Лютый беспредел 661

InRed_ автор
loony wrighter бета
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
Шанкс — ужасный разгильдяй, собутыльник Соколиного Глаза, один из Ёнко, капитан пиратов Рыжеволосого и у него есть… тайны? Конечно! Одна из таких была спрятана на острове Рассвета, где берет начало история о резиновом Короле Пиратов! Только грозный однорукий защитник слабых и убогих не подумал о том, что его маленький секретик может слинять с надоевшего куска земли по истечению некоторого количества времени. Но в крови же кипит пиратская кровь, а море так манит истосковавшуюся душу…
**Заявка**

Посвящение:
Читателям и себе в прошлом, которая около сотни серий ждала проспойлеренной смерти Эйса. (Спасибо брату... На кол его!)

P.S Все рисунки в группе ВК, т.к. они не помещаются в шапке (кидать сюда же (°◡°♡))
https://vk.com/club142828627

От Лиза Яковлева
https://vk.com/photo-142828627_456239151
Teluriya Ottomori
https://vk.com/photo-142828627_456239084
Лисбет от КофеКот
https://vk.com/photo-142828627_456239076
и https://vk.com/photo-142828627_456239116

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Фемслэша не пугаемся. Здесь он только из-за одного больного персонажа и никоим образом не касается ГГ. Наша основа — стёб. Пытаюсь придерживаться этого жанра.
Боюсь претензий: слишком много слез! Вы переборщили с эмоциями!
Ребят, я даже не начинала)0))0) (12.02.2017)

Я постараюсь не делать из этого сопливую историю любви (Повторюсь... ЛЮБВИ! Остальные "слезки" будут везде и всегда (Эйс — исключение, но вполне вменяемое)), где персонажи завидев ГГ издалека кинутся целовать ей ноги. Если такое будут в фанфике, то только с уклоном на юмор.

Ва-а... У нас уже 50 Льюисов! Спасибо! (12.02.17)
Ребятюли, я рада, что мы смогли набрать 100 Льюисов :3 (25.03.17)
Ехе, 250 Льюисов (27.12.17)

Эмоушн, драма и побои — ван лав. Упор на отношения героев (  ̄ー ̄)♡

Ого~
№8 в топе «Гет по жанру Занавесочная история»
№15 в топе «Гет по жанру Пропущенная сцена»
№18 в топе «Гет по жанру Стёб»
№40 в топе «Гет по жанру Экшн (action)»
№40 в топе «Гет по жанру Любовь/Ненависть»

Эстер от .Keks.
https://vk.com/photo-142828627_456239032
https://vk.com/photo-142828627_456239035
https://vk.com/photo-142828627_456239042
Ягайя
https://vk.com/photo-142828627_456239050
КофеКот
https://vk.com/photo-142828627_456239055
VikosIII
https://vk.com/photo-142828627_456239062
https://vk.com/photo-142828627_456239070
Софья Соломина
https://vk.com/photo-142828627_456239103
https://vk.com/photo-142828627_456239095
Позитивная_печенька
https://vk.com/photo-142828627_456239045

Работа написана по заявке:

Глава 9 Горные орангутанги спустились!

5 февраля 2017, 15:41
Примечания:
Моя малышка растет ;(
И да, я решила убить канон за одну главу. Наслаждайтесь!
А еще я наконец скатилась до драмы) Плачьте и смейтесь, читатели мои!) Хе-хе... Надеюсь, вы это как-нибудь прокомментируете) (*ノωノ)

Отбечено.

