в этот раз застонать получилось.

— Тихо-тихо, — его руку вернул на место, и над Роше появилось лицо Фольтеста. – Еще не пришел в себя, а уже буянить…

— Шеф? – почему-то Роше сразу поверил, что Фольтест перед ним настоящий, а не выдумка его больного разума. Ну не мог шеф позволить себе участвовать во всяких таких бреднях. — Как я оказался в больнице?

Голос у Вернона был как у пьяного, аж самому стало стыдно. Слова и мысли разбегались в разные стороны, только ему удавалось сладить с одним, тут же терялся контроль над другим.

— Йорвет! – поймал он самое главное, что крутилось в голове. Он завертел головой, пытаясь найти взглядом эльфа, но того в палате не было ни в каком состоянии. Не очень понимая, что он делает, Вернон рывком сел и тут же рухнул обратно, задыхаясь от боли в грудине.

— Роше, лежи смирно! – рявкнул Фольтест, удерживая его за плечо. – Пророк Лебеда, тебя, что, к койке привязать?! Со сломанными ребрами нужно лежать и не шевелится, а не подскакивать, как в жопу ужаленный.

— Фольтест, — едва отдышавшись от боли, капитан попробовал донести свою мысль, — Йорвет… И Бьянка! Этот подонок, Яромир… Мы гнались за ним и…

— Я сейчас велю тебе седативного вколоть, чтобы не дергался, – Фольтест явно начал раздражаться, и Роше притих, надеясь, что его не оставят без ответов на вопросы. Только ответы его, похоже, не утешат. – Твои парни подали в розыск обоих, обыскали квартиру Бьянки и этого Яромира, но он выехал из города, и след оборвался. Скорее всего, у него есть укрытие, которое никак не отследить по документам. Даже если перебросить на поиски всю городскую полицию, на что никто из нас не пойдет, мы не можем постучать в каждую дверь.

— Нужно найти ее…

— И мы найдем.

Вошедшая медсестра записала показатели и что-то подкрутила в капельнице, от чего у Роше немного прочистилось в голове. Он снова попытался сесть, но на этот раз делал это куда аккуратней, и ему удалось застыть в полусидящей позе.

— Йорвет?

— Вас нашел вертолет, скажи спасибо Велераду, решившему поднять его в воздух и отправить по сигналу твоей машины.

— Спасибо. Так что там с эльфом, почему его ко мне не пускают? – Роше бы ни на секунду не удивился, если бы Йорвет убежал искать брата сразу после того, как убедился, что Вернон не сдохнет в ближайшие сутки. И все же хотелось его увидеть. Просто убедиться, что все в порядке.

Фольтест замолчал, неловко поправляя ему подушку и помогая устроиться в сидящем положении. Расправил одеяло, будто выздоровление Роше зависело от отсутствия складок на постельном белье.

— Фольтест? – Роше перехватил чужую руку, хотя хватка у него была сейчас как у котенка. – Шеф?

Трясущимися, мгновенно похолодевшими руками он вцепился в Фольтеста, пытаясь пересечься с ним взглядами. Его шеф никогда не был нерешительным и даже тактичным его едва ли можно было назвать, но в этот раз он буквально оттягивал неизбежное. С каждым мгновением это молчание будто наваливалось на Вернона неподъемным грузом.

— Он жив, но досталось ему сильно. Кома, – присев в кресло рядом с кроватью Роше, Фольтест вытащил пачку сигарет. Слишком дешевых, чтобы принадлежать ему, видимо, у кого-то «позаимствовал».

— Дайте, — попросил Вернон, но Фольтест проигнорировал его, хотя сам закурил, наплевав на все правила противопожарной безопасности.

— Ты ни в чем не виноват, капитан.

— Ага, — мрачно согласился Роше, жадно прикипев глазами к тлеющему огоньку сигареты.

— Вернон! – повысил голос Фольтест. – Я знаю тебя, знаю, что ты уже начал грызть себя и за аварию, и за напарницу. Помнишь, что я говорил об умении не зацикливаться на неудачах?

Конечно, Роше прекрасно помнил их разговор, состоявшийся в клинике во Флотзаме, когда шефа только откачали после покушения. Причастность Йорвета уже была известна, и Вернона сжирало изнутри чувство вины и собственной ничтожности. Сейчас он ничего не чувствовал, слишком много болеутоляющих растворилось в его крови. Отрешенность занимала большую часть его эмоционального спектра, и, признаться, Роше был бы не против продлись это подольше.

Он наблюдал за тлеющим огоньком, и мысли ворочались в голове медленно, будто жирные медузы в гниющей воде. Полная голова жирных медуз.

— Мне нужно его увидеть.

Вернон попытался спустить ноги с кровати, едва справляясь с тошнотой и дрожью во всех конечностях. Опутывающие его тело трубки чертовски мешали, но когда Роше начал от них избавляться, истошно запищали приборы, и в палату почти вбежала медсестра. Окинув его профессиональным взглядом, она убедилась, что пациент не собирается умирать, а как раз наоборот проявляет лишнюю активность. Вторым метким взглядом она заметила сигарету в руке Фольтеста. Тот спешно потушил ее об какую-то металлическую емкость и натянул на лицо очаровательнейшую из улыбок:

— Милсдарыня, у вас тут нет кровати с ремнями для чересчур буйных пациентов?

Роше хотел было сказать, что совсем он не буйный, ему просто надо увидеть эльфа, но не справился с накатившими слабостью и тошнотой. Тошнота заставила его расстаться с содержимым желудка, а слабость бросила обратно на кровать.

— Сейчас позову врача и санитарку, — буднично вздохнула медсестра, для которой рвота на полу была не более фрагмента трудового дня. – А вы лежите, пожалуйста.

