Вдребезги +485

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
James McAvoy, Michael Fassbender (кроссовер)

Основные персонажи:
Джеймс МакЭвой, Майкл Фассбендер
Пэйринг:
Макфасси
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, Психология, Повседневность, Hurt/comfort, AU, Первый раз, Дружба
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП, Элементы гета
Размер:
Макси, 281 страница, 38 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Хейли
«Это прекрасно!!! » от Julia128128
«Отличная работа!» от Muse333
«Верните мое сердце на место❤️» от Stais N
«Прекрасная работа! Спасибо!» от _Juliet_
«Браво! » от Brais
«Отличная работа!» от Paper moon
«Великолепно!» от Uvarke
«Спасибо за невероятные эмоции!» от blair4ik
«Отличная работа!» от JU_LI
... и еще 9 наград
Описание:
Макфасси-АУ.
Майкл - двадцатилетний гопник, у которого есть мечты, но нет денег. Джеймс - сын богатых родителей, у которого есть деньги, но нет друзей. Они настолько разные, что их притяжение друг к другу нельзя объяснить ничем. Если их разделяет пропасть - что будет, когда они встретятся на мосту через нее?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Вдохновлено тумблером:
http://chachasiki.tumblr.com/post/147897130389/campusau-young-motorcycle-player-erik-college
http://maximillianfalk.tumblr.com/post/151874701581/codenamecesare-ninemoons42-mcavoys

Коллаж к фику, автор - Kiron666. Спасибо!
http://static.diary.ru/userdir/4/1/7/6/41767/84660601.jpg

Два коллажа от Motik71. Спасибо!
http://static.diary.ru/userdir/4/1/7/6/41767/84781177.jpg
http://static.diary.ru/userdir/4/1/7/6/41767/84781178.jpg

Коллаж от eisenhardt. Спасибо!
http://static.diary.ru/userdir/4/1/7/6/41767/84868060.jpg

Коллаж от Der_Wahnsinn. Спасибо!
http://static.diary.ru/userdir/4/1/7/6/41767/84907094.jpg

