Взгляд с обочины 3. Аглон +26

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион», Толкин Джон Р.Р. «Арда и Средиземье», Толкин Дж. Р. Р. «Неоконченные сказания Нуменора и Средиземья», Толкин Джон Рональд Руэл «История Средиземья» (кроссовер)

Основные персонажи:
Келебримбор (Тьелперинквар), Куруфин (Куруфинвэ, Атаринкэ)
Пэйринг:
Куруфин, Келебримбор, ОМП, первый дом и соседи
Рейтинг:
G
Жанры:
Ангст, Юмор, Драма, Фэнтези, Экшн (action), Психология, Повседневность, Дружба, Пропущенная сцена
Предупреждения:
ОМП, ОЖП, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Макси, написано 254 страницы, 17 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«За дружбу!» от Gala_Bel
Описание:
Производственный роман об отцах и детях, или Хотели как лучше, а получилось как всегда || Третья книга, в которой Ангбанд осаждён, появляются гномы и люди, а первый дом строит много планов и ещё больше проваливает

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Первая книга: https://ficbook.net/readfic/3596634
Вторая книга: https://ficbook.net/readfic/4050988

Третья книга охватывает весь Долгий мир и из-за объёма делится на отдельные части, разнесённые во времени. В 3.2 появляются гномы, в 3.3 - люди.


ПРОДОЛЖЕНИЕ стараемся выкладывать по понедельникам

3.3 АГЛОН (14) Культурный шок, стеклопакеты и банные традиции

6 июня 2017, 02:45
***
Несколько дней спустя, когда Тьелпэ убедился, что план учёбы себя оправдывает, чтением с человеком занимается Калайнис, а остальные срочные дела уже удалось решить, ему наконец-то удалось уйти в мастерскую на весь день и заняться зеркалами. Плоские и чистые зеркала, подсмотренные когда-то у наугрим, они давно уже научились делать и сами, но теперь Тьелпэ интересно было, насколько можно уменьшить слой серебра на стекле, не теряя яркости. По расчётам выходило, что отражающий слой может быть совсем тонким – тоньше, чем у него пока получалось. Он с переменным успехом пробовал разные металлы, пробовал лить стекло на металлическую фольгу и расплавленный металл на стекло, но пока что раз за разом получалось хуже, чем он надеялся.
- Ну, чего тут у тебя? – жизнерадостно послышалось от раскрытой двери.
Тьелпэ сперва недовольно поднял голову: что за день такой, постоянно отвлекают! Закончишь тут. Но на этот раз в дверях стоял Тинто с ящиком, и он сразу поменял своё мнение:
- Это реактивы? Как раз вовремя.
Подойдя по его жесту, Тинто с облегчением брякнул ящик на стол. Ноша была не то чтобы сильно тяжёлая, но неудобная, и острые края неудобно врезались в руки.
- Да, вроде ты это просил, - кивнул он, потирая красную вдавленную полоску поперёк пальцев. - Ну и в любом случае, другого ничего нет. И так пришлось взять из запасов, а пополнение будет, только когда Кветимо приведёт обоз. В общем, новых я не смогу достать, имей в виду.
- Ничего, на первое время хватит. У меня всё равно не так много времени на опыты.
Тьелпэ с сожалением покосился на гудящий горн, а потом на полку над столом, где в миске стояла зажжённая свеча с воткнутым в неё гвоздиком, готовым упасть, когда до него дойдёт пламя. Огоньку оставалось ещё два деления.
Тинто только хмыкнул: учитывая, сколько времени – и серебра – ушло за последние месяцы, экономия даже при успехе выйдет сомнительная. Но обсудить Тинто хотел не это.
- А ты уже решил, кого в Синие Камни отправлять? – спросил он, усаживаясь на край стола. С креслами в мастерской было негусто.
Тьелпэ покачал головой:
- Кого-то надо, но в городе пока нет свободных мастеров. Вот как Суриэле и Тиннен с отрядом Кветимо вернутся, можно кого-то из них попросить.
В голосе слышалось сомнение: только-только вернувшиеся в город мастера захотят отдохнуть хоть немного, а не уезжать сразу на другое задание. Не говоря уж про отчёты. К счастью, у него было встречное предложение:
- Да просто я тут Ферниона видел. И он спрашивал как раз, не нужны ли где-то лишние руки.
- Он ещё в городе? – удивился Тьелпэ.
- Ну зря приехал что ли? Раз учиться не получилось...
- От учёбы он сам отказался.
- Это ты так решил, - сказал Тинто и тут же схлопотал знакомый озадаченный взгляд. Для разнообразия, взглядом Тьелпэ не ограничился:
- Он же сразу сказал, что не будет у меня учиться, - напомнил он, решив, видимо, что скучавшему у входа в беседку Тинто было плохо слышно тот разговор.
- Он сказал, что не этого ждал.
- Да. - Озадаченный взгляд не изменился. – И что учиться у меня он не хочет и не видит смысла оставаться.
- Пфф, ты прям всё воспринимаешь буквально, да? – Тинто оборвал себя и фыркнул, не дожидаясь ответа: - Ну да, чего я спрашиваю. В общем, он не это имел в виду.
- А что?
- Как бы так объяснить, чтобы ты понял... - В ответ на это смелое заявление Тьелпэ поднял брови, но улыбался, и Тинто только отмахнулся, не сомневаясь, что его поняли правильно. - Ну, он был недоволен и хотел обратить на это внимание. Донести, как он возмущен. И чтобы его уговорили и показали, что сделают всё возможное для исправления ситуации. Как-то так.
- Ты прав, - хмыкнул Тьелпэ, - если бы я это всё понял, то точно сам решил бы его прогнать. – И задумался, начиная сомневаться, стоит ли отправлять такую тонкую натуру к эдайн. Хотя с техникой безопасности у Ферниона, кажется, всегда было хорошо. - Как думаешь, от эдайн он будет требовать всего возможного для исправления ситуации? Или только извинений и уговоров?
- Вряд ли, - улыбнулся Тинто, щупая сползшую заколку и пытаясь вернуть её на положенное место. - Там он будет наоборот ощущать свою незамени... - Заколка щёлкнула и расстегнулась, выскальзывая из-под руки и змейкой стекла по волосам на пол. Тинто нырнул следом. - Незаменимость, - закончил он, возвращаясь из-под стола.
