Взгляд с обочины 3. Аглон +28

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион», Толкин Джон Р.Р. «Арда и Средиземье», Толкин Дж. Р. Р. «Неоконченные сказания Нуменора и Средиземья», Толкин Джон Рональд Руэл «История Средиземья» (кроссовер)

Основные персонажи:
Келебримбор (Тьелперинквар), Куруфин (Куруфинвэ, Атаринкэ)
Пэйринг:
Куруфин, Келебримбор, ОМП, первый дом и соседи
Рейтинг:
G
Жанры:
Ангст, Юмор, Драма, Фэнтези, Экшн (action), Психология, Повседневность, Дружба, Пропущенная сцена
Предупреждения:
ОМП, ОЖП, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Макси, написано 265 страниц, 18 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«За дружбу!» от Gala_Bel
Описание:
Производственный роман об отцах и детях, или Хотели как лучше, а получилось как всегда || Третья книга, в которой Ангбанд осаждён, появляются гномы и люди, а первый дом строит много планов и ещё больше проваливает

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Первая книга: https://ficbook.net/readfic/3596634
Вторая книга: https://ficbook.net/readfic/4050988

Третья книга охватывает весь Долгий мир и из-за объёма делится на отдельные части, разнесённые во времени. В 3.2 появляются гномы, в 3.3 - люди.


ПРОДОЛЖЕНИЕ будет в понедельник 23 октября

3.3 АГЛОН (15) Контрактники, настольный Ангбанд и малый бизнес

13 июня 2017, 15:17
***
- О, смена приехала! – послышалось позади, слишком громко для разговора, но в самый раз для оклика. Обернувшись, Хейлан убедился, что понял правильно: со стороны длинного дома к нему шли через поле двое мужчин, одетых по-здешнему, так что их происхождение выдавал только говор: откуда-то с юга, ближе к лесу. У одного русая борода была коротко острижена, другой и вовсе без бороды, зато с длинными усами.
- Пойдём, - продолжил бородатый, улыбаясь и поправляя холщовую сумку за спиной, - выпьешь для храбрости перед границей.
- Идём-идём, не боись, - поддержал второй, тоже южанин. – Пропустишь кружку-другую, и никакие чудища не страшны будут.
- Чего там бояться, - небрежно откликнулся Хейлан. - Гоняете двух полудохлых орков всем отрядом. Было бы чем хвастаться. Я вовсе не на границу приехал.
- А-а... – разочарованно протянул усач. - Торговец, что ли?
Оба заново – с сомнением – оглядели Хейлана, который от такого внимания убрал за спину левую руку в протёртом рукаве, а правой гордо отмахнулся:
- Сам ты торговец. Я у лорда учусь шахты строить. Он сам меня выбрал.
- Ну, учись землекоп, - добродушно, но с ноткой превосходства усмехнулся усатый. Землекопов он, похоже, уважал не больше, чем торговцев. Хотя бы и учёных.
- Ладно, пива-то выпить всё равно можно. Пойдём, - повторил бородач, - расскажешь, как тебя сюда занесло. Меня Кетиль зовут, это Берси. Ты откуда сам? Из Синих Камней или с Бродов?
- Я Хейлан. Из Синих Камней, да, - кивнул он. - А где тут выпить можно? Я тут недавно, ещё не разобрался толком.
- Пошли, – Кетиль приглашающе махнул рукой и первым зашагал куда-то в сторону рынка. Хейлан поколебался, но зашагал следом. Он уже знал, что бесплатно кормят не везде, и сам ел пока только в том же доме, который ему показали в первый день. Но денег у него ещё немного оставалось.
- Выпить много где можно, - продолжал болтать бородатый, - но самое лучшее пиво наливают в "Дубках". Благородные всё больше вином развлекаются, так что у них пиво всё больше дрянное. А в "Дубках" сами варят.
- А вы с границы вернулись? Как там?
Усатый набрал воздуха, со значением нахмурился и только раскрыл рот, как бородач его опередил, смерив смешливым взглядом:
- Тихо. У крепостей так совсем, а подальше разъезды натыкаются иногда на небольшие отряды, но тоже нечасто.
Усатый глянул хмуро, недовольный, видимо подтверждением истории про двух полудохлых орков, но оспаривать товарища не стал.
С приезда в город прошёл уже почти месяц, а с бани – пара недель, и Хейлан успел не только помолчать на нескольких занятиях, но и рассказать про свой обвал, убедиться, что за ошибки его и в самом деле не гонят сразу же обратно, и немного успокоиться. Возвращаться домой, не доучившись, было бы обидно. Да и интересно здесь, хоть и постоянно страшно опозориться. Калайнис по-прежнему учила его грамоте, нахваливая за каждую правильно написанную букву, а в последнее время он и сам начал верить, что научится, и не за десять лет. Даже похвастался после одного из занятий, за что схлопотал новый ворох похвал, теперь от Гвельвилоса и Хелькасурэ, снисходительную улыбку от Норнолассэ и новое поручение от лорда: на следующий день тот выдал Хейлану книгу, вроде оставленной в Синих Камнях, и велел изучать и переписывать. Писал Хейлан медленно, коряво и отчаянно боясь испортить дорогую бумагу, сколько бы Калайнис ни говорила, что испорченную можно переварить и сделать новую, чистую. Поэтому на переписывание у него запросто уходило по целому дню, аж пальцы сводило поначалу. Если же выдавалось свободное время, он бродил по городу. Сегодня вот забрёл к югу от крепости, где улочки и сады вдруг расступались, давая место просторному полю, на краю которого стоял длинный дом с конюшней, кухней и обычными человеческими умывальниками во дворе. На другом краю поля Хейлан заметил людей и как раз думал, подходить ли, когда его нагнали Кетиль и Берси.
До нужной пивной они добрались быстро. Немного прошли в сторону северных ворот по большой дороге, тянувшейся за их спинами на юг и дальше к востоку, покидая город и уводя до самого Таргелиона. Свернули между чьих-то садиков направо, попетляли между домами – с этого края города часть была даже человеческой постройки, - и в самом деле вышли к рынку. Но вместо того, чтобы углубиться в ряды, снова свернули, оставляя их по правую руку, пока не оказались у белёного домика под черепичной крышей, стоявшего вроде как и в рядах, но крыльцом наружу, в череду молодых дубков. Изнутри тянуло кислыми овощами, свежим хлебом и жареным мясом.
Внутри оказалось неожиданно светло: дом хоть и был построен людьми, но эльфийские невозможные окна с невозможным стеклом были и здесь, почти такие же огромные, пару локтей в ширину. Уходящее к западу солнце уже заглянуло в них, бросив тени от переплёта на противоположную стену – и на дверь в ней, войти в пивную можно было и с рынка. Пока они шли от входа вглубь, петляя между столами и опорными столбами, Хейлан неожиданно подумал, что дом-то вовсе не маленький, чуть поменьше господского в Синих Камнях. Это здесь он рядом с эльфийскими казался приземистым.