Выстонав что-то протестующее, Вернон снова попытался подняться, но в этот раз даже не смог поднять трясущуюся руку. Время под обезболивающим текло странно. Он не мог четко сказать, как долго пролежал, созерцая потолок, прежде чем над ним нависло лицо носатого, рыжего низушка. Новоприбывший пробормотал что-то вроде «так-так-так», посветил ему в глаз фонариком и исчез из поля зрения. Низушек о чем-то говорил с Фольтестом, голоса смешивались у Роше в мозгу, превращаясь в одно неразборчивое бормотание. Кроме того в голове и грудине Вернона разлилось странное жжение, он даже хотел сказать об этом низушку, но через пару секунд сообразил, что это просто боль. Он не сразу ее узнал.

— Капитан, вы меня слышите? – будто бы издалека спросил низушек. – Меня зовут доктор Вандербек, очень приятно познакомиться!

— Невероятно приятно, — тихо ответил Вернон. Что, в конце концов, может быть приятней знакомств на больничной койке?

— Капитан, у вас легкое сотрясения мозга и трещины в ребрах, поэтому вам нельзя вставать.

— Но мне нужно… — у него там эльф в коме и напарница в беде. Ему нельзя не вставать.

— Увидеться с эльфом, которого привезли вместе с вами. Обычно мы такого не делаем, но я переведу вас в ту же палату.

— К Йорвету? Спасибо

— Не стоит. Видимо, это единственный способ удержать вас в кровати.

Из поездки в палату Вернон запомнил только мелькающие над ним потолочные лампы. В больнице всегда кипела жизнь, кого-то куда-то везли, кто-то кого-то осматривал, невозможно было понять, который сейчас час и сколько времени прошло. Роше надеялся, что был в отключке не очень долго. И что уже очень скоро присоединится к поискам Бьянки.

***

Эльф выглядел хреново. Роше не сомневался, что и сам сейчас не похож на свежесорванную розу, но эльф выглядел ужасно. На бледной коже особенно ярко выделялись все полученные синяки и кровоподтеки. Вернон видел покойников, которые выглядели краше. Смотреть на эльфа было почти физически больно, но Роше не мог оторвать взгляд от заострившегося лица. Правая, изуродованная, половина казалась запавшей, строение черепа четко просматривалась сквозь тонкую кожу. Будто эльф был уже наполовину мертв.

Вошедший следом за медиками Фольтест нервно глянул в сторону Йорвета. Шефу было явно не по себе, и Роше мог его понять. Когда-то именно так, окутанная трубками и проводами, не приходя в сознание, умерла Адда. Тоже разбилась. Тоже не справилась с потерявшей управление машиной. Только Адда была пьяна, а Роше был трезв, просто недальновиден.

— Простите, шеф.

— Просто выздоравливай, Вернон, – Фольтест невесело усмехнулся и чуть похлопал его по плечу. – Утром твои ребята примут у тебя показания. И мы найдем Бьянку.

— Хорошо, — согласился Вернон. Врать в лицо шефу было нелегко, но он не собирался продавливать койку в палате пока его напарница в беде. И Йорвету он тоже своим присутствием не поможет, как бы ни была сладка эта иллюзия. Где он мог принести пользу, так это в штабе, координируя поиски. Нужно было просто немного полежать… Буквально полчаса, чтобы собраться с силами. Затем он выйдет отсюда, даже если придется переступить через доктора-низушка.

Фольтест еще раз похлопал по плечу и ушел, оставляя Роше наедине с медсестрой, которая с отточенной опытом быстротой воткнула иглу капельницы ему в руку. Лекарство подействовало быстро, Роше даже не успел остановить покинувшую палату медсестру.

Что бы там ему не вкололи, но боль ушла, вернулось безмятежно-апатичное состояние. Он не спал, но и бодрствованием это назвать было нельзя. Рядом тихо дышал Йорвет, его грудь вздымалась и опускалась, подчиняясь спокойному ритму. Время снова превратилось в жвачку, которую кто-то раздувает в пузырь, пока она со звонким хлопком не лопнет.

В медленно растягивающемся временном пузыре и мысли текли медленно, так медленно, что Роше требовалось совершить над собой усилие, чтобы додумать некоторые из них. Что бы не говорил Фольтест, случившееся – его вина. Бьянка может погибнуть, а Йорвет провести остаток своей очень долгой жизни овощем. Что тогда будет делать Вернон? Ему останется только вышибить себе мозг от чувства вины и безысходности.

— Ох, капитан… Откуда такие пораженческие мысли, это совсем на вас не похоже.

Так же замедленно Вернон повернул голову на звук. Палата была пуста и погружена в сумерки. В одном из углов темнота была особенно густой, Роше казалось, что она колышется волнами, и его снова замутило. Но тошнота мгновенно прекратилась, когда из темноты вышел мужчина. Просто взял и вышел, будто стоял в тенях все это время.

— Вспомните, как решительно вы действовали в Махакаме, — незнакомец со скрипом пододвинул к койке стул, и скрежет металлических ножек об пол заставил встать дыбом волосы на затылке у Вернона. – А во Флотзаме, пока врачи откачивали вашего шефа, вы успели арестовать и Лоредо, и банду белок. Почти арестовали вашего любовника-эльфа. Почти его пристрелили.

Роше посмотрел на лежащего на соседней кровати Йорвета, и слова незнакомца болью отозвались в груди, будто откололся осколок ребер и засел где-то в сердце. Они давно прошли через это, зачем возвращаться? Зачем этот человек заставляет вспоминать?

— Я вас знаю, — произнес Вернон. – Вы были в баре.

Человек, полгода назад представившийся Гюнтером О’Димом, помог ему сесть и уставился в лицо Вернона с заботливостью доброго дядюшки.

