Вдребезги +638

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
James McAvoy, Michael Fassbender (кроссовер)

Основные персонажи:
Джеймс МакЭвой, Майкл Фассбендер
Пэйринг:
Макфасси
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, Психология, Повседневность, Hurt/comfort, AU, Первый раз, Дружба
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП, Элементы гета
Размер:
Макси, 281 страница, 38 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«С надеждой на продолжение!» от innalex
«За любовь без границ! )» от innalex
«Прекрасная работа!Продолжение!» от Rotfuchs_13
«Мое сердце умоляет продолжения» от Kinado
«Великолепная работа!» от Elenohcka
«За сердце вдребезги» от m_ercy
«За развороченную душу! » от широсаки хичиго
«Отличная работа!» от Хейли
«Это прекрасно!!! » от Julia128128
«Отличная работа!» от Muse333
... и еще 16 наград
Описание:
Макфасси-АУ.
Майкл - двадцатилетний гопник, у которого есть мечты, но нет денег. Джеймс - сын богатых родителей, у которого есть деньги, но нет друзей. Они настолько разные, что их притяжение друг к другу нельзя объяснить ничем. Если их разделяет пропасть - что будет, когда они встретятся на мосту через нее?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Вдохновлено тумблером:
http://chachasiki.tumblr.com/post/147897130389/campusau-young-motorcycle-player-erik-college
http://maximillianfalk.tumblr.com/post/151874701581/codenamecesare-ninemoons42-mcavoys

Коллаж к фику, автор - Kiron666. Спасибо!
http://static.diary.ru/userdir/4/1/7/6/41767/84660601.jpg

Два коллажа от Motik71. Спасибо!
http://static.diary.ru/userdir/4/1/7/6/41767/84781177.jpg
http://static.diary.ru/userdir/4/1/7/6/41767/84781178.jpg

Коллаж от eisenhardt. Спасибо!
http://static.diary.ru/userdir/4/1/7/6/41767/84868060.jpg

Коллаж от Der_Wahnsinn. Спасибо!
http://static.diary.ru/userdir/4/1/7/6/41767/84907094.jpg

24

4 декабря 2016, 12:11
      — Левее и выше, — сказал Джеймс и шагнул назад. — Нет, не так высоко. Опусти немного. Теперь правее.
      — Да ты задрал тут распоряжаться! — Бран недовольно обернулся. — Ща сам будешь вешать!
      — Заткнись и делай, как он говорит, — Майкл положил ногу на диванчик и привалился спиной к стене. Пристроил на колено книгу. Бобби высунул морду из-под стола, ткнулся носом в опущенную руку. Он уже исследовал весь паб, обнюхал все ноги, попробовал на зуб стулья и успокоился, пристроившись возле Майкла.
      — Лучше бы жопу поднял и помог, — проворчал Бран, перекатив между зубами пару мелких гвоздиков.
      — Ты сказал, что сам справишься, — Майкл перевернул страницу, даже глаз не поднял.
      — Я и справлялся, пока кое-кто не полез мне советовать, — огрызнулся Бран и посмотрел на Джеймса. — Ну? Вот так правее?
      Тот кивнул. Бран выудил молоток из-за пояса, вбил гвоздик и прицепил на него гроздь красных шаров.
      Ворох рождественских украшений покрывал весь стол: электрические гирлянды, звёзды, ангелы, снеговики, медведи, усыпанные блёстками снежинки, золотые колокольчики, олени с витыми рогами, шишки, еловые лапы, пахнущие пластиком.
      — Чё там дальше? — Бран поглядел на стол со стремянки. — Давай вот эту хуйню, зелёную.
      Джеймс вытащил длинную пушистую мишуру, выпутал из неё проволочные петельки пряничных человечков, подал наверх.
      — А мы однажды делали таких из картона, — сказал он.
      — Кого? — Бран пристроил мишуру на портрет бабки Томми. Миссис МакМиллан смотрела на него крайне неодобрительно — прям как при жизни.
      — Пряничных человечков, — сказал Джеймс. — Вырезали и раскрашивали. А потом собирали в гирлянду.
      — Хернёй страдали, — заявил Бран. — Где ты тут картон видишь?
      — У Томми коробок навалом, — сказал Майкл, не поднимая головы.
      — Да иди ты в жопу, — сказал Бран. — Я тут ещё три часа буду ебаться, а ты хочешь гирлянды из картона нарезать, чтоб мы до утра сидели?..
      — Не хочешь — не ебись, — спокойно сказал Майкл.
      Бран был как всегда. Он был не способен просто взять и согласиться, если занятие казалось ему недостойным настоящего мужика. Даже если сам хотел. Ему обязательно надо было побурчать, поныть, попинать балду и сделать вид, что его вообще заставили.
      Если смотреть на Брана и видеть только бритую голову в шрамах и выражение лица, как у бульдозера, можно было проглядеть, как аккуратно нашиты цепи на косуху, блестящую от жирного обувного крема, и как Бран благоговейно берёт из рук Томми кусок французского пирога со шпинатом и сыром.
      Джеймс стоял возле стремянки, заложив руки за спину. Волосы у него отросли уже почти до плеч. Мягкие, тёмные волны с каштановыми бликами. Гладкие, на ощупь — как шёлк. Если пропускать их сквозь пальцы, они сами скользят. А когда Джеймс приваливается головой к плечу, можно сунуть в них нос и дышать... На таких волосах не держится никакая резинка. Кстати, с хвостиком на затылке Джеймс выглядит ещё младше.
      Томми толкнул дверь плечом, из кухни за ним потянулся одуряющий запах имбирного печенья. Он поставил на стойку широкую стеклянную миску с горячим печеньем, присыпанным коричным сахаром. Бобби вскинул голову, забил хвостом по полу и облизнулся.
      — Тебе нельзя, — строго сказал ему Джеймс.
      — Чё это мне нельзя? — возмутился Бран, оборачиваясь на запах. — Я тут ваще за еду работаю!..
      Джеймс стащил из миски имбирного ангела и перекинул Брану. Тот поймал, откусил ангелу голову и что-то неразборчиво промычал. Прожевав, добавил:
      — Тебя мама что, не учила в людей едой не кидаться?..
      — Так ты ж не человек, — сказал Томми и запустил в него имбирным оленем. — Ты аннигилятор жратвы.
      — Вот чё, — сказал Бран, слизнув сахар с оленьей головы, — у тя старые картонки есть?
      — Зачем тебе? — спросил Томми.
      — Тащи сюда, — велел Бран. — Кудряшке дома ножницы запрещают, хочет оторваться.
      — Мне не... — начал Джеймс.
      — Не запрещали бы — сидел бы дома вырезал, — перебил Бран и облизал пальцы. — Так, чё там дальше?.. Огонёчки куда вешаем?
      Майкл заложил страницу обрывком мишуры, поднялся на ноги. Встал за спиной у Джеймса, сунул руки в карманы. Тот качнулся назад, на мгновение прижался лопатками к груди и отстранился.
      — Чё вскочил? — ревниво спросил Бран. — Вали читай обратно, тут и без тебя рук хватает.
      — Тут печеньем кормят, — ответил Майкл.
      — Обойдёшься, — буркнул Бран. — Кудряшка, не давай ему печенье, у него эта... аллергия. На имбирь.
      — На рожу твою у меня аллергия, — сказал Майкл и протянул ему коробку с гирляндой. — Как вижу — сразу врезать чешется.
      В четыре руки они развесили и зажгли разноцветные лампочки, пристроили на окна ангелов, наклеили звёзды и снежинки, увили стойку мохнатой зелёной гирляндой. Забравшись на стул, Майкл цеплял к старинным бронзовым лампам гроздья блестящих золотых шаров. Томми включил сборник рождественских песен. Напевая себе под нос, он раскладывал печенье на маленькой боковой витрине. Бран ползал под потолком, пристраивая на прокопчённые деревянные балки остатки украшений, которые больше некуда было деть.
