Вдребезги +485

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
James McAvoy, Michael Fassbender (кроссовер)

Основные персонажи:
Джеймс МакЭвой, Майкл Фассбендер
Пэйринг:
Макфасси
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, Психология, Повседневность, Hurt/comfort, AU, Первый раз, Дружба
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП, Элементы гета
Размер:
Макси, 281 страница, 38 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Хейли
«Это прекрасно!!! » от Julia128128
«Отличная работа!» от Muse333
«Верните мое сердце на место❤️» от Stais N
«Прекрасная работа! Спасибо!» от _Juliet_
«Браво! » от Brais
«Отличная работа!» от Paper moon
«Великолепно!» от Uvarke
«Спасибо за невероятные эмоции!» от blair4ik
«Отличная работа!» от JU_LI
... и еще 9 наград
Описание:
Макфасси-АУ.
Майкл - двадцатилетний гопник, у которого есть мечты, но нет денег. Джеймс - сын богатых родителей, у которого есть деньги, но нет друзей. Они настолько разные, что их притяжение друг к другу нельзя объяснить ничем. Если их разделяет пропасть - что будет, когда они встретятся на мосту через нее?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Вдохновлено тумблером:
http://chachasiki.tumblr.com/post/147897130389/campusau-young-motorcycle-player-erik-college
http://maximillianfalk.tumblr.com/post/151874701581/codenamecesare-ninemoons42-mcavoys

Коллаж к фику, автор - Kiron666. Спасибо!
http://static.diary.ru/userdir/4/1/7/6/41767/84660601.jpg

Два коллажа от Motik71. Спасибо!
http://static.diary.ru/userdir/4/1/7/6/41767/84781177.jpg
http://static.diary.ru/userdir/4/1/7/6/41767/84781178.jpg

Коллаж от eisenhardt. Спасибо!
http://static.diary.ru/userdir/4/1/7/6/41767/84868060.jpg

Коллаж от Der_Wahnsinn. Спасибо!
http://static.diary.ru/userdir/4/1/7/6/41767/84907094.jpg