23

2 декабря 2016, 22:41
      Время летело так быстро, что Майкл едва успевал оглядываться. Только что был понедельник — и вдруг просыпаешься в четверг. Дни листались один за другим, все мысли были заполнены Джеймсом. Даже когда его не было рядом, Майкл не переставал трепаться с ним у себя в голове, прокручивать заново встречи, как отрывок любимого фильма.
      У них всё было хорошо, лучше просто не бывает. В четыре часа Майкл ждал его возле университета. Они целовались, будто не виделись десять лет, в тёплые дни уезжали гулять с Бобби. Если шёл дождь, Джеймс выбирал уютное кафе и они сидели там, дожидаясь просвета в тучах. Майкл заказывал себе одну чашку кофе, отговариваясь, что только что пообедал дома, и растягивал её на несколько часов. Джеймс не раз предлагал его угостить, но Майкл постоянно отказывался. Голодным он и правда не был — всегда успевал перехватить по дороге какой-нибудь китайской лапши или сосиску в тесте, так что даже почти не лукавил и не глотал слюни, глядя в тарелку Джеймса.
      Со слюнями была другая проблема. Голые коленки, прикрытые килтом, преследовали его даже во сне. Майкл сломал себе всю голову, думая, что с этим делать. Забыть не получалось — от одной мысли в ушах начинало звенеть от напряжения. Вот только Джеймс ясно дал понять ещё в театре, что дрочить на свою национальную гордость не даст. Национальную гордость Майкл понимал, у самого была такая же. Нет — значит, нет.
      Понимание не помогало.
      Осенило его, когда уже весь извёлся. Надо просто Джеймса в похожую юбку засунуть. Пусть не в килт, хорошо. Но в юбке-то его трахнуть можно?.. Это же национальную гордость не заденет?.. Майкл даже сам прошёлся по сэконд-хэндам и сам выбрал подходящую. Долго мучался между зелёной и синей. Синюю, конечно, хотелось сильнее, но шотландцы — народ обидчивый. Пусть поменьше ассоциаций будет — взял зелёную. Там же, в магазине, запаковал в коричневую бумагу и обвязал бечёвкой. Улыбался, как идиот, представляя, как положит Джеймсу руки на бёдра... или сразу под юбку залезть?.. Или на коленки его поставить и вот это всё на спину задрать?.. Сколько вариантов-то, как тут выбрать!..
      Они встретились в тот же день. Джеймс занял свой любимый столик у окна, Майкл пристроил шлем на широкий подоконник, вытянул ноги, чтобы поймать острое колено Джеймса. Заказал свой кофе.
      Столики были сколочены из грубых досок и залакированы толстым слоем, будто прикрыты стеклом. Под прозрачным лаком проступали прожилки дерева, тёмные пятна сучков, будто узор. На окнах переливались гирлянды, кирпичную стойку увивали еловые ветки. Майкл подумал — надо уже Томми пнуть, чтобы достал свои китайские запасы: декабрь, пора и паб нарядить.
      — Чему сегодня учился? — спросил он.
      — Спорили о личности Шекспира, — сказал Джеймс. — Ужасно интересно! Знаешь, ведь до сих пор неизвестно, кто был автором его пьес.
      — А что, он на самом деле не Шекспир? Тоже выдумка, как король Артур?
      — Нет, это скорее мистификация. Человек, которого звали Уильям Шекспир, действительно существовал, однако многие исследователи считают, что под его именем печатался кто-то другой. Но имя настоящего автора — до сих пор загадка.
      — И что, за полтыщи лет так и не выяснили? — удивился Майкл.
      — Представь себе, нет. Есть несколько теорий, но ни в одну из них не укладываются все факты.
      — Ишь ты, — уважительно сказал Майкл. — Кто-то конкретно прикололся.
      — Слушай... — Джеймс вдруг стал очень серьёзным. — Нам надо поговорить.
      — Во, у меня к тебе тоже разговор есть, — Майкл ухмыльнулся.
      — Какой?..
      — Ну ты первый начал, так что давай. Я свой разговор на десерт оставлю.
      Джеймс глянул настороженно. Пробежал пальцами по волосам, глубоко вдохнул.
      — Слушай, мне очень непросто к этому подойти. Так что ты меня, пожалуйста, выслушай, ладно?.. Я очень долго об этом думал... Не знал, как тебе сказать...
      — Ты свинтить хочешь, что ли?.. — тихо спросил Майкл.
      — Нет... Нет. — Джеймс покачал головой, но даже не улыбнулся. — Мне с тобой очень хорошо, Майкл. Я не хочу с тобой расставаться. Но есть одна проблема... Послушай и постарайся, пожалуйста, обойтись без шуточек.
      — Ну ладно, — Майкл выдохнул, развёл пригнувшиеся плечи. — Давай, доставай свою проблему, поглядим на неё вместе.
      — Я же просил без шуточек, — сказал Джеймс. — Ты ведь можешь быть серьёзным, я знаю.
      Майкл выцепил из салфетницы зубочистку, сунул в рот. Скатал бумажную обёртку в шарик.