POV Автор

За то время, что пираты Рыжеволосого провели на острове Рассвета, они порядком раздобыли информации о Гранд Лайн и уже со дня на день собирались отчалить от острова, руководясь компасом, а потом уже Лог Посом. Их останавливало лишь то, что дочь Шанкса нужно было пристроить куда-нибудь, о чем все благополучно забыли. Но все же их задерживало еще кое-что — недостаток денег. Да, у пиратов имелась очень кругленькая сумма с собой, частью которой они расплачивались в тавернах. Но все же в опасном океане Гранд Лайн, а позже может быть даже и в Новом Мире, цены совсем другие. Уж лучше прихватить с собой все свои сбережения, чем страдать в море из-за жажды только из-за того, что они пожалели взять с собой лишний миллион. Что касается поездки Шанкса и команды в главный город Королевства Гоа, то она прошла более чем удачно. Пираты почти без проблем пришвартовались у берега, заваленного мусором и прошли в столицу богатства, жадности и лжи. Буквально все вокруг выглядело наиграно и противно обычному прохожему: этот детский смех, не знающий настоящей правды о бедняках, что ютятся под городом, в Сером Терминале; эти роскошно одетые дворяне, смотрящие с высока на отродья общества — простых людей, у которых в жилах течет простая, пресная кровь; и, конечно же, сами бездомные, что, день и ночь, не смыкая глаз, дерутся за свою жизнь, в виде простой заплесневевшей буханки хлеба. И это если повезет. Красноволосого это место угнетало, но он не унывал и не переставал улыбаться, как мальчишка. Первым же делом пираты отправились в таверну, пропивая свои деньги. Им было весело: все смеялись, кричали песни и похабные шуточки, чокаясь полными пузатыми стаканами, пока капитана пиратов не настиг неизвестный, что отвлек его, когда рыжий, пил на спор с каким-то таким же пьяницей. Под внимательным взглядом накама пирата, он передал ему сложенную в рулончик бумажку, сказав, что его подослал странный господин с катаной за поясом. И вправду, этот человек не являлся тем, к кому по воле судьбы подошла Эстер в порту. Парень с катаной, после того, как передал загадочный рулончик первому встречному, пригрозив ему при этом, пропал без вести. По словам незнакомца, его он больше не видел. Сначала Шанкс подумал, что это Соколиный Глаз решил передать ему «привет» таким необычным образом, но, прочитав коротенькую записку, приложенную к карте сокровищ, вконец убедился, что это не он, а кто-то совершенно другой. К слову, мечник бы никогда не прислал Шанксу карту с отмеченным на ней крестом и тем более, не написал ему что-то. Этот серьезный пират всегда является на встречу лично, движимый лишь желанием помериться силами с таким же опасным противником, как он сам. Конечно же, в таверне команда просидела почти весь день, выгнав при этом Лаки Ру пинком под зад, чем лично занялся Рифли. «Пускай ищет свою родственницу!» — хмельным голосом, поднимая свое пойло в воздух, загоготал он. И пошло-поехало… Бедный толстяк сшибал бедных людей, бегая по улице и окликая какую-то девушку, которая повсюду ему мерещилась. Похоже, что последняя кружка все же была лишняя. Если честно, никто не уже не надеялся, что пьяный Лаки Ру сможет найти кого-то в огромном городе, но случилось чудо и сам Бог помог пирату. Точней одна толстенная женщина. Незнакомка в безвкусных туфлях на низеньком каблучке, двинула толстяку промеж ног, когда тот пробежал мимо и совершенно случайно толкнул ее своим телом. Столкновение века. Бегемоты врезались друг в друга и не могут пройти. Сколько было криков и ора… Мама не горюй, а страдал в основном только Лаки Ру, взятый в захват местной поедательницей лапши. Потом случилось немыслимое — тетка, проморгавшись, кинулась на шею мужчине и начала что-то громко верещать и истерично плакать. Чуть позже к ней присоединился и мужчина. Спустя полчаса выяснилось, что это, как две капли воды похожая на Лаки Ру женщина, его троюродная тетя со стороны матери, которую пират уже давно не видел. Вот так он неожиданно нашел себе семью. Идиот! Он знал, что она существует, а радуется, как будто никогда об этом не знал. Самообман — это плохо. Запомни это, лгун. Капризную тетку с ее нехилыми пожитками загрузили на корабль, да так, что после этого он закачался на воде, как будто попал в самый разгар шторма. Женщина по имени Мойка (от ее имени все были в шоке, единственным исключением стал ее родственничек) сразу же заняла каюту капитана, так как в другие дверные проходы она просто не влезла, а в комнате Шанкса дверь была выломана. До сих пор, черт возьми, ее не починил плотник из деревни… Когда же Мойка Ру… Кхем… Увидела пьяного в стельку капитана, то издала какой-то странный звук, похожий на вой умирающего кита или моржа, и кинулась к нему, протягивая свои упитанные пальцы к лицу охмелевшего пирата. Бедняга Шанкс еле успел унести ноги от толстушки. Благо, она еще не привыкла к качке на корабле и стояла неровно, как рыжий, что был пьян, так что шансы у обоих были равные. Кстати, Бекмана судьба тоже не обделила и когда из вида Мойки-сан пропал молоденький пират — красавец, что сиганул за борт — она подкралась к обреченному Бену сзади, затаскивая его в каюту. Весь остальной день и ночь его никто не видел — все прятались от одержимой по всему кораблю, бросив накама, как приманку. Ладно… Не будем о печальном. Потом, когда все погрузились на корабль, а Шанкс отошел от шока, переживая душевную травму, то заперся хлипкой дверью в каюте Эстер, пираты наконец подняли якорь и незаметно отплыли от мусорного берега. Слава Богу, что Морского Дозора не было видно, как и городских стражей, которых, кажется, вообще не существовало в нижней части королевства. Но на этом страдания команды не закончились. Приплыв в деревню Фууша, все, как всегда завалились в бар Макино, надеясь на этот раз напиться по-черному. Бледного Бекмана все же нашли, он сам сбежал от Мойки, когда — неизвестно. Он ничего не рассказывал накама, пачку за пачкой скуривая сигареты, зажигая их трясущимися руками. Теперь-то он всегда носит с собой оружие. Без исключений. У Макино стоял ужасный гул, как будто к ней приехали музыканты, с оттоптанными ушами. Но нет, это всего лишь двое маленьких детей, что выли и обнимались из-за очередного «важного» дела. Понадобилось пол дня, чтобы растолкать их и успокоить, а после разогнать по домам. Ну, как… Луффи ушел, а Эстер сидела рядом с папой, сказав барменше, что этому пирату пока хватит на сегодня алкоголя. Скорей всего, она просто отыгрывается на нем из-за Луффи… Подлый, хитрый Шанкс… Отправил дочку к другу, а сам завалился спать в ее комнате, опасаясь участи Бекмана, что остался спать в гостинице у причала. На следующий день, пираты всей гурьбой отправились искать сокровища по карте, даже не думая, что она ненастоящая. В итоге команда Рыжеволосого пропала на целую неделю, а вернулась побитая, грязная, но до одури счастливая с несколькими мешками золота, покрытого какой-то склизкой и вонючей гадостью. Уже потом Шанкс признался Эстер, что они нашли… Ангельский Овощ. Формой он был похож, то ли на дыню, то ли арбуз фиолетового цвета. Странные завитки украшали шарообразный, как позже потом шепнул Шанкс, хвощ, но на самом деле фрукт. Все, кто здесь говорит слово, не относящееся к фруктам — идиоты. Коротышка еще долго злилась на своего папку, за то, что он раньше, чем она, нашел волшебный овощ. Девчушка обиделась на… Ровно тридцать шесть минут, пока ей кто-то не подсунул конфетку с орешками. Ну, ладно… Похоже зря девочка ходила в лес и «тщательно» искала, буквально под каждым кустом, овощи, которые, как известно любому образованному и не очень человеку, произрастают не выше четырех метров. А то был один случай в практике пиратов Рыжеволосого… Одичавшая морковка чуть не съела зайца на глазах у шокированного Ясоппа. Благо без жертв не обошлось и Лаки Ру наелся мяса. Со дня на день, пираты собирались навсегда покинуть остров Рассвета. Однажды, когда все находились на корабле, и подсчитывали оружие, порох и другую снедь, на борт взобрался Луффи, в то время, как девочка еще мыла полы на кухне Рифли, опять в чем-то провинившись. Тогда-то мальчик и начал спорить с пиратами, не выдержав смертельной скуки на пекущем солнце в окружении мельтешащих людей. — Шанкс, ты возьмешь меня с собой? — надеясь на положительный ответ, спросил серьезно настроенный мальчик. — Не-а, — как всегда сказал рыжий и показал язык, отворачиваясь. — Ты должен меня взять! — все настаивал начинающий пират, потихоньку закипая. — Не-е-е-а, — протянул красноволосый в который раз, забавляясь реакцией мальчика. Бодрый пират все время отвечал ребенку отказом, корчась и кривляя забавные гримасы. Кто же знал, что Луффи принял все слишком близко к сердцу? Он, думая про себя о Шанксе и его команде, решил произвести на них хорошее впечатление. Вдруг, увидев какой он бесстрашный, рыжий все же изменит свое решение? Слишком уж хотелось выйти в море с таким хорошим и веселым человеком, как он. Ну почему этот пират не воспринимает его всерьез? Почему смеется и треплет волосы, как маленькому? И Эстер он тоже самое говорит — не возьмет ее, дескать хватит с нее приключений аж до самой старости, — и смеется. Вот что-что, а это возмущает Луффи в этой девочке. Почему она никак не реагирует на то, что ее практически выкинули с любимого корабля? Дурочка какая-то. Загоревшись идеей, каким-то волшебным и непостижимым образом мальчик вскарабкался на самый нос корабля, выхватывая припрятанный под майкой нож. Устояв на месте, он встал в позу «героя» и вознес лезвие вверх, упирая другую руку в бок. — Я Вам еще покажу! Я отважный! — кричал он с высоты, наблюдая за насмешливыми взглядами. Вокруг собрались пираты и с интересом начали наблюдать за ребенком, не пытаясь спустить его. Он же безобидный… Побалуется и спустится. Луффи, по их мнению, был веселым и забавным малым, и никогда бы не решился делать себе больно. По крайней мере, так считали многие. — Эй, чего ты залез туда? Слезай! — завопил разъяренный кок, поднимаясь на борт из камбуза, размахивая любимым грязным полотенцем и попутно избивая попавших под руку накама. На лице ребенка проступил румянец, уж очень он хотел рассмеялся от этого зрелища, но ситуация не позволяла. — Я серьезно! Возьми меня! — крикнул он, наконец решаясь и поднося к лицу лезвие. — Я не шучу! Темноволосый не собирался сильно себя калечить, лишь немного порезать, чтобы все наконец поняли, что смеяться над его благородной мечтой он не позволит никому. Рыжему же, он хотел доказать свою силу духа, свою отвагу, ведь никакой пират не боится какой-то там боли. — Ты чего удумал?! Иди сюда! — Шанкс прислонил руку к лицу, зазывая мальчика. Когда он увидел, что Луффи не просто треплет языком, а говорит по делу, то немного занервничал и нахмурил брови, все еще надеясь, что вся эта показуха не всерьез. Мальчик напряженно глянул на своего кумира и задержал взгляд на оружии в своих руках. Покрываясь потом, его руки мелко задрожали, а челюсти сильно сжались, ноя от слабой боли. Острое лезвие блеснуло, поймав солнечный лучик. Что? Он ведь не хочет… — Идиот, ты что делаешь?! — закричал Шанкс, кидаясь в сторону маленького мазохиста. — А-А-А!!! — раздался болезненный вопль по острову, когда Луффи все же прикоснулся прохладным металлом к области под глазом и резко дернул рукой. Почему-то все накама собрались наверху и топтались прямо над головой у девочки, но она почему-то не шла наверх и не смотрела, что там за шум гам. Лишь только, когда она услышала громкий, закладывающий уши, крик своего друга, то резко распахнула глаза, бросила швабру на пол, разлила воду из ведра и помчалась на палубу, с очень плохим и тревожным ощущением в груди. «Идиот несчастный!»

