Humble 148

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
19 Дней - Однажды

Пэйринг и персонажи:
Хэ Тянь, Мо Гуаньшань, Цзянь И, Чжань Чжэнси
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Занавесочная история Нецензурная лексика Повседневность Пропущенная сцена Романтика Сборник драбблов

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
«Толь­ко пус­то сна­ружи-внут­ри, как до оду­ри. Без из­лишков.
**Каждый носит под сердцем — пусть малый — кусочек тлена.**
Ты просто пойми».

Отрывки из жизни.
>сборник

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
В надежде, понравится.
Первая часть — бывшая конкурсная работа в группе Oldxian.

Когда-то было в топе.

Rain

4 ноября 2016, 14:34
Примечания:
Первая часть написана в 2016-й год и не подвергалась глобальным корректировкам.

Вторая — 2019. Думаю, разница будет весьма заметна. И она для меня важней.

Прошу оценить обе части, зайки. Мне интересно, какие впечатления они за собой оставят спустя годы.
Этот день числился бы на первом месте в списке самых счастливых дней жизни Рыжика после ненавистной встречи с одним самовлюбленным придур... представителем рода человеческого, если бы список такой вообще существовал. С самого утра Гуань Шань свободно шастал по коридорам школы, но так и не пересекся ни с одним из троицы "ненормальных", будто их и не было вовсе, что уже невероятно радовало аж до частично распрямившейся хмурой складки на переносице. Что тогда говорить об ощущениях долгожданной свободы и вседозволенности, объявших парня. Даже учителя не замечали рыжеволосого, сидящего за последней партой — смертника, посмевшего занять его именное место, пока не находилось — и отчужденно смотрящего в окно. Уроки проходили как никогда монотонно и скучно. Но интуиция взвыла раненым волком, стоило Гуань Шаню покинуть территорию школы. А дворовая жизнь научила его к ней прислушиваться хотя бы иногда. Он внимательно огляделся, но так и не заметив ничего подозрительного, едва ли не бегом поспешил домой, стараясь придерживаться стен зданий и растительности. Но все равно слишком поздно увидел будто из ниоткуда нависшую над собой тень... и мощную хватку на руке. Не сбежать. Рыжик медленно обернулся. — Куда ты так торопишься, принцесска?.. — Явно не в твои хоромы, уебище, — Рыжий приметил застывший оскал на лице Хэ Тяня — кто же еще это мог быть? — и холодный, яростный взгляд серых глаз. Сейчас будет бойня. Гуань Шань резко напрягся, ожидая удара, но... Пронесло. Лишь пальцы предупреждающе сжались сильнее на его плече. Наверняка до синяков, промелькнула на краю сознания беглая мысль. Но лучше так, чем шататься после с отбитыми внутренностями. — Научился зубки скалить? Советую не нарываться, это тебя не красит. Рыжий едва сдержался, чтобы не высказать очередную колкость в ответ, но в кои-то веки последовал голосу разума. — Чего тебе?.. — хмуро спросил парень, не отстанет ведь. Порой Хэ напоминает ему хищника, накрепко вцепившегося в кость. Да только хищник ее вскоре обгладает и забудет благополучно, чего сам Хэ делать упорно не хочет. Да и понимать — тоже. — Мне? Скорее тебе. Побудешь моей хозяюшкой на вечер, заработав халявные деньги. Ничего сложного. — А может я хер клал на твои желания? — Рыжий не отвел хмурого взгляда даже тогда, когда на лице Хэ растянулось слишком пугающее выражение, только глаза упрямо сощурил в ответ. — Что, ударишь снова? У меня и своих дел по горло, чтоб еще на таких как ты тратить время. Конечно, нет у него никаких дел. Не сегодня. А брюнет, даже если и не понял этого, все равно по-хозяйски обвил рукой плечи Рыжего, разворачивая в совершенно противоположную сторону. Наплевав с высокой колокольни на все вяло посыпавшиеся протесты. Гуань Шань отчего-то и не вырывался особо. Смирился?.. *** — Ты только глянь, какие милашки! И так дружны. — Сяо Линь, а ты видела того брюнета? Да его — с такой-то внешностью — прямиком на обложку журнала моды отправлять! Я бы... Ой. Он на нас смотрит, — снизила белокурая девица голос до восторженного шёпота, не отрывая взгляда от парня, взглянувшего с полуулыбкой в ответ. Когда девушки прошли мимо, совсем близко, Хэ не преминул заигрывающе подмигнуть им на прощание, на что Рыжик лишь раздраженно закатил глаза и попытался вырваться из захвата, но впившиеся в его плечо мертвой хваткой пальцы поубавили пыл... ...