Его новые знакомые тем временем перездоровались со всеми приятелями – Хейлан не сразу сообразил, что они не свободное место ищут, а идут обходом по всем столам, - и уселись, наконец, сами.
Под пиво разговор пошёл бодро. Хейлан рассказал про учёбу, упомянув личное приглашение от лорда и умолчав, что причиной приглашения стал обвал на шахте. Новые знакомые рассказывали про службу на границе, про обучение – желающие служить приходили в город достаточно часто, чтобы здесь же, на южных окраинах Аглона, для них построили особый дом и выделили поле для учёбы. Сами они, впрочем, служили уже давно и охотней рассказывали о последних приключениях на границе, чем о занятиях в городе. На границу отряды ездили посменно, и его новые знакомые как раз недавно вернулись отдыхать. По их словам, стражей не хватало, так что через несколько дней уже придётся ехать обратно. Но лорды, вроде бы, зовут ещё людей на службу, и не только военную. Но сами они к другой службе относились снисходительно: славы и почёта там не выслужишь, а денег и дозорным хватает. Последнего, впрочем, они даже не говорили, Хейлан сам поразился, когда Кетиль достал тяжёлый кошель заплатить за пиво.
- Да, не бедствуем, - самодовольно кивнул Берси, заметив его взгляд.
- Еду, одежду и оружие так выдают, за службу, - объяснил Кетиль, двигая к себе кружку. Остальные двое последовали его примеру. - А деньги - это сверху, на пиво или ещё что. Можно и домой отправлять, прямо деньгами или там гостинцами, и всё равно жить припеваючи.
- Ну и так, приработок тоже найти несложно.
Берси со значением усмехнулся в усы, Кетиль тоже осклабился и отхлебнул пива.
- Приработок? – послушно переспросил Хейлан, и Кетиль вместо ответа глухо брякнул сумкой и выудил оттуда широкий охотничий нож с берёзовой рукоятью.
- Ну так - умный человек всегда найдёт, где заработать, - заверил Хейлана Берси. – Скажем вот, тебе нож не нужен? Вроде такого, - он показал на выложенный товарищем.
- Ты не сомневайся, нож хороший, эльфийской работы, - заулыбался тот. – И недорого. У меня просто лишний оказался.
Хейлан взял, повертел в руках, избегая пятнать лезвие грязными пальцами. Нож приятной уверенной тяжестью лёг в ладонь – добротный, с ровными спусками от обуха, отполированный в зеркало. Из стали, а не из железа – что работа эльфийская, понять можно было уже из этого. Не погнётся, да и затупится нескоро.
- Откуда вы его взяли? – спросил он, возвращая нож. Денег у него всё равно не было.
- Да уж знаем, откуда, - непонятно улыбнулся Берси.
Кетиль жестом показал ему замолчать, кивнув на открывшуюся дверь, а Хейлану сказал вслух, убирая нож обратно в сумку:
- Ты, Хейлан, ясно что парень надёжный, смотри, мы тебе доверяем. Ну и поможем, если вдруг что, по-свойски. Но кому попало об этом рассказывать не надо.
Хейлан мимолётно удивился, откуда это им ясно после первой кружки пива и о чём не надо рассказывать кому попало, но отвлёкся на ещё одного человека, только что вошедшего.
- Вот ему не нужно, - кивнул на того Берси.
Вошедший тоже был одет, как пограничный страж, но ни бороды, ни усов, в отличие от новых знакомых Хейлана, не носил. Оглядел комнату, щурясь после яркого света на дворе, кивнул кому-то за соседним столом – и пошёл прямо к ним.
- А я думаю, с кем вы тут, - приветливо улыбнулся он. - Ты новенький?
- Да, но я не на границе, а у лордов учусь горному делу, – отозвался Хейлан, стараясь подпустить в голос важности. Было даже обидно, что обучение вместе с эльфами никого не впечатляло.
- Вот, новичку рассказываем, как тут что, где новые штаны просить, если понадобится. – Кетиль развалился на лавке, уперев плечи в стену и на вновь вошедшего смотрел насмешливо. Небрежно качнул рукой от него к новичку: - Эгиль, это Хейлан.
- Вы расскажете. - Эгиль сдержанно кивнул, подозрительно глянул на сумку и повернулся к Хейлану. - Ты их не слушай особо, они вредного насоветуют. Как где обмануть кого.
- Тоже нашёл вредность, - рассмеялся Берси.
- Когда мы кого обманывали? – весело поднял брови Кетиль. - У нас всё честь по чести.
- Хоть бы постыдились, - проворчал Эгиль. - Вам дали работу, крышу над головой, а вы что? Только и думаете, где бы чем разжиться.
- Если они что за так раздают, то мы не отказываемся, конечно, - пожал плечами Кетиль. - Чай, от них не убудет.
- Ваше счастье, что Тинтэль пока слишком занят, чтобы вас ловить.
- А почему их должен ловить Тинтэль? – не выдержал Хейлан, до сих пор молча пытавшийся понять, о чём идёт речь.
- Вот у него других дел нет, - согласно с ним хмыкнул Кетиль. - Если бы их заботило, сколько портянок на складе, они бы не раздавали их всем подряд.
- Тинтэль у них складами заведует, - объяснил Хейлану Берси. - Ты его наверняка видел, он с младшим лордом обычно ходит.
- Видел, конечно. Только не знал, что он портянки считает. Думал, он так... – Хейлан растерянно умолк, сам не зная, что он думал. Благородный этот Тинтэль или нет, какими там делами он занят, как говорит Эгиль?.. И, поняв, что молчание затягивается, брякнул: - ...лорду косички плетёт.
Это заявление имело сокрушительный успех. Кетиль грохнул хохотом, Берси тоже – прямо в кружку с пивом, и теперь сквозь смех кашлял и отфыркивался от пены. А вот Эгиль побагровел так, будто сейчас наденет эту кружку ему на голову.
- Побойтесь валар! Последний стыд потеряли! Ещё и новичкам всякие мерзости рассказываете?
- Ничего мы ему не рассказывали, - честно объявил Берси, откашлявшись, наконец, и сверкая ухмылкой сквозь усы. - Он сам додумался.
- Ты зачем сюда приехал? – напустился Эгиль уже на Хейлана. - Защищать границу или злословить про лордов в благодарность за то, что они тебя кормят?
- Да не кипятись ты, - осадил его едва отсмеявшийся Кетиль. - Ну, удивился парень. Так они ж все как бабы выглядят, хоть бы один бороду для приличия отпустил. А тебе лишь бы пристыдить кого.
- Чему удивился?! – продолжал бушевать Эгиль.
- Ну, это... – Хейлан под его натиском стушевался и замолчал, разглядывая щербатины на столе. Его новые знакомые, наоборот, развлекались вовсю.
- Косы они плетут при всём честном народе, тебе ж сказали, - охотно напомнил Кетиль.
Зыркнув на них уничижительно, Эгиль повернулся к Хейлану и сердито сказал:
- Чем ерунду городить, подумал бы лучше, что они тебе крышу над головой дают, кормят и учат. А вот такие как они, - мотнул головой на двух других стражей, - пользуются их доверчивостью и гадят, где могут. Потому что никак без грязи не привыкли обходиться. Если и ты такой, то пей с ними почаще, они тебя научат тут.