***

Вскоре, почти все из команды засели в баре Макино, наслаждаясь последними днями на суше, так как следующей их остановкой будет город Логтаун, на который настроен их Этернал Пос, что, кстати, обошелся в немало белли. Все пили пиво, саке и вино, опустошая напоследок все земные запасы деревни Фууша и, заодно, погреб Макино, но девушка была совсем не против. Ей нравились эти пираты. Они были… Другими. Те, что приходили раньше лишь грабили, разрушали и убивали, а эти… Эти всего лишь хотели быть свободными и не гнуть спины под гнетом Мирового правительства. За год знакомства с Шанксом, даже сам мэр проникся к нему симпатией, хотя виду тот не подавал, продолжая, казалось бы, вечность ворчать о своем. Видите ли, пираты портят репутацию этого острова, хотя на самом деле это держалось в тайне. Луффи, чуть ли не каждый раз, завидев издалека силуэт красноволосого, приставал к нему с просьбой принять его в пираты и забрать с собой, на что Эстер только и делала, что закатывала глаза. Разве возьмет он ребенка на судно, когда только что, грубо говоря, избавился от другого? Нет. Но почему-то понимая это, Луффи не терял надежду и продолжал заговаривать капитану зубы. И до чего он доигрался? Порезал себе щеку, аргументируя это тем, что он уже достаточно вырос, чтобы не пойти на корм акулам. — Мне совсем не больно! — дрожащими губами, пискнул ребенок, пытаясь не заплакать. Пока у него это не очень хорошо получается. — Тоже мне… Герой! — фыркнула девочка, смотря исподлобья на сидящего слева друга. Конечно же, она волновалась за него, но уж слишком сильно ей хотелось хорошенько треснуть ему по голове. Того и гляди мозги на место встанут. — Сколько раз я говорила — они тебя не возьмут! Как и меня, так что угомонись уже. — Я снова попробую! — будто не слыша подругу, вскрикнул он, резко поворачиваясь к уставшему от такого образа жизни пирату. — Шанкс, возьми меня к себе в команду! Скучающе повернув голову, рыжий прекратил пить из своей кружки и усмехнулся наивности темноволосого. — Рано тебе еще до таких приключений, — торжественно изрек он, наблюдая за возмущением мальчика. — Я уже взрослый! Я хочу быть пиратом! — начал капризничать Луффи, надувшись. Уж очень он стремился к этому, ведь становление пиратом значило быть таким же крутым, как Шанкс. — Ха! Буду я брать в команду такой балласт, как ты, — мужчина показал язык. — Ты даже плавать не умеешь в отличии от Эсти. Девочка, что слушала речь своего отца раздражённо покачала головой и закатила глаза к потолку. — Обязательно нужно было это говорить?! — но ее как будто не заметили. — Ах так?! — все больше возмущаясь и раскрывая глаза, крикнул Луффи. — Значит я научусь плавать! Или не буду падать за борт! — Да-да, конечно… Среди привычного гогота и крика веселеньких накама, голос подал Лаки Ру, что только что опустошил почти четыре бочки с пивом и недельный запас мяса на пару со своей беспардонной теткой, которую буквально только что отгрузили пять пиратов в местную гостиницу у причала. Отдыхать так отдыхать, да, Лаки? — Шанкс, чего ты его мучаешь?.. Один раз… Ой, два… — исправился он, смотря через очки на Эстер. — Ик! Можно же сделать исключение… Красноволосая резко выпучила глаза на своего хмельного дядьку, подавившись вкусным десертом. Пьяный толстяк, похоже, слишком много выпил… — Но-но, Эсти, — махнул ей рукой рыжий, призывая ее к спокойствию, которое, к сожалению, покинуло девочку. — Если вы, так этого хотите, судя по вашим крикам, то уступите мальчугану свое место и останьтесь на суше. Когда накама красноволосого это услышали, то тут же потеряли интерес к этой идее и ее реализации, расходясь по своим делам в баре. Все это действо наблюдал сам капитан и с нескрываемым удовольствием хитро улыбался, то и дело поглядывая на Луффи. — Видишь? — усмехнулся он, возвращаясь к любимой выпивке. — Эй! — надувшись, зыркнул он на забывших о нем пиратов. — И все же, Шанкс, ты об этом пожалеешь! Я так много тренировался, что мой кулак стал, как пуля! — он махнул рукой изображая удар, по-своему хвастаясь. Не умеет врать? Или же притворяется? — Серьезно? Не верю, — скучающе оперся мужчина о стол, присматриваясь к детям. Эстер вздохнула, ложась поверх рук на барную стойку. Еда в тарелке кончилась, живот набит до отказа и на смену голоду пришла тяжелая сытость, а отец и Луффи устроили шумные дебаты по поводу и без. В который раз. Девочка из-под растрепанных волос, что лезли в глаза, посмотрела на эту милую картину и тепло улыбнулась. Как же эти двое похожи друг на друга, просто ужас. Получается, когда папка уплывет с ней останется его уменьшенная версия? Конечно, если этот дурачок не погребет за кораблем в резиновой лодочке. Вот только зная Луффи и его любовь к чистоте, Эстер уверенна, что проблем с ним будет куда больше. А ведь она старше его всего лишь на пару месяцев… Ну, что за несправедливость?.. Словив на себе добрый взгляд Макино, девочка спряталась в своем домике, закрывшись руками. Хозяйка бара прижала ладошку ко рту и хихикнула. — Будешь еще? — спросила она, указывая тонким пальчиком на пустой стакан из-под сока. — Угу, — не задумываясь, кивнула покрасневшая пиратка. Заглянув под стойку, девушка достала графин с жидкостью и бутылку саке. — Хэй, Макино, можно мне? — мужчина во всю хохоча отбивался от злющего ребенка, что выкрикивал его имя. — ШАНКС-С! — прошипел он снова и снова замахиваясь на капитана пиратов. — Конечно, — добродушно улыбнувшись, девушка наклонилась и поставила прямо перед рыжим предмет его мечтаний. — Папка, алкоголь тебя до добра не доведет, — пророческим голосом, изрекла его дочь, с нетерпением дожидаясь своего заказа. Эстер любит сок… — Ой, ну ты загнула… — махнул Шанкс рукой, уже ощущая на языке вкус выпивки. — Вечно мы все об этом… — Ты же старый, — ударила по больному девочка, невозмутимо смотря на бьющегося в истерике Луффи. — А ты еще и пьешь по-черному. Точно пьяница. Мужчина обиженно насупился и отвернулся, натягивая на глаза любимую шляпу, показывая этим, что его чувство гордости немного подорвано одной особой. — Злая ты… Не любишь своего старого батюшку… Девочка хихикнула в кулачек. — Да как тебя не любить? — сказала она, улыбаясь. В это время мальчик уже успокоился и сел на свое место между Шанксом и рыженькой подругой. Посмотрев на него, Эстер заметила, что внешность темноволосого снова поменялась, а если быть точней, то у мальца появились новые боевые ранения. — А откуда?.. — удивленно спросила Эстер, но мальчик лишь еще больше насупился. — У Лаки Ру бочонок упал, — смущенно пробормотал Луффи, отворачиваясь. Шанкс засмеялся. — Вот видишь?! — утирая навернувшиеся слезы, пробормотал он. — Даже он тебя не заметил! Значит, ты все же маленький, раз тебя чуть не прибила какая-то там бочка! — Что?! Я не маленький! — запылал Луффи. — Идиот, я уже взрослый! — чуть не упав со стула, прокричал он, но его вовремя поймала рука заботливого капитана. Все в баре залились смехом пуще прежнего. — За отважного Луффи! Кампа-а-ай! — прокричал покрасневший Ясопп, еле удерживаясь на весу. Похоже, он соревновался кто больше выпьет с толстяком. Мда, дилетант… — Кампа-а-ай! — отозвались пираты, тут же реагируя и поднося кружки ко рту. Шанкс, как раз допивал все, что у него было в стакане, горящими, от нетерпения глазами, поглядывая на оранжевую бутылку со спиртным. Эстер покачала головой, отворачиваясь. Раз хочет быть старикашкой с плохим здоровьем — его дело. — Хотя бы ты скажи им! — не желая успокаиваться, перешел мальчик к крайним мерам. — Пф! — красноволосая отвернулась, всем своим видом показывая, что не намерена ему ни в чем помогать. Вот еще, пускай остается и страдает в дали от моря вместе с ней. — Даже, если вы не возьмете меня, я все равно стану пиратом! — завопил от безысходности он, чуть ли не рвя волосы на голове. — Да ну?! — Да! Пока пираты спорили, вернулась Макино с чистой тряпкой. Протерев стаканы, она налила в них апельсиновый сок, который покоился на нижней полке стеллажа. — Какой уж был… — как бы извиняясь, улыбнулась девушка. Эстер кивнула. — Вот, выпей, — после недолгих споров, хитрый капитан подсунул доверчивому ребенку стаканчик вкусного детского напитка. — О, спасибо! — поблагодарив пирата, Луффи с радостью выпил все до дна. Посетители бара разразились в истеричном и долгом смехе, задыхаясь от недостатка кислорода и наивности пацана, что уже вовсю обзывал их упертого главаря. И вправду, малец, как Шанкс… Удивительное сходство характеров, только, как бы Эстер не заколотила бедненького мальчика после их отплытия… Да… За это реально нужно волноваться. — Ты болван! Самый худший болван! — кричал в сердцах новоиспеченно-шрамированный, что, казалось, уже забыл, что засел у Макино из-за своего «боевого» ранения. — А говорил, что не ребенок… — сдерживая рвущийся наружу смех, пыхтел рыжий. Бормоча под нос о несправедливости, обиженный мечтатель схватил свой стакан и уже собрался встать с места, как… — ТЫ ЖЕ ПИРАТКА! — воскликнул глубоко шокированный Луффи смотря, как девочка, под смешки своих накама, во всю хлещет «нектар Богов», опустошая весь поднос с напитками. — Я пиратка… Но я и ребенок! — хлюпая, булькнула она из-за горки посуды. — Кто, как не член команды Рыжеволосого справится с этим?! — хлопнув ладошкой по столу, девочка радостно завопила. — Вку-у-усно! Еще! — Да ну тебя… — надувшись, мальчик ушел куда-то в сторону окна. Сегодня он страдает один — Эстер не будет его подбадривать, ведь… — О-о-о! А этот сок невероятно сладкий! Шанкс еще какое-то время перекидывался с Луффи короткими фразами, показывая тому язык. Дурачился рыжий на славу: его дочка косилась на него почти все время, улавливая краем уха часть диалога сквозь общий пьяный говор. Там было что-то про топор… Хорошо, допустим пират шутит, мало ли… Макино хихикнула, когда Луффи вернулся на свое законное