Тьелпэ покачал головой:
- Это замечательно, но неплохо бы ещё и работать. – Он задумался ненадолго, глядя, как Тинто пытается вернуть заколку на место. - Ладно, выбирать пока не из кого, а ждать не хочется. Поговоришь с ним? А то я опять неправильно пойму.
- Поговорю, - рассеянно кивнул Тинто, отчаявшись исправить причёску вслепую и пытаясь искоса заглянуть в одно из крошечных зеркал. - Обратно на учебу ты его брать все равно не будешь, как я понимаю.
- Обратно? – от этого предложения Тьелпэ опешил ещё сильней. - Если бы он попросился обратно, я бы ещё подумал. Может быть.
- Ну понятно. Ладно, скажу ему про людей... – Тинто снова замолк, продолжая возиться с заколкой, но только окончательно разлохматив косичку под ней.
- Дай сюда, - не выдержал Тьелпэ, вставая. – А то ты до вечера провозишься.
Но, завладев заколкой, прицепил её не на место, а к поясу, взявшись для начала переплетать растрёпанную косичку.
- Но, наверное, нужно будет как-то это официально назначить, нет? – вернулся к обсуждению Тинто.
- Я потому и прошу тебя, а не, скажем, Халиона. Или ты предлагаешь Нинкветинко попросить, чтобы не от моего имени?
- Да, так будет лучше, - кивнул Тинто, забывшись, и тут же осознал свою ошибку. Выпустить косичку Тьелпэ не успел. - Это для него почетнее.
- Знаешь, нет, - решительно сказал Тьелпэ, подумав. - Отчитываться всё равно нужно будет передо мной. Если его это не устраивает, пусть уезжает. Или идёт охранять границу, если так уж хочет работать именно с отцом.
Что техническими вопросами занимается Тьелперинкваро, а не Куруфинвэ, ни для кого тайной не было, и Ферниону вполне могли и так уже сказать об этом – особенно, если он спрашивал про работу.
- Ему можно передать приказ отчитываться перед тобой, - предложил Тинто.
Тьелпэ опять ненадолго задумался, держащие косичку пальцы остановились. Нет, глупая мысль. Объяснять ещё отцу, почему приказы отдаёшь от его имени, а не от своего. Предупреждать ещё, что Фернион может явиться к нему с вопросами, чего доброго. Ради того, чтобы поберечь чьё-то больное самолюбие?
- Я могу сам с ним поговорить, если ты не хочешь, - заключил Тьелпэ, окончательно утвердившись во мнении, что если самолюбие Ферниону важнее работы, то пусть забирает его с собой из Аглона обратно за восток.
- Да нет, я не к тому. – Тинто, кажется, хотел ещё что-то сказать, но отмахнулся. - Забудь, я все сделаю. Занимайся своими зеркалами. Как там успехи?
- Не очень. Попробую ещё один сплав, - Тьелпэ кивнул на тихо гудящий горн, хотя видеть его друг не мог, - и сделаю паузу. Мне кажется, нужно какой-то другой подход искать. – И коварно добавил: - Можешь поучаствовать, если не сильно занят.
Фыркнувший Тинто заверил, что страшно, беспросветно занят, выслушал обвинение в том, что как кхуздул разгадывать – так время находится; пожаловался, что кхуздул как раз не разгадывает никто в последнее время, Куруфинвэ сам слишком занят. И тут же об этом пожалел, потому что Тьелпэ перестал улыбаться: ему тоже давно не доводилось поработать с отцом, и его это, в отличие от Тинто, и правда огорчало.
Перевести тему ему помешал стук в дверь – открытую. В проёме застыл Хейлан, с таким удивлённым видом, что Тинто даже оглянулся, убеждаясь, что позади них ничего страшного не происходит. Но в мастерской было тихо, полки с инструментом не выбросили веток, валарауко из горна не выскочил.
- Здравствуй, - кивнул человеку Тьелпэ, укладывая косичку на положенное место и перещёлкивая туда же заколку с пояса. – Проходи, я сейчас закончу опыт и поговорим.

*
Хейлан вошёл, неуверенно оглядываясь и возвращаясь мыслями от чужих странностей к своим бедам. Переживать он начал ещё на прошлом занятии, когда лорд Келебримбор велел ему зайти сегодня к нему в мастерскую, чтобы что-то обговорить. А сегодня он самым глупым образом заблудился в огромном незнакомом городе – Калайнис говорит, здесь не меньше трёх тысяч жителей, - и назначенный полдень давно прошёл. Если его хотят гнать поганой метлой, то самое время. Впрочем, непохоже было, чтобы его заждались. Несмотря на раскрытые окна в мастерской было жарко от горящего горна, по столу разложены инструменты – большей частью ничем не похожие на знакомые кузнечные.
- Вот, с Хейланом можешь обсудить зеркала, - щедро предложил Тинтэль, улыбаясь ему и вставая. – А я пойду Ферниона ловить. Я тебе вечером тогда скажу, что он ответит.
Лорд кивнул, и обернулся уже к Хейлану:
- А ты в зеркалах разбираешься?
- Так... – неопределённо пожал плечами парень. На столе действительно лежала россыпь зеркалец, но слишком маленьких, чтобы от них был толк. Проще уж в нож смотреться. И... – А зачем на них стекло? Чтобы серебра меньше тратить, что ли? – Он даже недоверчиво пошевелил ближайшее зеркальце пальцем. Нет, в самом деле стекло. Оно здесь, похоже, совсем дешёвое, раз даже в сараях забирают им окна, его можно не беречь. Но неужто эльфийских сказочных богатств не хватает на такую маленькую вещь, как зеркало?
- Да, я хочу сделать слой металла как можно тоньше, - легко признал лорд. И неожиданно заинтересовался: - А вы делаете зеркала?
- Делаем! - с вызовом объявил Хейлан. – Только мы металла не жалеем, и целиком из серебра делаем, а то и из золота.
Это была чистая правда, хотя о золотых зеркалах Хейлан знал только понаслышке: в Синих Камнях они были всё больше оловянные и бронзовые, да одно серебряное у жены Гаудина. В бронзовых лицо казалось загорелым, даже зимой, но если хорошо отполировать, разглядеть можно всё, до последнего волоска.