Он окинул притихший стол строгим взглядом (Хейлан ошарашено молчал, стражи ухмылялись), вздёрнул подбородок и пошёл к выходу.
- Очень у нас Эгиль уважает всё эльфийское, - доверительно сообщил Кетиль, прихлюпывая пивом. - Он ещё любит про ихнее искусство рассуждать и как у них глаза сияют нездешним светом.
Хейлан отлепил глаза от уходящей спины и с некоторой растерянностью посмотрел на оставшихся:
- Так это что, правда, что ли?.. – вернулся он к самому важному. – Про... ну... про косички.
- Да пёс их знает, - ухмыльнулся Берси.
- Да ну, - лениво отозвался Кетиль. - Я так думаю, их, может, и вовсе ничьи косички не интересуют. Так, пяток раз за жизнь... того. Только чтоб совсем народ не вымер. Так что в этом Эгиль прав, наверно. Но попервоначалу тут многие косятся.
- Они, вон, купаются вовсе голышом, - поддержал Берси, - и хоть бы кто почесался.
- В нужном месте, - поддакнул Кетиль, и оба опять расхохотались, а Хейлан, наоборот, покраснел. И тут же спросил, чтобы скрыть смущение:
- А вы тоже в эту баню ходите? Или есть другая?
Скрыть смущение не получилось, приятели заухмылялись шире.
- В эту - это в какую? – заулыбался Кетиль.
- Ну, тут. – Хейлан мотнул головой неопределённо. - Возле той кухни, которая общая.
- Что, ходил на баб смотреть? – заулыбался Берси. - Я так про речку говорил.
- Да чего я там не видел, - как можно небрежней бросил Хейлан, чувствуя, что опять краснеет. Рассказывать им про Калайнис совсем не хотелось. Он и с ней то злополучное купание вспоминать не решался, а она делала вид, будто ничего не случилось. - Просто думал, всем ли туда можно. Может, только лордам.
- Всем, - махнул рукой Кетиль. - И можешь не краснеть, им хоть бы хны. Они нас за зверьё считают, мол, было бы кого стыдиться.
- Вы ж говорите, они и друг друга не стыдятся, - с сомнением протянул Хейлан.
- А нас - тем более, - не смутился Кетиль.
- Ну, это ты уже загнул про зверьё, - с сомнением протянул Берси. - Живём вот - грех жаловаться. – В подтверждение своих слов он приподнял кружку и снова макнул в неё усы, отхлебывая.
- Это конечно, - согласился бородач. - Я ж не спорю, они со зверьём лучше обращаются, чем у нас иные с людьми.


***
Разговор о том, как эльфы раздают всем подряд ножи и портянки, Хейлан вспомнил через несколько дней, по пути на очередное занятие. Во дворике с ручьём и фонтаном его нагнала Хелькасурэ, и повода не идти вместе он не придумал. Впрочем, разговаривать девушка не рвалась, за что Хейлан был ей благодарен. К ней он успел немного привыкнуть, а хуже всего пока получалось с третьим эльфом, Норнолассэ. Он Хейлана, кажется, недолюбливал, хотя и старался это скрывать. То ли не любил всех людей, то ли злился, что двое других на них обоих смотрят одинаково покровительственно.
Когда они проходили мимо мастерской – той самой, где лорд Келебримбор делал зеркала, - Хелькасурэ сказала, что он просил захватить по дороге какие-то документы, и пока она собирала их со стола, Хейлан бродил вдоль стен, разглядывал инструменты и странные камни на полках и убеждал себя, что пора бы уже перестать удивляться дверям нараспашку. В конце концов, в Синих Камнях тоже никто не запирается.
Удивление упорствовало. Мало ли, что Синих Камнях. Сколько домов в Синих Камнях – и сколько тут? Хейлан ездил как-то в большое торговое село на ярмарку, и там все двери были заперты, потому что мало ли кого дорога приведёт. А тут ни открытых дверей, ни водяной нечисти не боятся, оставляют воду в непокрытых чашках, как так и надо. Или их магия сильней водяной нечисти?
В мастерской виденные в прошлый раз зеркальца перебрались с большого стола на одну из полок, сложенные неровной стопкой. На столе, у ближнего к выходу края, теперь стояла небольшая шкатулка, закрытая, но не запертая. Поверх шкатулки лежал листок с буквами. Хейлан оглянулся на Хелькасурэ – та укладывала какие-то листы в сумку, - и попытался разгадать надпись. Получалось, кажется, "можно забирать".
Он озадаченно наморщил лоб, пытаясь сообразить, не перепутал ли какие буквы, но прийти к какому-то выводу не успел.
- Идём, - предложила Хелькасурэ, возникнув вдруг за плечом.
Хейлан обернулся, всё ещё морща лоб. Спросил, посомневавшись:
- А тут что написано?
- "Можно забирать", - подтвердила она, бросив быстрый взгляд на листок. Заметила недоумённую мину Хейлана, щёлкнула замком и открыла крышку, показывая несколько застёжек, пряжек и безделушек. – Лорд Келебримбор иногда оставляет всякую мелочь, ненужную. Если хочешь, можешь взять что-то.
Хейлан недоверчиво посмотрел сначала на неё, потом в шкатулку. Дно было устлано какой-то дорогой с виду тканью. На этом тёмно-синем фоне цветные камешки терялись, зато металл словно светился. Парень потрогал пальцем застёжку-вьюнок с закрученным усом вместо обычного крючка и снова обернулся к Хелькасурэ:
- Но это же серебро.
Она кивнула.
- И что, прямо кто угодно может взять? Насовсем?
Хелькасурэ снова кивнула.
- Что посложней, он не раздаёт так, конечно. А такую мелочь ему не жалко.
- И это всё он делал? – Хейлан снова заглянул в шкатулку. Вещиц там было немного, с полдюжины, но ему казалось, что лорд чаще бумаги разбирает, чем работает в мастерской. Это когда же он успевает? Да ещё так тонко...
- Здесь только он работает, так что большая часть должна быть его, - говорила тем временем Хелькасурэ. - Хотя иногда и другие мастера могут что-то положить... – Она шагнула ближе, погладила пальцами несколько вещиц и выбрала одну, крупную резную бусину из агата. – Вот это Халион.
- Откуда ты знаешь? – удивился Хейлан.
- Слышно. – Она пожала плечами. – А вы как определяете, кто какую вещь сделал?
- Мы?.. – Хейлан ещё не успел уложить в голове это "слышно". Они всё, что ли, магией делают? – Ну, обычно никак. А если надо, то мастер клеймо своё ставит или там гравировку.
К эльфийской магии у него привыкнуть пока не получалось. И серебро тоже. Если серебро у них так дёшево, что можно легко раздавать кому угодно, то зачем тогда лорд старается тратить его на зеркала поменьше? Если беречь его всё равно не надо.