      — Я давно хотел об этом поговорить, — сказал Джеймс. — Но не знал, как тебе объяснить... Чтобы ты понял.
      — Ну, скажи прямо, — предложил Майкл. — Я переспрошу, если что.
      — Слушай, я очень ценю, что с тобой можно вот так... — Джеймс ссутулился. — Обсудить что-то. Что ты не обижаешься по пустякам. Не притворяешься, что всё в порядке, когда это не так, а говоришь откровенно. Мне очень, очень с тобой хорошо.
      — Давай к делу, — попросил Майкл. — Я щас сдохну от ужаса. Не в шутку.
      Джеймс слабо улыбнулся, зажал ладони между коленями, ссутулился ещё сильнее.
      — Помнишь, из-за чего мы поссорились в театре?.. — спросил он.
      — Да я хотел бы забыть — не смогу.
      — Помнишь, я извинился, что поставил тебя в неловкое положение?..
      Майкл с облегчением выдохнул.
      — И ты стока времени по этому поводу напрягаешься?.. Да я ж не сержусь!
      — Да?.. — Джеймс почему-то вообще не обрадовался. — Хорошо. А ты сердился?..
      — Ну, было немного... — признался Майкл. — Но мы ж всё решили?.. Тогда ещё?..
      — Нет, — сказал Джеймс. — Не всё.
      Майкл поставил локти на стол, наклонился ближе.
      — Ну, давай дорешаем. Чего не так-то?
      — Что тебя тогда рассердило? — спросил Джеймс, сосредоточенно покусывая губу.
      — Ну, как... — Майкл слегка растерялся. — Ты ж знаешь — что.
      — Нет, — Джеймс покачал головой. — Не знаю. Я долго думал об этом и понял, что я не знаю, за что ты на меня рассердился.
      — Ну это ж прошло уже, — неуверенно сказал Майкл. — Чё тут решать?..
      — За что, Майкл?.. — повторил тот, не отводя глаз.
      — Ну, за то, что не предупредил, что придёшь такой... шотландский.
      — А почему я должен был бы тебя предупреждать? — тихо спросил Джеймс. — Я был неприлично одет?..
      — Нет, чё неприлично-то... очень прилично, — Майкл почувствовал, что теряет нить разговора. — Я чуть с лестницы не наебнулся.
      — Потому что я был в килте?..
      — Ну да...
      — И потому что килт очень похож на...
      — Так, вот не надо, — сказал Майкл, краснея. — Я не идиот, я знаю, что это ваша мужская одежда. В Ирландии тоже килт носят, между прочим. Лет сто всего, но всё равно. Я б тоже носил, если б у нас такая традиция в семье была.
      — Хорошо, — Джеймс кивнул. — Так о чём я должен был тебя предупредить?
      — О том, что будешь охуенно выглядеть, — буркнул Майкл.
      — Ты рассердился на меня за то, что я хорошо выглядел?.. За то, что я тебе понравился?..
      Майкл тяжело вздохнул, погрыз зубочистку.
      — Не знаю...
      — Подумай, — предложил Джеймс. — Что я такого сделал, чтобы тебя разозлить?..
      — Охуенно выглядел, — уныло повторил Майкл.
      — Раньше тебя не злило, что я тебе нравлюсь.
      — Раньше у меня был шанс тебя в углу зажать, — буркнул Майкл. — А там негде было.
      — Ты всё ещё думаешь, что я бы тебе позволил?..
      — Ну помечтать-то можно?..
      — Можно, — Джеймс кивнул. — Но тебе стоит знать, что мне это неприятно.
      — Почему?.. — Майкл раскрыл глаза от удивления. — Я ж ничего плохого в виду не имел!.. Ты сказал тогда, что нельзя — так я тебя даже не трогал!.. Чуть не свихнулся, это да — но я ж понятливый!.. Я принципы уважаю!..
      — Это правда, - Джеймс кивнул. — Я хочу сказать — я заметил, что ты приложил все усилия, чтобы справиться с ситуацией. Я это очень ценю. Не могу представить, насколько это было трудно... я не ты, у меня такого не бывает... но я верю, что было сложно.
      — И чего?.. — нетерпеливо спросил Майкл. — Тебе ж всегда нравилось, что у меня на тебя стоит. Чё не так-то?.. Я думал, это вроде комплимента. Типа, ты меня так заводишь, что я аж дышать не могу.
      — Майкл, — серьёзно сказал Джеймс. — Это и есть проблема. Ты никогда так не реагировал на меня, когда я был в брюках.
      — Зато реагировал, когда ты был без них.
      — Я в килте для тебя всё равно что голый?..
      — Слушай, я не имел в виду тебя обидеть!.. Но у тебя эти коленки торчали, я как глянул...
      — Ты смотрел на меня так, будто я в костюме медсестры из секс-шопа, — сказал Джеймс. — Мне было очень неприятно, Майкл. Я не сразу это понял, но потом, когда всё обдумал... Я никогда себя так не чувствовал. Я надел килт не для твоего развлечения. Мне даже в голову не приходило, что ты можешь так его воспринять. Теперь я не могу перестать думать о том, что, может быть, другие тоже смотрят на меня и фантазируют, как бы его задрать. Ты можешь себе представить, что я чувствую?..