- Полированные? – уточнил лорд и, когда Хейлан кивнул, разом потерял интерес, не став ни хвалить человеческое изобилие, ни уверять, что и люди когда-нибудь чему-нибудь научатся.
Немного разочарованный парень хотел было уже спросить, зачем его позвали, но тут с полки над столом раздался звон, будто от бубенца, и Хейлан обернулся с раскрытым ртом уже туда. Лорд, даже не взглянув в ту сторону, отправился к горну и остановился там, будто прислушиваясь. Хейлан же, поколебавшись, решил проверить, что упало. Но полка пустовала, не считая бронзовой чаши с валяющимся на дне гвоздём и догорающей свечой, полосатой, как пчелиное брюхо.
- Погасил? – окликнул его лорд. Хейлан удивлённо обернулся – лорд, по локоть спрятав одну руку в здоровую рукавицу с подпалинами, достал из горна небольшой черпак с чем-то красным и дымящимся и тащил его куда-то через комнату. Хейлан посторонился и, опомнившись, действительно погасил свечу, как просили. Лорд, впрочем, не проверял. Бросил только:
- Подожди, я сейчас закончу, - и принялся наливать своё густое варево в странную посудину, расчерченную на четыре гнёзда. В каждом гнезде лежало по небольшому стёклышку, вроде тех зеркал на столе. От встречи с варевом первое стёклышко зашипело, дымя, и лорд недовольно нахмурился. Каким-то скребком в свободной от черпака руке смахнул со стёклышка излишки металла и стал заливать следующее. На этот раз дыма почти не было, что понравилось лорду больше.
Залив все четыре гнезда, он убрал черпак к горну, снял рукавицы и вернулся к столу, и Хейлан неохотно оторвал взгляд от подёргивающегося плёнкой и стынущего металла.
- Интересно? – улыбнулся лорд. Хейлан кивнул.
- У вас таких не делают?
Хейлан помотал головой и неожиданно для себя признался:
- У нас стекла такого нет.
- Да, мы тоже не сразу нашли подходящий песок, - рассеянно кивнул лорд, придирчиво рассматривая свою работу. – И печи у вас другие. Вы их всегда на склонах ставите?
- Ну... – Хейлан замялся, оглядываясь на горн. Ему, наоборот, было интересно, как это у эльфов огонь не задыхается. – Нет, можно и без склона, если глубокий колодец сделать рядом.
- Колодец?
- Огонь рождается в глубокой воде, - объяснил Хейлан, гадая, смеётся над ним лорд или проверяет неуча. В кузнечном деле он и правда не понимал, но уж это-то каждый ребёнок знает! – Если сделать ему из горна окошко в колодец, он чует свои истоки и оттого делается сильней.
Лорд нахмурился было, но сразу заулыбался. Подобрал со стола тонкую серебристую палочку и протянул Хейлану, подвинув и так уже исчёрканный листок.
- Набросай.
Хейлан недоумённо покрутил палочку, но попытался, надеясь только, что держит её не вверх ногами. К его удивлению палочка оставляла на бумаге тонкие серые линии.
- Ясно, - довольно объявил лорд, разглядывая рисунок с печью и колодцем, поставленными бок о бок. Набросок был нужен ему, похоже, только в подтверждение догадки, потому что нарисовать, как это устроено внутри, Хейлан не догадался. – Действительно, тяга должна быть неплохая. – И продолжил, не дав Хейлану спросить, какой магией они кормят свои горны, чтобы без колодцев и не на склоне: - Тебя удобно разместили? Вопросы есть?
- Нет... – растерялся парень. – То есть, да, удобно. Всё хорошо.
Лорд задал ещё несколько вопросов про чтение, учёбу и обустройство, и удовлетворённо кивнул.
- Я хочу, чтобы ты рассказал про ваш обвал и его причины, как ты их понимаешь. До завтра ты вряд ли успеешь подготовиться, поэтому ориентируйся на следующее занятие.
- Но я же не знаю, почему. - Хейлан посмотрел на него недоверчиво. - Знал бы - сделал бы что-то до того, как обвалилось.
- Перед обвалом никак нельзя было понять, что что-то не так? Всё было как обычно?
- Ну... Не всё, конечно. Но поди ж знай, что там именно виновато. И другие шахты ж не обвалились. А дождь на них тоже лил.
- Я и хочу, чтобы ты подумал, почему обвалилась именно эта штольня, а не другие. – Отвернувшись, лорд пошуршал чем-то на одной из полок и протянул Хейлану желтоватый свиток. - Это план вашей шахты. Я внёс некоторые поправки по итогам осмотра, но приблизительно. Если заметишь неточности, исправляй. Если будут вопросы, можешь обращаться ко мне или к другим ученикам.
- Ты хочешь, чтобы я за четыре дня выяснил то, что мы все неделю понять не могли?
- Я хочу, чтобы ты попытался. Выяснять это всё равно нужно, как и принимать меры на будущее. И да, я собираюсь поручить это тебе. Не за четыре дня, но для описания ситуации в первом приближении этого хватит. Если не сможешь найти никаких закономерностей, просто перечисли факты.
- Все, что ли?
- Связанные с обвалом или хотя бы с шахтой на момент обвала и незадолго до него. И расскажи, что вы делали в момент обвала и сразу после него, какие меры принимали.
"Тебе ж уже рассказывали, - подумал Хейлан. – Чего ещё раз повторять?" Незнакомые слова он привычно пропустил мимо ушей. Хмуро спросил:
- А если я неправильно скажу?
- Ты ведь слышал, как докладывали другие. Кто-то рассказывает, остальные могут просто слушать, но чаще участвуют в обсуждении, особенно, если заметят какие-то неточности.
Хейлан кивнул, хотя совершенно не понял, как это связано с его вопросом. На первом чужом докладе он молчал, как рыба, страдая от своей глупости и от того, как она должна быть очевидна всем. Потом, правда, увлёкся и даже почти всё понял, хотя с началом обсуждения эльфы окончательно забыли говорить просто и коротко, жалея его. Ко второму разу он осмелел достаточно, чтобы заговорить сам. Они обсуждали неизвестный Хейлану карьер, где из какого-то сарая вечно исчезал какой-то инструмент. Когда Хейлан логично спросил, почему бы просто не повесить замок, остальные уставились на него, как на говорящую мышь, но потом оживились: в самом деле, здравая мысль, только лучше не замок повесить, а памятку у входа: что в сарае лежит и зачем это нужно, а то вдруг кто подумает, что это просто запасной инструмент...