Он бы и всё занятие просидел, задумавшись, если б эльфы не взялись снова обсуждать его шахту. После того первого рассказа о приметах перед обвалом прошло уже три занятия, а они всё продолжали обсуждать, какие вообще приметы бывают и что нужно делать, если они появились. Эльфы знали их много больше, чем Хейлан, зато не знали некоторых человеческих, вроде ворона, севшего над входом, или непременного плевка под ноги, прежде чем зажигать внезапно погасшую лампу. Когда он рассказывал в первый раз, Норнолассэ подозрительно закашлялся, а лорд сперва допытывался, как вороны связаны с прочностью стен, а потом просто повторял "это вычеркни", "это тоже", не замечая укоризненных взглядов Гвельвилоса. Хейлан только страдальчески морщился.
Тем обсуждением дело не закончилось. К вопросу возвращались чуть ли не на каждом занятии: кто-то из мастеров то и дело начинал говорить об этом своём осанвэ, как можно эльфийской магией понять одно, другое, десятое, - и разговор неизменно сворачивал на людей, которые ничего такого не понимают, а туда же, лезут работать.
Нет, конечно, такого никто вслух не говорил, но Хейлану оно упорно слышалось всё равно.
Как сегодня. Сегодня они из-за надвигающейся грозы встретились не в беседке, а в одной из маленьких комнат в библиотеке, куда кто-то уже принёс чай, орехи и фрукты и расставил всё это по столу, чтобы удобней было крошить на документы, взятые Хелькасурэ в мастерской и выложенные между чашками. Карты разных шахт и карьеров, слишком подробные для случайных набросков. Верхняя подписана (Хейлан свёл брови, сосредотачиваясь) "Аскар". Интересно, это имя, название или вовсе какое-то мудрёное слово для редкого камня?
Карты разошлись по столу ("Аскар" остался между Хейланом и Гвельвилосом), эльфы принялись обсуждать укрепление стен в разных случаях, а Хейлан отмалчивался, хотя вскоре разговор снова сполз на то, как бы приспособить всё это ещё и для людей. Нет, кое-что он успел усвоить с прошлых таких занятий, а часть даже раньше, в Синих Камнях, когда лорд говорил, где ставить опоры или что свежие воронки и трещины над выработками нужно окапывать, отводя дождевую воду. Но эльфы опять говорили про осанвэ и "музыку", а в таких разговорах он через пять слов переставал понимать, о чём речь.
Вздохнув, Хейлан кинул в рот ещё один орешек, а потом подвинул к себе чайник, чтобы приятней было пережидать непонятное обсуждение. Горячая заварка побежала не в неё, а по носику вниз, срываясь на стол, и только потом прыгнула в чашку, а Хейлан, тоже подпрыгнув от неожиданности, кинулся ловить её по столу полотенцем, не пуская к "Аскару". Эльфы великодушно сделали вид, что ничего не заметили. По-прежнему сокрушённо качали головами, жалея людей, не умеющих слушать скалу эльфийской магией, и всё думали, как бы с этой бедой справиться.
"Лучше бы они с чайниками справились!" – обиженно думал Хейлан, пламенея ушами. Улучив момент, когда на него никто не смотрел, он тронул носик чайника пальцем. Носик был влажный, тёплый – и совсем ровный, будто нарочно, чтобы вода проливалась получше. У них все такие, что ли?
- Что поделать, - говорил Норнолассэ. – Придётся слать проверки почаще, раз такое дело.
- Может, - с сомнением начал Гвельвилос, - они смогут как-то научиться осанвэ?
Келебримбор хмыкнул, будто что-то вспомнив, и ничего не сказал, но его молчание успешно истолковали.
- Как этому учиться? – спросил вместо него Норнолассэ. – Слух или есть, или нет.
- Это сколько проверок надо? - качнула головой Хелькасурэ. – Фернион там жить останется.
- Да не нужно... – начал Хейлан, и к нему немедленно обернулись все, мигом убавив ему решимости. – Да не нужно никого присылать, - всё-таки продолжил он, отгоняя мысль, что все смотрят на чайное пятно и мокрое полотенце. - Что мы, трещины не заметим, что ли? Тем более, если уж сыпаться начнёт или лить.
Келебримбор качнул головой.
- Если начнёт, уже будет поздно.
- Нужно раньше следить, - тут же принялся объяснять Гвельвилос. – Отдельные камни могут быть не очень опасны, но если из-за этого целый пласт сдвинется, это плохо.
Хейлан кивнул и сразу непонимающе нахмурился:
- Ну так это сразу и будет заметно, если такая громадина двинется.
- Не совсем, - поправил его Гвельвилос. – Сначала пласт может сдвинуться всего на волосок. Тогда его ещё легко остановить, но тогда и не заметишь просто так глазами.
- Глазами и не надо, - пожал плечами Хейлан. – Да хоть тростиночек взять, поставить их в опасных местах враспор между пластами этими. И посматривать иногда: если выпала - значит расширяется щель. Если сломалась - значит, сужается.
Эльфы опять уставились на него, и Хейлан опять с досадой ощутил себя говорящей мышью - хотя чего тут-то особенного? Ещё мать так проверяла, лазит ли детвора в погреб за мёдом без спроса. Или они думают, люди даже на такую малость без их науки не способны?
- А если просто стояли плохо? – уточнила Хелькасурэ. – Вот и выпали от стука или сквозняка.
- Ну... – отвлёкшийся на досаду и воспоминания Хейлан на мгновение растерялся, почёсывая ухо. - Можно, закрепить немножко, чтоб держались, просмолить, чтобы не мокли. Оба конца вот в смолу окунуть – и всё, сама не выпадет.
Остаток занятия они обсуждали уже тонкости: как выбирать места для таких тростинок, как отмечать, когда их поставили, как часто обходить и проверять...
Хейлан поглядывал под разговор, как эльфы наливают себе из того же чайника, не промахиваясь мимо чашки, и вспоминал, попадались ли ему где в городе чайники с правильными носиками. Правильных не вспоминалось.


***
Тьелпэ зашёл в кабинет отца, тщетно пытаясь оттереть с пальца бурое пятно в цветных разводах. Остановился у стола, но отец даже не обернулся, склонившись над тетрадью с то ли рисунком, то ли чертежом.
- Мне сказали, ты хотел меня видеть, - сообщил Тьелпэ, не дождавшись внимания.
Подействовало. Куруфинвэ, наконец, отложил карандаш и коротко взглянул на сына.
- Опять присадки переводишь?
- Я по-прежнему считаю, что на зеркала можно тратить гораздо меньше серебра, - отозвался Тьелпэ, чуть улыбнувшись. Он не терял надежды заманить отца в мастерскую, чтобы переводить присадки вдвоём, но интерес Куруфинвэ к зеркалам пока оставался сугубо теоретическим.
- Самая важная из имеющихся у нас проблем, безусловно, - скептически бросил он, закрывая тетрадь и откладывая на край стола. Та опасно качнулась, но удержалась от падения навстречу протянутой Тьелпэ руке.
- Много времени это не занимает, - Тьелпэ пожал плечами. - А что ты хотел обсудить?
