Шичибукай - демон?

One Piece, Devil May Cry (кроссовер)
Джен
R
В процессе
1043
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 158 страниц, 19 частей
Описание:
Уже не раз убеждался: аннотации - это не мое.
Так что буду краток.
Кроссовер DMC и One Piece.
Посвящение:
Традиционно - моей музе. Не покидай меня...
Примечания автора:
* Это перезапуск фанфика - после выхода DMC 5 мне пришлось пересмотреть многие моменты;
* Канон где-то рядом... События происходят как раз в то время, когда Луффи и его команда попали на Гранд Лайн;
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1043 Нравится 915 Отзывы 370 В сборник Скачать

3.10

Настройки текста
      Ванная комната на Грин Виктории была роскошной. Для пиратского корабля – абсурдно роскошной. Она занимала немалую часть второй палубы фрегата. Ричи приложила немало усилий, чтобы тут можно было приятно, с комфортом отдохнуть.       Горячая вода была почти в неограниченных количествах благодаря огромному дереву, что росло тут же. Это дерево редкой породы могло хранить и нагревать внутри себя воду. Холодная вода хранилась в резервуаре палубой выше – и её запасы тоже были очень велики.       Ванна была под стать комнате – очень комфортная. Выращенная из драгоценной породы дерева, она больше напоминала маленький бассейн, чем ванну.       Ричи, сидя по пояс в горячей воде, мыла голову Розы. Та недовольно ворчала, отплёвывалась от мыльной пены, пыталась увернуться от рук девушки, но прямой агрессии не проявляла.       Забавно, на самом деле – ещё месяц назад девушка боялась Розу настолько, что остаться с ней наедине было для неё чем-то совершенно невозможным. Да и неделю назад она тоже побоялась бы находиться к Розе настолько близко. Ричи и сейчас чувствовала некую опаску по отношению к Розе Знати – но была почти наверняка уверена в том, что ей ничего не грозит.       Тот факт, что Роза не пыталась убить Ричи, хотя помывка ей явно не нравилась, говорил об этом лучше всего.       Все изменилось не так давно, на самом деле. Наблюдая за тем, как Данте общается с Розой – кормит её с рук, играет, разговаривает с ней, - девушка заметила кое-что удивительное. Роза обучалась.       Показательным примером тут была одежда. В первое время одевать Розу приходилось им с Данте – сама она просто не понимала, зачем это вообще нужно. Но подчинялась, хотя и с явным неудовольствием, сопротивляясь. Из-за того, что Роза была весьма неаккуратна в еде – и это мягко сказано, - раз в несколько дней её нужно было переодевать в чистую одежду. К тому-же, не обделённая физической силой, Роза зачастую просто рвала одежду на себе – чаще всего случайно.       В какой-то момент Роза перестала сопротивляться, когда её переодевали. Позже - даже стала помогать. Хотя вреда от такой помощи первое время было больше, чем пользы. Роза легко могла порвать одежду по швам, пытаясь засунуть руки в рукава. Как-то раз – явно повторяя за Ричи, - Роза попыталась застегнуть рубашку на пуговицы. Стоит ли говорить о том, что она просто оборвала их?       И всё же, со временем Роза научилась одеваться самостоятельно. Поразительно, на самом деле – ведь по сути своей, она была растением, которое, по идее, не должно быть способно на такие сложные действия. Как слышала Ричи, такие растения, как Роза Знати, могут быть весьма сообразительными, когда речь заходила об охоте на жертву. Но животная сообразительность и осознанные действия – это совершенно разные понятия.       Именно пример с одеждой натолкнул Ричи на мысль, что Розу можно обучать, что её можно социализировать. Девушка вспомнила о своей мечте, о причине, по которой она вообще купила Розу Знати – использовать ту в качестве своего двойника.       Ричи заметила это ещё в то время, когда они были в море, по пути на Филид. Тогда же девушка и приступила к реализации своих идей. Начала девушка с главного – заручилась поддержкой Данте. Тот, как оказалось, был не против поучаствовать в этом – как поняла Ричи, он был рад разнообразить монотонное плавание.       Ричи обратилась к своим воспоминаниям из детства – до пяти лет она ходила в детский сад рядом с домом. Там были развивающие игры для детей – конечно, многое Ричи уже не помнила в деталях, но кое-что осталось в её памяти.       