Хейлан не стал им объяснять, что не совсем это имел в виду. И остаток обсуждения молчал.
А теперь, выходит, надо будет всё занятие говорить? От предвкушения позора аж зубы заломило. Посмеются да выгонят, небось. Непонятно, зачем вообще было тащить его сюда, только чтобы так быстро выгнать обратно, но кто этих эльфов разберёт, что они там себе думают. И что они считают причинами обвала. Ремисто ворчал, что у него колено ломило, как всегда к беде. Это считается?
Нет, нужно непременно найти кого-то, кто поможет подготовиться. Только кого?


***
Хейлан осторожно потянул за резную деревянную ручку – прозрачная створка и в самом деле послушно отворилась, впуская запах цветущих каштанов откуда-то и обработанных кож из седельной мастерской внизу. И, неожиданно, звуки. Парень вздрогнул и уставился за окно, только сейчас поняв, что до сих пор звуков оттуда не слышал. Прямо за окном была узкая деревянная галерея, опоясывавшая внешнюю стену крепости, как одно большое крыльцо со множеством лестниц для всех комнат второго этажа. Напротив, через дворик, стояли два высоких дома из нарядного белого и красного камня, а проулок между ними открывался в другой двор, побольше, с теми самыми цветущими каштанами с одного края.
Большей частью, как с извинениями объяснила ему Калайнис ещё в первый день, в стене размещались склады и мастерские, но часть комнат была и жилой, как та, где его поселили. "Тесновато, конечно, но город разросся больше, чем ожидали строители, так что места у нас не очень много". Хейлан кивал, не спеша признаваться, что в Синих Камнях отдельные спальни были только в самых богатых домах, а в прочих комнат было всего две: для скота и для людей. Да ещё сеновал, там спать даже приятней, особенно летом, просыпаясь под крики птиц и мычание из хлева.
Здесь птицы тоже пели, под галереей слышались неразборчивые голоса и смех, в мастерской что-то металлически щёлкало, в дальнем дворике процокали копыта.
Хейлан недоверчиво толкнул створку обратно – окно закрылось, оставив внутри немного запахов, но отрезав звуки. Открыл – звуки хлынули вновь.
Один из них - сзади: негромкое покашливание, от которого Хейлан снова вздрогнул и смущённо обернулся, оставив окно в покое. Сидевшая у крошечного столика Калайнис смотрела на него с весёлым изумлением, покачивая в пальцах острую палочку для чёрканья по восковой дощечке: так проще и удобней, чем портить бумагу. Неправильный знак и стереть можно.
- Хочешь позаниматься на улице? – предложила она, поняв, что смущённое молчание может затянуться. - Можно сесть где-то в парке, погода отличная.
Хейлан помотал головой, возвращаясь сесть рядом и делая вид, что внимательно разглядывает круглые завитки, выстроившиеся рядами на странице. Когда девушка попросила открыть окно, он сначала подумал, что неправильно понял, но переспросить её постеснялся. Ещё начнёт участливо спрашивать, есть ли у людей окна в домах. Как будто настоящее окошко – маленькое, чтобы не растерять тепло, а в самые морозы и вовсе закрытое ставней и заткнутое комом шерсти, - идёт в какое-то сравнение с этими прозрачными стенами. Как их открывать-то, если ставень у них нет? Не заметь он в прозрачной стене ручки, решил бы, что эльфийка над ним смеётся, ему бы и в голову не пришло, что стена может открываться целиком.
Ну ладно, половина стены.
К этому ещё можно было бы привыкнуть, если бы не стекло. Стекло Хейлан тоже знал: если нагреть песок, как руду, получится вязкая, как сосновая смола, жижа, из которой можно делать разные дорогие вещи. Но не такие же огромные плоские доски, больше похожие на озёрный лёд, чем на стекло! Стекло мутное, буроватое или зеленоватое, с разводами. И стоит столько, что дешевле, наверное, из хрусталя сделать.
Пожалуй, окна больше всего походили на хрустальные дворцы с золотыми воротами, которые Хейлан ждал здесь увидеть...
- Хейлан, ты меня слушаешь?
- А? – парень встрепенулся, возвращаясь в реальность, где Калайнис смотрела на него участливо и немного озабоченно. – Конечно, слушаю!
- Если ты устал, можно сделать перерыв, - заботливо предложила девушка, и Хейлан снова начал раздражаться. Носятся с ним все, как с младенцем, чуть какая оплошность – старательно прячут улыбки и кидаются утешать, будто боятся, что он разрыдается и убежит к мамке.
- Не устал, просто отвлёкся. Извини.
Калайнис взглянула на него с сомнением, но кивнула:
- Тогда смотри, одна буква осталась. Как она называется?
Хейлан обречённо уставился на загогулину, больше всего похожую на слипшиеся горошины, но честно постарался вспомнить:
- Мальта?
- Нет, не мальта, - тем же терпеливым и ласковым тоном возразила Калайнис. – Ты же помнишь: все губные пишутся с подчёркиванием.
Он помнил, да, только не понимал, что такое "губные". Какое слово ни говори, губами всегда шлёпать приходится, как тут понять, на каких звуках больше? Хейлан снова уставился в череду горошин. Горошины молчали, но Калайнис только что их всех заново представила. Одиночную хвостатую зовут "харма", вторую он опять забыл, пузатый горшок под крышкой – "ламбе". Мелкий крап сверху, который Калайнис называла "техтар", он даже не пытался запоминать, угадывая смысл по главным знакам. Или не угадывая.
- Попробуй прочитать сначала, - улыбнулась Калайнис. – "Хе"...
- "Хейлан", - с досадой и облегчением сказал он. – Это моё имя.
- Молодец! – девушка, в отличие от него, аж светилась гордостью за такой успех. – Я же говорила, что это совсем несложно, а ты не верил!