Куруфинвэ кивнул на макет Ангамандо, за последние дни заметно приросший парой горных хребтов к западу. Обсуждение зеркал, очевидно, откладывалось на потом. Возможности для штурма Ангамандо они тоже регулярно обсуждали, но здесь у Тьелпэ с идеями было хуже, чем с присадками. Он сделал пару шагов, ожидая дополнительных пояснений и разглядывая макет – вдруг какие-то пояснения стоят там в боевом порядке. И заранее чувствуя себя Тинто, которого пытаются разговорить о сплавах.
Вопросы у отца оказались всё те же. Да, он думал о валараукар (не так много, как о зеркалах и о новоявленных учениках), нет, средств от жара не придумал. Всё, что ему пришло в голову, это выманить огненных тварей наружу, где драться в любом случае будет проще, чем в узких подземных тоннелях. Особенно если штурм будет зимой. Сразу вспомнилась Калайнис и её способ тушить костёр сшибанием снежной шапки, но отцу это пересказывать, пожалуй, не стоило.
Ожидаемо, идея отца в восторг не привела, но заставила о чём-то задуматься, что Тьелпэ, в общем, устраивало. В его способность придумать план он верил куда больше, чем в собственную. Поняв, что вопросы окончились, он хотел было спросить разрешения вернуться в мастерскую, но вспомнил предыдущий разговор:
- А что с планом крепости? Никто из пленных так и не помог с восточными воротами?
- Пока нет, - поморщился Куруфинвэ. - Давно пора свою разведку организовывать. Осталось Майтимо убедить выделить отряды.
- А у него есть свободные разведчики?
- Если гонять их вдоль Химринга, то, конечно, нет.
- Кстати, - Тьелпэ тут же вспомнил, что у Майтимо не хватало не только разведчиков, - он же просил прислать строителей для ремонта ещё одной заставы. Я отправлю отряд Тиннена?
- Куда ты его собрался отправлять? - с мгновенным раздражением отозвался Куруфинвэ. - Они будут башню ставить на роднике возле Куньей балки. Я третий сезон пытаюсь тот овраг укрепить! В прошлом месяце там снова орочьи следы видели. Я же говорил, их шпионы там воду берут, но кто бы меня слушал?
- С башней Тиннен ещё не начал, - напомнил Тьелпэ, не споря с остальным. - А кроме них некого отправить. Ингасиндо неизвестно, когда вернётся, Халион занят, Суриэле в Таргелионе. Ферниона я отправил в Синие Камни. Хелькасурэ, Вельвелоссэ и Норнолассэ тоже заняты.
С одной стороны, Тьелпэ понимал раздражение отца: тот давно пытался выделить ресурсы на постройку этой башни, но каждый раз у мастеров находились более срочные проекты, а у скопленных стройматериалов – более полезное применение. Но, с другой стороны, и снимать кого-то из мастеров с уже начатого проекта очень не хотелось. Куруфинвэ, видимо, тоже.
- Вот этих троих бездельников можно бы и отправить. Всё полезнее, чем... – Он красноречиво махнул рукой в сторону Тьелпэ.
Тьелпэ догадывался, как рад будет Майтимо, если ему вернут тех самых мастеров, которых он просил обучить. Но аргумент привёл другой:
- Втроём они не справятся. – Наполовину ожидая услышать в ответ "Поумничай мне тут", хотя свободных рабочих и в самом деле было немногим больше, чем свободных мастеров.
Но Куруфинвэ "умничанья" не заметил, занятый возмущённым расхаживанием по кабинету.
- А вообще мог бы и сам вспомнить, чему учился! В Форменосе попробовал бы он сказать, что не знает, как башню переложить!
Предложение так ему и написать Тьелпэ не стал озвучивать. Других решений в голову тоже толком не приходило, но он всё-таки решил предложить наименее неудачное:
- Можно выписать Росселе и взять понемногу рабочих из других мест. Но они долго будут все вместе собираться.
- Поставь хоть дозор в овраг постоянный!
- Хорошо, я передам Малторнэ, - кивнул Тьелпэ, посчитав это разрешением отправить строителей к Химрингу, и поспешил сменить тему. - А куда ты хочешь слать разведку?
- Спроси лучше, куда не хочу, - буркнул Куруфинвэ. - У нас непростительно мало информации для планирования штурма. Внешняя стена ещё как-то изучена, а после второй линии - вообще ничего!
- Для этого, скорей, пленных спрашивать нужно, а не разведчиков.
- Пленных! Они право-лево не различают. Что уж про высоту стен или длину коридоров спрашивать!
- А разведчики? Кого ты весной отправлял. Они ещё не вернулись?
- Вернутся к осени. Может быть, при удаче, осмотрят ущелье-другое, - хмыкнул. - В год по два ущелья, и ещё через четыреста лет у нас будет полная информация о состоянии рельефа вокруг Ангамандо четыреста лет назад.
Тьелпэ помолчал.
- Может, всё-таки есть смысл отправлять эдайн? Или хотя бы делать смешанные отряды. На границе они, как я понимаю, неплохо справляются.
- Эдайн? Они буквы не могут запомнить месяцами. Сколько у них времени уйдёт на то, чтобы научиться чертить карты? Хотя бы отдалённо правдоподобные?
- В первом приближении они их рисуют, - с сомнением сказал Тьелпэ, вспомнив карту шахты. - Но я потому и предлагаю делать смешанные отряды. Своих разведчиков у нас вряд ли прибавится в обозримом будущем. А так - лучше чем ничего.
Куруфинвэ шумно выдохнул, остановился у окна, глядя, как по склонам Химринга ползёт облако, раздумывая, перемахнуть через прореху перевала или остаться на этой стороне. Если опять перевал накроет, обоз к укреплениям снова не уедет, а Тинто ещё вчера переживал, сколько остаётся припасов у дозоров и не начнут ли они проедать осадные запасы.
- Надо обдумать эту идею, – неожиданно спокойно сказал Куруфинвэ. Видимо, уже приступив к обдумыванию. – Какую-то информацию смогут собрать и эдайн. И даже если какой-то отряд не вернётся, мы хотя бы будем знать, где стоят орочьи разъезды.
- А младшие дома ничего нового не разведывали? – спросил Тьелпэ.
- Да какие... – Куруфинвэ опять начал злиться, но оборвал сам себя. Махнул рукой. - Я от Майтимо не могу ничего добиться, чего уж про младших говорить!
Тут он немного преувеличил. Возиться с пленными младшие дома действительно не любили, но иногда всё же присылали какую-то информацию – и от пленных, и от разведчиков. Другое дело, что толку от этой информации было чуть. Часть Куруфинвэ и так уже знал, часть больше запутывала дело, чем проясняла. Может, у младших домов макетов не было, так что сложней согласовывать донесения. А может, орочьим отрядам, сталкивающимся с разными домами, специально давали разную информацию, чтобы запутать нолдор, если кто-то из этих отрядов попадёт в плен.