      Джеймс перевёл дыхание и продолжил:
      — Я понимаю, что ты не мог это контролировать. Но я хочу, чтобы ты понял — это было очень неуместно и очень оскорбительно для меня.
      Майкл опустил голову.
      — Чё неуместного-то... — пробормотал он.
      — Тебе было бы приятно, если бы я поступил так же?
      — Если б я килт натянул, а у тебя бы торчком встал? — уточнил Майкл, слегка улыбнувшись. — Да я бы не возражал.
      — А ты представь себе другую ситуацию, — предложил Джеймс. — Например, что ты... скажем, сломал ногу и лежишь в больнице. Ждёшь, когда я приду к тебе после занятий, чтобы мы поболтали, может, поиграли бы в карты или в какую-нибудь настольную игру. Ты ждёшь, что мы приятно проведём вечер вместе. Но когда я прихожу, я с порога заявляю тебе: почему ты не предупредил меня, что будешь в гипсе!.. И бегу дрочить на твои бинты. Не потому, что я по тебе соскучился — а потому, что они меня возбудили. Не ты. Они. Понимаешь?.. И только потом подхожу к тебе и спрашиваю, как у тебя дела. Ты бы не возражал?..
      Майклу стало не по себе. Он опустил глаза на стол, сжал губы.
      — Ты понимаешь меня?.. — спросил Джеймс.
      — Извини...
      Джеймс громко выдохнул, распрямился.
      — И знаешь ещё, что, - быстро сказал он. — Чтобы не возвращаться к этому разговору... Я не буду надевать никаких женских шмоток.
      — Я уже понял, — глухо сказал Майкл.
      — Даже не предлагай.
      — Угу.
      Джеймс побарабанил пальцами по столу. Подождал. Майкл поднял на него глаза.
      — Ты обычно в такой ситуации говоришь: «да я и не собирался!» — напряжённо сказал Джеймс. — Собирался, значит?..
      Майкл пожал плечами.
      — Так, я сейчас буду проявлять чудеса выдержки и толерантности, — сказал Джеймс через некоторое время. Он побледнел, глаза запали. Ресницы были как нарисованные. — Потом скажи мне спасибо. Мне сейчас страшно хочется вылить тебе твой кофе на голову и убежать. И может быть, даже никогда тебя больше не видеть.
      — Почему?.. — тихо спросил Майкл.
      — Почему, — повторил Джеймс и нервно хмыкнул. — Хочешь, чтобы я надел для тебя юбку?..
      Майкл смотрел на него нерешительно и ждал. Джеймс положил локти на стол и наклонился ближе.
      — А я хочу, чтобы ты надел для меня чулки, — тихо сказал он.
      — Что?.. — Майклу показалось, что он ослышался. Джеймс жадно рассматривал его лицо.
      — Чулки, - повторил он.
      Майкл пытался что-то ответить, но не мог и слова сказать. Джеймс склонил голову набок.
      — Ну как?.. Хорошая идея?.. Тебе нравится?..
      — Ты серьёзно, что ли?.. — прошептал охреневший Майкл.
      — Наденешь?..
      — И тебя это заведёт?..
      — А почему нет? — совершенно серьёзно спросил Джеймс. — У тебя красивые длинные ноги. Тебе бы пошло.
      Майкл смотрел на него во все глаза, пытаясь понять, шутка это или нет. Или да. Или нет?..
      — Ну, что?.. — спросил Джеймс. — Сделаешь это для меня?..
      — Я... я не знаю, — честно сказал Майкл.
      Джеймс отодвинулся, посмотрел удивлённо. Потом сказал:
      — Вот когда ты мне предлагаешь надеть юбку, я чувствую то же самое.
      — То есть это ты меня на слабо брал?.. — уточнил Майкл, выдыхая и выпрямляясь.
      — Я тебе не девочка, — твёрдо сказал Джеймс. — Я всё понимаю, Майкл. Ты пытаешься разобраться... кто ты. Тебе проще, если ты представляешь меня женственным. Тебе так привычнее, — Джеймс залился румянцем, но глаз не отвёл. — Я сам знаю, что не выгляжу... брутально, как ты. И я ещё не свыкся... со всем, что у нас происходит. Со своими фантазиями... С тем, как ты меня называешь.
      — Да у меня теперь язык не повернётся, — буркнул Майкл.
      — Мы договаривались, — сказал Джеймс. — Оделся, умылся... помнишь?..
      — Помню.
      — В обычной жизни — обычный парень. Как ты. В других обстоятельствах... может быть разное, — уклончиво сказал он. — Но никаких переодеваний.
            Джеймс выдохнул, замолчал. Выговорился. Майкл сидел, укладывал разговор в голове. Джеймс смотрел на него настороженно — наверное, ждал какого-то ответа. Майкл крутил чашку, разглядывал кофейные следы на блюдечке.
      — Слушай, я... не знаю, что сказать, — признался он. — Я всё понял, не бойся. И про юбки, и про театр...
      — Хорошо, — вздохнул Джеймс и встал из-за стола. — Я ужасно хочу есть. Тебе что-нибудь взять?
      — Не, я не голодный, — привычно ответил Майкл. — Дома поел.