В игральной комнате детсада был куб с отверстиями разной формы. В эти отверстия нужно было просовывать фигуры, что совпадали с ними по форме. С помощью Фрукта Удо-Удо воспроизвести эту игру было очень просто. Куда сложнее было убедить Розу сыграть в это – первоначально игра не вызвала у той никакого интереса. Проблема была решена с помощью еды – за каждое правильное действие Ричи поощряла Розу вкусными фруктами.       Этот подход оправдал себя и с другими играми. Впрочем, одними играми Ричи не ограничилась. Она собиралась привить Розе привычки, свойственные обычным людям – и первой на очереди стояла гигиена.       Для Розы не было необходимости следить за собственной чистотой. Любая грязь на её теле исчезала за считанные минуты, словно впитываясь в кожу. Это было легко объяснимо. Роза Знати была хищным растением, а сама Роза – его ключевой частью, приманкой. И если приманка будет испачкана в крови предыдущих жертв, следовательно - она станет куда менее эффективной. Природа предусмотрела это – любая грязь впитывалась в кожу Розы, не оставляя следа и запаха.       Тем не менее, даже если Розе это было не нужно, Ричи всё равно собиралась научить её следить за собой. Если она сможет добиться успеха, это будет значить, что и её старая затея – сделать из Розы двойника, который мог бы подменять её, - не лишена смысла.       Следствием этого решения было то, что сейчас Ричи принимала ванну вместе с Розой, чему последняя была недовольна. К счастью, только недовольным ворчанием всё и ограничивалось. К присутствию девушки Роза Знати относилась без прежнего негатива. Свою роль тут сыграло то, что Ричи старалась хотя бы час в день уделять Розе. Она же чаще всего приносила фрукты для неё, что, разумеется, тоже не могло не повлиять на её отношение. К тому же, девушка не предпринимала попыток использовать свой Фрукт на Розе – как она подозревала, именно это в своё время стало причиной, по которой та стала агрессивно к ней относиться.       Девушка взялась за ковш, набрала туда воду и начала смывать пену с волос Розы.       На самом деле, странное ощущение, когда видишь перед собой свою копию. Хотя назвать Розу полной её копией было бы неверно – выражение лица отличалось. По лицу Розы можно было понять, когда она довольна, когда злиться, эти эмоции в её исполнении были простыми… и немного дикими. Она могла оскалить зубы, зарычать, зевнуть так, что обычный человек вывернул бы челюсть – для Розы это было нормой.       Это же можно было сказать и про движения. В каждом действии Розы чувствовалась её… нечеловечность. Движения у неё были резкие, обрывистые – а порой физически невозможные для обычного человека – что, на самом деле, вполне объяснимо. Ведь у Розы не было скелета, у неё не было мышц.       Дело было не только в физическом отличии, но и в том, что у Розы просто не было понимания того, что считается нормальным с точки зрения человека. Хорошим примером тут было то, как она передвигалась. Роза предпочитала ходить, как человек – на двух ногах. Но для неё было вполне нормальным передвигаться на четвереньках. Ричи старалась отучить её от этой привычки – пока что без особого успеха.       Но если не брать во внимание вышесказанное о том, как Роза двигалась, её особенности в мимике, то отличить её от человека было практически невозможно. Её волосы, её кожа на ощупь были абсолютно нормальными – и не скажешь, что перед тобой растение, а не человек. Анатомически – по крайней мере внешне, - она тоже ничем не отличалась от нормы.       Вскоре Ричи закончила мыть голову своей копии. Хоть неприятная для неё процедура закончилась, Роза не спешила покидать ванну. Мыться она не любила – но вот просто поплескаться в горячей воде была совсем не против.       Ричи, наблюдая за Розой, и сама погрузилась в воду по шею. Весь прошедший день она провела на ногах, и пусть это была просто прогулка по городу в компании с Данте, к вечеру она чувствовала себя вымотанной. Отмокнуть после такого в горячей воде было истинным удовольствием.       Отдохнув ещё немного, Ричи встала. Вышла из ванны.       - Роза, иди ко мне, - позвала девушка, беря полотенце. Пришлось позвать ещё раз, прежде чем цветок с неохотой выбралась из воды. Пока Ричи её вытирала, Роза стояла спокойно, кажется, ей даже нравился процесс. Ну да, махровое полотенце действительно было очень приятным на ощупь.       