Пока Куруфинвэ объяснял, что он думает о младших домах и их методах разведки, за дверью что-то брякнуло, послышались неубедительные увещевания Нинкветинко, и в комнате возник Турко, в походной одежде, пахнущий дождём и смятой травой. Покивал приветственно, послушал, как Куруфинвэ продолжает свою тираду, и уложил пару полосок сушёного мяса перед воротами игрушечного замка.
- Что ты делаешь? – опешил Куруфинвэ, перебив себя на полуслове и от неожиданности даже не подумав убрать "подарок" из своего макета. Турко жизнерадостно отмахнулся:
- Со своей стратегией ты опять забываешь один фактор.
Куруфинвэ нахмурился, откидываясь на спинку кресла, но подыграл:
- Просвети же меня.
- Вот этот, - охотно просветил Турко, высаживая в центр "Ангамандо" крысу. Некрупную, испуганно припавшую к столу, быстро-быстро шевеля носом и усами. Ткнул пальцем в мясо: - Смотри, это штурмующий отряд.
Снова опешивший Куруфинвэ уставился на "отряд", на крысу, метнувшуюся в одну сторону, потом в другую. Приманку она, наверное, чуяла, но чуяла и много других запахов, непонятных и опасных, и метнулась не к еде, а в укрытие: в ворота главной цитадели.
- Это что такое?! – оправился от изумления Куруфинвэ.
Крыса высунула усы из ворот, метнулась к приманке и так же молниеносно скрылась обратно.
- Не узнаёшь? – Турко довольно улыбался, заговорщицки переглядываясь с маячащим в двери Малторнэ, по не менее довольному лицу которого было очевидно, что эту демонстрацию они планировали вместе. – Гребня и крыльев у неё нет, конечно, да и огнём дышать плохо умеет...
О драконах они знали уже века полтора: с тех пор, как первый из них выполз из Ангамандо, перебил целый табун лошадей, пасшийся на равнине, и попытался повторить тот же фокус с младшими домами, но обломал зубы об Эред-Ветрин и Финдекано.
- Я же тебе передавал, - продолжал Турко, - орки рассказывают, их там уже целый выводок. Врут, что летать учатся.
- И что? – недовольно нахмурился Куруфинвэ. Зыркнул в сторону Малторнэ, но тот уже отвлёкся на что-то снаружи и прикрыл дверь. - Словами не мог сказать? Как ее доставать оттуда?
- Вот! - Турко со значением воздел палец к потолку. - Очень хороший вопрос! Хотя полезней подумать, как бы их оттуда не выпускать.
- Нам вообще-то внутрь нужно!
- А я не знаю повадок их драконов. Может, они тоже не любят наружу выходить, как крысы. И проще их заманить глубже внутрь, чем выманить. Нам же не надо их всех перебить, нам важней пройти в самое логово. А со всякой нечистью потом можно разобраться, когда разберёмся с её хозяином.
- Я уверен, Моринготто ими как-то управляет. Иначе зачем они ему?
- Как-то. Орками он тоже "как-то" управляет. Но при встрече с ними не похоже что ими управляют хотя бы их же головы. Нам надо больше узнать об этих проклятых ящерицах! – Турко потыкал в крысу. - А ты строишь планы так, как будто их вовсе нет. А я ещё раз повторю: они летать умеют.
- Ну так узнай! – отмахнулся Куруфинвэ, прислушиваясь к крысе, жующей где-то в недрах макета не то сушёное мясо, не то фундамент. - Неделю уже дальше перевала не выходишь. И тем более, чего мы ждём? Чтобы их стало так же много, как орков?
- Ну нет, если не врут, размножаются эти твари куда медленней орков.
- Ну хоть что-то.
- Если ты ещё сто лет будешь сидеть тут и планировать, то размножиться они всё равно успеют.
- Я буду сидеть?! - Куруфинвэ вскочил, с хлопком опираясь ладонями на стол. - Да я только и делаю, что пишу про это всем подряд! Но такое впечатление, что никому, кроме нас, это и не нужно уже!
- Так ты предложи Майтимо такой план, чтоб он одобрил!
- Я ему уже сколько разных предлагал! А он все ждет разрешения от дяди! Которому, похоже, плевать и на Моринготто, и...
Тьелпэ в разговор не встревал. О причинах безделья Турко знал не хуже отца, и тоже злился, а это веселей делать в компании, чем молча. Так что он просто ждал, пока старшие наругаются, и рассматривал макет, рассеянно думая, почему эти горы назвали Железными. Если из-за количества железных руд, то это на руку Моринготто, не нужно издалека возить. И ещё подумалось, что они должны быть тогда рыжими вблизи. Спросить, что ли, Амбаруссар при встрече? А вот это ошибка картографа или в самом деле такой грабен глубокий в странном месте?..
- Извините, что мешаю приятной беседе. – Дверь без стука приоткрылась, и в проёме возникла голова Малторнэ.
- Чего тебе? – огрызнулся Куруфин, переставая ругаться.
- Ну, они приехали.
Куруфинвэ озадаченно нахмурился.
- Да, я чего зашёл-то, - спохватился Турко. – Ты спрашивал, нельзя ли оставить Ангамандо без воды – вот, разведчики как раз поймали несколько орков, можешь с ними поговорить. Хотя вряд ли что-то полезное узнаешь, они сразу сказали, что воды там хоть залейся. Хочешь выяснить подробности?
- Хм. – Куруфинвэ вдруг задумчиво обернулся к макету. – Залейся, говоришь? Надо изучать реки наверху. Вот тут. - Он ткнул пальцем в место схождения двух пиков почти над центральными воротами Ангамандо. - Сначала засылать разведку, а через год – мастеров, которые всё подготовят в верховьях. И к началу лета, когда половодье, – готовить штурм.
- О да, - ухмыльнулся Турко. – Даже если перенаправить реки в принципе возможно. Я так и вижу, как вся наша драгоценная родня в едином порыве поднимается на штурм. И заодно прихватывают с собой Тингола и лаиквенди. Особенно учитывая, что успех обеспечивают разведчики первого дома, которые ушли год назад и с тех пор с ними связи нет. И весь этот год они сидели на крыше у врага. И что если с ними что-то за этот год случилось, то весь штурм закончится очень-очень быстро.
- Тебе смешно?! – возмутился Куруфинвэ, резко оборачиваясь и хлопая по столу ладонями. – Ты доволен, что все _союзнички_ сидят по своим углам и мхом обрастают, а мы с них берём пример? Я один помню о клятве?!
- Нет, что ты, ничуть не смешно, - неубедительно заверил его Турко, широко улыбаясь. Сменил улыбку на участливую. – Я наоборот предлагаю тебе начать с простого: уговорить Нэльо.
- Нэльо… - начал было Куруфинвэ, но оборвал сам себя. – Напишу ему десятое письмо, уговорил. С новым планом. Посмотрим, какие у него в этот раз будут причины мне отказать.
- То есть, слушать орков ты не пойдёшь? – ничуть не смутился Турко. Брат метнул в него испепеляющий взгляд, но тот только заулыбался шире.
- Ну идём, - буркнул Куруфинвэ, сдаваясь. - И забери свое животное.
