Ночная гостья +150

Фемслэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между женщинами
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Драма, Психология, Философия, Даркфик, POV, Hurt/comfort
Предупреждения:
Смерть основного персонажа
Размер:
Макси, 76 страниц, 18 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Пустота и боль. Это прекрасно» от Виктория Ворон
«Очень хорошая работа!Интересно» от Gabrielle X
Описание:
Что такого должно произойти с человеком, чтобы он прекратил общаться со всеми, основательно замкнулся в себе и не снимал с себя чёрных одежд? Именно таким вопросом и задаётся М., переведясь в новую школу и встретив там странную девушку, которую все прочие считают изгоем.

Посвящение:
Посвящается городу на болотах.

Публикация на других ресурсах:
Мне всё равно.

Примечания автора:
Любые совпадения с реальностью - не случайны. Все герои имеют реальных прототипов. Если Вы случайно узрели в этой истории себя и даже описания города и прочего показались вам знакомыми - надеюсь, вы никогда не узнаете моего имени и не найдёте меня. Приятного прочтения, если оно будет таковым.

Глава первая. Город на болотах.

Я вышла из дома и вдохнула свежий морозный воздух – поздняя осень во всём своём унылом великолепии представала перед моим опущенным взором. Листья уже почти полностью опали, оставив голые стволы деревьев, как напоминание о когда-то счастливых и тёплых временах; и теперь понуро лежали на земле, дожидаясь, когда их укроет под собой первый снег. На небе прорезался рассвет – ломаные солнечные лучи, которые уже не грели, а лишь радовали глаз, и, казалось, насмешливо говорили прохожим «теперь-то вы не скоро отогреетесь».
Очередной порыв ледяного ветра чуть не сбил меня с ног, я пошатнулась, но всё же устояла. Права мама, нужно начинать прилично есть, а то так меня скоро унесёт ветром, как бедняжку Элли с её любимой собачкой. До новой школы оставалось не больше тридцати метров. Что ж, мне придётся туда зайти, придётся встретиться с новыми одноклассниками – как скучно – я с печалью вздохнула, и из моего рта вырвался клуб пара. Я ускорила шаг.
Тут, пожалуй, стоит немного рассказать об этом одиноком городке, в который меня забросила судьба по своему странному и жесткому желанию. Он располагался не то чтобы в низине, но на болотах, а вокруг него на многие километры тянулся густой смешанный лес. Земля в нём, как вы уже понимаете, была богата на чернозём и удобрения, а в лесах, если углубляться дальше, можно непременно встретить зловонную трясину, хоронящую под своим пластом немало трупов животных, а может, даже и людей. Однако, несмотря на это разнообразие природы, город не был деревней или селением – он был крупным, со многими районами и землями. Центр был недавно и успешно отстроен – на месте кривых улочек появились изысканно мощёные тротуары, разваленные дома заменили высотки со множеством сверкающих прозрачных окошек – город стал более современным. Сюда начали съезжаться люди из других, более малонаселённых городков, а так же и важные чиновники из крупных мегаполисов, ищущие покоя и умиротворения, посему то, что мои родители выбрали именно это место для нашего временного пристанища было вполне очевидным.
В эту школу я перевелась около недели тому назад, и сегодня был мой самый первый день в новом учебном заведении. Всё из-за этого переезда, по странным причинам, неизвестным мне. Отец просто однажды вернулся домой, переговорил наедине с мамой и на следующий день мы уже занялись упаковкой вещей. Я уже не была маленьким ребёнком и поняла, что раз уж мой отец, известный своим каменным спокойствием не на шутку взволнован – дело серьёзное, ещё бы. Бизнес – опасная сфера занятий. Как я ни протестовала и как ни отказывалась уезжать – попытки остановить родителей были напрасны, поэтому я просто замолчала и смиренно пошла наверх собирать свои вещи. Что-что, а с таким человеком, как мой папа спорить было бесполезно.
Новый дом оказался вполне неплох, конечно, поменьше предыдущего, но я не была той избалованной девочкой, которыми всегда (или почти всегда) являлись дети богатых родителей. По мне – так я бы вообще хотела жить в маленькой однокомнатной квартирке без всей это роскоши и праздной помпезности, чтобы каждый её сантиметр был результатом моей кропотливой работы, с помощью которой я добывала бы деньги на жизнь – чтобы у меня был хотя бы один повод гордиться собой, знать, что всего того, что меня окружает я добилась собственными силами, без помощи обеспеченных родителей.