Хейлан угукнул, отчаянно желая провалиться сквозь пол. Как написать своё имя, Калайнис показала ему в первый же день, он потом полвечера разглядывал эту бумажку. И какой уже раз не может прочитать? То один знак забудет, то другой. А через три дня ещё их мастерам про обвал рассказывать, пусть послушают, как люди ничего не умеют. Тоже, небось, будут ласково утешать. Хейлан покосился на Калайнис, решившую ещё раз объяснить, на какие семьи знаки делятся и по каким признакам эти семьи узнавать – так что у него уже звенело в ушах от незнакомых слов на синдарине. Слова были простые, вроде губ или нёба, но Хейлан предпочёл бы обсудить залегание разных пород. Такой синдарин он знал, в шахте им и без всяких гостей из города пользовались, это нёбо с губами можно и на талиске назвать.
Но девушку он всё равно стеснялся меньше, чем других "учеников". И когда она закончила объяснять, Хейлан решился:
- Скажи, а ты про шахты что-то знаешь?
- Что? – удивилась Калайнис.
- Я что-то не то спросил? – Хейлан принялся гадать, каких ошибок можно было наделать в одном коротком вопросе, но слова, вроде, все правильные.
- Просто неожиданно, - успокоила его Калайнис. - Нет, я в горном деле не очень разбираюсь. Это тебе лучше к Келебримбору.
- Так это он мне и дал задание, - вздохнул Хейлан.
- Тогда тем более с вопросами к нему. Ты его боишься, что ли? – девушка снова заулыбалась. – Зря.
- Ну, он сказал, что можно вопросы кому-то еще задавать, но я их не знаю никого.
- Можно и ему, - заверила его Калайнис. - А так он, наверное, предлагал спросить Вельвелоссэ и кто там ещё с тобой вместе учится. То есть... – она ненадолго наморщила лоб, - Гвельвилос, да? Как он тебе на синдарине представлялся?
Хейлан пожал плечами. Он понял, о ком говорит девушка: самый приветливый из "других учеников", как выразился лорд. Но специально Хейлану он не представлялся, а остальные называли его то так, то сяк.
- Это дядя Тинтэля, кстати, - продолжала Калайнис. - Да и его можешь спросить, он тоже в шахтах понимает. Ты не знаешь просто, где их искать?
- Не знаю, - покачал головой Хейлан. - И не знаю, удобно ли надоедать им с вопросами.
- Надоедай, конечно! Смотри, Тинтэля обычно можно найти на старом складе, знаешь, где это?
Хейлан кивнул. Большой дом с красной черепичной крышей, широкими дверями и заставленным ящиками двором ему уже показывали, это рядом. Кажется, Арессэ упоминал, что большие склады есть ещё возле рынка, а этот только для крепости.
- Ну вот, - ободряюще улыбнулась Калайнис. - А если куда-то ушёл, он оставляет записку, куда и надолго ли. Но лучше к Гвельвилосу тогда, и нечего его бояться. Его тоже в крепости поселили, ближе к центральной башне. Уютный такой домик на десяток комнат, с балконами. Я могу показать – или просто спроси там, где обычно селят приезжих мастеров.
- Да не боюсь я, - насупился Хейлан. - Просто будто у него и так дел нет.
- А какие у него дела? Он за тем же сюда приехал, что и ты. Но если ему некогда, он так и скажет, договоритесь на другое время
- И что, кто угодно вот так может прийти к лорду и задавать любые вопросы? – снова не поверил Хейлан. - Или это потому, что мне лорд Келебримбор разрешил?
- Почему любые? И смотря какого лорда. Лорда Келегорма про шахты спрашивать точно бесполезно. Но при чём тут Гвельвилос? А так - ну да, если у тебя есть к лорду вопрос, идёшь и спрашиваешь. А как ещё?
- Ну, он же дядя Тинтэля. Гвельвилос.
- Ну да, - удивлённо кивнула Калайнис.
- Ну и вот, - пожал плечами Хейлан. Заявлениям Тинтэля о простом происхождении он по-прежнему не верил.
Калайнис пару мгновений растерянно его разглядывала, но переспрашивать тоже не стала, списав заминку на плохое знание синдарина.
- В общем, нечего его бояться, - повторила она. - Если хочешь что-то спросить - спрашивай, он хороший мастер.
- Хорошо. Спасибо.


***
От дома с балконами, где Гвельвилоса не оказалось, Хейлана отправили в загадочную "библиотеку" там же неподалёку, рядом с домом лордов. В ту часть крепости парень до сих пор старался не лезть лишний раз, мало ли, куда здесь ходить нельзя. Эльфы, конечно, говорят, что везде можно, а где нельзя – там так и написано, но Хейлан поэтому предпочитал обходить все надписи без разбору. Разобрать всё равно не выходит.
Загадочная "библиотека" (тоже с надписью на входе) оказалась домом с большими окнами, высоким потолком на непомерно тонких столбах из резного камня и огромным множеством книг и свитков. До сих пор Хейлан не подумал бы, что их вообще есть столько в мире. В Синих Камнях за всё время с прихода в Белерианд, наверное, не было столько коров, чтобы сделать весь здешний пергамент. Не говоря уж про бумагу. И всё чистое, аж светится, страшно подумать, сколько народу скоблит эти блестящие полы каждый день! Или каждую ночь, раз днём никого не видно.
В противоположной стене виднелись ещё две двери, время от времени туда кто-то входил или выходил оттуда. Эльфы бродили между наставленными одна на другую полками, тихо переговариваясь и ничуть не смущаясь топтать блестящий пол, а Хейлан застыл у дверей, всё растерянней оглядываясь и понимая, что Гвельвилоса может и не найти, даже если он здесь. И, хуже того, сомневаясь, что сможет отличить его от десятка таких же эльфов. Они же все одинаковые, высокие, тощие, ни усов, ни бороды, даже цвет волос у большинства одинаково тёмный!
Ему повезло: следующий вышедший из дальней двери эльф направился прямо к нему, улыбаясь и приветственно подняв руку.
- Хейлан? – он переложил книгу под мышку, продолжая улыбаться. - Первым делом к знаниям тянет? Правильно.
Хейлан кивнул, довольный, что нужный эльф нашёлся сам собой.
- Что, подсказать, где тут что? – дружелюбно улыбнулся тот.
- Да нет, я вообще тебя искал.
- Да? И что ты хотел? – Гвельвилос обернулся, заметив, что к загороженному ими выходу идут две девушки, и тронул Хейлана за локоть: - Только давай от входа отойдём всё-таки...
- Ну... – неуверенно начал тот, когда они вышли за дверь, - Мне лорд Келебримбор дал задание. И сказал, можно у тебя спрашивать, если непонятно.
