Научиться любить 911

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Shaman King

Пэйринг и персонажи:
Хао/Александра , Анна/Йо, Хоро-Хоро, Рен и другие, Хао Асакура
Рейтинг:
R
Размер:
Макси, 116 страниц, 22 части
Статус:
закончен
Метки: Драма Мэри Сью (Марти Стью) Нецензурная лексика ОЖП ООС Повествование от первого лица Романтика Флафф Юмор

Награды от читателей:
 
«Слишком волшебно ❤️» от Чертов_босс
«За чувственного Хао!» от Selena_Night
«♥ Нет слов, ВЕЛИКОЛЕПНО! ♥» от Эйрриэль
Описание:
Когда два благородных сердца действительно любят, их любовь сильнее, чем сама смерть.
(Гийом Аполлинер)

Посвящение:
Истинным поклонникам этой замечательной манги.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Искренне благодарю поэта Zik and Hao Asakura за посвященное этой истории стихотворение:
http://ficbook.net/readfic/1160129#com15675504

Надежда

24 января 2013, 23:33
Мрак в сознании рассеялся, и я почувствовал страшную головную боль. Что произошло? Где я? Открываю глаза. То, что я вижу, заставляет кровь застыть в жилах. Из глубины души, из самого сердца вырывается звериный рык раненного зверя: - Нет! Моя Алекс… Нежная храбрая Алекс… Совершенно бездыханная лежит на холодной земле. А в сердце извергом воткнут нож. И я не верю, не хочу верить, что это возможно. Она не может умереть! Не имеет права! Я чёрной ненавистью ненавижу того, кто сделал это. Я хочу посмотреть в глаза убийце, а потом терзать и истязать его, не позволяя умереть, чтобы он прочувствовал на себе, что такое Ад. Но этого всё равно будет недостаточно. Ничтожная крупица, песчинка по сравнению с тем, что я потерял. Я падаю на колени, наклоняясь над её телом. В груди что-то дергается, не позволяет дышать, заполняет душу свинцовой тяжестью. Чёрт! Какие страшные раны! Разорванные края, обнаженные кости… Запёкшаяся кровь. Кто-то мучил её до того, как убил. А на застывшем лице улыбка. Нежная, любящая. Я подхватываю её на руки, касаюсь фиолетовых губ. Ледяные… Молчащие. Прижимаю её к груди, пытаясь согреть это холодное тело. Убираю со лба её золотистые волосы, провожу рукой по её изгибам. Связь оборвана. Когда мы заключили брак, души стали единым целым, а сейчас половину моей души оторвали от меня, убили. И теперь погибаю я сам, погибает способность любить, которая была из пепла возрождена моей суженой. Нет желания жить, нет смысла жить, и разум заполняет безумная идея - последовать за ней. Зачем? Зачем я не отправил тебя назад, когда ты подбежала ко мне, встревоженная, будто предчувствовала страшное будущее? Самоуверенный идиот, я разрешил тебе остаться со мной. А ты… Ты же обещала, что мы всегда будем вместе! Что не покинешь меня, что справишься с любой опасностью. Ты убедила меня в том, что можешь всё! Так почему я опять оставлен тобой в холодном одиночестве? Ты научила меня, что не существует невозможного. Я не знаю, на что надеюсь, но пытаюсь исцелить твои раны. Переплетаю разорванные капилляры, сращиваю мышечные ткани, кости… Задыхаюсь. О, Боже! Неужели от слёз…? Достаю нож из твоего сердца. Булатная узорная сталь с орнаментом жизни и смерти на костяной рукояти. Ненависть полыхнула сильнее. Я найду того, кто сделал это. Найду и убью. Чёрная зияющая рана. Кто посмел?! Твоё сердце должно принадлежать мне! Только мне одному! И оно должно жить, биться! Чуть дыша, я пытаюсь исцелить последнюю смертельную рану. Крови больше нет, нет страшных порезов. Даже дыхание смерти не может убить в тебе любовь к миру: ты словно прекрасная фарфоровая кукла. Но это не может заново вдохнуть в тебя жизнь. Я держу на руках твоё тело, не в силах с ним расстаться. Я стану Королем и найду твою душу. Верну её обратно, даже если мне придется перевернуть всю Преисподнюю. Нет, глупость… Ты находишься в Раю. Белоснежное лицо, как первый снег. Такая спокойная, родная. Мир вокруг не существует. Только великая любовь к тебе, окруженная ненавистью к тем, кто докоснулся до тебя. Моя Королева… Сзади неслышно подходит Ардор. Так она называла моего