Ри, к вашим услугам! 2143

Тэль автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец», Хоббит (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Торин Дубощит/ОЖП, Бильбо Бэггинс, Гэндальф Серый
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Макси, 261 страница, 37 частей
Статус:
закончен
Метки: AU ОЖП Повествование от первого лица Попаданчество Романтика Экшн

Награды от читателей:
 
Описание:
Очередная попаданка в мир Средиземья, вознамерившаяся спасти любимого персонажа, а так же история ее путешествия с гномами, хоббитом и настоящим магом.

Посвящение:
Всем, кто считает, что в финале "Хоббита" Торин не должен умереть )
А так же моему любимому почти соавтору Rin'e Oz


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Автор выражает огромную благодарность Victoria_Nomad, создавшей несколько коллажей для этого фанфика. Полюбоваться ими можно здесь:
1) http://vk.com/photo150484649_314485801;
2) http://vk.com/photo150484649_314485663;
3) http://vk.com/photo150484649_314485761;
4) http://vk.com/photo150484649_314485910;
5) http://vk.com/photo150484649_314486005.

Глава 2, или гости прибыли

2 января 2013, 14:06
— Двалин, к вашим услугам, — раздался из прихожей низкий мужской голос, явно не принадлежащий хозяину норы. — Бильбо Бэггинс — к вашим! — ответил хоббит, который от удивления даже не нашелся что спросить. — На вашем месте, мистер Бэггинс, я бы не отходила далеко от двери! — Почему, леди? — искренне удивился Бильбо, заводя Двалина на кухню. — О, все дело в том, что гномы по одному не ходят. — С чего вы взяли, леди, чьего имени я не знаю?.. — проворчал один из представителей подгорного народа, усаживаясь за стол. — Рил имя мое. А про гномов… Считайте это личным наблюдением.       И, словно подтверждая мои слова, снова раздался стук в дверь. — Кажется, наши собираются, — заметил новый гном, по-братски обняв Двалина, — Балин, к вашим услугам. — Благодарю вас! — ответил Бильбо в совершеннейшем изумлении. — И это только начало, дорогой Бильбо, — решила я морально поддержать хоббита. — Потому что парами гномы тоже не ходят…       Хоббит, не реагируя на мои слова, прислонился к стене. Кажется, он уже и сам был не рад, что впустил в свой дом ненормальную человечку и целых двух гномов… Очередному стуку в дверь он даже не удивился. — Чем могу служить, любезнейшие гномы? — спросил он, мельком взглянув, кто стоит на пороге. — Кили, к вашим услугам! — сказал один. — И Фили тоже! — добавил другой, и они оба поклонились. — К вашим услугам и к услугам ваших родственников! — более-менее пришел в себя Бильбо и уже тише добавил: — Они ведь непременно объявятся, поскольку я боюсь, что вчетвером гномы не ходят тоже… — Ну вот! Он стащил мою шутку и больше не поражается нашествию гномов в свою уютную нору. Фили и Кили, кстати, очень удивились, увидев за одним столом гномов и человека. Они застыли в дверях, не решаясь войти в комнату, и стояли так, пока их не окликнул Балин. — Проходите-проходите, молодежь! Или вы испугались этой юной девы?       Пробормотав что-то о том, что они боятся только своего родственника в гневе (а ближайший родственник у них — Торин, насколько я помню! Значит, в гневе он страшен? Учту…), парни быстренько прошмыгнули в комнату и уселись напротив Двалина. Что ж, объектов для изучения прибавилось.       