место, препираясь со своим кумиром. Это… Забавляло. — А когда вы уплываете? Ну… Путешествовать, — с заминкой спросил ребенок, облизываясь на тарелку с куском сочного мяса, что держала барменша. — Это ребрышки? — с огоньком интереса в глазах, девочка заглянула в тарелку друга. — Нет, прости, они закончились, — сказала Макино поглядывая на чавкающего Лаки Ру. — Ла-а-адно… Тогда я ничего больше не буду, — девочка грустно сползла на стол. Куда уж в нее еще… Все равно ничего не влезет. — На сколько мы здесь? — пережевывая, переспросил Шанкс. — Да, собственно, пара выходов в море и все. — Эх, — печально насупилась Эстер. — Эх, — погрустнев, вздохнул ее друг. — Я хочу научиться плавать, научишь меня? Немного подумав, взрослый кивнул, снова принимаясь есть свою порцию. — Думаю, можно, — одобрил тот. — Это дело стоящее… Всеобщее веселье прервал резкий и громкий хруст досок. Одна из дверц двери, что открывалась в обе стороны, была выбита ногой неизвестного. Все звуки, что были в баре утихли и в помещении повисла гробовая тишина, прерываемая только топотом тяжелых ног в жестких ботинках. — И это пираты? — завещал грубый мужской голос, принадлежащей странному и неприятному типу. — Сброд какой-то… Только посмотрите на их физиономии! — ухмыльнулся он, поддерживаемый целой сворой людей за спиной, что загоготали, словно по команде. Эстер не сводила глаз с компании, что прошла в заведение и заняла почти все пространство, немного притесняя ее накама, что немного настороженно наблюдали за пришедшими. Как назло, лицо девочки приобрело немного глуповатое выражение с прищуренными глазами и вытянутыми губами, и она, смущенная своим положением, поспешила отвернуться от идиотов, которые качали здесь свои права. По идее, раз уж папка находится в деревне около года, то это его территория. Жалко, что он все-таки уплывает… Постойте-ка… Что это делает Луффи?.. Луффи… ЛУФФИ!!! ИДИОТ! ВЫПЛЮНЬ! — Мы пришли сюда не грабить, — похабно ухмыльнулся, главарь бандитов с ног до головы осматривая Макино. — Нам нужно немного саке — всего десять бочек. С нас спросится, — как ни в чем не бывало, заиграл бровями мужчина со шрамом на лбу и козлиной бородкой, чуть вьющейся на конце. Его облик не внушал доверия и сам он не выглядел, как приличный человек с высокими моральными качествами. Одежда его была обычной: длинный бардовый плащ, запачканная в дорожной пыли, не свежая белая рубаха и черные штаны с ботинками. Люди сзади него были одеты на один манер. Похоже, что это какая серьезная, вооружённая банда. — Простите, но саке, как ром и пиво закончились, — рассматривая новых гостей, сказала Макино, отвлекаясь от своих дел. Смуглый мужчина вскинул брови, оборачиваясь. Оглянув компанию пиратов, которые сидели среди пустых бутылок и бочек, скрипнул зубами. — Я смотрю, они все тут не воду пьют… Что же у них в кружках? — Они заказали последнюю партию… — сконфуженно произнесла Макино, чуть вздрогнув. За всем этим наблюдал Шанкс, который, как раз хотел открыть свою последнюю бутылку с алкоголем. Заметив, то как девушка начала покусывать губы и волноваться, капитан пиратов тут же вступил в переговоры. — Жаль, что вы не успели к празднику, мы уже все тут выпили, — мужчина хитро сощурился, — Как на счет этой? — он протянул ему последнее саке в баре. — Надеюсь, ничего страшного, если я ее немного приоткрыл? Я и глотка не сделал, клянусь, — невинно сказал мужчина, улыбнувшись. Пока Эстер давилась воздухом, смотря на Луффи, то успела каким-то чудом заметить, как сильно была сжата рука отца, в которой он держал стеклянную бутыль. Девочка немного остыла, под напором накатившего удивления. Похоже, и ему не нравятся эти грабители. Критично оглянув подачку, разбойник, холодно усмехнулся, словно он король горы какой-то, и приблизился к Шанксу, стуча громкой подошвой по полу. Как только главарь шайки подошел вплотную к рыжему, то резко замахнулся сжатым кулаком, разбивая драгоценное оранжевое стекло, что тут же с треском упало на пол и вылило все свое содержимое на пирата в соломенной шляпе. Не ожидавшие такого поворота Макино и Луффи вскрикнули, пугаясь сумасбродства их нового посетителя. Сумасшедший оскорбил капитана пиратов, чьи накама почти в полном сборе находились в помещении, наблюдая за сим шоу. Эстер поджала губы смотря, то на мокрого папку, то на своего друга, быстро перебирая мысли в голове. Как бы он ничего не выкинул… — Ты издеваешься, щенок? — противный мужчина, как бы случайно, положил руку на эфес своей абордажной сабли. — Нам мало какой-то там бутылки. Ты считаешь она нужна нам? Одна на целую ораву? Ха! — надменно сплюнул разбойник, выслушивая поддерживая смешки своих парней. — Я убил много таких как ты — мелких сопляков, что везде суют свой нос. Мне за это, даже награду дали — восемь миллионов белли! — хвастаясь перед всеми в баре, громко сказал он, скалясь и доставая из пояса листовку со своим косым лицом. — Видишь? — тыча засаленной бумажкой в лицо красноволосому. — Надеюсь, ты все уяснил и не будешь лезть мне под ноги и раз уж мы горные разбойники, а вы пираты, то мы не встретимся… К счастью. Мужчина с козлиной бородкой направился к выходу их бара, чувствуя себя победителем в сложившейся ситуации. Он спокойно шагал по своим делам, пока сзади не раздался извиняющийся голос Шанкса. — Макино-сан, прости за это… У тебя есть тряпка? — уныло произнес пират, наклоняясь к осколкам, поднимая самый большой из них, грустно осматривая пол, что впитал в себя последний алкоголь, который он мог выпить. Похоже, не судьба ему напиться до чертиков сегодня. — Что?! — испуганно воскликнула девушка. — Не надо! Я сама все уберу!.. — прокричала она, буквально убегая в подсобку, искать нужную вещь. Обернувшийся Хигума, как выяснилось по листовке, наблюдал за этим балаганом. Он фыркнул и одним движением достал свой меч, готовясь замахнуться. Все напряглись. На удивление немногих мужчина просто разбил все напитки, что стояли на стеллаже. Вовремя прибежавшая Макино снова вскрикнула вместе с Луффи, выставляя руки вперед, прячась от осколков. Эстер тоже не обделили и через секунду она была облита своим же соком и кем-то не допитым пивом. Фу-у… Слава Богу осколки никого не задели и все остались целы. Шанкс, опираясь на стулья и придерживая любимую шляпу, сидел прямо на полу в полностью промокшей рубашке. — Теперь нам точно здесь делать нечего… — сказал бандит своим людям, а потом обернулся, — Раз уж ты так любишь мыть полы, то и это вытрешь. — Он кивнул в сторону лужи на которой сидел рыжий, — Уходим. Когда единственная дверца бара перестала раскачиваться и плохие парни ушли, к Шанксу подбежала барменша, взволнованная этой ситуацией, краем глаза поглядывая на сохранность детей. — Капитан, с вами все в порядке?! — дрожащими от волнения губами, спросила она. — Да… Жить буду, — он выставил перед собой руку, останавливая девушку, что поднесла ему полотенце. Эстер шокированная второй раз, круглыми, как два блюдечка, глазами смотрела, то на Луффи, то на папку. Черт возьми… Эти двое ее когда-нибудь доведут! Рыжий какое-то время валялся на полу, а потом… Просто рассмеялся во весь голос, снимая промокшую соломенную шляпу. — Капитан, вы так глупо выглядите… — задыхаясь, пробормотал Лаки Ру. — Это было жалко, как он вас уделал! — воскликнул Эдди, хлопая ладонью по столу, держась другой рукой за живот. Все эти смешки и подколы не были злыми, просто у команды Рыжеволосого, как у него самого очень специфичное чувство юмора. Эстер услышав смех накама сама рассмеялась, когда увидела, как смешно лежит ее папка. — Я же говорила… Алкоголь тебя погубит! — вытирая навернувшиеся слезы, девочка даже забыла о своей маленькой проблеме… — Точно!.. — вдруг оклемался пират. — Эстер — ты провидица! — изрек он. — Скажешь тоже… Так все бы и смеялись, если бы веселье и потеху не прервал разозленный Луффи. — ЧЕ ВЫ СМЕЕТЕСЬ?! — во все горло крикнул мальчик, пыжась и сжимая кулаки. — Ну и что, что их было больше, но можно было побить их! Дать им как следует, а вы?! — гнул он свое, сверля взглядом капитана. Луффи был в крайней степени раздражения — его образ идеального пирата трещал по швам. Все затихли, наблюдая за странным поведением мальчика. — Ладно, уж… Я понимаю тебя, не дуйся! — махнул рукой рыжий, забавляясь. — Знать вас не желаю! — в сердцах крикнул он. — Вы совсем не крутые! — надувшись, он вскочил с места и рванул ко входу. И тут Эстер вспомнила. — ХВАТАЙ ЕГО, ПАПКА! — злым голосом гаркнула она, меняясь на глазах. Девочке повезло, что как раз в это время пират это и сделал — взял ребенка за руку, но тот все продолжал и продолжал идти… Растягиваясь. — ЧТО?! — хором воскликнули пираты, выплевывая содержимое своих стаканов. — Он съел Ангельский овощ, маскирующийся под дыню! — побагровев от злости шикнула Эстер, недобро смотря на мальчика. — Я за ним присматривала, а ты!.. — Ты это сделал, а, Луффи?! — Лаки Ру подскочил к нему, спотыкаясь о Шанкса, что чуть не умер под, огромного веса, ногой накама, выдыхая весь воздух из легких. — Ты съел его?! То, что было в сундучке?! — не унимался он. — Было вкусно?! — Нет, — с круглыми глазами ответил ребенок, смотря, как Ясопп зарядил кулаком по макушке толстяка. — Он был горьким и противным на вкус… Бу-э… — Так зачем ты его съел?! — спросил Шанкс, снова хватая, уже резинового мальчика, растягивая ему щеки. — Ты хоть понимаешь, что все, кто съест Дьявольский фрукт навсегда потеряют способность к плаванию?! — от души кричал рыжий, оттягивая челюсть Луффи, что уже, кстати, сама упала на пол. — Теперь ты точно никогда не выйдешь в море! — ЧТО?! — настала очередь мальчика удивляться и бояться за свое будущее. — Я ЖЕ ГОВОРИЛА — АНГЕЛЬСКИЙ ОВОЩ! ЭТО БЫЛ ОВОЩ! ПОЧЕМУ ТЫ НИКАК НЕ ЗАПОМНИШЬ?! — рыкнула Эстер, злясь уже на всех. Н-да… Слишком странные эти ребята, чтобы говорить о них вменяемые вещи.