      Джеймс вернулся с двумя тарелками. На горке яркого зелёного салата лежали мелко нарезанные куски курицы, присыпанные сыром.
      — Оголодал, пока трепался? — Майкл глянул на него, отыскивая улыбку. Джеймс дёрнул уголком рта и поставил перед ним одну тарелку.
      — Это тебе.
      — Что значит — мне? — Майкл нахмурился. — Я тебе сто раз говорил, я не голодный. Не нужно мне ничего покупать, я не на улице живу.
      Джеймс прищурился, сел напротив. Развернул салфетку с ножом и вилкой.
      — Ты каждый раз берёшь себе только кофе и всегда расплачиваешься мелочью, — сказал он.
      — И что? — рассердился Майкл. — Беру, что хочу.
      — Не что хочешь, а на что хватает.
      — Много ты понимаешь, — сказал Майкл. — Я всю жизнь так живу, меня всё устраивает.
      — Меня не устраивает, — тихо Джеймс. — Я не хочу сидеть и смотреть, как ты мыкаешься три часа с одной чашкой.
      — Я не мыкаюсь, — упёрся Майкл. — Всё нормально.
      — Нормально? — резко преспросил Джеймс. — Значит, когда ты хочешь бесплатно сделать мне ремонт, который стоит триста...
      — Сто.
      — Триста фунтов, — Джеймс не обратил внимания на попытку перебить, — это нормально. А когда я хочу угостить тебя в кафе — это ненормально?
      Майкл вовремя поймал себя за язык. А то щас ляпнул бы «ну я же не девчонка, чтоб за меня платить»... Джеймс бы это обязательно перевернул, мол — «а я тебе, значит, девчонка». И всё, и пиздец, и понеслась бы...
      — Вот мне интересно, — сказал Джеймс, — а если бы было наоборот... Если бы ты был из Кенсингтона, а я — из Хакни... тебе бы нравилось смотреть, как я сижу с одной чашкой кофе, пока ты обедаешь?..
      День равноправия полов, блять. Майкл начал злиться — но молча, про себя. Поджал губы, сердито уставился в свою тарелку. Сначала сердито, потом...
      Потом сам не понял.
      Очнулся, когда Джеймс потянулся к нему через стол, испуганно спросил:
      — Майкл, ты чего?..
      Тот поднял голову, криво улыбнулся — ровно отчего-то не получилось:
      — Да ничего... Привыкаю, — Майкл пожал плечами. — Как это хоть называется?..
      — Цезарь... — Джеймс смотрел на него тревожно, даже брови поднял.
      — Слушай, — сказал Майкл. — Мне не надо. Мне с тобой и без Цезарей хорошо, и без подарков. Я с тобой не поэтому... — он вздохнул, пытаясь подобрать слова.
      — Хватит, — сказал Джеймс. Глаза у него слегка покраснели. — Я всё понимаю. И ты всё понимаешь. Мне же хочется... что-то делать для тебя.
      — Ты и так столько всего делаешь. Рассказываешь. Возишь с собой. Книжки подсовываешь. А я только и умею, что трахаться.
      Джеймс глубоко вздохнул.
      — Майкл. Ты такой дурак. Просто какая-то феноменальная бестолочь. Как тебе это удаётся, никак понять не могу. Тумблер у тебя в башке, что ли?..
      Тот пожал плечами и взял вилку.