После этого Ричи вытерлась сама, оделась и помогла с этим Розе.       - Идём, Роза. Поужинаем вместе.       Слова «еда», «завтрак», «обед» и «ужин» Роза знала – ну или по крайней мере понимала, что они связаны с едой. Поэтому она сразу последовала за девушкой, чуть ли не притираясь к ней и довольно ворча.       Вместе они поднялись в кают-компанию. Данте был тут – дремал на диване под негромкую музыку, что играла из музыкального автомата, купленного сегодня. Как признавала Ричи, эта покупка была сделана не зря – некоторые мелодии, что были записаны на дисках в автомате, были весьма неплохими. Жаль, не все из них.       Роза, зайдя в кают-компанию следом за Ричи, в первые секунды растерялась из-за музыки. Но, увидев Данте, тут же бросилась к нему, и кажется, она хотела запрыгнуть прямо на лежащего мужчину. У неё ничего не получилось – в последний момент, Данте, даже не открывая глаза, выставил руку в сторону Розы, ладонью уткнувшись ей в лицо и остановив её. За счёт того, что руки у Данте были длиннее, чем у Розы, он вполне успешно держал её на расстоянии от себя.       - Роза, отстань, - сонливо пробормотал мужчина. – Эй, Ричи, забери её от меня!       - Роза, иди ко мне, - позвала Ричи, подходя к обеденному столу. По центру стола, в деревянной чаше лежали самые разные фрукты. Девушка взяла ярко-красное яблоко и помахала им, привлекая внимание растения. Роза, увидев фрукт, тут же переключила на него своё внимание. Подбежав к Ричи, она потянулась обеими руками за яблоком.       - Не так быстро, - остановила её девушка. – Садись за стол.       Роза непонимающе наклонила голову, снова потянулась за яблоком.       - Нет. Повторяй за мной, - Ричи села за стол. Указала на стул рядом с тобой. Роза посмотрела на Ричи, на яблоко в её руках. Внезапно она сорвалась с места, схватила со стола чашу с фруктами и отпрыгнула со своей добычей назад, в угол комнаты.       - Роза, нет! – рявкнула Ричи, но было уже поздно – та уже с чавканьем поедала фрукты. Ни о какой аккуратности и речи не было. Ричи вздохнула. – А, чёрт с тобой.       Махнув на Розу рукой, девушка зубами впилась в яблоко. Оно было очень сочным и сладким.       Эта небольшая неудача не расстроила девушку. Общий прогресс с Розой был на лицо. Не получилось сегодня – получится завтра.       К тому же, есть успехи в поисках её отца. И Данте обещал помочь с тренировками. Сегодня на ярмарке удалось найти семена нескольких редких растений. И даже купить саженец двужильной ивы – дерева, которое она давно хотела заполучить.       Девушка улыбнулась. Кажется, удача наконец-то повернулась к ней лицом.              ***              Благодаря Великому Фестивалю, что проходил в городе, пираты Большой Мамочки могли действовать практически в открытую, не беспокоясь о наградах за свою голову. На празднование съехались десятки тысяч людей, что значительно усложнило работу городской страже. К тому же, из-за ярких карнавальных костюмов примечательная внешность Амандо и её сестёр терялась на общем фоне.       Но даже если бы они и привлекли своими действиями внимание стражи, особой проблемой это бы не стало. В страже служили одни слабаки. Отдельно можно было выделить Орден Рыцарей Блага – местную элиту. В Ордене было несколько сравнительно сильных людей. Хотя, по меркам Амандо – тоже сплошной мусор. Что же касается Морского Дозора, то на Филиде был лишь небольшой гарнизон дозорных. Конечно, в случае необходимости они могли послать запрос на подмогу, но зная, как работает Морской Дозор - пройдут дни, прежде чем запрошенная помощь появится.       Поэтому Амандо не отказывала себе в удовольствии просто прогуляться по городу. Будучи пиратом из команды Большой Мамочки, команды, известной своими кулинарными пристрастиями, особое внимание Амандо уделяла кондитерским. В одну из них она и зашла утром, на второй день Великого Фестиваля.       Амандо злилась. Обычно, когда она злилась, умирали люди – и в этот раз к смерти чертовски близко был пухлый официант с потеющим лицом. И все остальные работники этого небольшого заведения – за компанию.       - И это ты называешь ореховым кремом? – тихим голосом спросила женщина, взглядом указав на пирожное, что стояло перед ней. Выглядело пирожное достаточно аппетитно – но не с точки зрения Амандо. Как Министр Орехов Тотто Лэнда, женщина прекрасно разбиралась в орехах и всем, что из них готовят – и конкретно в этом случае ореховый крем был отвратительным.       - Д-д-дааа, - заикаясь, выдавил из себя официант. Он сам не знал, почему его так трясёт от страха перед этой женщиной – но ничего не мог с собой поделать.       - Это дерьмо даже свиньи не стали бы есть. А ты принёс это мне. – будучи из племени змеешеих, Амандо даже сидя за столом, смотрела на мужчину сверху. – Ты понимаешь, что это означает?       - П-п-простите, я сейчас…       Амандо уже собиралась убить этого щенка – и плевать, что это может привлечь к ним ненужное внимание. Когда дело касалось орехов, женщина воспринимала это, как личное оскорбление. Но официанту повезло – в кондитерскую зашла Монде.       - Забери это и проваливай с моих глаз, - процедила Амандо. Официант, закивав как болванчик, поспешил убрать пирожное со стола и уйти прочь, едва не запутавшись в ногах.       - У меня есть новости, - сразу перешла к делу Монте, сев напротив Амандо. – Я нашла её.       - Рассказывай.       - Пятый причал, корабль «Индевор». Капитан корабля – девчонка, в порту зарегистрировалась, как Мари Галлей, торговец из Water 7.       - Думаешь, что это Ричи Сайз? - Амандо достала сигарету, прикурила. В этом заведении было запрещено курить – но среди официантов не нашлось смертника, кто осмелился бы сказать ей об этом.       - Уверена. На её корабле чувствуется только один человеческий голос – она сама. Но есть и другие отклики от Воли Наблюдения. Например, на нижней палубе что-то огромное, живое, но, скорей всего, неразумное.       - Какое-то растение? – предположила Амандо, вспомнив то, силой какого Фрукта владеет Ричи Сайз.       - Я тоже так подумала, - согласилась Монде. – Что будем делать? Попробуем её схватить? Или сначала поговорим?       - Когда она прибыла на остров? – спросила женщина, выдохнув облако дыма.       - Два дня назад. Значит, у нас есть ещё неделя.       - Да, спешить некуда. Но и тянуть незачем. Пусть наши люди проследят за ней. Она же не будет безвылазно сидеть на корабле? Когда появится удобная возможность, я хочу лично с ней встретиться.              ***              С особняком семьи фон Веттин у Тали почти не было связано приятных воспоминаний. Хорошим можно было назвать время до того момента, когда она потеряла голос. Сейчас те воспоминания словно посерели, не вызывая в душе девушки и малейшего отклика.       Это был её последний визит в это место. Тали пришла не для того, чтобы попрощаться с родителями, не из-за ностальгии о прошлом – вовсе нет. Откровенно говоря, девушке было плевать на это место. Но в своей комнате она оставила одну дорогую ей вещь. Там был спрятан альбом с фотографиями, на которых она была вместе с Фиделем. Тали понимала, что оставлять такую ценную вещь тут было глупостью. Но… проводить дни в этом особняке было сродни пытке – особенно после смерти Фиделя. Альбом помогал сгладить это ощущение.       У входя в особняк стояли два стражника в полном облачении – металлические доспехи, тяжёлые алебарды. Стражники выглядели весьма внушительно – но на деле, этим людям не позавидуешь. Стоять целый день в полной броне под палящим солнцем – не самая лучшая перспектива.       На девушку они даже не скосили взгляд, когда та прошла мимо них. А вот служанка, которую Тали встретила, войдя в особняк, уже обратила внимание на девушку.       - Госпожа Талиан, вас не было целых три дня! Госпожа Анна искала вас!       Талиан отмахнулась от служанки, по лестнице начала подниматься на второй этаж. Служанка же быстрыми мелкими шагами – так было положено ходить прислуге, - направилась в сторону гостиной. Явно сообщить матери о том, что её блудная дочь вернулась домой.       Странно это – обычно Анна не обращала внимания на отсутствие Талиан. Что-то произошло?       Девушка подошла к двери в свою комнату, остановилась. Дверь была приоткрыта и, судя по звукам за ней, в её комнате кто-то был. У Тали появилось плохое предчувствие. Толкнув дверь, она вошла внутрь, двигаясь совершенно бесшумно.       То, что она увидела, ей сильно не понравилось. Даже не так. Картина, открывшаяся глазам Талиан, мгновенно привела её в ярость.       