— Это галлюцинация? – поинтересовался Вернон и поверил безоговорочно, когда Гюнтер со смешком отрицательно покачал головой. Конечно, это не было галлюцинацией. Гребаная реальность всегда оказывала в разы хуже, чем все, что мог предложить мозг Вернона. – Вы спасли меня в тот раз.

— О да! Я пытаюсь идти в ногу со временем и перенял этот прием у дилеров фисштеха: первая доза – бесплатно.

Незнакомец хохотнул и снова уставился на Роше своими большими темными глазами. Его улыбку можно было б счесть дружелюбной, да и крупные черты лица не казались отталкивающимися, но у Вернона мурашки по спине бегали от этого мужика. От всего, что происходило.

— А вторая? – тупо спросил он, чувству себя марионеткой в руках кукловода.

— А вы умный человек, капитан, – Гюнтер растянул губы чуть сильнее, а затем сразу посерьезнел: — Я могу привести вашего эльфа в себя. Или рассказать, где держат вашу напарницу. А взамен попрошу не так много.

— Не пойдет, — оборвал его Роше.

— Что, простите? – рассмеялся Гюнтер – «Не пойдет»? Капитан, ваш любимый эльф в коме и останется в ней навсегда, ваша напарница будет мертва уже к обеду. И вы даже не узнали о цене.

— Ты дашь мне и то и другое, милсдарь О’Дим. Я заплачу сколько надо, – Вернон не собирался играть в эти игры. Он не будет выбирать - либо все, либо ничего.

— В том ли вы положении, чтобы торговаться, капитан? – снова улыбнулся Гюнтер.

— Ты ко мне пришел. Значит тебе надо, – Роше вернул улыбку, хотя она больше походила на оскал. Его гость недобро прищурился, от чего по спине и рукам прошла волна мурашек.

— Умеете торговаться, капитан, мне это нравится.

Они немного помолчали, рассматривая друг друга. Вернону было не по себе под взглядом О’Дима, его глаза напоминали угли, прожигающие дыры в самой его душе.

— Вам повезло. Сегодня у меня акция: два по цене одного. Эльф и совет на счет девушки. Соглашайтесь, лучшего предложения не будет.

— А взамен? – спросил Роше, чувствуя, как холодеет внутри. Что милсдарь О’Дим попросит взамен? Душу? Услугу? Убить кого-нибудь? Развеселить мертвеца или вернуть то, чего больше нет?

— Сердце, — простодушно заявил Гюнтер.

— Чье? – удивился Роше, уже представляя себя, с ножом в руке кромсающим чей-то труп.

— Ваше, конечно, — ненатурально удивился его странный собеседник. – Не переживайте, обойдется без скальпеля. И жизни вашей это угрожать не будет, даже более того, забудьте обо всяких там сердечных приступах и прочих неприятных признаках старости. Умрете от чужой пули или лишней сигареты, но сердце вас больше не побеспокоит.

Он рассмеялся, явно довольный получившимся каламбуром.

— Но как?..

— Ох, капитан, капитан… Ну, к чему вам эта лишняя информация, – вздохнул Гюнтер и пробормотал, будто себе под нос: – Право слово, с душами полегче, людей обычно не беспокоит, как они будут без них жить. Черт бы побрал эти индивидуальные заказы!

— Рука хоть вам не нужна? – мрачно поинтересовался Вернон.

— Помилуйте, оставьте себе! – Гюнтер комично замахал руками, как актер в плохой комедии. — Так что, сделка?

— Йорвет придет в себя? Будет здоров?

— Как огурчик.

— И ты скажешь, где Бьянка?

— Лучше! Я скажу, кто знает, где Бьянка, – Гюнтер явно начал раздражаться. – Ну же, капитан, решайтесь, часики тикают.

Вся ситуация напоминала бред, сон… Но, если это сон, то какая разница, а если реальность, то этот шанс нельзя упустить.

— Сделка.

— Я знал, что мы договоримся, — что-то коснулось ладони Роше, хотя сам Гюнтер не пошевелил и пальцем. Ощущение было такое, будто он пожал руку тени. – С Йорветом уже все хорошо, Дийкстра знает, где прячут Бьянку… Ах, да, ваш подарочный бонус: встаньте на колени, когда увидите солнечный луч.

Гюнтер улыбнулся, и неожиданно эта улыбка будто заняла собой всю палату. Ощущение было, будто Роше падает в пасть чудовища. Потом стало темно. Снова.

***

Проснулся Роше от того, что стало сложно дышать. Он попытался втянуть в себя побольше воздуха и понял, что у него зажат нос. Панически мотнув головой, он попытался освободиться, и зажимающие его нос пальцы послушно убрались под аккомпанемент тихого смешка.

Такого знакомого смешка.

Роше открыл глаз и невольно улыбнулся сидящему на краю его кровати Йорвету. Эльф выглядел вполне неплохо, даже опухлости и синяки на лице почти утихли.

— Мне скучно, — пожаловался белка. – Я уже минут десять как пришел в себя.

— Не можешь и десяти минут без меня провести? Ты знаешь, что неспособность занять себя чем-то - признак слабого интеллекта?

— Я удивлен, что ты способен произносить такие сложные слова, как «интеллект», дхойне, — немедленно подхватил Йорвет. – Наверное, это временное прояснение в твоих встряхнутых мозгах.

— У меня они хотя бы есть…

— Ага, я так не удивлялся уже лет сто, – Йорвет засмеялся и поцеловал его. – Рад, что ты цел, дхойне, хоть и выглядишь как дерьмо.

Роше попытался обнять склонившегося к нему эльфа, но руки шевелились с трудом, а ребра активно протестовали в ответ на все попытки двигаться.

— Сам-то как? – поинтересовался Роше, пытаясь отвлечься от резкой боли в груди.

— Ммм… Отлично. Не знаю, что эти доктора мне вкололи, но я будто сбросил с плеч пару столетий, – выпрямившись, Йорвет повел плечами, будто разминался. – Я чувствую себя достаточно хорошо, чтобы продолжить поиски брата.