Духа. Порой мне казалось, что Александра понимала его лучше, чем я сам. А он, как котенок, слушал её. - Кто? Кто посмел поднять на неё руку?! И где был ты, Дух?! Он опускает голову в молчаливой скорби. - Меня связали бусами медиума Анны. Сознание словно рассекает блестящая молния. Так вот кто и когда похитил бусы Асакур! Неужели эти мелкие патчи осмелились бросить мне вызов! Как низко! Усыпить меня, связать Ардора, чтобы спокойно убить, не встречая препятствий на своём пути. Но… Неужели… Она защищала меня?! Пока я, чёртов слабак, лежал здесь без сознания! Пока Дух Огня был пленён этими ничтожествами, хотевшими меня убить, она, ЧЕЛОВЕК, защищала меня - самого сильного из всех шаманов земли! Защищала от шаманов! Невероятно… смогла защищать до тех пор, пока не освободился Ардор. И отдала за меня свою жизнь. Человек оказался благороднее шаманов. И теряются бессознательно впитанные установки... Идиотка! Почему же ее благородство делает её такой легкомысленной? Как я буду существовать без неё?! Свет счастья гаснет в темноте, утопает в ненависти. Смертельный холод застывает в сердце. - Где они, Ардор? - Мертвы. Я уничтожил их, Господин, как только стал свободен. Змеиным шепотом ярости я требую ответа: - Что ты сказал? Мертвы? Они не имели права умирать до тех пор, пока я не насладился их мучениями! Ты хотя бы понимаешь, что они посмели убить Её?!! - Они сражались, это правда. Но она победила тех, кто вызвал вас сюда, Господин. Убийцей стал третий патч. Нож был предназначен вам, а Госпожа бросилась наперерез оружию. Я стискиваю зубы. - Кто был третьим? - Тот, кого Алекс когда-то за завтраком назвала своим другом. Он исчез за секунду до того, как я смог вырваться из ловушки. Простите меня, я ничтожен. Даже Дух Огня не может принять эту смерть. Александра победила двух шаманов… Сражалась, билась до последнего. Такая маленькая, нежная, хрупкая, но невероятно стойкая, с горящими глазами, полными веры и любви. В ней была жизнь, она кипела, переливалась через край. - Нет, Ардор, ты великолепен. Но наш враг оказался слишком трусливым, чтобы сразиться с шаманом. Убил человека и, почувствовав опасность, улизнул. Но я найду его. Из-под земли достану эту мразь. Этот жалкий слизняк, ничтожество! Кулаки сжимаются в жажде мести. Несправедливость произошедшего разрезает сознание, глаза наливаются кровью раненного сердца. Боль. Чёрная боль владеет моей душой. Возвращаюсь в лагерь. Делаю постель из зеленых листьев и бережно опускаю на неё тело любимой. Вокруг собираются шаманы. Их мысли, такие громкие и испуганные, раздражают. Но это не имеет значения. Склоняюсь перед усопшей, целую в бледный лоб, поднимаюсь. - Берегите тело, как зеницу ока. Если с её головы слетит хотя бы один волос… Убью всех. Итари выходит вперед, пытаясь привлечь моё внимание. Слишком громко думает. - Господин, простите меня. Мы скорбим не меньше вашего, но… Она мертва. Лучше предать тело Александры земле. - Не смейте. Даже докасаться до неё. Великолепно, меня считают сумасшедшим. Может, так оно и есть, но я не смею похоронить любимую. Она была единственным лучом света в моей жизни. Возвращаясь к её телу, я будто возвращаюсь домой, к живительному источнику. Касаюсь пальцами тонкой холодной кожи и исчезаю. Месть. Я жажду мести. Да, вот то место, где мы завтракали, когда Алекс была жива. Воспоминания накрывают, словно цветные картинки. Её нежный голос с легкой иронией, внимательный взгляд искрящихся глаз, гибкая грация дикой кошки, острый пытливый ум, смелые уверенные движения и любовь… в каждом жесте, в каждом взгляде. Ты дарила любовь, ты была ей. Любовь в чистом виде. А я… Я - твоя противоположность. Мы - Инь и Ян. И я стану призраком ненависти и мщения. Потому что никто не имеет права убивать любовь. Подхожу к пареньку за барной стойкой: - Где твой хозяин? Дрожит, не в состоянии выговорить ни слова. Трус. - Говори!! - Я… Не знаю. Правда, не знаю. Он с-с-сегодня исчез. - Имя. - Ч-чье? - Твоего хозяина, идиот! - Н-не знаю. Как это