за следующим же безлюдным поворотом он таки получил удар поддых. Кажется, этому ублюдку доставляет истинное удовольствие бить в наиболее болезненные точки или же скорее сам процесс таскания на себе безвольных тел, что едва ли лучше. Но как бы там ни было, Хэ притянул Шаня за талию к себе ближе, перекинув руку парня, потерявшего ощущения в пространстве, через плечи, и довольно потащился вперед. Дыхание Рыжий смог восстановить только на подходе к высотке. Скрип отворяемой двери. И толчок в спину, заставивший Гуань Шаня первым проскользнуть в сумрак квартиры, из глубины которой повеяло холодом на немного градусов выше уличного, заставив парня передернуться. Он такими темпами будет знаком с каждым уголком здесь, что радости не приносило. И как так можно жить? Слишком пусто, не то что уютный привычный дом Шаня, в котором каждый угол забит разными несуразными мелочами, так обожаемыми матерью. А эта квартира никак не вязалась с образом этакого раздражающе-самовлюбленного, наглого, но популярного, красивого и дружелюбного покорителя сердец, каким Хэ Тянь предстает перед большей частью школы, преимущественно женской. На взгляд Гуань Шаня, слишком лицемерно. Бесцеремонно скинув пакеты на пол, избавляясь от осточертевшей ноши, Рыжик устало потянулся, разгоняя по венам кровь. Только после замечая на себе внимательный взгляд стальных глаз. Спустя считанные мгновения граница личного пространства Рыжика рассыпалась кровавыми осколками, когда эти глаза, пробирающие до дрожи, оказались опасно близко. Он же не собирается?.. Нет. Что за шутки? Тем временем горячее дыхание опалило ухо, затронув край щеки: — Эй, знаешь, я тебя не прохлаждаться привел. Дорогу на кухню знаешь, но если ты все еще против этого, то мы можем провести время... — как же блядски-интимно шепчет, — куда интереснее. Право слово, как какой-то девчонке. Точно издевается. Резко отстранившись, Рыжик в отвращении передернулся и, быстро подхватив с пола пакеты, раздраженно столкнул брюнета с пути, проходя вглубь квартиры. И дал себе мысленно клятву: в следующий раз он основательно закупится слабительным, а может и чем похлеще, обязательно закупится. Для пущего эффекта не хватало дьявольского смеха за кадром, такая проскользнула злорадная усмешка на лице парнишки. — Только попробуй что-то провернуть с едой — живьём закопаю, — раздался оклик из коридора. Будто мысли читает. «Такого, как он, только мышьяк и возьмет. Еще и жив останется», — раздраженно прошипел про себя Рыжий, приступая к готовке. Простой рис с мясной подливой. Все бы ничего, только через пару минут Хэ Тянь тоже приплелся на кухню и молча уселся за стол, неотрывно следя за всеми движениями Рыжего и этим невероятно нервируя парня. Хотя бы не лезет, вздохнул тот про себя и сосредоточил все остальное внимание на плите. Но брюнет оставшееся время оставался на удивление тихим: это пугало с каждой минутой все сильнее подобно напору катившегося с горы снежка, чтобы стать у самого подножия громадным комом. Нет, лучше бы Хэ доставал его колкими речами, что всегда перерастали в привычный спор, чем темным, чуть насмешливым взглядом молча смотрел на Рыжика. Пятнадцать минут... Двадцать. Его взгляд прожигал насквозь. Спустя час на столе стояла ароматная тарелка с ужином. Одна. Рыжий не собирался задерживаться здесь ни на секунду дольше. — Эй, может останешься ненадолго, или меня так боишься? — с насмешкой протянул Хэ, приковав на мгновение взгляд к окну, но выражение его лица оставалось серьезным. — Больно надо. Я свое дело сделал. Рыжий быстро стянул фартук, не хватало испачкать форму, и направился в коридор, мимолетно схватив с тумбочки отложенные деньги. Куртку он натягивал уже в лифте. Хэ Тяню, этому полностью больному на голову, ничего не стоит придумать еще что-то странное, а Гуань Шань в его дурацкие игры играть не желает, пусть и приходится. А брюнет снова перевел задумчивый взгляд в окно, за которым слабый до этого дождь неумолимо перерастал в непроглядный ливень. Этот парень, поначалу слишком обычный, заставлял Хэ интересоваться им все больше и больше. И что в нем особенного? Ничего толком. Хэ не испытывает к нему даже привязанности, но что-то все равно назойливо заставляет выискивать яркую рыжую шевелюру среди толпы учеников и доставать его раз за разом по любому поводу, жадно примечая любую эмоцию, ответную реакцию. Хэ Тяню смешно оттого, что он сам себе напоминает глупого мальчишку, умеющего выражать симпатию лишь через дерганье косичек приглянувшейся соседской девчонки, но улыбка настойчиво не желает растягивать губы. А Рыжик? Гуань Шань давно принадлежит ему, даже не осознавая этого. Он уже сейчас готов бежать по любому зову брюнета, пусть и постоянно огрызаясь. Хэ точно не испытывает к этому гоповатому парню даже дружеской симпатии. И Хэ точно никогда не признается, что это может перерасти в нечто большее.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.