Он с опаской покосился на Вернона, будто ожидал бурных возражений. Не дождавшись, видимо решил, что Роше совсем ослаб и сочувственно погладил его по руке.

— Не знаю еще, откуда начну…

— Начнем с Дийкстры, – мысль всплыла откуда-то из подсознания, будто тихий шепоток. Тихий шепот, отдающийся холодными мурашками, прямо в ухо. – Если он заботился об внебрачном сынке Визимира все это время, то знает о нем все, от и до.

— Начнем? Во множественном числе?

— Не надейся, что я останусь в руках этих коновалов, – Роше собрался и с кряхтением сел, спустив ноги с постели. – Конечно, шанс познакомиться с симпатичной медсестрой многое искупает…

— Ну, да-а… — саркастично протянул Йорвет. – Ты просто разбиваешь мое сердце. Хорошо, что тебя бесполезно отговаривать.

— Да, тебе просто повезло. А теперь помоги добраться до телефона.

Собственные ноги держали вполне твердо, но Роше все же оперся о плечо, тащась за эльфом как на буксире. Со стороны зрелище, наверное, было душераздирающим: парочка убогих тащится на паперть, но все равно приятно было чувствовать поддержку.

Из палаты они вывались в общий холл, почти пустой, только две медсестры удивленно уставились на них. Глянув на часы, Роше наконец-то сориентировался во времени: пять часов утра. Не так много времени у них оставалось. Четкая уверенность, что времени у них не больше, чем до обеда, всплыла из подсознания еще одним то ли шепотком, то ли смутным воспоминанием.

— Милсдарыни, мне нужно позвонить, — с места начал Вернон.

— Вам нужно вернуться в палату, — строго сказала старшая из медсестер, пока младшая смотрела на Йорвета округлившимися глазами. Дискуссия могла затянуться надолго, но их спас панический писк каких-то приборов из ближайшей палаты. Медсестер туда как ветром сдуло, только старшая еще раз приказала возвращаться в палату. Роше вообще плевать хотел на чужие приказы, он и приказы своего начальства не всегда выполнял с энтузиазмом. Перегнувшись через стойку, Вернон дотянулся до телефона и набрал номер Геральта.

— Роше? – ведьмак звучал, как минимум, удивленно. – Трисс сказала, ты в больнице, а Йорвет…

— С нами все хорошо, — прервал его капитан. – Волк, я и так в долгу перед тобой, но сейчас хочу попросить тебя снова.

— Ну, ты вытащил мою задницу из весьма неприятной ситуации, так что я вроде как в долгу, – оказанная давным-давно услуга была по всем меркам выплачена, и Роше уже начало казаться, что его друг использует этот предлог, чтобы с удовольствием влипнуть в какую-нибудь веселую заварушку.

— Тогда привези в больницу одежду для меня и Йорвета. И оружие. В нижнем ящике найдешь.

— Планируешь побег? – хмыкнул Геральт. – Снова будешь выпрыгивать из окна?

— На этот раз обойдется, я надеюсь.

На заднем плане Роше расслышал голос Цири, что-то спрашивающий у Геральта, и поспешно попрощался. Жаль было отрывать друга от дочери, но сейчас ему нужна была помощь. И форма отказа от медицинской помощи, если он хочет, чтобы его отсюда выпустили. Одной рукой заполняя найденную на столе бумагу, второй Вернон набирал Тринадцатого. Приказал ему привезти к больнице новую машину. Предыдущую, скорее всего, только на металлолом можно сдать.

— Милсдарь, вернитесь в палату, или я позову врача, — устало выдохнула вернувшаяся медсестра, но Роше просто передал ей форму и, оставив эльфа разбираться, вернулся в палату. Нужно было немного посидеть. Собраться с силами и продумать план.

Ребра болели просто невыносимо.

Из холла доносились голоса медсестер и Йорвета, но конкретно к разговору не прислушивался. По своему опыту знал, что медработников не сбить со всякими глупостями вроде разговорчиков о превосходстве расы эльфов. Потом к ним добавился третий голос, и уже через минуту доктор Вандербек вошел в палату.

— Как себя чувствуете, капитан?

В глаз Роше засветил фонарик, и он невольно поморщился. Его наскоро обследовали и, судя по разочарованному вздоху, не нашли ничего подходящего для признания его недееспособным и отговорить Вернона от ухода из больницы. Выглядел низушек уставшим, судя по покрасневшим глазам, он уже не первую смену безвылазно сидел в больнице, и сил отговаривать обезумевшего пациента просто не имел.

— Сгущать краски не буду, капитан, я бы вполне отпустил вас лечиться амбулаторно, но что-то мне подсказывает, что вы не домой так торопитесь, – он вздохнул. – Я пропишу вам обезболивающие и еще несколько препаратов, рекомендую постельный режим и явиться завтра вечером на обследование. И милсдарю Йорвету тоже. Его случай вообще медицинское чудо, не было совершенно никаких предпосылок, что…

Низушек оборвал сам себя, снова посветил в глаза Роше фонариком, будто бы в последней надежде усмотреть там что-то, возможно: даже неизлечимое. Снова ничего не найдя: он выдал еще один разочарованный вздох.

— Пообещайте мне соблюдать постельный режим, — потребовал низушек, и Вернон не задумываясь соврал:

— Конечно.

Удовлетворившись этой неубедительной ложью, низушек удалился, уступив место вернувшемуся эльфу. Йорвет бросил на живот Роше баночку с обезболивающим и как ни в чем не бывало уселся рядом. Он казался вполне бодрым и здоровым, особенно когда сидел в профиль, повернувшись к Вернону не изуродованной половиной лица. Красивый сукин сын…

— Долго еще ждать? – поинтересовался эльф. Ему не сиделось на месте, тем более в больничном бесформенном халате. Йорвет не был создан для больниц и просиживания штанов.