***

— Ты уверена? Сегодня ты спала на корабле в предпоследний или даже последний раз, — зевнув пробормотал рыжий, подпирая голову рукой. Сегодня на корабле пиратов было необычайно суматошно. Дело в том, что задержались они здесь только из-за того, что хотели продать дьявольский фрукт и срубить целый куш. Видимо что-то пошло не так… Тем более нужно было определяться с местом жительства Эстер, чем никто не занимался уже… Целый год с того самого дня, как судно причалило к берегам острова Рассвета. — Брось, это же круто! — восхитилась девочка, размахивая руками. — Давай перенесем мои вещи к Луффи! — А он разве не обиделся? — удивился рыжий, приподнимая бровь. — Он?! — девочка удивилась и посмотрела на папку скептичным взглядом. — Если это правда, то Луффи скоро оттает… Я надеюсь… Да и кто его вообще спрашивает?! Я жила у него и до этого, поэтому могу в любой момент заявится к нему! А так это хотя бы будет официально! — Да, конечно… Потеснить его в его же доме… — усмехнулся пират, думая, что все же пиратство у девочки в крови до мозга костей. — А как же его суровый дед? Ты, помнится, все время жаловалась, что он садист, — изрек он, пытаясь заставить дочку одуматься. Маленькая пиратка и взрослый дозорный в одном доме? Я думаю, мы все знаем, чем это закончится. И нет, здесь нет пошлого подтекста, извращенцы. Красноволосая фыркнула, надув щеки. — Я его не боюсь! Если что — убегу к че-е-ертовой матери! — воскликнула девочка, делая акцент на данном слове, забавно потягивая буквы, поднимая и опуская руки. Через пару мгновений, дочка пирата уже слышала его хриплый ото сна раскатистый смех, отскакивающий от стен капитанской каюты и уходящий в коридор, так как дверь сама себя, так и не починила. — Не боишься?! — прохрипел он, прикрывая лицо рукой. — Бежать — уже значит не боятся?.. Ой, не могу!.. Эсти… — Что?! Я просто люблю быстрый шаг, что в этом криминального?! — оправдываясь воскликнула она. — А то, что этот бег основан на какой-нибудь шалости тебя не волнует? — дрожа от смеха, еле выговорил Шанкс. — Ладно, бесенок, будь что будет… Хочешь жить с Луффи и его дедом — пожалуйста. Только не надо потом жаловаться… — Да-да… — пропуская всю напутственную речь, девочка замахала руками перед лицом отца, заставляя его замолчать и устало вздохнуть. — Я знаю, знаю… — Хорошо, — кивнул он, — но нужно что-то делать с… — по телу красноволосого прошла мелкая дрожь, а лицо побелело, приобретая сходство с трупом. Как бы капитан не откинулся тут… — Мойкой-сан, — он сглотнул, обливаясь холодным потом только от одного упоминания ее имени. — Что предпринимать будем, о Великая Покорительница всех дорожек и мостовых острова Рассвета? Ради тебя же привезли… Плыли за ней… Девочка закивала головой, якобы слушая отца с серьёзным лицом. — Да-да, да-а-а… А потом вы все завалились в городскую таверну и опустошили ее, верно? — рыжий пират резко замолчал, выпучив глаза на маленькую провидицу. — Как?! — Ой, ты думаешь я тебя не знаю?! Говорю же, все так и было! Я в этом даже уверенна! — с превосходством хихикнула маленькая хитрюга, залезая на кровать с ногами и садясь на колени к отцу. — Да… Опасно не брать тебя в расчет… — пробормотал Шанкс, положив на рыжую растрепанную головку руку. Девочка улыбнулась, когда почувствовала, что ее погладили по голове. Ей Богу, иногда она может быть хорошим ребенком. — Не переживай, — ребенок хлопнул мужчину по плечу, подбадривая. — Луффи не долго будет дуться, я знаю, — девчонка по-доброму усмехнусь, с теплотой вспоминая о всех своих перепалках со своим другом и о том, как отходчив он бывает. — Ну, а Мойка-сан… Она странная. — С этим не поспоришь… — родственники одновременно вздохнули, вспоминая все ее выходки. Чего стоит бедный Бекман, чья психика никогда не будет прежней… Он до сих пор обходит стороной гостиницу, где обосновалась бегемотиха, опасаясь повторения того «несчастного» случая. — Ее можно было не привозить… — невинно пробормотала Эстер в сторону, отворачиваясь. Мужчина сначала приподнял брови, удивляясь быстрым переменам в настроении девочки, а потом нахмурился, что-то обдумывая. И в кого это она такая? Ой, даже не знаю… — То есть, можно было не мучатся?! — воскликнул пират, широко раскрыв рот от сего факта, что немного обижал мужчину и давил на мозги. Зачем тогда нужна вся эта канитель? — Почему это?! — таким же недовольным тоном произнесла красноволосая, копируя своего обожаемого папку, что шутливо поджал губы. — Ты же добыл Ангельский овощ! Который съел… Луффи… Ну да, глупо получилось… — сконфуженно буркнула она. — Надеюсь он правильно распорядится силой фру… Кхем… Овоща Гому Гому… — под сверлящим взглядом, он поспешил исправится, не горя желанием снова слушать нравоучения о растениях от маленькой и любименькой сопельки. — Да… Луффи хочет стать пиратом, — прищурившись пробормотала девочка, смотря глаза в глаза. — Очень. — Я уже на личном опыте это понял… — усмехнулся Шанкс, притягивая к себе дочь, обнимая. — Он очень целеустремленный, хоть немного неправильно мыслит… Маленький, что с него взять… — Слышал бы он тебя, — тихо хихикнула девочка в кулачек, прикрывая глаза. — Тут бы столько криков было… У-у-у… Спасибо, мне и тебя хватает, — подкинув девочку, засмеялся Шанкс, забавляясь реакцией девочки. — Эй! Ну, чего ты? — немного нахмурившись, закатила Эстер глаза, думая о том, что в последнее время слишком много раз так делает. — Все-все… Я больше не буду, — в примирительном жесте, мужчина махнул рукой, предпринимая попытки предотвратить конфликт. — Хорошо… — протянула девочка подозрительно щурясь на отца, пытаясь вывезли его на чистую воду. — Насчет Мойки Ру… Если ее попросить, то возможно она сможет иногда приходить ко мне и проверять, как я тут. Мужчина задумался. — Это неплохая идея… Ты точно уверенна, что не хочешь с ней жить? Вы с Луффи все равно бы виделись часто. — Да-а… Конечно. Для этого нужно было бы проходить через огромную свалку и лес, кишащий всякой дрянью, — ребенок недовольно фыркнула, морща лицо вспоминая, что она пережила с Ясоппом, когда первый раз отправилась искать то, что так беспардонно съел Луффи. А ведь в следующие ее прогулки ее однажды чуть не съел питон… Но, как не сложно признать, это приключение оказалось по вкусу девочке. Весело было смотреть, как все вокруг нее бегают и рвут волосы на голове… А если серьезно, то Эстер даже не поняла, что происходит, да и это ее особо не волновало, как и сейчас не волнует… — Ну тогда — договорились? — спустя какое-то время сказал ее отец, поднимая зевающую девочку на руки. — Помиришься с Луффи и тогда перетащим твои вещи к нему. — Ага… Вот только я могу пойти к нему прямо сейчас, — заплетающимся языком, буркнула девочка, смаргивая, навернувшиеся от зевоты, слезы. — Куда тебе в таком состоянии? Ты же спать хочешь. — Значит, не пойду… — Интересная ты… — добродушно фыркнул пират, аккуратно занося дочь в ее каюту и укладывая ее на кровать. Эстер не хотела спать. По крайней мере она не собиралась этого делать, пока случайно не вспомнила, что она завтра очень размыто запланировала встретится с, уже резиновым, другом. Как это, размыто? Красноволосая просто сказала, что если мальчик не придет, то гулять она больше с ним не будет. Маленькая шантажистка. И главное, Луффи, как последний дурак, повелся на явную провокацию.