Надо отметить, что при всей своей внешней похожести, гномы были разные. Двалин — явный воин, который с подозрением относится ко всем посторонним. После того, как я предсказала появление его сородичей, он стал время от времени коситься на меня с интересом, не прилагая, однако, никаких усилий, чтобы завязать разговор. Балин был похож на доброго дедушку, который с удовольствием учит непутевых малышей уму-разуму. Причем под понятие малышей у него явно подходили все присутствующие, включая меня и Бильбо. Кили и Фили, при всей своей внешней непохожести, были все-таки неуловимо одинаковыми: яркими, живыми, подвижными и очень молодыми.       Пока я внимательно рассматривала гномов, те, не менее внимательно, разглядывали меня. Кили и Фили, придя к какому-то им одним известному выводу, явно признали меня своей.       Кстати, я думала, гномы не намного выше хоббитов, но если рост Бильбо не превышал 130 см, то все присутствующие здесь на данный момент гномы было всего-то на 5-7 сантиметров ниже меня. Странность, конечно, но странность явно положительная.       Очередному стуку, на этот раз очень громкому и настойчивому, никто не удивился. Не желая сразу знакомиться с Гэндальфом, который, насколько мне помнится, появится именно сейчас, я, подмигнув гномам, пошла добывать еду. Все-таки для того, чтобы прокормить 13 гномов, 1 хоббита, 1 мага и 1 барда понадобится больше еды, чем несколько кексов… А из коридора тем временем раздавались громкие приветствия остальной части гномов, которые были разбавлены слабыми и неуверенными попытками Бильбо хоть у кого-нибудь выяснить цель столь странного визита.       В итоге всеобщий бардак закончился, гномы были усажены на стулья и табуреты, а еда волшебным образом (о да! Настоящим волшебством было пронести всю эту снедь мимо шумящей оравы гномов так, чтобы ее не выхватили прямо из рук!) оказалась на столе. И начался пир, небольшой, но крайне эмоциональный! Пиво и вино лилось рекой, еда исчезала из тарелок с невообразимой скоростью, а гномы, в перерывах между поглощением пищи и распитием спиртных напитков, умудрялись еще и шумно переговариваться.       Пиво меня не интересовало, перекусить я успела раньше, поэтому мне оставалось лишь сидеть в стороне, прислушиваться ко всем разговорам да казаться как можно более незаметной. Бильбо, кстати, придерживался подобной стратегии. Он забился в самый темный угол, откуда бросал возмущенные взгляды на всю компанию и время от времени издавал горестные вздохи. Очевидно, для него большим шоком было видеть такую толпу незнакомых гномов, уверенно уничтожающих его годовые запасы провианта. Ничего-ничего, в ближайшее время они ему точно не понадобятся!..       Наконец, когда все было съедено, гномам захотелось пошуметь и пошутить, и, разумеется, объектом их шутки был выбран гостеприимный хозяин. — Извините! Но куда мне поставить эту тарелку? — обратился к хоббиту Ори. Не давая Бильбо и слова вставить, в разговор тут же вмешался Фили: — Ори, давай ее мне! — заявил младший гном и, подмигнув другу, кинул ее через комнату своему брату. Тот, не раздумывая ни секунды, перекинул ее следующему гному. За первой тарелкой последовала вторая, за той — третья… — Осторожно! — вскинулся Бильбо, наблюдая за летающими тарелками. — Прекратите бросать, это мамина посуда! Керамика из Западного удела, ей больше ста лет! — возмущался он, но без толку. — Прекратите сейчас же! Вы затупите ножи! — обратился он к той части компании, что все еще сидела за столом.       