— Надеюсь, нет, – Роше потянул эльфа на себя, и тот наклонился, быстро чмокнув его в губы. Погладил по щеке и, с самым серьезным видом, предложил:

— Как на счет быстрого секса на больничной койке?

— Ты меня добить хочешь? – предложение было в какой-то мере заманчивым, но лучшее, на что сейчас был способен Вернон, это лежать в позе полена, послушно постанывая в нужный момент. А такого он не любил.

— Я быстро, дхойне, ты даже почувствовать ничего не успеешь, – «заботливо» пообещал Йорвет и тут же начал претворять свой план в жизнь, пытаясь задрать больничную рубашку и добраться до тела Роше.

— Сука ты… Прекрати! – Роше перехватил чужие руки, стараясь не хохотать, смех отдавался острой болью в ребрах. От полного позора и поражения Вернона спас стук в дверь. Йорвета это, кажется, вообще не побеспокоило, он сдался только после того, как из-за двери раздался недовольный голос Геральта:

— Я вас, идиотов, слышу. Можно войти, вы там одеты?

— Ну, мы тут без штанов, но в целом все прилично, — подал голос Йорвет, с явным сожалением отстраняясь и пересаживаясь на свою кровать. Дверь в палату приоткрылась, и белая голова Геральта осторожно просунулась внутрь, будто ведьмак был готов ретироваться при малейшем намеке. Не обнаружив ничего предосудительного, Белый Волк зашел в палату, а за ним следом неуверенно пробрался Тринадцатый.

— Если в аварию попали вы оба, то почему только ты выглядишь погано, Роше? — в лоб начал ведьмак, сваливая на его койку набитую спортивную сумку.

— Это мое обычное лицо, — устало отмахнулся Вернон, расстегивая сумку и заглядывая внутрь. Ведьмак каким-то образом умудрился утрамбовать в одну сумку все, включая куртки и ботинки. На дне лежали два заряженных пистолета. Вывалив на кровать кучу одежды, Роше кинул эльфу его «Готье», и тот ловко, поймал небольшой черный ствол, автоматическим движением проверяя магазин.

— Какие новости, Тринадцатый? – нужно было ознакомиться с ситуацией, время и так катастрофически быстро утекало сквозь пальцы.

— Хороших особо нет, капитан, – парень переминался с ноги на ногу, его, видимо, немного шокировал побитый вид капитана. – Мы обшарили квартиру Яромира, выбили все, что могли из тех парней, что взяли вчера. Но все равно не знаем, где он. Предупредили все участки в пригородах, но если этот парень умен, он залег где-то. Мы прочесываем дороги, проверяем имущество и родственников. А что собираетесь делать вы, капитан? Поедем в штаб?

— Нет, в штаб мы не поедем, – Роше сполз с койки и начал одеваться. Каждое движение отзывалось дискомфортом в ребрах, так что закончил он куда позже быстро натянувшего на себя одежду эльфа. Самые большие проблемы были с обувью. Вернон сумел всунуть ноги в ботинки, но завязать шнурки было чертовски нелинейной задачей. Голова была решительно против попыток наклониться, ребра выразили недовольство, когда он сел на койку и попытался подтянуть ногу к себе.

— Тебе помочь? – первым сжалился Геральт, у которого – для существа с урезанным эмоциональным спектром – было на удивление доброе сердце.

— Нет.

Роше помучался еще с минуту, пытаясь трясущимися руками схватить скользкие шнурки, пока их у него не отобрали, и Йорвет быстро не затянул узлы. Благодарить Вернон не стал, но и утверждать, что сам может справиться – тоже.

— Который сейчас час?

— Около шести, капитан, — отозвался Тринадцатый.

— Значит, если Дийкстра не отказался от своих привычек, то сейчас он как раз погружают свою тушу в один из бассейнов в его бане, – куртку Роше натянул самостоятельно, пистолет, слегка дрожащей рукой, поместил в кобуру. – Проедемся туда.

— К Дийкстре? – удивился Геральт. – Он-то здесь причем?

— Наш старый, недобрый друг… Всегда знает больше, чем говорит, – закончив с приготовлениями, Роше наконец-то покинул палату. Остальные пошли за ним, стараясь приноровить шаг к его неспешной теперь походке. – Геральт, я пойму, если ты не захочешь…

— Брось, Вернон, ну разве я откажусь от встречи старых приятелей? – Геральт улыбнулся куда-то в сторону и помахал рыжей медичке, удивленно смотревшей на них. Медичку Роше узнал, это именно она забирала эльфа в больницу. И, похоже, девушка всерьез была удивлена бодрым видом недавнего пациента.

— Ты всех красивых девушек в городе знаешь? – поинтересовался Роше, отметив улыбку медички.

— Только рыженьких, — отшутился ведьмак.

Людей в госпитале стало немного больше, но это только сыграло им на руку: медсестры в приемной были слишком заняты, чтобы требовать от них подписания еще каких-то бумаг или последней встречи с доктором. Они быстро прошли через холл и вышли в пасмурное утро. Погода была настолько отвратительной, что Роше сразу захотелось закурить. Эльфу, судя по тому, как он сглотнул и быстро облизал губы, тоже жутко хотелось сунуть в рот сигарету, но Геральт не привез сигарет, а Тринадцатый не курил.

Машина Тринадцатого стояла совсем недалеко от входа, но прогулка до нее вымотала Вернона, и он просто завалился на заднее сидение почти без сил. Геральт сел рядом, а вот между Йорветом и Тринадцатым разыгрался небольшой конфликт. Детектив настаивал, что он должен вести, это все же его машина, эльф… У Йорвета не было конкретных аргументов, он просто не мог разрешить дхойне вести машину в его присутствии. К Роше у него подобных претензий не было, но Тринадцатый не обладал даже крохой авторитета в его глазах. Дело вполне могло дойти и до драки, но Йорвет прервал спор самым простым аргументом: оттолкнул оппонента с дороги и с ворчанием занял сидение водителя. Тринадцатому не оставалось ничего, кроме как сесть рядом.