У дома было всего два этажа, вместо прошлых трёх. На первом этаже находилась просторная светлая кухня, санузел и гостиная с тёплым камином, а на втором этаже располагались спальни и кабинет. Я заняла ту, что поменьше, но и она показалась мне невероятно огромной. Мне досталась большая трёх спальная кровать, гигантский массивный шкаф, макияжный столик и рабочее место, а так же белая резная дверь, ведущая в личную ванную комнату – хоть что-то радовало, я смогу по желанию расставить все свои баночки, скляночки и никто не будет их всё время менять местами или использовать без моего ведома. Первым делом нужно было разложить свои вещи и создать какой-никакой уют – я достала свечи, статуэтки и расставила их на тумбочках и полках, коих здесь было немалое количество. На подоконнике в мгновение ока оказался ряд ярко-зелёных кактусов, множество белых и чёрных свечек, а так же пара рамок с фотографиями, на полки я поставила любимые книги в алфавитном порядке и баночки с пучком ароматических палочек; повесила на стены плакаты так, что создавалось впечатление фотографических обоев, а над кроватью оказался мой старый добрый ловец снов. Да уж, много придётся приложить усилий, чтобы эта комната стала по-настоящему моей.
Вечером того же дня все домочадцы в количестве четырёх человек и одной кошки собрались на узенькой террасе, расположились на диванчиках и принялись обсуждать переезд.
Мой непоседливый младший брат то и дело вскакивал и осматривал наш обширный сад:
- Это нравится мне на новом месте больше всего! Мам, у нас чудесный сад! – восторженно кричал он.
- Майкл, не шуми так. Это действительно хороший дом – мама устало улыбнулась – всегда любила подобный стиль.
Отец тоже казался уморенным, хотя и не работал сегодня – со всем управились грузчики за символическую плату:
- Я рад, что вам нравится. Ну, а ты что скажешь, М? – он обратился ко мне.
- Лучше, чем предыдущее наше жильё. По крайней мере, тут я не рискую заблудиться в затейливом петлянии коридоров.
Все рассмеялись и ещё через четверть часа отправились спать. Оказалось, что за день я просто смертельно устала и как только тяжёлая голова коснулась подушки – я забылась долгим глубоким сном.
Но вернёмся к моему основному повествованию – я подходила к школе – сердце стало биться чуть учащённее – вполне объяснимый страх перед неизвестностью, в предыдущей школе меня тоже не особенно-то жаловали, а тут я подозревала, что могут посчитать за изгоя и устроить травлю – обычная ситуация для среднестатистической российской школы. Об этом всегда молчали – на эту тему наложено негласное табу, и стоит только кому-нибудь заговорить, как на него обрушивается целый шквал упрёков и обвинений. Сами зачинщики молчат, потому что считают, что выполняют добросовестную работу чистильщиков, очищая массы от белых ворон, а их несчастные жертвы молчали, потому что чувствовали себя слабыми и беззащитными. Их заставляли ненавидеть свою индивидуальность, подавлять её и даже мечтать стать такими же, как и все. Они ощущали, что намного слабее своих противников, говоря даже не о физической силе, ведь это просто напросто естественный отбор – выживают сильнейшие, кто может запросто приспособиться к любым условиям и подавить остальных, а немощные и дальше влачат своё жалкое существование, изо дня в день понукаемые этими волками в человеческом обличье. Проходят времена, меняются нравы, но это неизменно. Было, есть и будет. Ты чем-то отличился, стал не таким, как прочие, подумал не так, как окружающие и всё – ты белая ворона и находишься в категории «отстоев» класса. А дальше только два пути развития твоей жизни – либо ты и остаёшься безвольным слабаком, либо сквозь боль и слёзы, сжимая кулаки и заставляя себя вставать, идёшь вперёд и доказываешь окружающим, что хоть и не такой – ты достоин существования и уважительного отношения. Это значит, что ты должен вынести все испытания жизни на стойкость, досадно, однако, что ты вовсе не оловянный солдатик, ты живой, а современное общество больше похоже на инкубатор, нежели на скопление адекватных и трезво мыслящих людей.