- Конечно, - кивнул Гвельвилос, выставил ладонь за крыльцо. Но дождь пролетел так же быстро, как начался, даже мостовую успел только испятнать, а не закрасить полностью, и эльф перехватил книгу небрежней, не пряча. Продолжил объяснять, пока они спускались по мокрым, но не скользким из-за насечек ступенькам: - Он всем раздал задания, и мы их в любом случае будем обсуждать. Но если ты хочешь заранее что-то спросить - давай, постараюсь ответить.
- Ну, мне пока нечего обсуждать. Но если тебе некогда, то и ладно! – последнее Хейлан хотел сказать уверенно и независимо, но тут же по улыбке Гвельвилоса понял, что в нём снова видят бестолкового ребёнка, повторяющего "я сам"!
- У меня есть время, - заверил его эльф, что-то, похоже, заметивший в его лице и пригасивший улыбку. - Что ты хотел спросить?
- Ну... Ты на шахтах работал же?
- На карьерах, пожалуй, больше. Но и в шахтах доводилось.
- А вы можете как-то сказать, что обвал скоро будет? Ну там, трещины какие или ещё что.
- Если трещины появляются, это совсем уже плохо, конечно. Услышать обычно раньше можно.
- Услышать?
- Н-да, вы же так не умеете, вроде? Осанвэ пользоваться. То есть, по музыке состав породы различать, пустоты, напряжение.
Хейлан мотнул головой и недоверчиво уточнил:
- А без этого никак, что ли?
- Даже не знаю. - Гвельвилос переложил книгу в другую руку и почесал затылок. - Нет, что-то всё равно можно заметить, в зависимости от конкретной шахты, но это всё косвенные признаки. А ты к чему спрашиваешь, собственно? Может, на примере понятней будет?
Может, и стало бы, знай Хейлан, что такое "пример". Забывшись, Гвельвилос стал говорить как привычно, а не попроще для человека. Которому затея с расспросами снова начала казаться глупой. Что толку позориться перед ним сейчас, если через несколько дней всё равно придётся позориться сразу перед всеми?
- Ну, у нас же обвал был, - неохотно объяснил Хейлан. - И лорд сказал вспомнить, что перед этим такого было, ну что он будет. А откуда ж я знаю?
- А, так тебе нужно не наши средства обдумать, а ваши. Это уж я не знаю. Что вы там отслеживаете в таких случаях? Звуки какие-то, не знаю, опоры, может, чаще ломаться стали. Или с потолка сыпаться больше...
- Да ну если бы так, мы бы заметили, - протянул Хейлан, обиженный за человеческий род. - Если опоры бы ломались... Ты скажи, что может быть вообще. А я подумаю, что из этого у нас было.
- Вообще может быть разное. От землетрясений и горных ударов до плохо просчитанной расстановки опор. И признаки будут разные.
- С потолка сыпется? Балки ломаются? Вода выступает? Ещё что-то?
- Трещины могут появляться, треск какой-то. Да мало ли. Плывун, или дамбу где-то выше по склону прорвало... – Гвельвилос покачал головой. – Но вот как это замечать заранее без осанвэ, я и не знаю, честно говоря.
- Хорошо, я понял, - соврал Хейлан. И добавил, помедлив: - Спасибо.
- Да не за что, - улыбнулся Гвельвилос. - Тебе что лорд поручил? Рассказать, как у вас авария случилась и что перед ней было? Вот это и расскажи, а там обсудим уже предметно.
- Ладно, - кивнул Хейлан. Покосился на собеседника – но тот смотрел приветливо и гнать его не спешил, так что парень кивнул на книгу: - А это что?
- Так, отчёты старых экспедиций.
Они обогнули красный дом, и Хейлан вдруг узнал место: дворик, наискось пересечённый сбегающим с горы ручьём, впадающим в каменную чашу, вмурованную в мостовую. В чаше плавали кувшинки. По дороге в библиотеку Хейлан ещё удивился, куда девается вода, когда чаша переполняется.
- И про что эти отчёты? – спросил он, отвлекаясь от кувшинок и снова поворачиваясь к своему спутнику. Они шли, похоже, к комнате Гвельвилоса, только срезали путь немного.
- Про разведку минералов здесь вот, на границе Химринга и Дортониона. Как раз рядом с вами, получается.
- А-а... А зачем тебе? Если уже все разведали.
- Да низачем, в общем. Просто две горные системы сходятся, геология интересная. Ну, может и пригодится что-то, конечно... – Он снова заулыбался: - Но книгу я взял не поэтому.
- А... А тебе не дали задания?
- Дали, но мне дня на подготовку хватит. Успею ещё.
Хейлан вздохнул и несколько шагов шёл молча, опустив голову и искоса разглядывая дома по сторонам, с неизменными огромными окнами и без единой неровности, ровнёхонько всё, как луч сквозь облако. И зачем этому Гвельвилосу ещё чему-то учиться? Если он и так всё знает.
- Ты не переживай, - улыбнулся тот. - Вы разве у себя там не обсуждаете какие-то сложные вопросы вместе?
- Обсуждаем, - пожал плечами Хейлан. - Но не так.
- А как?
- Ну... Тут же он меня проверить хочет.
- Думаешь, причины вашего обвала никого не интересуют?
- Думаю, что лорд и без меня все знает уже. Он же был там.
- Не знаю, всё ли... – задумчиво протянул Гвельвилос. – Но тут важней, какие признаки обвала вы можете заметить, а какие нет.
- А ему что за дело?
- Так ведь надо решать, как предотвратить такие ситуации в будущем. Думаю, это тебе и поручат в конечном итоге. Ты не за этим приехал?
- Поручат мне что? – поразился Хейлан.
- Безопасность этой вашей шахты. Ты разве не для этого приехал учиться?
- Не знаю... – Хейлан совсем растерялся. - Нет, конечно. Я же из простых, не из благородных.
- И что? – непонимающе сдвинул брови Гвельвилос.
Хейлан сначала уставился на него так же непонимающе, а потом подумал: а и с самом деле. Может, так и будет, отвечать будет он, а приказывать – Миро.
- Да не, - сказал он, заметив, что Гвельвилос по-прежнему ждёт ответа. – Ничего.