Гидеон – её младший брат девяти лет от роду, - сидел на полу, спиной к ней. И вокруг него были разбросаны порванные и изрисованные фотографии – фотографии из альбома, за которым она пришла.       Взгляд девушки скользнул в сторону книжного шкафа – именно там, в ящике с фальшивым дном, она и спрятала альбом. Сейчас этот ящик – и многие другие, - валялся на полу, как и все его содержимое. Книги, что раньше стояли на полках, теперь тоже валялись где попало – порванные, изрисованные, заляпанные чернилами. То же самое было и с содержимым комода, с её письменным столом, с постелью.       Казалось, что кто-то провёл тщательный обыск в её комнате, пытаясь что-то найти. Но Тали видела, что всё куда проще. Никакого обыска не было – был только чёртов Гидеон. Судя по следам чернил, да и по его внешнему виду – именно он был ответственен за весь этот беспорядок.       Тали несколько раз глубоко вздохнула, стараясь успокоиться. Сейчас ей очень хотелось сделать больно своему младшему брату – и зрелище того, как Гидеон с энтузиазмом разрисовывает ещё одну фотографию, только разжигало её ярость.       Она подошла к Гидеону сзади и положила ладонь ему на голову. Тот дёрнулся, обернулся – и, увидев злую, как чёрт, Талиан, вскрикнул, отскочив. Вернее, попытавшись отскочить. Тали удержала его, вцепившись в волосы.       - А-а-а! Отпусти, дура! – завопил мальчик, схватившись за её запястье обеими руками, попытался оттолкнуть девушку от себя. Без толку. Тали потянула Гидеона за волосы вверх, заставив его встать на ноги. Тот завопил ещё громче.       - Всё-всё, я понял! Прости! Я больше не буду! – заканючил мальчик, заплакав от боли. Взгляд Тали скользнул вниз, остановился на фотографии Фиделя. На фото были выколоты глаза. Рефлекторно её ладонь сжалась сильнее, отчего Гидеон завизжал, как поросёнок – девушка вырвала ему клок волос.       Тали сжала зубы. Всё-же, не стоит быть слишком жестокой. Пусть Гидеон и был избалованным сверх меры засранцем, пусть он перевернул всё в её комнате вверх дном, пусть он испортил несколько фотографий, он всё ещё был ребёнком. Девушка решила, что с него достаточно и этот опыт – крайне болезненный, - он запомнит надолго.       Отпустив волосы брата, она перехватила его за воротник рубашки, как котёнка, и выкинула в коридор, через открытую дверь. Захлопнула за ним дверь. Хотела закрыть её на замок, но тот оказался сломан.       Неважно.       Наклонившись, она начала собирать разбросанные фотографии. Из-за двери было слышно вопли Гидеона, вскоре к ним присоединились причитания служанки. А значит, с минуты на минуту появится и Анна фон Веттин – тут к гадалке не ходи.       Тали собрала всё фотографии – даже те, что Гидеон успел испортить. Повезло – безвозвратно потерянными можно было считать только четыре фото. Остальные можно будет восстановить.       Взяв альбом подмышку, девушка остановилась перед дверью. Её слух уловил, как каблуки стучат по паркету – понять, что это мать, было просто. Анна ходила, словно впечатывая ноги в пол. На звук это отличалось от шагов прислуги.       Дверь распахнулась.       - Талиан! Дрянная девчонка, что ты сделала с Гидеоном?       Женщина подошла к девушке вплотную, смотря на неё сверху вниз – она была на целую голову выше своей дочери. К сожалению, ростом Тали пошла в отца.       Тали взглянула в глаза матери. С насмешкой, с вызовом, не скрывая своего превосходства – и Анну такое взбесило. Никогда прежде Талиан себе такого не позволяла.       - Дрянь! – женщина замахнулась чтобы отвесить пощёчину, но у неё ничего не получилось. Тали легко перехватила руку матери.       - Ты… - лицо Анны покраснело. – Да как ты смеешь!?       Женщина снова попробовала ударить свою дочь – и снова без толку. Это было даже забавно – смотреть за тем, как с каждой секундой мать злится всё сильнее, но при этом в её глазах, помимо злости, появляются нотки испуга. Женщина не понимала, почему Талиан не ведёт себя, как обычно, а всё непонятное пугает людей.       Особенно таких трусливых, как её мать.       Тали подняла руку – и мать отшатнулась. Девушка усмехнулась, поправила свою чёлку – забавно, что Анна восприняла этот жест, как угрозу. Хотя, так и было задумано. Тали прошла мимо женщины – та молчала, смотря на дочь шокированным взглядом. Девушка вышла из комнаты – за дверью стоял Гидеон и две горничные. На прислугу она не обратила внимания, а вот брата им не обделила. Шагнула к нему, взъерошила ему волосы – Гидеон отскочил, испуганно вскрикнул, зовя маму.       