Беспокойство всё больше овладевало мной, но поглубже в последний раз вдохнув осенний сырой воздух, я рывком открыла дверь, пропуская вперёд толпу свистящих и улюлюкающих младшеклассников, а затем, вошла сама. Ещё пару минут я стояла на одном месте, озираясь вокруг и ища глазами у кого бы можно было спросить о местонахождении кабинета директора, но вскоре ко мне подошёл мужчина средних лет в строгом костюме и вежливо поздоровавшись, предложил показать школу и отвести в класс. В новой школе было довольно уютно – вместительная раздевалка, кишащая мелкой ребятнёй, не путаные коридоры и просторные кабинеты в тёплых тонах.
Пока мы шли, по телу пробежала нервная дрожь. Для меня это было самое страшное – знакомство с одноклассниками. Меня нельзя назвать общительным человеком, я не умею устанавливать контакт с окружающими меня людьми, а потому каждый раз, когда мне предстоит новая встреча – жутко волнуюсь. Коленки уже начинали мелко подрагивать, а я беззвучно молилась, чтобы никто не заметил моего беспокойства. Я шла и пыталась унять дрожь, смотрела в окно, в потолок, куда угодно, только не на людей снующих вокруг. Директор открыл дверь и пропустил меня вперёд. Неуверенным шагом я зашла и окинула взглядом помещение. Класс был каким-то холодным, в грязно-серых тонах, да и атмосфера царила тут не особо дружеская. Все взгляды были моментально обращены на меня. Девушки смотрели с усмешкой и лёгким презрением, а парни оценивающе. Кажется, за минуту до моего прихода здесь была драка – я заметила толпившихся юношей у окна. Одна из девушек, подошла ко мне и, лучезарно улыбнувшись, поздоровалась и поинтересовалась, как меня зовут. Я еле слышным от волнения голосом прохрипела «М». Едва она услышала ответ – брови её поползли вверх. Оказалось, что мы с ней были тёзками. М. подхватила меня под руку и вывела из класса – «Пошли, я покажу тебе школу», и полдюжины одноклассников, находящихся в классе, проводили нас заинтересованным взглядом, но, впрочем, очень скоро обо мне забыли.
М сразу вызвала у меня симпатию, хоть и не была какой-то особенной. Обычная приветливая дружелюбная девочка, озорно помигивающая серыми глазками из очков в тонкой чёрной оправе. Чуть позже я узнала, что она пользуется большой популярностью среди парней. В этом не было ничего удивительного с её милой мордашкой и фигуристым телом. В школе была введена особая форма, включающая в себя блузку, пиджак и короткую юбку, что добавляло привлекательности её женственному телу.
За двадцать минут мы успели осмотреть всю школу. М вела меня по коротким коридорам и показывала каждый попадающийся кабинет, и без умолку тараторила:
«Школа у нас небольшая, но зато здесь все друг друга знают. Учителя не строгие, понимающие люди. Смотри, вот это столовая. Тут дежурим по очереди. Мы уже все успели по разу отдежурить, значит, скоро ты будешь, только подберут тебе пару. Может тебе даже попадётся какой-нибудь симпатичный парень. Лови момент.» - она подмигнула. – Вообще, у нас хороший класс – дружный. Нас даже директор хвалит за коллективность. В прошлом году мы стали самым лучшим классе во всей школе и нас наградили поездкой на экскурсию в ботанический сад.
- В самом деле? Здорово.
- Ага, но я не особо люблю биологию – она мечтательно закатила глаза – а вот английский – это другое дело. Там такой симпатичный учитель – перевёлся к нам в новом году. Все девчонки старших классов сохнут по нему и строят глазки, а я поступила умнее – просто остаюсь на дополнительные занятия и провожу с ним больше времени, чем остальные. Жалко, что он не подрабатывает репетиторством, тогда я смогла бы пригласить его даже к себе домой.
- Неужели он настолько красивый? – спросила я.
- Да! Он просто прелесть! Знаешь, на что я обратила внимание первым делом? На глаза! Они у него такие ярко-зелёные, просто изумрудные. А потом я посмотрела на его правую руку. И, представляешь! На ней не было обручального кольца, а это значит, что наш симпатяжка холост.
Я рассмеялась:
- Тогда у тебя, пожалуй, есть шанс.
Всё получилось, она попалась на мою удочку, и теперь была более ко мне расположена:
- Наверное. – она улыбнулась – По крайней мере, очень на это надеюсь. Ой, смотри, а вот и он!
Мимо нас по коридору прошёл молодой мужчина лет двадцати двух – он действительно был очень обаятелен. С длинными белокурыми волосами, собранными сзади в хвост. Он уверенно шёл, прижимая кожаный чёрный портфель; его тёмно-серый твидовый костюм выгодно подчёркивал его стройную фигуру и высокий рост. Если бы в моей голове было поменьше извилин, я бы возможно тоже потеряла от него голову.
- Вот видишь, какой он классный! – воскликнула М.
- Согласна, он красивый.
Мы осмотрели столовую, в которой мне запомнились гранённые стаканы под чай, а так же одна забавная история, рассказанная М. и связанная с этими самыми стаканами, но которую я из приличий не пересказываю; кабинет информатики и множество других каких-то серых кабинетов. Меня заинтересовала библиотека, но М. почему-то не дала мне туда войти, а быстро сменила тему и увёла меня на первый этаж. Прозвенел звонок, и мы двинулись к нашему кабинету. Это был урок обществознания, я села за свободную парту и стала слушать монотонную речь учителя. Что-то про международные конфликты и про толерантность, я не особо вслушивалась. Думала о своей новой знакомой и школе, мне, наверное, будет сложно адаптироваться. Но тут в класс зашла девушка и сразу, же привлекла моё внимание. Худенькая, в свободном чёрном платье, совершенно отличающемся от принятой формы. Красивая, но что-то в ней было не так – я поняла это сразу. Позже, приглядевшись, поняла причину моего странного ощущения. Что-то не так с её глазами. Пустые, мутные – стеклянный взгляд. Она ни с кем не говорила, ни на кого не смотрела, а прошла в самый конец класса, и, усевшись за последнюю парту, достала учебники, бесшумно положив их на край стола. Весь урок я то и дело поглядывала на неё, но выражение лица девушки оставалось неизменным, как будто она была неодушевлённым предметом, куклой. Она мало напоминала обычного живого человека. Она тоже не слушала учителя, а что-то писала чёрным карандашом в тетради. Такие люди всегда привлекают внимание своей замкнутостью и оторванностью от мира, поэтому я и решила узнать о ней побольше. Это было почти неосознанно – лишь какой-то подсознательный порыв – мне было интересно кто она такая.
Как только прозвенел звонок, я собрала вещи, небрежно закинув их в рюкзак, и пошла, искать М, чтобы расспросить о той девушке. Она нашлась возле раздевалки и на мой вопрос ответила очень неохотно: «Она ненормальная. Чокнутая. Ни с кем не общается, молчит целыми днями. Вся в чёрном, кажется, это из какой-то субкультуры, готы вроде! Все носят форму, а эта будто особенная, и главное, директор ничего против не имеет! Нам ведь так нельзя. А вообще вот как было дело. Раньше она была нормальной девчонкой – не то чтобы очень популярной, но пользующейся благосклонностью, через некоторое время она замкнулась в себе, перестала с нами общаться, а затем и вовсе не посещала школу около двух месяцев. Где она была всё это время и что делала – никому неизвестно. Когда она вернулась, то изменения стали заметны пуще прежнего. Отныне она не меняла своего чёрного цвета, перестала заводить знакомства и слоняется по школе целый день, как призрак». – вот что я услышала от М. Потом она ещё спросила, почему это я заинтересовалась ею, но я очень ловко что-то соврала на сей счёт. Я твёрдо знала, что ничего в жизни не бывает без причины. Что-то должно было произойти, прежде чем она замкнулась в себе и оборвала всяческие связи с окружающим социумом. Мне слишком хорошо было это знакомо. А одноклассники, проучившиеся с ней столько лет, ничего и не заметили, или делали вид, что не замечают? Неужели никто даже не пытался узнать что случилось? Куда я попала? В скопление бездушных тварей, именуемых людьми?
Так или иначе, первый день прошёл очень неплохо – я познакомилась с одноклассниками и учителями, не вызвала негативной реакции. Уже лёжа в кровати дома перед сном я почему-то думала о Ней и она мне приснилась. Мы гуляли по лунным аллеям, вдыхая ночной тёплый воздух, я задала вопрос, что с ней случилось, и девушка ответила: «Factum est factum».