04

17 ноября 2016, 04:17
      С Сарой всё вышло легко и непринуждённо. Она вообще была девчонка простая — легко смеялась, легко заводилась, сама тянулась целоваться, и получалось у неё это как-то естественно. Майкл, конечно, сталкивался с напористыми девицами, но те были другими — манерно щурили густо накрашенные глаза, играли запястьем с браслетами, гнусаво тянули слова, думая, что это выглядит томно. Повадки циничной шлюхи у какой-нибудь двадцатилетки выглядели смешно.
      Через дом от Майкла жила настоящая шлюха, Талула. У неё была дочка лет пяти, вечно рассекала по улице на своём розовом трёхколёсном велике с блестящим хвостом из фольги. Талула в обычной жизни была скромной, как монашка из начальной школы при церкви Иоанна Иерусалимского. Майкл даже не знал, чем она занимается, пока не встретил её как-то вечером при полном параде. По забавному стечению обстоятельств Талула была единственной, к кому Майкл не собирался подкатывать: бесплатно она бы не дала, а за деньги ему было не нужно.
      Сара была другой. Раскованной, но ужасно милой. Они посидели в кофейне, поболтали о какой-то ерунде. В основном трепалась Сара — про свои планы стать актрисой, про многочисленных друзей, про своих бывших. Майкл слушал и кивал.       Она была, как прохладный ласковый дождик: вроде и приятно подставить ему лицо, но намочить тебя всерьёз он не сможет.
      — А давай ко мне, — предложила она, расплатившись за кофе.
      — Чтоб Джаймс опять пришёл мне морду бить?
      — Это ты боишься или надеешься?
      Майкл напряженно улыбнулся, не найдясь с ответом.
      — Ну ты хамло, — Сара засмеялась, явно решив, что это забавная форма флирта. — Я тебя ещё склеить не успела, а ты уже на моего бывшего глаз положил?
      — Ты ж сама говорила — хотела втроём попробовать, — отшутился он.
      — И точно, — она откинулась, прищурилась, будто оценивала. — Вы бы вместе смотрелись, как картинка.
      Майкл ухмыльнулся, но внутри стало как-то ваще не до смеха.
      - Да не, — буркнул он. — Я не из этих. Так-то я ничо против не имею, — добавил он. — Пусть себе живут, мне ж конкуренции меньше.
      Она хмыкнула, подняла брови.
      — Толерантный какой. А я думала, ты гомофоб. С твоим-то окружением.
      — Гомофобы — это которые педиков боятся, — пояснил Майкл. — А чё мне бояться? Руки оторву, да и всё.
      — Не буквально, надеюсь?
      — Не буквально, — вздохнул он. — Буквально — в зубы дам, если полезут.
      — Ну я предупрежу своих мальчиков, что ты суровый. А ты постарайся сначала просто «нет» сказать, прежде чем в драку лезть. У меня в компании, знаешь, разный народ встречается, а ты парень заметный, могут и подойти.
      Они вышли из кофейни, Сара взялась за его локоть таким естественным жестом, будто они встречались уже пару лет. До заката было ещё далеко, но солнце уже уплывало за крыши домов, улица лежала в глубокой тени. Шелестели платаны, с витрин ювелирных магазинов лился жёсткий белый свет. На узком перекрёстке красный двухэтажный автобус виртуозно разъехался с чёрным фургоном UPC.
      — Пока мы с Джеймсом не сошлись, все думали, что он гей, — сказала Сара.
      — А похож, — согласился Майкл. — Чистенький такой, тихий, вежливый.
      — Знаешь, есть такие правильные мальчики, которые с девочками только дружат. Вот Джеймс был такой. Ни с кем из наших не встречался. Ну, говорили, с кем-то переспал, но я бы на Библии не поклялась — может, врут. Сам он ни в чём не признавался.
      — А как ты в него втрескалась?
      — Да я не втрескалась, — Сара вздохнула. — В этом-то и беда. Некрасиво вышло... Вот ты спросил, и теперь мне стыдно, — она пихнула Майкла кулаком.
      — А чё стыдно?
      — Да я развела его, как ребёнка. Ужасно хотелось проверить, правда ли он гей, или просто скромничает. Как я его окручивала — ты себе не представляешь, — она закатила глаза.
      — Расскажи, — заинтересовался Майкл.
      — Обхаживала, как девственницу. В Канны на кинофестиваль, в Уэмбли на концерт Мадонны, в Британский музей на выставку импрессионистов, в Альберт-холл на концерт классической музыки. Если решишь за ним приударить, учти — он сам не свой до искусства, — она хихикнула.
      — Да нужен он мне, — Майкл постарался непринуждённо улыбнуться.
      — Он решился меня поцеловать только на третьем свидании. Господи, я думала, он вообще безнадежен! Но знаешь, это уже был вопрос принципа: либо он меня отошьёт, либо я его завалю. Я даже ни с кем другим не встречалась, чтобы он не сорвался.
      — А потом что?
      — А потом мы месяц гуляли за ручку и целомудренно целовались. Я себя чувствовала прямо растлительницей малолетних. Пока его обхаживала, сама к нему привязалась. Он же хороший парень на самом деле.
      Она вздохнула, замедлила шаг.
      — Вот зачем ты спросил, а? Теперь я чувствую себя дурой.
      — А ты давно его знаешь? — спросил Майкл, чтобы сменить тему.
      — Мы в одной школе учились. И родители знакомы. У его отца с моей тётей Агатой длинная дружба, она же вечно то разводится, то опять замуж собирается. Семьдесят лет бабке, а она всё из постели в постель прыгает. Мне бы так в её возрасте, — Сара засмеялась.
      — А его отец тут при чём?
      — Он адвокат. Разводами занимается.
      — Понятно, — протянул Майкл.
      — На самом деле мне с ним было очень хорошо, — грустно сказала Сара. — Он просто долго раскрывается, знаешь, как лотос — пока один лепесток развернётся, пока второй — а их там у него тысячи. Он очень умный, с ним... с ним было здорово. Мы дружили близко, лет десять, наверное. А я с ним так грубо...
      Майкл промолчал, не зная, что на это сказать.
      — Понимаешь, потом всё стало страшно серьезно, — виновато заговорила она. — Ну какие наши годы, какие серьёзные отношения?.. Я просто развлечься хотела! А у него трагедия, как будто я теперь жениться на нём должна.
      Она замолчала, потом грустно добавила:
      — Я по нему скучаю. Понимаешь, он ведь в самом деле хороший друг был. Надежный, отзывчивый. А я этого как-то не замечала. Не привыкла, что кто-то может мне в глаза смотреть, а не на сиськи пялиться. Теперь он пропал — а без него уже всё не так. Остальные — они... не то. — Сара вздохнула.
      — Так можа, поговоришь с ним? — предложил Майкл.
      — И что я ему скажу? «Извини, Джеймс, мне хотелось проверить, гей ты или нет?»
      — Не, это лучше придержи.
      — Ну, дай мне совет, — Сара покрепче уцепилась за его локоть. — Ты-то сам меня понимаешь? По тебе видно, что западаешь на всё, что движется. Что ты с бывшими делаешь?
      — Да я просто никому ничего не обещаю, — Майкл пожал плечами. — У меня и отношений-то дольше трёх дней не было.
      — Везёт, — буркнула Сара.
      — А чё ты от него хочешь? Снова сойтись?
      — Да нет же, — она глубоко вздохнула. — Я хочу, чтобы он не убивался. Он мне нравится, понимаешь? Он милый. Я и правда хочу с ним дружить, — печально сказала она. — Только он меня наверняка теперь не простит, тем более после той вечеринки. Я не хотела его выставлять дураком, — беспомощно сказала она. — Как-то всё само получилось.
      — Ну поговори с ним, — сказал Майкл. — Пригласи домой, расскажи вот это вот всё... про чувства. Что скучаешь.
      — Ты тоже приходи, — велела она. — Будешь держать меня за руку.
      — А вот это херовая идея.
      — Ладно, будешь держать меня за руку потом, когда он меня пошлёт нахрен.
      — Давай я тя прям щас за чё-нить подержу, — предложил Майкл, приобнимая её за пояс.
      — Задница ниже, — она сдвинула его руку и улыбнулась.