Турко скис, посмотрел на животное- точнее, на макет, из которого его предстояло выколупывать, и тут же придумал:
- Тьелпэ, выкинь её куда-нибудь, ладно?
И вышел вслед за братом.

На лестнице к Куруфинвэ тут же кинулся сидевший на ступеньках человек.
- Лорд!
- Что? – Замедлять шаг Куруфинвэ, конечно, не стал, но человек торопливо пристроился рядом, сунул ему под нос какие-то бумажки с каракулями, отдалённо напоминающими буквы.
- Вот, я доделал. Можно будет обсудить ещё до занятия?
- Что ты доделал? – Куруфинвэ всё-таки остановился на мгновение, пробежал глазами неровные строчки и отпихнул руку, рассыпав часть листков. - Какое занятие? Кто тебя вообще сюда пустил?
- Я... – Человек аж открыл рот, глядя изумлённо, и забормотал, так же неровно, как и писал. - Ты же мне вчера говорил переделать рассказ про шахту…
- Я? Тебе? Да что ты можешь мне рассказать? – Куруфинвэ заметил догоняющего Нинкветинко, раздражённо махнул ему рукой на человека: - Разберись, что ему надо, - и пошёл за успевшим таки обогнать их обоих Тьелкормо.
Человек так и остался стоять, изумлённо глядя ему вслед и даже не пытаясь подобрать рассыпанные листки. Их поднял Нинкветинко, подходя. Протянул человеку обратно:
- Тебя как зовут?
- А?.. – Человек вздрогнул, обернулся растерянно. – Хейлан.
- А что ты хотел от лорда? Он тебя, кажется, не знает.
- Это как так не знает? Он меня учит и сам же сказал занести, как будет готово...
- Так и занеси. Лорд Келебримбор, верно? Он ещё в кабинете, скоро выйдет. А его отец другими делами занят.
- Я и... – Человек широко распахнул глаза, начиная понимать. - Это его отец был?
- Да, конечно. Ты разве не знаешь, что лорд Куруфин отец лорда Келебримбора? – терпеливо уточнил Нинкветинко.
- Нет... То есть, да... Знаю, конечно, просто... – Человек как-то вдруг порозовел, выхватил бумажки, смяв посредине. И уже собирался метнуться вниз по лестнице, когда дверь снова открылась, выпуская Тьелпэ с шуршащим бумажным пакетом в руках.
- О, а вот и лорд Келебримбор. – Нинкветинко кивнул ему на человека вопросительно. - Этот человек тебя искал.
- Да, спасибо. Выпусти её, пожалуйста. – Он вручил пакет Нинкветинко и обернулся ко всё ещё красному Хейлану. - Ты уже закончил или возникли вопросы?


***
На следующей неделе Хейлан снова сидел за пивом с дозорными. Кетиль оказался превосходным рассказчиком, а иногда, если остальные гости пивной достаточно старательно его упрашивали, принимался нараспев говорить про великих героев и богов, за неимением инструмента помогая себе барабанной дробью ладоней об стол. Песен он знал великое множество, и про поход с востока, и про всякие сражения, и про эльфийскую волшебную землю далеко за морем, где на золотом и серебряном деревьях выросли солнце и луна. И про огромного орла, хлопающего крыльями на краю неба, отчего возникает ветер. Эльфы говорят, орлами и ветром управляет Манвэ, их старший бог, пояснил Кетиль, закончив песню. Но сам он больше любил рассказывать песни о битвах, а не об орлах и волшебных землях: как в Таргелионе люди Халет сражались бок о бок с эльфами, или как из Ангбанда однажды выполз крылатый огненный змей. В другой раз его попросили спеть об одноруком Маэдросе, старшем брате здешних лордов, и Хейлан слушал, раскрыв рот, как тот четверть века висел на горе и всё равно не подчинился врагу, пока этот же хитлумский Фингон с волшебной арфой и волшебным орлом его не спас, а король с тех пор потерял руку, но обрёл великую мудрость.
Про эту песню Хейлан даже спросил как-то Гвельвилоса, улучив момент (после злополучной бани его он стеснялся меньше, чем Калайнис). Про плен и помощь Фингона мастер подтвердил, но, расспросив поточней о песне, неопределённо хмыкнул и спросил, правда ли люди считают, что можно выжить, провисев на одной руке не то что двадцать лет, а хотя бы двадцать дней.
Спрашивал он, кажется, без подначки, но опять с такой участливой улыбкой, что Хейлан буркнул что-то невразумительное и других вопросов не задавал.
С людьми общаться было куда проще, чем с эльфами, хотя и стражи тоже бессовестно над ним потешались то и дело. Например, когда он жаловался, что все буквы выучил, а надписи в городе всё равно через одну прочитать не может. На что те, отсмеявшись и переведя дух объяснили, что половина надписей тут на квенья, а не на синдарине, они и должны быть непонятными.
Но с ними было не так обидно, да и глупости он говорил чем дальше, тем реже. Только вот несколько дней назад опрометчиво упомянул свой бестолковый разговор с лордом Куруфином, вызвав у приятелей бурю веселья. Тогда Хейлан успел сбежать, а сегодня сперва понадеялся, что эту историю уже не вспомнят, отвлёкшись на песни, а там и вовсе расслабился. Пока Берси после песен не повернулся к нему с широкой ухмылкой:
- Расскажи хоть, как тебе удалось перепутать-то.
- По рожам не различаешь – смотри на выражение, - доверительно сообщил Кетиль, двигая миску с колбасками на середину стола. Берси благодарно угумкнул, хватая одну. - По Куруфину обычно сразу видно, что к нему лучше без острой нужды не соваться.
- А к младшему, значит, можно? – хмыкнул Хейлан. Колбаски издевательски пахли мясом, но он держался.
- Нет, по младшему, значит, хуже видно.
Кетиль заразительно рассмеялся своей же шутке. Хейлан тоже улыбнулся: это да, душа нараспашку, поди пойми, что у него на уме.
- Да мы с младшим и не видимся, считай, - сказал Берси. - А средний к нам на границу приезжал пару раз с проверкой – злющий!
- Средний? – растерялся Хейлан.
- Ну, Куруфин, - пояснил Берси. - Сперва нам сказали, что обороной занимается старший лорд, Келегорм. Но они то вместе наезжают, то по очереди, не понять.
- А-а... – понимающе протянул парень, думая о другом. Его больше заботило, как бы так уйти незаметно, ничего не покупая и не признаваясь, что денег нет.
- Слухи ходят, - продолжил Кетиль, - что они ещё в Хитлум, ихнему главному королю какие-то письма шлют, чтобы, значит, ближе к Ангбанду подбираться. Но тут я точней сам не знаю.
- Если прикажут подбираться, мы узнаем, - успокоил его Берси.
- Ну, с их терпением это ещё когда-а будет, - досадливо махнул рукой Кетиль. - Мы и состариться успеем, пока они планировать завершат.
- Они хотят идти в поход на север?
- Вроде как, - кивнул Кетиль. - Но хотят они уже лет триста, как я слышал, и север никуда не девается.