Оклик сына вывел Анну фон Веттин из ступора.       - Талиан! А ну прекрати это! Немедленно!       Тали даже не обернулась, начала спускаться по лестнице.       У этого представления с каждой секундой было всё больше зрителей. Помимо вышеупомянутых горничных, тут был дворецкий, а ещё один из стражников, тех, что отвечали за безопасность внутри особняка. Но кроме них, появилось ещё два действующих лица. Они стояли у основания лестницы, очевидно, привлечённые криками Анны.       Первым был Роберт фон Веттин. Отец Талиан. Из-за невысокого роста и худой фигуры он всегда терялся на фоне своей супруги. Это касалось не только внешности – характером Роберт тоже не удался. Подкаблучник – это было весьма подходящее определение для отца Талиан. Он не мог и слова против сказать своей жене.       Рядом с ним стоял Виктор Манн. Личный учитель Гидеона. Мужчина средних лет, темноволосый. Симпатичный – хорошая фигура, правильные черты лица, темно-синие глаза. Виктор всегда был в смокинге, что хорошо на нём сидел, носил прямоугольные очки – они тоже добавляли ему шарма. Но в противовес внешности, характер у этого человека был с гнильцой.       Не смотря на не самую лучшую репутацию Талиан в «высоком обществе», Виктор проявлял к девушке знаки внимания. Настойчивые знаки внимания. Из его намёков было очевидно, что он хотел бы видеть Талиан в роли своей любовницы. Месяц назад, когда они остались в гостиной наедине, Виктор и вовсе попытался зажать девушку в углу. В тот раз девушка не стала реагировать жёстко, а просто слегка ударила Виктора под дых, выскользнула из его хватки и ушла. Хотя вполне могла сломать пару костей, но это значило бы окончательный разрыв с семьёй – на тот момент Тали на такое не решилась.       - Роберт, скажи ей! – обратилась Анна к своему мужу. – Она ударила Гидеона! И замахивалась на меня!       «Никого я не била, - подумала на это девушка. – И не замахивалась. Пока-что. Мать, как обычно, любит преувеличить».       Тали медленно спускалась по лестнице. Отец ступил ей наперерез.       - Талиан, послушай Анну… - Тали его полностью проигнорировала – и у мужчины духу не хватило остановить дочь силой.       Виктор тоже решил не вмешиваться, что было логично – всё-таки это была внутрисемейная разборка, а он был тут лишь учителем. А жаль – Тали не отказалась бы использовать его вмешательство, как повод покалечить мужчину.       - Роберт, останови её! – завопила Анна. Начала проявляться самая неприятная черта матери – когда она теряла контроль над ситуацией, то легко впадала в истерику. Прямо как сейчас. – Стража! Остановите её!       Единственный стражник, что тут присутствовал, перегородил Тали путь к двери. Девушка остановилась перед ним. Она знала этого стражника – он работал на семью фон Веттин уже больше пяти лет. В целом, обычный человек, что привык хорошо выполнять свою работу. Как и многие другие слуги в особняке, этот стражник не стеснялся почти в открытую высказывать презрение Талиан из-за её «неполноценности». Но даже так, сильно калечить его не хотелось.       Тали пальцами показала, чтобы мужчина отошёл в сторону.       - Нет, - стражник покачал головой, криво улыбнувшись. – Госпожа Анна приказала вас остановить – и я сделаю это.       Девушка пожала плечами – мол, что поделать, - и шагнула вперёд, прямо на него. Стражник выставил руки вперёд, словно желая схватить её за плечи. Тали наклонилась – и резко ударила мужчину кулаком в живот. Тот с хрипом загнулся, падая вперёд, но Тали не дала ему свалиться на пол. Поймав стражника за голову, она удержала его – только для того, чтобы впечатать головой в стену. С хрустом мужчина проломил своим черепом тонкую деревянную облицовку и медленно сполз на пол, оставляя на стене кровавую полосу. Стражник был жив, но в ближайшие сутки вряд ли очнётся.       Ей отец испуганно вскрикнул, одна из служанок завизжала. Тали посмотрела наверх. Мать смотрела на неё с ужасом в глазах – кажется, женщина была в шаге от обморока.       Тали, на прощание помахав матери рукой, направилась к выходу. Больше её никто не пытался остановить.
Примечания:
Еще одна глава, где я подготавливаю сцену.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты