Между мною и тобою вечность +27

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Доктор Хаус

Основные персонажи:
Грегори Хаус, Джеймс Уилсон
Пэйринг:
Хилсон
Рейтинг:
G
Жанры:
Ангст, Драма, Дружба
Предупреждения:
Смерть основного персонажа
Размер:
Драббл, 1 страница, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Хаус никогда не задумывался, что будет после. Была лишь дорога, мотоцикл и Уилсон. И вечность, что сгорела в одно короткое мгновение.

Посвящение:
Всем моим читателям! :) Вы же знаете, что я вас обожаю?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Сразу признаюсь, что Доктора Хауса я целиком не смотрела, ибо за первые семь или восемь серий мне стало невыносимо скучно из-за всё время повторяющейся схемы серий. И даже Хью Лори со своими голубыми глазами, очаровательной щетиной и невыносимым характером не смог ничего с этим сделать. Чуть больше в этом преуспел мягкий, но абсолютно несгибаемый Уилсон. Впрочем, даже он не смог заставить меня досмотреть первый сезон. Так что я просто начала перематывать и смотреть только ключевые моменты сюжета, вступила в соо, почитала фан-сайты и успокоилась. Потом я благополучно забыла об этом сериале, хотя Джеймс раз или два, а может и все десять, являлся в моих грёзах. Но на днях я совершенно случайно зашла в соо и сгорела. Наверное, в давние времена просмотра я просто ещё не читала слэш (да-да, и такое бывает), и мимо меня пролетела вся эта восхитительная история с Грегори и Джеймсом. Но я подросла, испортилась и с головой окунулась в хилсон. А теперь давайте гореть.
17 декабря 2016, 19:47
      Хаус никогда не задумывался, что будет после. Была лишь дорога, мотоцикл и Уилсон. И вечность, что сгорела в одно короткое мгновение.

      Джеймс умирает до странного чисто и тихо. Хаус - врач и не верит в подобную смерть. Он её такой и не видел. Но эту нельзя описать иначе.

      Нету глупой возни, напрасного шума, предсмертных всхрипов, слёз и надорванных криков. Нету суеты врачей, друзей или родственников.

      Есть лишь паршивый номер в дешёвом мотеле, исхудавший, очень бледный, будто прозрачный Уилсон и осунувшийся, посеревший Хаус.

      Перед самым концом Джеймс смотрит на своего лечащего врача, лучшего друга, самого дорогого и близкого человека и улыбается.

      Уилсон улыбается, и его лицо меняется, становится совсем таким, как прежде, и Грегори понимает, что всё закончилось. "После" наступило.

      У Хауса вроде и было в жизни что-то, что имело значение. Что-то, не имеющее отношения к Уилсону. Но что именно Грегори не помнит.

      И не знает, когда и где забыл. Наверное, когда-то в ту маленькую вечность, обернувшуюся мигом, и где-то между дорогой и Уилсоном.

      Что бы это ни было, Грегори и не пытается вспомнить. "После" уже наступило. Мог ли Хаус думать, что после - это обрыв и миг до прыжка?

      Нет, наверное. Хотя он что-то такое предполагал. В конце концов, что ещё Хаусу делать без Уилсона? Сомнений нет. Один шаг. И он летит.
Примечания:
Как обычно, получилось не то, что задумывалось. Но мне вроде так даже больше нравится.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.