***

Утро у дочери Рыжеволосого Шанкса не задалось сразу — она встала не с той ноги и, в царящем беспорядке, что устроил ее папка, вляпалась в свои же краски, разбив при этом грязную тарелку. Отлично. Опять уборка. Когда непутевая закончила неспешно делать дела, то осознала, что опоздала, да и к тому же проспала. Оставалось надеется на то что мальчик пришел в бар Макино поздно, хорошенько при этом выспавшись. Лучше бы Эстер побыстрей натянуть сарафан… Уже одевшись и расчесав волосы расческой, которую она еле-еле нашла среди упакованных вещей, девочка буквально запорхала в сторону двери, хватая неосторожным движением маленький рюкзачок. Огромная куча барахла покачнулась и повалилась пол, под отчаянный визг Эстер. Мало того, что она опаздывает из-за того, что устроила незапланированную уборку, так еще веще которые она сложила упали и чуть не убили свою хозяйку. Еще чуть-чуть и девочку бы нашли, придавленную шкафом и комодом. Да… Схватив сумку, она уронила мебель… Ой, все, не спрашивайте! Эстер обязана своей жизнью Госпоже Удаче, черт возьми. Слышишь?! Маленькая, а уже глухая! Беспредел! Разочарованно плюнув на идиотскую мебель с кривыми ножками и подпорками, она опомнилась, вскинув брови, осознав, что задержала себя еще больше и ринулась к выходу, но (как всегда) удачливая девочка, споткнулась о свою же ногу и полетела на дверь, расширив от неожиданности глаза. О Боже! Опять фетиш на двери! Помогите! Полет был не долгим, но волшебным и фееричным. Счастливая своей участью, девочка готовилась к смерти, прожив падение двухметрового тяжелого шкафа, от столкновения с деревом. Супер. Столкновение, как столкновение. Ничего особенного… КРОМЕ ТОГО, ЧТО ЛЕГЕНЬКАЯ МАЛЯВКА ВЫЛОМАЛА, К ЧЕРТЯМ СОБАЧЬИМ, РАСШАТАННУЮ ЛАКИ РУ ДВЕРЬ. Все бы ничего, пора прекратить стебаться над Эстер, но нет. После того, как она шлепнулась носом вниз, проехавшись на деревяшке, словно на доске для серфинга, по коридору, красноволосую придавил ее же десятитонный рюкзак, повинный во всех ее страданиях. Крайний найден, мисшин комплит. Зуб даю, если бы эта вещь была живая, то Эстер слушала дичайший крик о своем интеллекте. У меня все. Шипя, как кошка и фыркая, словно бешеный еж, девочка, покачиваясь и хватаясь за больной лоб, поднялась с пола, проверяя целы ли ее маленькие детские косточки. Ребра с позвоночником, руки, ноги на месте… А, ну и голова конечно… Все в прекрасном стоянии, хоть сейчас на осмотр и в бой! Поспешив на выход, бедняжка, что на сегодняшний день лишилась своей прославленной удачи, вступила прямо в ведро с грязной водой, которое оставил какой-то шутник. Отлично… Теперь еще и ноги мыть. Ужасно настроенная пиратка, тяжёлой (насколько это возможно при ее весе и возрасте) походкой отправилась на встречу с Луффи, задержавшись еще на пару десятков минут. Уже в чистой обуви и в свежей одежде, она угрюмо поплелась в сторону бара, заранее зная, что наткнется на недовольного друга. Но этого не произошло. Эстер услышала какие-то незнакомые голоса, что доносились из деревни, но внимания на это она не обратила, продолжая идти к бару, где, по идее, ее ждали. Когда девочка приблизилась к зданию, то наткнулась на чем-то озабоченную Макино, что буквально вылетела из заведения, спотыкаясь на ровном месте и путаясь в длинной юбке. Пиратке это сразу не понравилось, и она поспешила нагнать девушку, окликая ее при этом. — Эй, Макино-сан, куда вы бежите? — раздалось с другого конца улицы, от чего запыхавшаяся девушка остановилась, теряя драгоценное время. — Эстер? У нас нет времени! Луффи в беде! — чуть не плача крикнула она, закусывая губу. — Что происходит? Где он? — девочка нахмурилась и начала оглядываться, ища знакомую темную макушку, где мозгов, похоже, после съедения фрукто-овоща поубавилось. «Так и знала, что этот дурак вляпается в какую-нибудь историю! И когда?! В тот день, когда папка решил уплыть! Здорово!» — Заскрежетав зубами, думала девочка, сильно волнуясь. — Горные бандиты! Он разозлил их, и они его выволокли на улицу! — горько всхлипнув, сказала Макино. — Эстер, позови кого-нибудь на помощь, а я пока побегу до мэра! Девочка кивнула и на всех парах ринулась обратно на корабль. А ведь никто из команды сегодня не ходил к девушке выпить. Во-первых, все запасы закончились, во-вторых капитан сказал, что этот день выделяется для сборов целиком и полностью. Черт… Черт! И что же делать?! Вдруг половины команды нет на судне? Или корабль отплыл в город пока ее не было? Дело дрянь! Удача на этот раз не отвернулась от девочки — судно было в порту, а капитан стоял на палубе и о чем-то говорил с навигатором, показывая на карту в его руке. Эстер не стала дожидаться окончания разговора. — Папка! — что есть мочи закричала она, запыхавшись. — Луффи!.. Луффи схватили горные бандиты! Девочка показала пальцем в сторону откуда она слышала незнакомые грубые голоса и гогот, опираясь руками в колени. Шанкс среагировал почти сразу, отдав приказ команде собраться возле него, да побыстрей. Когда ребята столпились в одном месте, то рыжий что-то быстро им объяснил и все двинулись в указанном направлении. Эстер в это время, побежала в сторону бара, обратно. Похоже свое местоположение разбойники сменили. Ох, черт! Первым, что увидела девочка были огромные фигуры бандитов, одетые совершенно одинаково. Их главарь — Хигума, придавил голову Луффи ногой, грозясь раздавить мальчика, как грецкий орех. — Не трогай его, уродливый волосатый орангутанг! А то пожалеешь! — вскрикнула девочка, напрягаясь всем телом. Прекратив смеяться, раздраженный бандит, сверкнул взглядом, небрежно окидывая им девочку. — А это еще кто? Еще одна мелкая сопля, что, решила выпендриться? — усмехнувшись, сказал Хигума, потирая руки. — Не волнуйся! Мы и тебя продадим! На черном рынке детей можно продать за хорошие деньги. Все его товарищи по грабежу разразились в ужасно противном смехе, режущем уши. — Не смей обижать ее! Горилла! — крикнул Луффи из-под обуви бандита, что только покачал головой и пнул его. — А что босс… Может и вправду продадим обоих? Они вдвоем будут стоить целое состояние! — хрипя, предложил беззубый разбойник. — Да… Это хорошая идея! — поддержал его другой. Вдруг откуда не возьмись появились Макино и мэр, что с ужасом наблюдал эту картину издалека. Этот несгибаемый и упрямый старикан, завидев, что хотят сделать с детьми упал на колени, прижав голову к земле, моля о спасение для жителей деревни. — Прошу! Мы заплатим вам всем, что у нас есть! Только не трогайте этих детей! Они этого не заслуживают! — взмолился мэр, опуская свою гордость, боясь последующих действий безумного разбойника. — Не заслуживают, говоришь? — бесцветно протянул Хигума, ухмыляясь, прищурив глаза. — Этот мальчик, — Луффи сквозь зубы заскулил, когда на голову начала давить чужая нога, — оскорбил меня и заступился за грязных пиратов. А эта, — он указал пальцем на девочку, что отошла от опасных парней, зло сверля их взглядом, — обозвала меня и унизила на глазах всей деревни! — бандит всплеснул руками, показывая на небо и людей, что попрятались в своих домах. — Поэтому, я просто обязан отплатить им тем же. Им еще повезло — я не убью их, как других, что лезли под ноги. Все боялись сойти со своих мест, думая, что одно неверное движение обречет двух заложников на смерть. — Горная обезьяна! Ты первый начал! — взъелся ни с того, ни с чего Луффи, махая руками, пытаясь попасть в противного мужчину, что издевался над ним. — Луффи! — крикнула Макино, прижимая к груди руки. — Знаете… Я передумал, — бандит медленно вынул меч из-за пояса, фыркнув, — он меня достал, как и его длинный язык. Отрежу-ка я его пока он не взболтнул лишнего. Мужчина с пучком на голове, громко рассмеялся, без интереса замахиваясь оружием на заложника. Он намеревался убить Луффи или отрезать ему язык? Этого никто так и не узнал, потому что девочка кинулась на помощь другу расталкивая удивленных воров, с обвязанными головами. Она знала, что это мало чем поможет, но попробовать все же стояло. Эстер прыгнула сзади на Хигуму, ошарашив и его, и горных бандитов. — Что ты делаешь?! — зарычал разозленный мужчина, выпуская из-под ноги резинового мальчика, оборачиваясь. Да… Дети давно его не выводили из себя. Скривившись, он резким движением свободной руки схватил девочку за волосы приподнимая над землей, слушая ее болезненный писк. Она, тем временем, схватилась за него, пытаясь не лишится волос раз и навсегда. — Пусти ее! — закричал Луффи, вскакивая с земли, на которую он упал. Не успел он, даже приблизится к главарю, как его снова схватили по рукам и ногам. — Да, как хочешь! — рассмеялся мужчина, наблюдая, как дергается девочка в его руке. — Ловите! — он с дико злым хохотом, швырнул ее в сторону Макино, словно тряпичную куклу. — Эстер! — крикнула, распереживавшаяся Макино и кинулась к девочке, что проехалась по земле, раздирая коленки до крови. На удивление всех наблюдающих, она снова вскочила на ноги и ринулась бы на вооруженного бандита с голыми руками, но хозяйка бара остановила ее, схватив в охапку, нашептывая что-то на ухо. Девочка прекратила вырываться, но ненавидяще смотреть на горного орангутанга не перестала. Так бы это и продолжалось вечно, если бы сзади, со стороны моря, не появились пираты Рыжеволосого, что наблюдали, как детей хотят сначала избить, а потом продать в рабство. Из всей команды вперед вышел лишь капитан, что скрыл свой взбешенный взгляд под полями соломенной шляпы. Свободный ветер развивался подол черного любимого плаща, а рука красноволосого покоилась на эфесе его сабли, что он сжимал, пытаясь успокоиться. Он довольно медленно прошел от самого берега до толпы тупых бандитов, Макино с Эстер и мэра, что уже поднялся на ноги и с надеждой смотрел на Шанкса. — А то я смотрю все по домам попрятались, — довольно спокойно сказал он, присаживаясь рядом с девочкой, которую уже отпусти из кольца женских рук. — Было больно? — спросил он. Девочка, нахмурившись кивнула. — Ясно… Луффи, разве ты не