— Капитан, он… — начал жалобную тираду детектив, но эльф шикнул на него:

— Не отвлекай его! Жаловаться вздумал, крысеныш?

— Капитан!

— Заткнитесь оба, пожалуйста, я и так сейчас сдохну, — простонал Роше, нащупывая в кармане бутылек с обезболивающем и закидывая одну из пилюль в рот. – Поехали уже к баням Дийкстры.

Таблетка притупила боль, но отвлечься от методов вождения Йорвета не помогла. Вернон не зря не давал эльфу садиться за руль, очень уж он своеобразно вел себя на трассе: гнал на максимально возможной скорости, едва вписываясь в повороты и пролетая мимо светофоров буквально за мгновение до того, как желтый цвет на них сменялся негодующим красным. Йорвет еще и ругался на не способных адекватно вести себя дхойне. Машину то и дело слегка заносило на поворотах, отчего Роше казалось, что его буквально взбалтывают. Сидящий рядом Геральт что-то бормотал: то ли перечислял кости беса, то ли молился своему ведьмачьему богу.

Доехали они, — долетели скорее – довольно быстро, на удачу Йорвета в городе было еще пустовато, слишком ранее утро. Даже место на парковке перед банями нашлось, хотя обычно там было все забито, очень уж популярное было заведение. Бани Дийкстры заслужили себе репутацию места, где можно было встретиться, чтобы обсудить бизнес, легальный и не очень, расслабиться, легально и не очень, и в конце концов просто хорошенько пропариться.

Роше это место недолюбливал. В основном за то, что в его стенах происходило много такого, что шло в явный или косвенный разрез с законом. Неплохо было бы нагрянуть туда с рейдом, но это означало окончательный разрыв отношений с Дийкстрой и по факту начало холодной войны. Вернон утешал себя тем, что Дийкстра это меньшее зло и не худший из возможный вариантов. Лучше бы с ним, конечно, и не ссориться, но выбирая между дружбой с Дийкстрой и жизнью Бьянки… Выбор даже не стоял.

— Там полно охраны, поэтому быстро входим и быстро уходим.

— Неплохой план, — одобрил Йорвет. – Лучше, чем медленно входим, неторопливо уходим.

Эльф вылез из машины, и Роше со вздохом последовал за ним. Попробовал пойти. Стоило только растревожить еще не отошедший от поездки организм, и желудок протестующее подкатил к горлу. Вернон едва успел открыть дверь и сблевануть желчь на асфальт.

— Блять… — Роше все же вышел из машины и прислонился к ее холодному мокрому боку. Дождь помог немного прийти в себя, и капитан даже сумел сфокусировать зрение на возникшем перед ним Йорвете.

— Идти можешь? – заботливо поинтересовался эльф.

— Да. Но обратно поведет Тринадцатый.

Йорвет только презрительно фыркнул и потянул Роше за ворот куртки, помогая твердо встать на ноги. Первый шаг получился немного нетвердым, но контроль над собственным телом быстро возвращался, а боли Вернон почти не чувствовал. Геральт и Тринадцатый быстро догнали Роше, и детектив тоже влез с попытками заботы:

— Как вы, капитан? У вас сотрясение?

— Ты, блин, гений, детектив, – раздраженно откликнулся Вернон. С языка рвалась еще парочка колкостей, но он сдержался. Парень не виноват в дерьмовом самочувствии, все шишки Роше, как всегда, набил исключительно по своей вине. Но лучше бы Тринадцатому все равно не лезть лишний раз.

Они пересекли парковку и подошли к напыщенному фасаду. Парочка охранников подозрительно уставились на их мрачную компанию, но узнали Роше и Геральта и пропустили. Встречающая их девушка завела свою привычную песнь про то, как они рады приветствовать дорогих гостей и…Роше прервал ее и потребовал отвести их к Дийкстре, от попыток возражать просто отмахнулся и пошел вперед. Дорогу в кабинет он помнил, приходилось там бывать… Обычно его сопровождал Гапен, несменный секретарь и помощник хозяина этого места, но в этот раз толстяк успел перехватить их только с полпути.

— Милсдарь Роше! Прошу вас остановитесь: или мне придется вызвать охрану!

— Уймись, Гапен, – прошипел Роше. - Я просто хочу поговорить с Дийкстрой.

— Тогда вам придется подождать, пока милсдарь Сигизмунд освободится.

— Вот еще, — Роше даже не собирался останавливаться и сейчас просто втолкнул Гапена в кабинет Дийкстры. Парочка подоспевших охранников попыталась их остановить, но противопоставить команде из ведьмака, пары копов и одного ебанутого эльфа им было нечего.

В кабинете, как и ожидал Роше, никого не было, вход в личные помещения находился за незаметной дверью, которая всегда казалась Вернону слишком мелкой для Дийкстры. За дверкой скрывалось что-то вроде изысканно обставленной гостиной с ширмочками, за которыми гости могли раздеться, прежде чем присоединиться к хозяину бань. Их веселая компания точно не собиралась тратить время на подобные условности, потому что всякое в его жизни бывало, конечно, но Дийкстра ему еще спинку не тер. Роше прошел вперед, ориентируясь уже на интуицию, жестом попросив остальных остаться в гостиной. Ведьмак и Тринадцатый притормозили, а вот Йорвет сделал вид, что ничего не заметил. Наобум вломившись в самую заметную дверь, он сразу понял, что попал куда надо. Дверь привела его в небольшой зал, с куполообразным потолком и бассейном, на широком бортике которого, закинув ногу за ногу, сидела Филиппа Эйльхарт. Дийкстра, благословение всем богам, сидел в пузырящейся воде, которая мастерски скрывала его тушу.