Тот посмотрел внимательно, будто надеясь угадать, о чём Хейлан молчит, но парень только передёрнул плечами, и Гвельвилос сдался:
- Словом, я не знаю, как у вас там всё устроено. Но тебе разве самому не хочется обеспечить безопасность своей шахты?
- Ну... Конечно, только я не умею.
- Научишься. Было бы желание, а знания накопить несложно.
Хейлан недоверчиво прищурился. Накопить-то, может, и несложно, только кто ж станет рассказывать чужаку настоящие тайны ремесла.
- Можно подумать, меня вот прям всему будут учить.
- Всему сразу – нет, конечно. Тут нужна постепенность.
- Так это сколько времени уйдет!
- Всем нам на всю жизнь хватит, - хмыкнул Гвельвилос. - Я так надеюсь, во всяком случае. Был бы интерес – учиться можно и на опыте, и книг вон сколько. Ну, здесь-то ещё мало, конечно. Но для начала хватит. Ты на квенья читаешь?
Хейлан мотнул головой.
- Ну, научишься, - успокоил его эльф. - Языки с синдарином сходные.
Что он и на синдарине ещё не научился, Хейлан говорить не стал.


***
Дописав столбик из слов на восковой таблице, Калайнис полюбовалась немного и отложила её в сторону.
- Вот, до завтра каждое слово перепишешь по пять раз, хорошо? – Хейлан понуро кивнул, но она уже привыкла, что учёба мало его радует. Хотя и учиться человек тоже не отказывался. – И дочитаешь страницу, которую мы начали.
Дождалась повторного кивка, заложила книжку привязанной к корешку лентой, заметив, мимоходом, отпечатки собачьих зубов на нижнем углу кожаного переплёта. Кто-то из детей любит собак больше, чем читать. Калайнис встала, но к двери не пошла, с сомнением глядя на Хейлана. Всё занятие она пыталась понять, идёт ли неприятный запах от рубашки человека или от него самого, так и не поняла, и теперь думала, как бы спросить так, чтобы его не обидеть.
- Чего? – Хейлан поднял голову, убирая со лба маслянистые грязные волосы.
- Ничего. Просто хотела спросить, как ты устроился. Тебе всё уже показали? Столовую, баню?
Видимо, спросить как бы между прочим не получилось. Парень нахохлился и даже как будто попытался отодвинуться, вместе со стулом.
- Ну, показали. Но я так и не понял, когда баню эту топят. Проще уж к реке сходить. Только далеко, и с этими заданиями... - кивнул на книжку.
- Можно и к реке, конечно, - поскорее согласилась Калайнис. - Только в бане удобней. Давай я тебе подскажу, где там что. Это с непривычки непонятно только.
Хейлан как будто колебался, и Калайнис привычно начала подбирать более простые слова:
- С первого раза может быть сложно, но я покажу…
- А она протоплена уже? – недоверчиво спросил человек.
Калайнис быстро кивнула, сообразив, что в его посёлке баня вряд ли соединена с общей кухней, а протапливать отдельно стоящий дом куда хлопотней. Неудивительно, что Хейлан стесняется.
- Тёплая вода там есть всегда, - успокоила она. - И мыло. А если нужно горячую, то можно подогреть на маленьком огне отдельно. Тебе помочь разобраться? Я как раз собиралась сходить.
Хейлан снова посмотрел как-то странно, и она ободряюще улыбнулась. Человека, впрочем, это не убедило. Он кашлянул, в кулак, продемонстрировав потемневший от давнего ушиба ноготь, и переспросил:
- Ты со мной хочешь пойти?
- Конечно, – терпеливо повторила Калайнис. Обычно человек стеснялся задавать вопросы, но уж если спрашивал, то по нескольку раз. То ли плохо понимал синдарин, то ли у них принято на каждую мелочь трижды просить позволения. - Подскажу, что тебе там непонятно. Там всё просто, не переживай.
- Ну... – Хейлан смотрел удивлённо, но уже не так насупленно. - Хорошо. Когда?
- Можно сейчас или после ужина.
Хейлан решил всё-таки сначала поужинать, так что Калайнис успела сходить к себе, взять два больших полотенца на всякий случай и пахнущее сиренью мыло с бусинами и лепестками внутри бруска. В бане было и общее, но попроще, а это прислала из Таргелиона Мириэт, и Калайнис особенно любила его запах.
Когда она подошла к бане, Хейлан уже подпирал стену, колупая ногтем каменную кладку между свисающими зелёными языками папоротников. Папоротники здесь не задумывались изначально, но, видимо, влажность сыграла свою роль, и они выросли – сначала один или два, а когда их не стали трогать, и они разрослись, топорщась кустами из швов между камней.
- Что там? – Услышав её голос, он вздрогнул и отдёрнул руку. Калайнис сделала вид, что не заметила вредительства. – Отстаёт раствор? Нужно будет сказать Халиону, пусть подновят.
Хейлан буркнул что-то невразумительное. У него с собой не оказалось ни мыла, ни полотенец, только чистая рубаха, перекинутая через плечо.
Из дверей бани навстречу им выскочили две девушки и парень с мокрыми волосами, оживлённо обсуждающие что-то. На них Хейлан тоже посмотрел удивлённо, но спрашивать ничего не стал. Для густого жара в парилке они припозднились, кухни уже перестали работать и начнут только под утро. Но тёплой воды должно было остаться достаточно, а летом сильно горячей и не нужно. Калайнис повесила полотенца на крючок в предбаннике, заглянула в опустевший уже зал с душем и мочалками, обернулась к Хейлану, который почему-то остался стоять на пороге.
- Там никого нет, - как-то резко сообщил он, как будто Калайнис и так этого не видела.
- Ага. Ну идём. Тут и правда всё просто. Смотри, здесь раздеваться, в следующей комнате моются, а потом бассейн. – Хейлан продолжал стоять и смотреть, так что она продолжила, развязывая пояс платья и пытаясь понять, что теперь-то не так. - Ну, давай. Вот на эти полочки можно одежду складывать, вот тут у входа обувь, дальше босиком. Или ты взял банные тапочки?
- Нет. – Хейлан как-то неохотно потянул вверх рубашку, открывая рёбра с пожелтевшим уже синяком. Может, он его стеснялся?