      От Хэмпстед лейн к дому Сары вела подъездная дорога, перегороженная шлагбаумом. В зелёной будке круглосуточно сидела охрана и каждый раз проверяла номер мотоцикла, прежде чем пропустить внутрь. Майкл никогда не задавался вопросом, зачем её семье такие предосторожности: у богатых свои причуды.
      Дом был старинный, в три этажа, понизу увитый ярко-зеленым плющом. И огромный: чтобы попасть из левого крыла в правое, приходилось идти три минуты — Майкл как-то засёк из интереса.
      Вечером съезжались гости, хаотично расползались по дому — кто плескался в бассейне, кто слонялся по парку, кто сидел и трепался в одной из гостиных с бокалом в руке. Шампанское тут, похоже, никогда не кончалось.
      Майкл приезжал пару раз в неделю. Его роман с Сарой, строго говоря, романом назвать было нельзя. Они сошлись, как два многоопытных бойца шаолиньской школы Копья, Щита и Зеркала: посмотрели друг на друга, осознали равный уровень мастерства, уважительно присвистнули и отправились трахаться. Никакие искры между ними не пробегали, голову ничего не туманило, а классный секс — это ещё не повод давать друг другу какие-то обязательства.
      Самые долгие отношения в жизни Майкла перевалили за две недели, а с Сарой по-прежнему было легко.