      — Это переизбыток декора, — настаивал Джеймс, задрав голову.
      — Это недостаток гвоздей! — говорил Бран, прибивая к балке очередного войлочного снеговика.
      Хлопнула дверь, стайка девчонок, смеясь, ввалилась в паб.
      — Майкл!.. — Элли помахала ему от двери, стряхнула с коротких тёмных волос декабрьскую морось.
      — Привет, — он коротко улыбнулся, не опуская рук. Даже ему с его ростом приходилось тянуться, чтобы прицепить шары к лампе.
      — Помощь нужна?.. — Элли подошла ближе, обхватила его за колени, пальчиками пробежалась вверх по бёдрам. Майкл покачнулся, глянул вниз.
      — Хочешь, чтоб я на тебя свалился?..
      — Ну, в прошлый раз ты свалился удачно, — она весело улыбнулась. — Ты сегодня вроде свободен? — она мельком глянула на Джеймса, подмигнула Брану.
      — Меня сегодня вроде запрягли отрабатывать пиво, — Майкл убрал её руки со своей задницы. — На весь вечер.
      — Да ладно тебе, отвлечёшься на полчаса, — Элли запрокинула голову, уцепилась за ремень его джинсов. — У меня для тебя кое-что есть...
      — Послушайте, он ведь правда может упасть, — нервно сказал Джеймс.
      — Он-то? Да у него равновесие, как у балерины. И ноги... — Элли погладила Майкла по бедру. — Ну так как, ты спустишься или мне подняться к тебе?..
      — Сначала сюда иди, — сердито сказал Томми. — Чего налить?
      Джеймс присел на край диванчика возле стола, который был навечно зарезервирован для друзей. Бобби сунул лохматую морду ему на колени, Джеймс хмуро потрепал его по ушам.
      — Я к тебе ещё подойду, — Элли отцепилась от Майкла, подсела поболтать к Томми. Тот начал расспрашивать про университетскую жизнь и общих знакомых.
      Майкл спрыгнул со стула, присел рядом с Бобби. Зарылся пальцами в длинную клочковатую шерсть.
      — Репутация, — тихо сказал он, глядя на Джеймса снизу вверх.
      — Я понимаю, — шёпотом ответил тот и вздохнул.
      Майкл поднялся, взял последний лист со снежинками, повертел наклейки в руках. Элли возникла рядом, обхватила за пояс:
      — Дай помогу. С ходуль-то своих точно не навернёшься, да?
      Майкл сдержанно выдохнул:
      — Слушай...
      — Это ты слушай. Я вообще по делу, — она расцепила руки, села на угол стола. — Помнишь мою подругу по общаге?.. Ну, Тису? — она кивнула на другой конец паба. Трое дерзко накрашенных девчонок за столиком шептались и глазели на Майкла.
      — Видел. Ты её сюда приводила пару раз.
      — Это она к тебе присматривалась, — сказала Элли. — Страшно хочет с тобой познакомиться.
      — Слушай... — ещё раз начал Майкл.
      — Погодь, — Элли цапнула его за локоть, погладила по руке. — Короче, она дико стремается мужиков. У неё какая-то тёмная история с отчимом была. Подробностей не знаю, но, в общем... и так всё ясно.
      — Херово, — мрачно сказал Майкл. — А я тут при чём?
      — А ты комплексы на раз снимаешь, — сказала Элли. — Я ей про тебя все уши прожужжала, расхвалила со всех сторон. Короче, она решила попробовать.
      — Блять, — тихо сказал Майкл.
      — Она живёт тут недалеко, возле Ривер Ли. Хата сейчас пустая.
      Джеймс гладил Бобби по голове обеими руками, пальцы у него подрагивали.
      — Ну как, поехали?.. — Элли весело улыбнулась, взяла Майкла за плечо. — Я с вами. А то она одна всё равно боится, так что я буду типа моральной поддержки, — она глядела на Майкла и болтала ногами.
      — Слушай... я не мозгоправ, — негромко сказал Майкл. — Есть же всякие телефоны доверия, социальные службы там... Я не лечу наложением члена, хватит про меня эту хрень рассказывать.