Улыбаясь, я наблюдала за шоу, разворачивающимся перед моими глазами. Интересно, эти ребята в цирке выступать не пробовали? Вмиг бы заработали столько золота, что хватило бы на две сокровищницы Эребора! — У, вы это слышали, парни? — Он сказал, мы затупим ножи…       Я знала, что последует за этими словами, поэтому заранее вытащила гитару из чехла. Все-таки, любая песня должна литься под музыку, а не под топот тяжеленных сапожищ по дорогущему паркету, так почему бы не помочь гномам? А дальше грянула песня, косвенно виновная в том, что я оказалась здесь: Нож тупи, ложки гни, Бей бутылки, пробки жги, Ну-ка разом сильней о пол Бильбо Бэггинсу назло! Скатерть рви, жир на ковёр, Мусор кидай на постель ему, В кладовке скорей молоко разлеееееей, Бей бутыль вина об дверь! В кувшины кипящих углей накидай, Там растолки и потом помешай, Если они не разбились, то знаааааааай, Доставай и по полу катай! Бильбо Бэггинсу назло!       Все-таки веселая песенка, и функция у нее забавная: она Торина призывает! Поскольку как только Бильбо увидел, что, вопреки песне, вся посуда цела и составлена в ряд, а я закончила наигрывать простенькую мелодию, раздался очередной стук в дверь. — А вот и он, — произнес Гэндальф, вынув трубку изо рта. Все это время он, кстати, безмятежно курил, ел и пил, не удосужившись рассказать хоть что-нибудь отчаянно жаждущему объяснений хоббиту.       Честно признаюсь, только огромная сила воли удержала меня на месте. Как же! Ведь там, буквально в нескольких шагах от меня был Торин! Торин, чьи голубые глаза… Впрочем, не буду об этом. Сойдемся на том, что мне было просто очень любопытно взглянуть на живого подгорного короля. — Гэндальф! Ты говорил, это место будет не трудно найти! Я заблудился, дважды, — раздался из прихожей глубокий (и невероятно красивый) голос предводителя всей честной компании.        Таааак…. Я пропала! Такой голос, да с соответствующей внешностью… Удивляюсь, как его еще не окольцевали! Забавно, кстати, но Бильбо очередного гостя встречать не пошел, да и гномы решили остаться на месте, будто бы и не их король только что появился в доме.       Гэндальф, тем временем, привел Торина в столовую, кинул задумчивый взгляд на пустой стол и слегка извиняющимся тоном заметил: — А всю еду твои гномы съели… — что? Не покормить мужчину моей мечты? Да это настоящее преступление!..       Как хорошо, что иногда я бываю довольно предусмотрительной, и потому подумала об отсутствующем короле. Хмыкнув, прислонила гитару к стене, привлекая к своей скромной персоне повышенное внимание. Поежившись под взглядами пятнадцати пар глаз, я выскользнула из комнаты и отправилась за припасенной едой. — Угощайтесь, ваше величество, — пробормотала я, расставляя перед ним немногочисленные тарелки и не отваживаясь поднять взгляд. — Кажется, все мы нуждаемся в представлении, — произнес этот невозможный мужчина своим бархатным голосом.       Интересно, у него воинственные кличи такими же выходят?.. Черт, не о том думаю!       Маг, приняв слова Торина на свой счет, начал быстро пересчитывать гномов, называя их по именам: — Балин, Двалин, Ори, Нори, Дори, Оин, Глоин, Фили, Кили, Бифур, Бофур, Бомбур и Торин Дубощит! — очевидно, членов команды представляли специально для нас с Бильбо, поскольку названные воины кивали, подмигивали или махали рукой, ясно показывая, кто есть кто, и лишь Торин остался неподвижен, занятый поглощением ужина. — А это наш любезный хозяин, Бильбо Бэггинс, и его гостья… — Леди Рил, — поспешно представил меня хоббит.       