— Я же говорила, он припрется, — поморщилась Филиппа.

— Доброе утро, Филиппа, Дийкстра, – Роше не ожидал встретить тут бывшую советницу Радовида, которую тот со скандалом выставил из города. От неожиданности он даже был вежлив.

— Надо было разрушить твою жизнь, еще когда ты был патрульным, — не оценила его вежливости Филиппа. – Чертов фольтестов цепной пес.

— Полегче, дамочка, — не выдержал Йорвет, но Роше взглядом приказал ему молчать. Все равно он не смог бы переговорить Филиппу, особенно когда та зла.

— Я тоже рад встретиться, Филиппа. Если позволишь… — после быстрой ходьбы разболелись ребра, очень хотелось сесть. Вернон примостился на край бассейна и вытащил из кобуры пистолет. Филиппа только фыркнула, ее этот жест не напугал. Она вообще была слишком крепким орешком, чтобы ее напугать. А вот Дийкстра глянул на пистолет с опаской. За свою жизнь он не боялся, а вот за сохранность обстановки мог переживать.

Он даже не представлял, насколько далеко Роше готов был зайти в этот раз.

— Так чем же я обязан явлению такой грандиозной делегации, Роше? Йорвет, и, кажется, я слышал голос Геральта… В любом случае, если вы хотели воспользоваться услугами моего заведения, то могли обратиться к девушке на ресепшене. У нас есть все: скеллигские парилки, офирские бассейны, джакузи…

— Девочки, — продолжил Роше. Проституция хоть и была повсеместным непереборимым явлением, все еще оставалась вне закона.

— Мальчики, — кашлянул Дийкстра.

Обходящий бассейн по кругу Йорвет замер, но почти сразу продолжил свое плавное движение. Заведя руку за спину, он неуловимым движением вытащил свой пистолет.

— Ой, как страшно, — ядовито рассмеялась Филиппа. Она ни капельки не стеснялась своей наготы, чувствуя себя очень раскованно, как для человека однажды схлестнувшегося с Радовидом и проигравшего. После скандала Филиппа надолго покинула Вызиму, но вот сейчас вернулась. С какой-то целью, или Дийкстре просто понадобился кто-то такой же ушлый, как он сам?

— Вернон, давай я сам их поспрашиваю, — предложил эльф.

— Поразительное послушание, остроухий. Роше, ты его на коротком поводке держишь, как Фольтест тебя? – Филиппа злобно расхохоталась. Ее стервозный характер ни для кого не был секретом, но всем приходилось терпеть - слишком ее боялись и уважали.

Йорвет наверняка не боялся ни одного дхойне и вряд ли хоть одного уважал. И двигался он быстрее, чем дикий зверь. Филиппа и сама не поняла, каким образом оказалась вздернута на ноги и прижата к стене.

— Скотина! Отпусти! – голые ноги женщины забили в воздухе, она пыталась сопротивляться, но спасти ее могло бы разве что волшебство. Или Дийкстра, который с удивительной для своих размеров скоростью, рванулся на помощь. Выстрел обогнал его, разбив лазурную офирскую плитку у него под ногами.

— Стоять! – рявкнул Вернон. – Йорвет, отпусти ее.

Эльф послушался с явной неохотой, разжал пальцы, и кашляющая Филиппа сползла на пол. Лицо ее было искаженно злостью, красивые губы извергали проклятия и угрозы, к которым Йорвет был совершенно глух.

— Ты понимаешь, что твои шансы выбраться отсюда живым упали почти до нуля, Роше? – степенно спросил Дийкстра. Он не торопился помогать Филиппе подняться на ноги, полностью обратив свое внимание на опустившего дымящийся ствол Вернона.

— Не говори ерунды, я выйду отсюда так же спокойно как вошел, – желание быть вежливым ушло окончательно. – А вот если с моей напарницей что-то случиться, то твои шансы сесть за решетку взлетят до небес.

— Не понимаю, о чем ты говоришь…

— Я знаю про Яромира, Дийкстра. Еще одно наследие твоего друга, которое ты вынужден тащить на себе, верно?

Дийкстра молча уставился на капитана, его маленькие злые глаза сверлили Вернона с такой злостью, что если бы взгляд мог убивать… Но все же противопоставить ему было нечего и Дийкстра опустился обратно в воду, будто ничего особенного и не происходило.

— Я предлагал тебе прекратить все это, но ты как цепная псина: вцепился и не отпускаешь, — вздохнул он. – Я бы выслал этого идиота, прекратил все это, но вы двое…

— Я-то здесь причем? – удивился Йорвет.

— Не ты, а твой безумный братец! Он выследил Яромира и…

— Киаран у него? Чтоб тебя, аrse! Где они, дхойне?! – не выдержал эльф. Услышав про брата он будто слетел с катушек, Роше даже показалось, что он сейчас запрыгнет в бассейн и начнет топить Дийкстру.

— Возможно, если бы ты не перебивал меня через слово, я бы уже сказал, — рявкнул хозяин бань. Дийкстра покосился на сидящую на полу Филиппу, и та бросила на него предостерегающий взгляд. На шее женщины уже появились алые следы пальцев эльфа. Роше ей даже посочувствовал на мгновение, он хорошо представлял себе силу этих рук. – Но у меня есть два условия. Первое: в прессе не прозвучит, где вы нашли Яромира. – Роше неохотно кивнул, уже догадываясь что это место как-то связанно с Дийкстрой или Филиппой. — И второе: ты убьешь парня.

— Легко, — фыркнул Йорвет, но тут же осекся: — Вернон?