      — Ничо не знаю, -—Элли помотала головой. — Мне помогло — значит, и другим поможет.
      — У меня... есть кое-кто, — сказал Майкл.
      — Сегодня есть, завтра нет, — она пожала плечами. — Какая разница?.. Ты же ни с кем два раза подряд не трахаешься.
      — Можно я сам буду своим членом распоряжаться? — раздражаясь, спросил Майкл. — Ты б ещё, блять, мой телефон в женском туалете написала — «Майкл, девять дюймов».
      Элли расхохоталась, запрокинув голову.
      — А ты не знал?..
      — Чего я не знал?..
      — Чё, правда без понятия?.. Пойду девкам расскажу, — она спрыгнула со стола, ухмыляясь.
      У Джеймса уши горели, как лампочки. Он гладил Бобби по голове, не поднимая лица.
      — Твою мать, — тихо сказал Майкл, услышав взрыв смеха.
      — А я думал, ты знаешь про телефон, — удивился Бран. Спустился со стремянки, спросил вполголоса: — И чё, не врут про девятидюймовый?
      — Одиннадцатиметровый, блять! — рявкнул Майкл, швырнув на стол лист со снежинками. — Ты меня затрахал уже!.. Дай покурить, — резко добавил он.
      Тот вытянул пачку из кармана. Майкл выхватил из рук всю, ушёл в туалет, хлопнув дверью. Оттуда потянуло табачным дымом.
      — Чё он такой нервный сегодня? — Бран посмотрел на Джеймса. Тот пожал плечами, не поднимая головы. Бран задумчиво втянул носом сигаретный дым. — И чё завелся?.. — вполголоса спросил он. — Я вообще нихера не понял. Его трахаться зовут, а он рожи корчит.
      — Ну, может быть... он не хочет, — пробормотал Джеймс.
      — Ага. Голова болит, — Бран заржал. — Чё ещё за новости — есть у него кое-кто! Он же с богатой своей разбежался. Кто у него ещё может быть?.. — он посмотрел на Джеймса и ухмыльнулся. — Ты, что ли?
      — Щас у тебя голова заболит, потому что я тебе между глаз врежу! — рявкнул Томми.
      Бран спохватился:
      — Тихо, тихо, я ж типа шучу, ну ты чё сразу!..
      — Я тя предупреждал про такие шуточки, — сказал Томми и демонстративно расстегнул ширинку. За стойкой её было не видно, но Брану хватило одного звука расходящейся молнии, чтобы освежить память.
      — Не тронь пиво, — он застыл на месте. — Пиво не тронь! Я ща... я всё обратно верну!
      — Чё ты вернёшь? — с угрозой спросил Томми.
      — Кудряшка, скажи ему, что ты не злишься! — потребовал Бран умоляющим тоном. — Ты ж не злишься!..
      — На то, что ты всё время намекаешь, что Майкл со мной спит? — Джеймс поднял голову и посмотрел ему в лицо.
      — Да он спит со всем, что на глаза попадётся!.. — занервничал Бран. — Ну, давай, скажи ему!
      — И с тобой тоже спит?.. — негромко спросил Джеймс и улыбнулся. — Или ты боишься?..
      — Чё я боюсь?.. — опешив, переспросил Бран.
      — Что девять дюймов не влезут, — улыбка у Джеймса была, как удар поддых.
      — Да ну вас нахер... — обиженно прошептал Бран.
      Томми поймал взгляд Джеймса и показал ему большой палец. Мимо стойки прошмыгнула Тиса, юркнула в мужской туалет.
      — Эй-эй, тебе туда нельзя!.. — запоздало крикнул Томми.
      — Ты чё, полиция нравов? — с облегчением усмехнулся Бран. — Дай девчонке пять минут счастья.
      Джеймс беспомощно переглянулся с Томми. Хлопнула дверь.
      — Так, ну теперь-то я по адресу? — громко спросила Сара с порога. — О! Джеймс! Слава богу! — она подошла, расцеловала его холодными губами. Сняла ярко-рыжее пальто, бросила на сиденье, огляделась.