      — Майк, сегодня ты развлекаешь себя сам, — Сара поправила вырез блузки, чтобы в нём виднелся краешек кружевного бюстгальтера. — Я собираюсь зажать в углу Кэти, а то от твоей брутальности у меня скоро щетина полезет и член отрастет. Как я выгляжу? — требовательно спросила она.
      — Как чума, — одобрительно сказал Майкл, отсалютовав бутылкой безалкогольного Будвайзера.
      — Сам ты чума, — она беззлобно стукнула его по плечу. — И холера впридачу.
      — Губы намажь, — посоветовал он.
      — У тебя пунктик на помаде?
      — Яркие губы — это сексуально.
      — Не учи меня совращать девочек, — снисходительно фыркнула Сара. — У меня первая была в тринадцать.
      — А у меня в четырнадцать.
      — Неудачник, — она наклонилась, коротко поцеловала его в губы.
      Кэти, зеленоглазая шатенка с личиком тихой домашней девочки, тоненько взвизгнула и захихикала, когда Сара с размаху шлёпнула её по заду. Майкл проводил их взглядом до дверей и глотнул пива.
      В здешнюю компанию он так и не вписался: кроме Сары, никто тут не относился к нему всерьёз. Никакой враждебности, понятное дело, не было, но зато снисходительных взглядов, поджатых губ и закатывающихся глаз было в избытке. Особо талантливые разговаривали с ним, как с глухим или иностранцем: громко, медленно и предельно внятно. Наверное, думали, что иначе не врубится. Девчонки не шарахались, когда он подходил и спрашивал, как дела, но вежливо улыбались, извинялись и съёбывали в другой угол комнаты. Парни на попытку заговорить ухмылялись и совали в руку пустые стаканы. Помня просьбу Сары не устраивать драк, Майкл широко улыбался в ответ, что уже вызывало определённое замешательство, и спрашивал: «Тебе сюда нассать как обычно или двойной будешь?»
      В общем, зоопарк тут был тот ещё.