— Я, что, твой наемник Дийкстра? – Роше привык, что обычно условия ставит он. И уж тем более он не принимал ни от кого заказов на убийство.

— Тогда давай поболтаем еще пару часиков. Говоришь, у тебя напарница пропала? Ты, наверняка, очень злишься, когда ее обижают, — Дийкстра улыбнулся, и было в этом что-то такое, от чего про спине Вернона прошла волна мурашек. Поневоле он вспомнил ночь в особняке Хенсельта, то, как он убивал Хенсельта, его дикие выпученные глаза. Образ не раз приходивший к нему во сне.

— Посмотрим, как повернутся обстоятельства, — уклончиво ответил Вернон, и Дийкстра фыркнул в ответ.

— У Визимира был дом, где он любил проводить выходные с матерью Яромира. Пойдем, — Дийкстра вышел из бассейна и, обмотав бедра полотенцем, больше походящим размерами на махровый ковер, вышел из купальни. В смежной комнате было куда более людно, чем до этого: пятеро охранников и Гапен активно спорили с ведьмаком и Тринадцатым. Первые настаивали на том, чтобы войти, но не решались пробиваться мимо вооруженного копа и флегматично постукивающим мечом о бедро Геральта.

— Господа, — Дийкстра поморщился, глядя на подобную толпу в своей святая святых, — ну, что это такое? Гапен, уведи всех, мы с капитаном Роше перекинемся парой слов.

— Подать вашим гостям чай, либо другие напитки? – мгновенно сориентировался верный слуга.

— Нет, они скоро уйдут.

Охрана вышла следом за Гапеном, а Дийкстра прошел в кабинет. Черкнув на бумаге пару строк, он протянул листок Роше. Адрес, выведенный крупным почерком, был Вернону не знаком, но пробить его проблемой не было. Йорвет вырвал листок из его рук и первым покинул кабинет, Геральт и Тринадцатый потянулись за ним, а Вернон задержался, не зная, как ему завершить разговор с Дийкстрой. Если с Бьянкой что-то случится, Роше собирался вернуться и убить и его, и Филиппу. Он так же понимал, что сегодняшнего ему не простят. Он очень усложнил себе жизнь.

– Те ребята, что столкнули меня с трассы…

— Вряд ли у них хватит смелости это повторить.

— Надеюсь, ума убраться из города у них тоже хватит. Я не собираюсь спускать такое с рук, – кивнул Роше и, развернувшись на каблуках, пошел догонять своих друзей. Тяжелый взгляд Дийкстры будто буравил его спину все время, что он шел к машине.

Йорвет и Тринадцатый уже что-то бурно обсуждали, тыкая пальцами в полученную бумагу с адресом. Честно говоря, для Вернона происходящее было немного сюрреалистичным. Он будто привел в дом новую жену и пытался заставить непослушного сынишку называть ее «мамой». Вернон списывал это свое странное состояние на таблетки и встряску мозгов. Хотя слышать из уст эльфа: «Я старше тебя, умнее тебя и действовать мы будем так, как я скажу!», а в ответ «Ты вообще тут никто, капитан, скажите ему!» было достаточно забавно.

— Из-за чего спорим? – поинтересовался Вернон, больше обращаясь к Геральту, чем к спорщикам. – Тринадцатый, ты нашел место? Вызвал команду?

Детектив глянул на Йорвета с самым победным видом и с удовольствием наябедничал:

— Он не разрешает вызвать команду, говорит, что мы справимся вчетвером.

— Втроем, — поправил эльф, — тебя, дхойне, я планирую вытолкнуть из машины, как только мы заедем в лес.

— Попробуй – руки оторву, — мгновенно отозвался Тринадцатый, и они с Йорветом принялись прожигать друг друга злыми взглядами.

— Хватит уже, — поморщился ведьмак. – Даже у меня от вас башка трещит. Роше, что делаем?

Вернон закинул в рот еще одну таблетку, чувствуя, как она понемногу прочищает ему мысли. Идея Йорвета была дерзкой, но не лишенной смысла. Они могут доехать быстро, а на сборы команды и согласование плана уйдет время. Они могут быть тихими. Но остаться без поддержки тоже было нельзя. Если придется штурмовать укрытие Яромира, то от Роше много пользы не будет, Геральт в этом не спец, а Йорвет и Тринадцатый явно не идеал дружной команды.

— Мы не можем поехать туда одни, — наконец-то произнес Вернон. Йорвет выглядел явно разочарованным и недовольным. Прежде чем он успел совершить какую-нибудь глупость, Роше продолжил: — Но и время терять не будем. Тринадцатый, собери всех кого можем, а мы поедем туда и осмотримся на местности.

— Отлично, заедем по пути кое-куда, — кивнул Йорвет. Его взгляд зажегся нетерпением и охотничьим азартом. Оставалось только порадоваться его хорошему самочувствию, сам Вернон чувствовал себя сразу двумя людьми одновременно: одного будто пожевали и выплюнули, второй полностью состоял из болеутоляющих и ему было на все плевать. Первый был абсолютно беспомощен, но его одолевало волнение за судьбу Бьянки, Киарана и собственную, второй был способен делать хоть что-то, но ничего не хотел.

— Поехали, — приказал Вернон, с трудом заставляя себе шевелить языком.

— Разве нам не надо поторопиться? – буркнул Тринадцатый, набирая что-то на своем телефоне, и Роше снова ощутил себя папочкой проблемного ребенка.

— Ради богов, замолчите все и просто поехали!

— Может, тебя в больницу отвезти? – заботливо предложил ведьмак, когда они отъехали от бань. В зеркало заднего вида Роше увидел, как Йорвет бросил на него внимательный взгляд. Тоже волновался, но делал это на удивление молчаливо. Их взгляды пересеклись в зеркале, и Вернон ответил больше эльфу, чем Геральту:

— Со мной все нормально, едем.