      — Парковка у тебя для хомячков, что ли? — это уже было к Томми. — Я еле втиснулась, как хер в задницу. Кстати, — она бросила перчатки на стол, огляделась, уперев руки в бока. — А где Майкл?
      Бран ухмыльнулся, закрыл спиной дверь туалета и сложил руки на груди.
      — А он занят. Трахается. Следующей будешь или я тоже сойду?..
      Джеймс прикусил губу, опустил голову.
      — Трахается, говоришь?.. — переспросила Сара. Бран кивнул с наглой улыбкой.
      Сара шагнула к нему, окинула прищуренным взглядом.
      — А ну отойди.
      — Девчонкам туда нельзя, — усмехнулся Бран.
      — Правда?.. И с кем же там Майкл трахается — с мальчиком?..
      Пока Бран собирался, побитый собственной логикой, оттолкнула его в сторону и распахнула дверь.
      — А ну убрала руки от моего мужика, шалава, пока я их не выдернула!
      Через секунду из туалета выкатилась Тиса, за ней вылетела её курточка. Следом Сара вытолкнула Майкла. Тот совершенно не выглядел расстроенным — скорее, наоборот.
      — Я тебе, скотине, хрен оторву и морковку приставлю, раз не знаешь, куда его деть!.. В морозилке будешь хранить, как сувенир! Сядь там, чтоб я тебя видела! — Сара пихнула его к Джеймсу, подошла к притихшим девчонкам и нависла над столом. — Значит, так, красотули. Этого, — она ткнула пальцем в Майкла, — ебу я. Если есть претензии — все вопросы к моему адвокату. Вот телефончик, — она порылась в сумочке и шлепнула на стол визитку.
      — Вы кто? — оторопела Элли.
      Сара выпрямилась, подняла подбородок.
      — Леди Сара Фредерика Кланкарти, дочь восьмого графа Маскерри, — раздельно сказала она и бросила на стол еще две визитки. — А это — мои дантист и косметолог. Перепишите в тетрадочки и другим передайте, что если я хоть одну суку застану в штанах у Фассбендера — выдеру волосы и выбью зубы. Ладненько? — она улыбнулась по-акульи и отошла от стола.
      Встретила взгляд Томми, рявкнула по инерции:
      — А ты что уставился?
      — Чего налить?.. — прошептал тот.
      — Чаю! Я за рулём.
      Бран, потирая щёку, с опаской подобрался к Майклу:
      — Ты трахаешь графиню?..
      — Ты графиня?.. — Майкл стоял столбом и смотрел на неё, хмуря брови.
      — Для тебя, козла, — она обняла его за шею и поцеловала в обе щёки, — просто Сара.
      — Ты — графиня!..
      — Вообще-то — нет. Титул наследует мой старший брат, — Сара подобрала пальто, сунула Майклу в руки: — Повесь, будь другом.
      — Ты ужасно вовремя, — тихо сказал Джеймс. — Я так рад тебя видеть... Спасибо.
      — Всегда можешь на меня положиться, — она улыбнулась в ответ, глянула на Брана, который так и стоял на месте, наставила на него палец: — Так, ты. Как зовут?
      — Бран...
      — Оставь телефончик на стойке, я потом позвоню.
      Джеймс подвинулся, она села рядом с ним, ласково отпихнув морду Бобби от своих коленей.
      — А я Томми, — тот поставил перед ней чашку чая и блюдце с нарезанным лимоном. — У меня тоже есть телефон.
      Сара окинула его цепким взглядом.
       — Томми — это от Томаса? Томас, будь любезен, изобрази мне сэндвич. Я весь день на ногах — голодная, как собака.
      Тот дёрнулся было отойти, но она поймала его за рукав, посмотрела в лицо и дёрнула молнию ширинки вверх.
      — Ты, конечно, котик, — сказала она, — но не торопи события.
      Томми покраснел, как помидор, попятился.