говорил, что у тебя кулак, как пуля? — пират переключился на мальчика. — Я думал, что ты сможешь защитить Эстер, когда отпускал ее гулять, — протянул он улыбнувшись. — Заткнись! — тут же вспылил мальчик, злясь на Шанкса. — Так это те разбойники, да? — разглядывая их, произнес рыжий, прищурившись. Свора расслабилась, увидев, что это всего лишь вчерашний жалкий пират, которого с легкостью унизил их главарь. — О, пираты… — отвернувшись от лицезрения Луффи, сказал он, не беря во внимание, что здесь вся их команда, вооруженная до зубов. — Не все полы перемыли? Хотите еще? — загоготал Хигума вместе со своими людьми, словно гиены. Шанкс проигнорировал слова разбойника, вставая с корточек и направляясь к группе людей, игнорируя их насмешки. — Капитан… — прошептала удивленная Макино, наблюдая серьезного рыжеволосого, которого, по сути, никогда таким не видела. — Ты куда прешь?! Не слышишь, что ли — туда тебе живым не пройти! — огрызнулся один из горных бандитов, направляя заряженный кремневый пистолет прямо в голову капитану пиратов Рыжеволосого. — Я выстрелю, слышишь?! Башку тебе снесу! — он и вся его компания заржали снова, как по команде. — Раз уж ты взялся за оружие, знай, что будут последствия, — спокойно сказал рыжий пират, даже не повернув голову в сторону выскочки. Его это ужасно взбесило. — Готовься отвечать за свои действия, поставив на кон свою жизнь. — Что?! — тупо переспросил бандит, зыркнув из-под повязки на красноволосого, что пальцем указал на направленное в него дуло. — Я говорю — эта штука не для простых угроз, — слабо улыбнувшись, мужчина перевел взгляд обратно на Луффи, что весь испереживался, когда на Шанкса наставили оружие. — Че?.. Не успел он сообразить, что, собственно, происходит, как в его голову точным выстрелом попала пуля, убивая идиота. Это было настолько неожиданно для всех, что никто даже не смог сказать ничего нормального — только вскрикнуть. Сзади, казалось бы, одиноко стоящего Шанкса, вдруг откуда не возьмись появились его накама, заступаясь за своего капитана. Первый выстрел сделал Лаки Ру, даже в битве жуя мясо, показывая, что они тоже не лыком шиты. — Убили?.. Подлые морские крысы! — заверещал особо худой парень из банды. — Да как вы посмели?! — воскликнул Хигума, скалясь. — Негодяи! — раздалось ядовитое из толпы. Команда пиратов, привыкшая к подобным оскорблениям, даже не обратила на них внимания… Кроме одного. — Негодяи, говоришь?.. — задумчиво протянул Бекман, куря сигарету. — Что это за глупости? Вы думаете, что мы благородные и честные, раз не ответили тогда в баре на ваши оскорбления? — закончил он свою речь, хмурясь. — Люди, стоящие перед вами — пираты. Вы запомнили это, бандиты? — громче обычного начал Шанкс, не двигаясь с места. — Вы можете с ног до головы облить меня выпивкой, забросать едой и обозвать. Над этим я просто посмеюсь и забуду, — он сделал паузу, свирепея. — Но, чтобы не случилось я не прощу и не позволю никому оскорблять моих накама! — выкрикнул пират. Шанкс выглядел очень недовольно, сверля горящими от гнева глазами, шокированных разбойников. Он готов был убить этих людей, лишь за то, что они навредили… Нет, даже не так. За то, что они, хотя бы пальцем дотронулись до Эстер и Луффи, имея плохие намерения. Тянущуюся тишину прервал смех главаря Хигумы, который похоже не понял, что имеет дело не с самыми слабыми противниками. — Не простишь?! — фыркнул, вскидывая брови. — Это смешно! Пираты, что не могут на земле нормально стоять бросают вызов мне?! Бандиту?! — он снова рассмеялся, уже чувствуя, что список убитых им людей скоро увеличится в два, а то и в три раза. — Убить их! Никого в живых не оставлять! Под безумный смех главаря, разбойники ринулись в бой, надеясь быстро закончить с пиратами. Тогда-то Шанкс и решил задать хорошую трепку выскочкам, но его быстро остановил Бен, говоря, что это будет не сложно и его одного достаточно на таких слабаков. Бекман вытащил из-за пояса винтовку и вырубил нескольких особо наглых бандитов быстрыми и точными ударами по затылку. Почувствовав, что сигарета стала совсем уж короткая, он без жалости к противнику потушил ее о глаз одного неудачливого дурака, который первым попал ему под руку. За всей дракой с волнением наблюдали Макино и мэр, что каждый раз вскрикивали, когда на Бена бежал новый злой разбойник. Луффи, которого схватил Хигума с открытым ртом наблюдал за боем, восторгаясь силой старпома. Девочка же не сводила настороженного взгляда с приунывшего Хигумы, чьих людей так быстро разбили, и Луффи, который даже перестал вырываться. Вот дурак! — Не на тех напали… Разбойники… — с сарказмом сказал победитель, зажигая спичку о свое ружье, прикуривая новую сигарету. — Если хочешь бросить вызов пиратам Рыжеволосого, тебе придется вызвать военный корабль… И то не уверен, что Дозор одержит вверх, — ухмыльнулся он, наставляя пушку на покрывшегося потом бандита, что потерял всю свою уверенность в победе. Бекман успел надрать задницы этим уродам, еще до того, как его сигарета, что он затушил о человека, упала на землю. — Суге! — воскликнул Луффи, открыв рот. Его сильно впечатлила эта драка. — М-может договоримся?! Этот парень первый начал! — начал оправдываться бандит, криво усмехнувшись. — Какая у тебя награда? — задумчиво протянул Шанкс, не желая отпускать Хигуму. — Восемь миллионов? Надеюсь это покроет расходы на… Ангельский овощ. Когда он закончил, горная обезьяна приподняла брови, не понимая, о чем говорит рыжий, а потом, плюнув на все, просто полез в карман, злобно зыркнув на пиратов. Последнее, что увидела Эстер в густом и вонючем тумане, это хитрую рожу некрасивого бандита, что усмехнулся напоследок и скрылся в неизвестном направлении. — Это дымовая бомба?! Черт! — сплюнул Ясопп, оглядываясь. — Луффи! Он забрал Луффи! — Эстер попыталась выбрать из огромного серого облака, но ничего не получилось — она в кого-то врезалась. — Что?! Дело дрянь! — прямо над ней заговорил навигатор. — А-а-а! Он забрал его! Что делать?! — когда видимость более ли менее улучшилась, то Шанкс не на шутку занервничал, обхватил свою голову руками и стал наворачивать круги вокруг Эстер. — Давайте найдем его! — Лаки Ру оглянулся. — Что делать, Эсти?! Что мне делать?! — Шанкс сел на корточки перед девочкой и затряс ее за плечи, позабыв о ее ранении. — Откуда я знаю?! — крикнула девочка, которая тоже чуть ли не рвала волосы на голове, шокированная тем, что враг удрал вместе с заложником. — Успокойтесь оба! — пыхтя гаркнул Ясопп, белея на глазах. — Они точно родственники, — покачал Бен головой, наблюдаю за тем, как красноволосая на пару со своим отцом забегали вокруг Лаки Ру, что позеленел от мельтешения перед глазами. Спустя пару секунд снайпер не выдержал напряжения и присоединился к безумной семейке, крича, что-то о безысходности. — Кроме Ясоппа, конечно… За всем этим наблюдали люди, что уже столпились на улице, выходя из домов. Мэр и Макино подбежали первыми к пиратам и попросили помощи, на что им ответили, что Луффи вернут в любом случае. До самого вечера никто не мог найти этого человека в деревне. Скорей всего Хигума, мерзавец, удрал с мальчиком уже давно, убив его… Об этом ни Шанкс, ни Эстер думать не хотели. Оба искали, буквально под каждым кустом урода, что решил убить их накама. Поиски были трудными и долгими, все очень сильно устали. Так дальше и продолжалось бы, пока сам Рыжеволосый не рванул к берегу, заметив вдалеке, на территории песочных пляжей и скал, маленькую движущуюся точку. Не слушая никого более, даже друг друга, отец и дочь, под всеобщие возмущения и крики, ринулись в сторону диких гаваней. Пока девочка бежала вслед за капитаном, сильно выдохлась, но свою тренировку не прекратила. Сердце отчаянно билось и болело за Луффи, она ужасно переживала и волновалась, ощущая, что кончики пальцев холодеют от страха. А что если они не успели? Что тогда?! Скованная по рукам и ногам своими же чуткими мыслями, Эстер, даже не заметила, как настигла тот самый берег откуда отчалил разбойник, пытаясь скрыться в море. Часто дыша, она посмотрела круглыми глазами на удаляющуюся лодку с двумя силуэтами. Он жив! — Эстер… — серьезно произнес ее имя отец, уже скинув с ног обувь и железную саблю с пояса, готовясь плыть за вторым ребенком. — Присмотри за ней, — в следующее мгновение на голову маленькой и уязвимой девочки была надета любимая соломенная шляпа Гол Ди Роджера. Поджав губы, рыжая посмотрела на отца, что уже заходил в воду. На душе у Эстер было тяжелей обычного. Может потому что ее любимые люди могут сейчас умереть? — Пап! — сглотнув горькую слюну, что появилась из-за слез, девочка сказала: — Верни его невредимым, пап! И сам возвращайся! Мужчина удивленно обернулся, но, увидев в каком состоянии его ребенок, оттаял. — Не волнуйся… — он показал большой палец левой рукой, пытаясь подбодрить маленькую пиратку. — Я верну его чего бы то мне это не стоило! И ушел. Эстер осталась ждать, а пират все греб и греб не оборачиваясь, уплывая в залитую вечерним солнцем, водную гладь. Девочка ждала, ждала, ждала… Она сидела на мокром песке рядом с родными вещами отца, натягивая на голову его любимую шляпу, скрывая свое волнение. Все же будет хорошо, да?.. Он, ведь обещал… Обещал привести Луффи… Папа должен вернуться. Эстер, сидящую у самой кромки, где начинался океан, захлестнула вода, чуть не утянув вместе с вещами в коварное море. Где-то вдалеке появилось что-то огромное, будоража воду в столь поздний час, когда солнце садится за горизонт. Морской Король. Там, черт возьми, монстр. Там папка и Луффи. Это конец. Шум и звуки прибоя ни черта не успокаивали. Лишь размытые солнцем живые силуэты приближали конец этого бесконечного ужаса, из-за которого сердце не желало успокаиваться. Ожидание — самое страшное, что может быть в жизни. И вот, то чего так ждала и страшилась девочка случилось. Луффи вернулся, со слезами на глазах, срывая голосовые связки от истерики, обнимая Шанкса. Тот держал его рукой. Одной рукой.