      Майкл допил пиво, поднялся, чтобы отнести бутылку к бару, но заметил стоящего в дверях Джеймса. Купидончик был в белой футболке и синих брюках —прям расписная китайская вазочка с каминной полки.
      — Здаров, — обрадовался Майкл. Подошёл, стараясь не скалиться во все зубы, протянул руку. Он не видел его с того самого дня на аэродроме. Много раз пытался выдумать предлог, чтобы позвонить, но ни одного не нашёл. Да и куда бы он его пригласил — в МакДональдс?
      — Привет, — Джеймс дружелюбно улыбнулся, руку пожал крепко и коротко. Обежал глазами гостиную.
      — Сара — это... занята, — тактично сказал Майкл.
      Джеймс хмыкнул, заправил волосы за ухо.
      — Что, ты теперь тоже во френд-зоне?
      Майкл ухмыльнулся:
      — А я не ревнивый. Те сообразить чё? — спохватился он.
      — Что?..
      — Выпить будешь, говорю?
      — Я за рулём.
      — Так и я, — Майкл качнул пустой бутылкой, демонстрируя этикетку. — Хошь, по лимонаду вмажем?
      — Давай, — после паузы согласился Джеймс. — Я бы сел куда-нибудь, сегодня весь день на ногах.
      — Приземляйся, я принесу, — Майкл махнул рукой на диваны.
      Джеймс посмотрел на него удивлённо.
      За барной стойкой маячил Фредди — тонколицый кареглазый португалец из местного персонала. Майкл передал ему пустую бутылку.
      — Ты знаешь, чё он обычно пьёт? — негромко спросил он и кивнул на Джеймса. — Вот будь другом, сделай два раза.
      Купидончик устроился на широком диване у высокого арочного окна. Поджал под себя одну ногу, положил руку на спинку. Кому-то вяло махнул.
      — Ну чё, где бегал? — спросил Майкл, возвращаясь к нему с двумя холодными стаканами, скользкими от конденсата. Вблизи Купидончик выглядел уставшим: глаза запали, губы потрескались. Но поблагодарить не забыл.
      Майкл пристроился рядом, но не вплотную, чтоб вышло повежливей. В стакане был лёд, гранатовый сироп, содовая и немного свежей мяты. Оказалось — вкусно.
      — Тебе правда интересно, что я сегодня делал? — спросил Джеймс.
      — Не, ну если секрет, пытать не буду, — сказал Майкл.
      — Не секрет.
      Джеймс поболтал трубочкой в стакане, попытался поймать её губами, не глядя — сумел, но не сразу.
      — С утра был на занятиях, — сказал он. — Если заметишь, что у меня что-то лезет из ушей — не пугайся, это английская литература. По большей части — Шекспир.
      — Это который про Ариэль написал? — уточнил Майкл, радуясь, что может поддержать тему.
      Джеймс терпеливо улыбнулся.
      — Да. Кстати, как она?
      — Кто?
      — Ариэль. Та девушка, с которой ты познакомился у доктора Шермана.
      — А, эта!.. Не знаю, — Майкл пожал плечами. — Её Бран увёл. У меня девчонки надолго не задерживаются.
      — Ты хочешь сказать... — Джеймс недоверчиво поднял брови, — что у тебя их было много?..
      — Порядочно, — уклончиво ответил Майкл. — Так чё, это у тебя от Шекспира бледность лица образовалась?
      — Отчасти, — тот кивнул. — После университета у меня был урок тенниса. Потом я заехал в театр, забрал маму с репетиции. Потом мы с ней немного повздорили, поужинали, я съездил увидеться с Бобби — и сюда.
      — Насыщенный день, — признал Майкл. — А кто такой Бобби?
      Джеймс вдруг радостно и светло улыбнулся.
      — Мой лучший друг.
      Купидончик достался в друзья какому-то непонятному Бобби — вот же повезло подлецу. Наверняка ходят вдвоём такие, треплются про Шекспира без остановки.
      — Ну, а ты чем занимался? — спросил Джеймс, посасывая коктейльную трубочку. Майкл невольно загляделся, не сразу отвёл взгляд.
      — Да я работал. Ничё интересного...
      — Слушай, Майкл. Я всё хотел тебя поблагодарить за ту поездку. Это было очень здорово, — серьёзно сказал Джеймс. — Помогло отвлечься от всех этих событий.
      — О, ты вернулся!.. — На диван между ними упал молодой человек в форменном пиджаке с гербом университета, развернулся к Джеймсу: — Он тебя не достаёт?..
      Майклу пришлось отодвинуться, чтобы не упираться в него коленями.
      — Честер, мы разговариваем, — хмуро сказал Купидончик.
      — Ай, не занимайся благотворительностью, — отозвался Честер, даже не повернув головы в сторону Майкла. — Ты новую книгу Акройда читал? Что там у него за теория?
      — Там фантазия, а не теория, — отозвался Джеймс, коротко глянув на Майкла. — Он сам говорит, что ему предположения важнее доказательств. Давай обсудим позже.
      — А вы треплитесь, мне интересно, — живо отозвался Майкл. — Хоть послушаю.
      Джеймс встретился с ним взглядом:
      — Правда?..
      — Да какая тебе разница? — Честер пожал плечами. — Пусть сидит, только молча.

      Возле Джеймса организовался кружок любителей говорить не по-человечески. Майкл слушал и пытался вникнуть, но незнакомые имена сливались в одну сплошную кашу, а от фраз, которыми сыпали Джеймс с приятелями, уши и вовсе сворачивались в трубочку. Они уже давно оставили новую книгу, с которой всё началось, и забрались в непролазные дебри.
      — Рассматривать историю как божественную творческую силу — это антинаучно...
      — Экспансия западнохристианского общества была гораздо масштабнее...
      — Тойнби просто компилятор, он не сказал ничего нового, все это писали и до него, почитай хотя бы де Шардена...
      — Ну ты ещё вспомни Макиавелли!.. Кем бы он был без Борджа?
      Майкл тихо поставил стакан с растаявшим льдом на столик и поднялся на ноги. Момент, когда пора сваливать, он обычно чувствовал хорошо.

По желанию автора, этот фанфик могут комментировать только зарегистрированные пользователи