омерзительно! Шаман, который не в состоянии ответить на элементарный вопрос! Убиваю его, но жажда мести не утихает, лишь становится горячее, безумнее. Не знаю, много ли дней прошло. Время потеряло свой счет. Я живу во тьме, в водовороте смертей низких и трусливых тварей-шаманов. Мои руки погрязли в крови, в жажде отыскать виновника. И неизменно я прихожу к своему солнцу, чтобы вдохнуть свет, чтобы немного рассеять тьму. Тело любимой нетленно. Она будто спит, но по-прежнему холодна, как лед. Я понимаю, что по-настоящему теряю разум. Я не помню, что такое покой, сон. У меня даже не осталось сына, который хранил бы в себе часть её души. И видя этот мёртвый свет, я глубже и глубже падаю во тьму. Я чаще и чаще убиваю трусов и подлецов. Сегодня против меня выступили восемьдесят шаманов. Глупцы. Наблюдаю за тем, как они сгорают, и слышу голос. - Асакура, ты идиот. Анна? Красный шарф сменила на чёрный… Уже знает. - Почему же? Голос девушки надрывается, она хочет плакать, но сдерживает себя из последних сил. Указывает рукой на горящие останки павших. - Ты думаешь, она хотела этого, отдавая за тебя свою жизнь?! - Она… Я умолкаю. Слишком простой вопрос, но ответить на него невозможно. Как объяснить, что я – не Алекс. Что я не могу дарить столько любви, что я сам не понимаю, зачем она спасла меня, бросив одного. Это ведь хуже, чем смерть. - Я не хотел, чтобы меня спасали. Глаза Анны загораются злостью. - Она хотела! Она верила, что ты станешь Королем Шаманов. Великим, справедливым! Она отдала свою жизнь не просто за тебя, Хао. Она отдала её за то, чтобы дать миру и тебе шанс. Шанс на искупление. - Её убили трусы! Слабаки! Шаманы-недоучки! А она была сильнее их всех вместе взятых. Я ненавидел людей, но оказалось, что люди намного честнее. Они не скрывают свои намерения, не заманивают в ловушки, не лгут. - И кто же теперь будет жить в твоем новом мире? Только люди? Всякий раз, столкнувшись с опасностью, ты выбираешь ненависть. Ты сам слабак, потому что не пытаешь ничего изменить, ты только разрушаешь! Ты не умеешь создавать! Не хочу продолжать этот разговор. Я разозлен. Дико, до бешенства. Но убивать сестру любимой не стану. Переношусь на вершину Джомолунгмы и вдыхаю разреженный воздух. Не могу создавать? Не могу?! Разрушаю ближайшие скалы, выплескивая наружу ненависть и боль. Сдерживаемые чувства прорываются наружу; я с криком и воем раненого зверя пробегаю по лесу, уничтожая всё на своем пути. До ужаса, до беспамятства вырываю из груди стоны. Пытаюсь причинить телу как можно больше боли, чтобы хотя бы немного заглушить душевную муку. Если я не трус, если я хочу быть хотя бы немного достойным своей супруги, я обязан посмотреть правде в глаза. Да. Любовь – это жизнь, а ненависть – это смерть. Антагонистические понятия, которые не могут переплетаться между собой, не могут быть равными. Одно и только одно всегда побеждает другое. И я всегда выбирал смерть. Я жил с ней, жил во мраке, надеясь, что однажды создам свой собственный свет. Но разве это реально, не имея даже искры? Искра появилась – Александра. Мое счастье. Любовь. Она создавала всё прекрасное, что было в моей жизни. А когда искра погасла, когда она была умерщвлена чьими-то жестокими руками, я снова ушел туда, откуда возродился, – во мрак. И как я смогу найти душу любимой, если я мёртв, если я несу только ненависть, если я не умею создавать? Но если я выйду к свету… Если я перестану блуждать во мраке…? И в душе загорается надежда. Уверенность в том, что я смогу. Смогу вернуть её. На свете нет невозможного. Воистину! Я верну Александру. Я найду свет, я стану достойным её, я научусь создавать. Подожди ещё немного, любовь моя, и я приду за тобой. Я стану Королем Шаманов, а ты – станешь моей Королевой. Чёртова легенда должна исполниться! И её исполнителем стану я. В болезни и здравии, в жизни и смерти… Вечно. Ты будешь со мной. Потому что мы дали слово. Потому что любовь побеждает смерть.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.