      — Да это он не вам намекал, — Бран решил вступиться, — это он мне грозил.
      — Серьёзно?.. — Сара высоко подняла брови и посмотрела на Майкла. — А вот теперь мне здесь нравится!..
      — Ну ты губу не раскатывай, — сказал тот. — Томми просто Брана пугал, что пиво испортит.
      — И кого ж ты обидел, чтоб тебя таким пугали?.. — спросила Сара.
      — Кого же он может обидеть, — улыбнулся Джеймс. — Он ведь наша богиня любви. Он только благословляет.
      — Так, ты вообще молчи! - Бран зарделся. Значение полного имени до сих пор вызывало у него острую неконтролируемую печаль. — Ты хотел картонки вырезать — вот щас возьмёшь ножницы в зубы и заткнёшься!
      — Я тоже хочу вырезать картонки, — решительно сказала Сара, глядя на Брана. — Не знаю, что это у вас за обычай, но поди раздобудь два раза.
      — А чё ты тут командуешь?.. — насупился Бран. — Иди графиньствуй в другом месте, тут все свои.
      — А я тоже своя, — Сара расстегнула пуговку на шёлковой блузке и расправила ворот. Кокетливо улыбнулась, когда у Брана застыл взгляд. — Ну, спроси меня, почему?..
      — Что почему?.. — повторил Бран, с трудом подняв глаза к её лицу.
      — Спроси меня, почему я своя, — Сара была терпелива: она знала силу воздействия своего полноценного третьего размера.
      — И чё ты своя?..
      — Потому что меня Майкл трахает, — объяснила она и хлопнула глазами. — А теперь пошёл и принёс ножницы.

      Как Бран и боялся, засиделись они до утра. Томми принёс старые коробки из-под овощей, которые ещё не успел выкинуть. Бран притащил из офиса наверху разнокалиберные ножницы — четыре штуки. Сара сначала надулась, что её обижают, потом вспомнила, что у неё есть маникюрные.
      Разложив волнистый картон по столу, она размашисто и чётко рисовала фломастером силуэты пряничных человечков, снежинок, ёлок, белых медведей с длинными мордами. Бран резал картон на куски самыми большими ножницами, Томми и Джеймс сидели на полу, накидав туда старых подушек, найденных в дальнем углу мансарды, и вырезали по контуру. Бобби бегал по лестницам туда-сюда каждый раз, как кто-то с грохотом топотал туда или обратно.
      Сара извлекла из сумки россыпь декоративной косметики, даже приволокла чемоданчик из Хаммера, в котором у неё всегда был дорожный набор на случай, если куда-то вдруг захочется сорваться на пару дней. Карандашами и цветным лаком для ногтей раскрашивали пряничные лица, золотили рога оленям. Джеймс забрал себе чёрный лак и капал на бумажных медведей: эта точка — нос, эта — глаз.
      — Настоящий хэндмейд! — сказал он, сверкая глазами.
      Досверкался до того, что Майкл под каким-то предлогом утащил его за собой в офис Томми на десять минут и не выпустил, пока не исцеловал во все места. Вернулись оба румяные, взъерошенные. Никто не заметил.
      Бран раскладывал игрушки по группам, чтобы собрать в гирлянды. Майклу достался большой моток проволоки.
      — Пенетрируй, — коротко велела Сара. Майкл слова не понял, но смысл уловил. Нанизывал готовые, вместе с Джеймсом развешивал над столами.
      Томми бегал на кухню, таскал сэндвичи на всех. Бобби цеплял на хвост бумажные обрезки, прыгал вокруг, щёлкал зубами. Сара спорила с Браном: «Это не композиция, это говно! Смотри, как надо!»
      Джеймс обнимался с Бобби, тот лизал его в нос и щёки.
      — Это с чем ты так делаешь?.. — спрашивала Сара, держа в руке сэндвич. — Охренительно вкусно!..
      Томми польщённо краснел и убегал в кухню.
      Бран пялился в вырез блузки и косился на Майкла.
      Майкл смотрел на Джеймса и улыбался.
      Рождество приближалось.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.