Калайнис скинула обувь, сложила платье на полочке, подоткнув норовящий дотянуться до мокрого пола пояс, и пошла к душевым, на ходу объясняя Хейлану, из какого крана подаётся горячая вода, а из какого холодная ("Хотя вряд ли она сейчас понадобится. Уже вечер, горячая вода тоже начала остывать"), где лежат "ничьи" мочалки, которые можно брать, если нет своей, и где стоят ведёрки с жидким мылом.
Хейлан молча слушал, взял первую попавшуюся мочалку и принялся намыливаться с таким остервенением, как будто хотел смыть эти самые синяки, чем ещё больше убедил Калайнис, что проблема была именно в них.
Калайнис тоже быстро намылилась и подошла похвастаться сестриным мылом, но почему-то оно впечатления на человека не произвело. Он едва понюхал и нырнул под душ. Может быть, конечно, сирень не входила в число его любимых ароматов.
В бассейне Хейлан, наконец, расслабился. Уселся на ступеньку, заправив мокрые тёмные пряди за уши, вытянув ноги и прислонившись спиной к выложенному мозаикой бортику. Сидящая по другую сторону крана Калайнис на пробу задала пару вопросов про человеческие бани, и скоро Хейлан уже рассказывал, как правильно вязать пучки из берёзовых веток, чтобы… Зачем именно, Калайнис не очень поняла, но решила, что их используют вместо мочалок.
- В общем, хорошо в бане-то, - заключил Хейлан, поднимая руки вверх и потягиваясь. - Но, конечно, там явно не хватает девушек.
Его левая рука опустилась прямо на плечо Калайнис, приобнимая её и чуть придвигая к человеку.
- Ты чего? – удивилась та. Вроде бы раньше за ним таких жестов не водилось.
На всякий случай она немного отодвинулась, но человек двинулся следом, кладя вторую руку на колено.
- В смысле, чего? Что не так?
Калайнис пока не поняла, что именно происходит, но происходящее ей категорически не понравилось. Она упёрлась ладонью в грудь человека и слегка его оттолкнула.
- Перестань. Что ты делаешь?
Хейлан послушно выпустил колено, убрал руку с плеча и спросил удивлённо:
- А что надо делать?
Такого вопроса она совершенно не ожидала. Что значит "надо"? Там намыливаться, тут отмокать. Что ещё "надо" делать в бане? Но, может, у людей как-то иначе принято?
- Ну, можно посидеть ещё, – осторожно пояснила она, на всякий случай ещё отодвинувшись. - Если надоело – вылезать.
- Ты меня что, просто посидеть звала? – неожиданно сердито глянул Хейлан.
- Нет, ещё помыться. Ну, ты же сам сказал, что тут всё непонятно, попросил объяснить... А ты что подумал?
- Мужчина с женщиной? – продолжал допытываться Хейлан. – Ночью? Одни? Голые?! Просто помыться?
Калайнис сперва совсем растерялась и только молчала, лихорадочно соображая, что сделала не так, но потом её вдруг озарила идея:
- А по вашим обычаям нельзя мыться вместе?
- Да чтоб тебя! Я подумал... – Хейлан, запустил пятерню в мокрые волосы, потянул за них и быстро выбрался из бассейна. - Извини.
Калайнис показалось ещё, что он покраснел, но от смущения или от горячего душа – она понять не успела: Хейлан скрылся в раздевалке. Калайнис ещё немного посидела, прислушиваясь к лихорадочному шуршанию одежды, и пошла догонять. Уже у самой двери вспомнила, что одним из аргументов было "голые", быстро завернулась в оставленное кем-то у бассейна полотенце и вышла в раздевалку так. Надеясь, что голые ступни и плечи шокируют людей меньше.

Хейлан сидел на скамейке уже полностью одетый и возился с ботинками. Калайнис он заметил, судя по тому, что склонился ещё ниже, старательно не глядя в её сторону. Девушка остановилась на пороге, поправила полотенце:
- Не переживай. Просто разные традиции, так бывает.
Хейлан, наконец, обернулся, потёр подбородок с мокрыми клочьями бороды. Но глаза прятал.
- То есть, для вас это ничего особенного - вот так вместе мыться?
- Я до сих пор не очень понимаю, что не так, - покаялась Калайнис. - А ты подумал, что я тебя позвала на свидание?
- Ну... – бросив мучить шнурки, человек сел ровнее и даже посмотрел в лицо, наконец. - Вообще, да.
Калайнис отругала себя ещё раз за недогадливость. Почему она решила, что что нормально для эльфов, подойдёт и для людей? Разве до сих пор недостаточно было причин считать иначе? Она вздохнула и решила исправить ошибку хотя бы новыми знаниями:
- Думаешь, такое вообще возможно? Я как-то не думала вовсе...
- А почему нет-то? – насупился Хейлан, снова на что-то обидевшись.
- Ну, я не знаю, - осторожно начала Калайнис, опасаясь огорчить и смутить человека ещё больше. - Разные народы всё-таки. Думаешь, все народы могут между собой заключать браки? С наугрим там.
- С наугрим? Они же волосатые и вообще одни мужики.
- А у вас считают, что у наугрим нет женщин? - спросила Калайнис, но Хейлан, видимо, всё-таки заметил быстрый взгляд на его бородку, и поэтому смутился. Даже прикрыл рукой редкую растительность вокруг рта.
- Откуда я знаю, я не проверял, что у них там как...
Калайнис кивнула, взяла своё платье с полки и быстро влезла в него, даже не зашнуровывая как следует. До дома и так дойти можно, а там разобраться. Пока она вешала мокрое полотенце на крючок, ей неожиданно пришла в голову другая мысль. А что если человек влюблён? Калайнис обернулась, глядя на Хейлана встревоженно. Тот закончил, наконец, со шнурками, и теперь как будто сомневался, то ли сидеть тут и ждать её, то ли сбежать поскорее. Так что она спросила, пока он не надумал:
- А ты уверен? Ну, что... ты именно со мной на свидания ходить хочешь. Может, у тебя ещё всё сложится…
Хейлан хмыкнул, но как-то неуверенно:
- Я думал, это ты меня позвала.
- А… - Калайнис облегчённо улыбнулась, на что человек почему-то снова обиделся. Встал, буркнул что-то про завтра, и вышел, забыв на полу свою грязную рубашку.
Примечания:
Да, кажется, PG-13 получилось :> Возможно, "банные традиции" в заголовке стоило бы поменять на "лёгкая озабоченность" :>

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.