Улыбнувшись всем собравшимся, я вновь опустилась на стул, поймав на себе внимательный взгляд главного гнома. — Хм… Что ж… — Нам необходимо обсудить одно важное дело, а потому вам, леди, придется покинуть наше общество, — произнес Торин, в упор глядя на меня. — Ни за что! — отказалась я. — У меня нюх на приключения, а ваш путь в Эребор явно войдет в легенды! И потому я хочу быть той, кто воспоет ваш подвиг. — Что? — воскликнули гномы одновременно. — Откуда ты знаешь о походе? — Ой, да ладно вам! Куда еще могут идти король гномов, — кивок в сторону Торину, — его родственники, — кивок на его племянников, — и друзья, а так же знаменитый Митрандир и хоббит, на чьей двери — таинственная руна? — Так, я, кажется, не сказала ничего необычного, тогда почему все на меня так уставились? — Но на моей двери нет никакой руны! — возмутился Бильбо, пропустив мимо ушей все остальное. — Есть! — снова синхронно ответили гномы. — Иначе как бы мы нашли ваше жилище? — добавил Балин. — Хм, что ж… Все верно… — согласился Гэндальф. — Вот только зачем вы нам? — спросил Торин, отставляя в сторону кружку с пивом. — Кроме того, что благодаря мне вы прославитесь в веках? Пожалуй, я могу готовить в пути… К тому же, если вы откажетесь — я просто буду идти следом. Неужели вам не будет жаль, если я погибну? — Нет, — совершенно честно ответил король гномов. И ведь не шутит, что самое грустное. — Я бы и хоббита брать не стал! — Ну-ну, Торин! Я уверен, что и Бильбо и леди Рил еще сыграют свою роль! — Я не гарантирую их безопасность, — глядя в глаза Гэндальфу, произнес Торин. — Понимаю. — И не буду отвечать за их судьбу! — Согласен! — кивнул Гэндальф. Эх… И не могли они это потише обсуждать? Вот что они будут делать, если Бильбо вдруг откажется? — Что ж, в таком случае, вы должны подписать договор! — засуетился Балин, доставая из внутреннего кармана лист пергамента, свернутый в несколько раз, и протягивая его хоббиту. — Условия: оплата по факту, не превышая 1/15 общей добычи, если таковая будет. Хм, справедливо! — начал зачитывать и комментировать документ тот. — Заказчик не несет ответственности за травмы, нанесенные или полученные в результате, помимо всего прочего, разрывания… Потрошения? Испепеления?! — Ну да, — простодушно согласился Бофур. — Моргнуть не успеешь, как он спалит тебя живьем! Несчастный Бильбо, на чью долю сегодня выпало слишком много испытаний, побелел и начал медленно оседать по стеночке. — Расстроился? — благодушно поинтересовался Балин, наблюдая за хоббитскими маневрами. — Да, немного! — согласился он и потерял сознание. — Спасибо за помощь, Бофур! — хмыкнул Торин. — Благодаря тебе мы остались без взломщика! — А я, пожалуй, подпишу, пока вы не передумали! — озвучила свои намерения я, вытащила из сумки шариковую ручку и поставила на пергаменте свою подпись. Пока я возилась с документом, Бильбо, при посильной помощи гномов и общем руководстве Гэндальфа, был перенесен на кушетку, укрыт пледом и оставлен в покое до утра. Как-то совершенно внезапно все разговоры стихли, гномы и Гэндальф подтянулись к камину, в котором весело потрескивало пламя, и Торин тихо и торжественно запел. Как бы мне не хотелось, но музыка эту песню могла только испортить, поэтому я просто слушала, зачарованная голосами исполнителей. Слушала, а перед глазами вставали все те места, куда мне предстояло отправиться с горсткой безумцев, желающих просто вернуть свой дом. И, несмотря на жаркое пламя, мне стало холодно и неуютно в хоббичьей норе. Мы бредем чрез мглистых гор хребет, В пещеры, где не брезжит свет. Наш путь лежит сквозь тьмы гранит, Чтобы найти злато в пути. Ветра стонали в мраке ночном, Шептали ветви все о своем, То рьян и ал огонь пылал, Бушуя с небом наравне. На несколько минут мне страшно захотелось очнуться дома, в своей кровати и забыть все это, как страшный сон. Но, задумавшись, я поняла, что дома меня ничего не держало, а здесь был шанс добиться чего-то больше, чем обычная жизнь. И потому я задвинула подальше зарождающуюся панику, тоску по дому и вышла на улицу.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.