- Кажется, ихние лорды между собой договориться не могут, – поддержал его второй страж. - Пора выступать в поход, не пора, достаточно сил собрали, не достаточно... Они ж за этим сюда пришли. Откуда там... – он покрутил рукой в воздухе.
- А теперь хотят, чтобы мы им помогли в этом?
- Вроде как, - повторил Кетиль. - Но на деле пока помогать нужно только в охране границы.
- Да ты пей, ещё закажем. – Берси напомнил Хейлану о более приземлённых вещах. - Или без закуси не идёт?
- А платить за меня вы будете? – не выдержал тот. - Я тут учусь, мне за это деньги не платят!
Оба отвлеклись от пива удивлённо, Кетиль фыркнул.
- Тише, тише, - заулыбался Берси, вытирая намокший левый ус.
- Вечно, конечно, не будем, - сказал Кетиль. - Но разок могу и заплатить, у меня есть лишние. Вернёшь, когда сможешь.
- Спасибо, я уж лучше потерплю, - буркнул Хейлан. В Синих Камнях, в отличие от сёл вокруг, деньги водились. Хотя бы потому, что горняки сами держали только скотину и огороды, за редким исключением, а прочее обычно покупали у соседей. Но тот узелок с монетами, который собрали ему в город родные, уже почти опустел – во многом как раз благодаря пиву с новыми знакомыми.
- Да брось, заработать тут несложно. Хоть, вон, в работники к кому попросись, - предложил Берси. - Если работа простая, то могут и взять.
- Да это-то не можно. Времени нет только. Мне же нужно на равных с их мастерами учиться. А они знаешь, по сколько лет в шахтах работают...
- Тю, - отмахнулся от них обоих Кетиль. - Тоже мне, "заработать". Такие деньги можно и проще получить. Крутку, вон, продай, - неожиданно предложил он Хейлану. - То же и выйдет.
- Это как так? – опешил парень. - Кому продать?
- Да хоть кому. На рынке или так, поспрашивай, не нужна ли. Тебе ж её тут выдали? – Кетиль оценивающе прищурился. - Новая, вроде.
- Ну, тут... – Хейлан немного отодвинулся по лавке от этого прищура и ковырнул ногтем грязное пятнышко на рукаве. Пятнышко не сковырнулось, но размазалось. – Наверное ж, обратно заберут, когда уезжать буду.
- Как же, заберут, - ухмыльнулся Берси. - И донашивать будут.
- Ты не носи её, - заботливо посоветовал Кетиль, - в изголовье спрячь, а то вдруг запачкаешь или ещё что. Как возвращать будешь?
- Да ну вас совсем! Можно подумать, вот так просто дарят подарки всем подряд.
Оба хитро заулыбались.
- Вот так просто и дарят, - подтвердил Кетиль. - И оружие, и одежду. Обувку там, если тебе нож не нужен.
- Ну, тебе-то оружие не дадут, - небрежно добавил Берси. - Одёжку, может. Не знаю уж, что тебе обещали, кроме учёбы.
Одежду Хейлану действительно дали, не спросив денег, но он и не подумал, что можно просить ещё. Он и это до конца учёбы сносить не успеет – особенно, если беречь и надевать пореже. Да эльфы и сами знают, сколько их одёжки могут служить. Не говоря уж про ножи.
- И что, не спросят, куда старое делось? – Хейлан недоверчиво мазнул пальцами по светлой полированной рукоятке.
- Может, и спросят, - кивнул Кетиль. – Ну так скажешь, что сапоги сносились, нож зазубрился или потерялся. С доспехом только не выйдет, их даже испорченные нужно назад отдавать, в починку.
- И они вот так запросто поверят и выдадут новые? – наморщил лоб Хейлан, недоверчиво разглядывая приятелей. Те рассмеялись так заливисто, что на мгновение он окончательно убедился, что его дурачат.
- Да ты сам глянь, какое у меня лицо честное, - предложил Берси, выставляя это лицо под лучи из окна, так что усы вокруг улыбки блеснули рыжиной. – Чего бы не поверить?
- А что не так-то? – сказал Кетиль. - Ты к ним на службу пошёл - они тебя одевают и кормят, как же иначе?
- Ну, я не на службу, - уже менее убежденно отозвался Хейлан, с новым интересом разглядывая куртку. Надел он её больше для красоты: дни стояли солнечные, в рубашке не замёрзнешь, даже когда с горы тянет холодным ветром. А к осени, глядишь, он уже домой вернётся.
- Да чего ты его уговариваешь? – фыркнул Берси, заметив его сомнения. - Работать ему некогда, торговать он не хочет... Да пусть так и ест пустую кашу каждый день.
- Я не уговариваю, - усмехнулся Кетиль. – Мне-то что. Пиво я и сам допить могу. – Он демонстративно потянулся к кружке Хейлана, тот обиженно посопел, но решительно подгрёб кружку к себе.
- Нет уж. Кому продать-то можно?
- Да мало ли, - крутанул ус Берси. - Говорю ж, можно поспрашивать на рынке, может, кто из торговцев возьмёт...
- А я бы и сам взял, пожалуй. – Зубасто улыбнулся Кетиль. - В счёт пива. Ну и сверху отсыплю чуток.
- Смотря какой чуток, - хмыкнул Хейлан.
Приятели снова расхохотались.
- Вот, сразу на человека стал похож, - одобрительно объявил Берси.
- Возьми мне ещё кружку и вот того мяса вяленого.
- По рукам, - усмехнулся Кетиль и тут же грохнул пустой кружкой об стол, подзывая хозяев.
Кроме пива и мяса Хейлану досталась ещё и щепотка мелкого серебра: Кетиль решил не скупиться. Разговор тем временем свернул в другую сторону: Берси рассказывал о торговом поезде, который отправлялся из города на следующей неделе, и оба стража принялись обсуждать, каких гостинцев набрать и с кем из обозников договариваться о передаче.
- А ты как, - спросил у Хейлана Кетиль, - будешь что своим посылать? Соль там, нож, ткань хорошую на одежду...
На это Хейлан сперва подумал, что да, хорошо бы, а потом – что у него всего одна куртка. Была.
- Угу, поглядим, - мрачно кивнул он.
- Гляди, - заулыбался Кетиль. – Наглядишься – айда с нами на рынок. И выбрать поможем, и присмотрим, чтоб не облапошил никто.
- Да уж, вы сами кого угодно... – пробурчал Хейлан, прячась в новую кружку.
Они снова рассмеялись. Кетиль звонко хлопнул его по плечу:
- Не боись, освоишься ещё.
Хейлан от хлопка поперхнулся и закашлялся, вызвав новый взрыв веселья и получив в порядке извинения толстый кусок хлеба с сыром.
Домой он шёл уже после заката – без куртки, – задумчиво трогая сквозь ткань спрятанные в пояс монеты. На что-то дорогое их, конечно, не хватило бы, но на гостинцы родным – вполне. Родителям, бусы сестре, Геби что-нибудь... Надо и в самом деле сходить на рынок, осмотреться.
Примечания:
С понедельниками у нас тоже как-то не складывается. Извините за задержку :>

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.