      Они бродили по сумеркам, натыкаясь друг на друга плечами. Завернули к реке, постояли на набережной, глядя на длинные тёмные баржи, скользящие по чёрной воде. За этот день столько сказали друг другу, что говорить было уже не о чем. Свёрток с юбкой остался на одной из скамеек в парке. Может, пригодится кому.
      Из магазинов и кафе лился рождественский перезвон. В витринах светящиеся олени качали головами, перебирали копытами.
      — Отвезёшь домой?.. — тихо спросил Джеймс.
      В ответ даже шутить не хотелось.
      — У нас же всё равно всё нормально?.. — на всякий случай спросил Майкл. Джеймс не ответил, только поцеловал на прощание, приподнявшись на цыпочки.
      Майкл вернулся домой ближе к полуночи. Открыл ворота гаража, завёл мотоцикл. Спать вообще не хотелось. Он переоделся в рабочее, воткнул в розетку масляный обогреватель. Полистал книгу заказов. Включил кассетник, убавил громкость, чтоб не орало. Работа — она сама себя не сделает.

      Кристофер потряс его за плечо:
      — Ты когда последний раз дома ночевал?..
      Майкл вскинулся с топчана, сдёрнул плед.
      — Хоть бы ворота закрыл, всё нараспашку — заходи и бери, что хочешь.
      — Блин!.. Да я прилёг на минутку! — Майкл протёр глаза. — Хотел до утра закончить.
      — Работать днём нужно, а не по ночам. Накосячишь — обоим отвечать.
      — Я не косячил, — обиделся Майкл. — Я всё проверил.
      — Ворота на ночь ты тоже проверил? — мрачно спросил Кристофер.
      Майкл виновато насупился. Кристофер тяжело вздохнул, сел рядом на топчан, потёр руки.
      — У тебя всё нормально?.. — спросил он.
      — Нормально, — Майкл быстро улыбнулся. — Всё хорошо.
      Кристофер помрачнел ещё больше. Хотел что-то сказать, передумал, внимательно посмотрел на Майкла. Тот не смог выдержать взгляд, отвернулся.
      — Знаешь, что, — сказал Кристофер. — Давай без глупостей. Я всё понимаю, дело молодое... Встречаешься с кем-то — и хорошо. Только нечего тут по ночам сидеть.
      — Да ни с кем я... — буркнул Майкл.
      — Мне-то не ври, — сказал Кристофер. — У меня глаза есть.
      Майкл вспыхнул. Раньше от отца тайн не было. А теперь жжёт изнутри, но рассказать нельзя.
      — Я тебя за язык не тяну, — мрачно сказал Кристофер. — Не хочешь говорить — дело твое, я в душу не лезу. Но работать вот так — это свинство.
      Знает или нет?.. Догадывается? Как понять? Не спросишь же в лоб — на что намекаешь, что мы с кудряшкой туда-сюда?..
      Джеймс в последнее время часто наведывался в гараж — сидел, читал, задания свои делал, но Майкл руки держал при себе, даже когда рядом никого не было. Если что и происходило в этом гараже, то только за закрытыми дверями. А что Джеймс вообще тут сидит — ну так и Томми, и Бран сюда заглядывали, но это ж обычное дело. Друзья, да и все.
      — Тебе Томми что-нибудь говорил? — спросил Майкл, стараясь держать лицо.
      — А что он должен был мне сказать?
      — Да я так, просто... — Майкл пожал плечами.
      — Томми, значит.
      Кристофер погрустнел, замолчал. Майкл тоже молчал, не зная, что теперь делать. И стыдно было, и виновато. Хотя никакой вины за ним не было — пусть и по ночам, но работу он делал к сроку.
      Кристофер вдруг обхватил Майкла за плечи, притянул к себе, будто тот был не здоровым лбом, а двенадцатилетним оболтусом. Вздохнул глубоко и безрадостно.
      — Ты чего? — насторожился Майкл.
      — А ты чего? — спросил тот. — То сидишь тут ночами, то пропадаешь неизвестно где. Хоть бы дружка своего в дом пригласил. Или он брезгует?
      — Ничего он не брезгует, — возмутился Майкл. — Просто я думал — ему неудобно.
      — А тут ему, поди, удобно, — сказал Кристофер. - С тетрадками-то крючиться. Ладно. Иди спать, без тебя справлюсь. Вернёшься после обеда.

По желанию автора, этот фанфик могут комментировать только зарегистрированные пользователи