***

Эстер сидела у мед-отсека вместе с Луффи, ожидая, когда капитана подлатают. Все же откусанная рука — это очень опасно, представляете? Особенно, если ее отгрыз Морской Король — Хозяин Прибрежных Вод, который, возможно был ядовит, но вероятность этого очень мала, так как такие виды этих монстров встречаются только на Гранд Лайн. Умолчим о том, что сами чудовища никак не должны были существовать в Ист Блю. Как и ожидалось, поздно ночью Луффи не выдержал и уснул прямо на коробке возле каюты капитана, что была занавешена какой-то дряблой шторкой. Мальчика по просьбе Эстер отнесли в ее каюту. Чуть попозже, когда она убедилась, что с папкой сидит их доктор, то зашла в свою разгромленную каюту и укрыла одеялом друга, устало улыбнувшись. Девочка немного посидела со спящим мальчиком на кровати, наблюдая, как забавно он похрапывает и переваливается с боку на бок, мечтая о мясе, позабыв о вечернем кошмаре. Эстер устало вздохнула. Да уж, она-то думала, что Монки всю ночь не сможет глаз сомкнуть, как и она, а вот оказывается, как получилось. Побродив немного по кораблю, рыжая вернулась к исходной точке — каюте капитана. Потоптавшись на месте, слушая пустоту, она вконец убедилась, что корабельный доктор ушел, и со спокойствием, тихонечко прокралась в комнату. Спотыкаясь о ведра, тряпки и бутылки, девочка еле добралась до отца живой. Он выглядел вполне сносно… В темноте. Мужчина часто дышал, но лицо его было каменным и спокойным, как будто он не чувствует этой боли, что приносит его ранение… Глупый… Девочка-то знает, что ее капитан держится ради команды и верящего в него Луффи… Такой уж Шанкс человек — жертвует собой ради других. Тихонечко подойдя ближе рыжая оставила рядом с любимым отцом его любимую соломенную шляпу, чуть шелестя ею. — Эсти? — раздался хриплый голос в темноте. Отец попытался приподняться, но дочь остановила его, приказав лежать. — Ты будешь пить? — мужчина кивнул, и девочка замельтешила перед глазами ища воду в комнате. — Мне бы спиртного… — словив хмурый взгляд в темноте, Шанкс стушевался. — Мне рану обработать… — Да, конечно, — горько изрекла девочка, поднося самую простую воду к губам пирата. — Это не рана… Это уже боевое ранение. — А есть разница? — пробурчал вымотанный вчерашним днем отец, ложась обратно на койку, вздыхая. — Да, если говорить о том, что у тебя теперь нет руки, — девочка рвано вздохнула, кусая губы. Она не хотела, чтобы это было правдой. — Подумаешь, рука… — тихо, почти не слышно, фыркнул Шанкс спокойно. — Главное, что вы с Луффи целы. Кстати, как он? — тут же вспомнил про Ди пират. — Спит, — коротко сказала девочки, нервно хихикнув. — Это хорошо… Очень хорошо… — облегченно улыбнулся он, зевая. — Я могу уйти, если ты хочешь спать, — предложила девочка, понимая, что скорей всего разбудила больного грохотом. Черт… — Нет, останься, — тут же твердо ответил пират. — Я хочу с тобой поговорить. В сумраке почти ничего не было видно, кроме каких-то расплывчатых красок белого и черного оттенка Эстер не увидела осунувшееся лицо своего отца, что потерял много крови, пока плыл с ребенком до берега. Может это к лучшему… — И о чем же? — взволнованно спросила пиратка, сминая в руке простыню. За окном волны слабо били о берег, поэтому корабль не сильно качало из стороны в сторону. Ветер поутих. Спустя какое-то время капитан заговорил. — Ты помнишь, что мне обещала? — вздыхая спросил он, борясь с жуткой усталостью и ломкой в теле и костях. — Да, — закивала Эстер, смотря мужчине, предположительно, в глаза, совсем не ориентируясь в темноте. — И что же? — отец, как самый близкий человек для девочки, взял ее за руку своей единственной рукой. Красноволосая шмыгнула носом, но все же ответила. — Никому не говорить, когда уплывешь, — губы девочки мелко задрожали, не желая говорит дальше, отрицая саму суть этих слов, — что ты мой отец. Шанкс, в который раз улыбнулся, и протянул к девочке руку стирая с ее щек слезы, что появились, когда она посмотрела то место, где должна была быть его левая рука. — Умничка… Ну чего ты? Не плачь… — мягко сказал он, улыбнувшись уголками губ, чувствуя, что его любимый ребенок рядом и готов прожить с ним и горе, и боль. — Думаю, ты можешь делать, что хочешь, раз Луффи все равно всем все разболтает, — усмехнулся он, притягивая к себе дочь, борясь с ноющей раной, приобнимая ее и целуя в лоб сухими губами. Девочка, в который раз за день тихо расплакалась от пережитого, терпя все это целый день. Но на этот раз, рядом был Шанкс, что тихо поддерживал ее. — Я постараюсь говорить это только самым-самым хорошим людям, которых буду знать, — пробормотала она, мелко содрогаясь, глухо выговаривая каждое слово в белую рубашку своего папы. — Самым? Накама?.. — переспросил ее отец, уже ощущая подступающий сон, что освободит его от переживаний и боли. — Ага, — прошептала девочка, после чего оба уснули по очереди, думая каждый о своем. Следующие несколько дней мужчину реабилитировали и только благодаря силе своего духа и несгибаемой воле, он смог почти полностью ощущать себя, как раньше. Но такие раны не проходят просто так. Как и подобает пирату Шанкс снова, как и в прошлый раз закатил пирушку и на этот раз в ней участвовали все. Луффи тоже был, но к всеобщему удивлению и молчаливому одобрению Эстер не просился в команду Рыжеволосого. Наверное, так будет лучше для всех. Лаки Ру и Ясопп соревновались в конкурсе обжорства, поддерживаемые веселым гвалтом своих товарищей. Луффи и Эстер пили сок и ели мясо и ребрышки в компании веселой Макино. Шанкс и Бекман наблюдали за своими накама переговариваясь и смеясь, а потом… Рыжий полез за выпивкой и сказал всем, что сегодня все за его счет! Много народу набежало в бар: знакомых и не знакомых… А в общем-то какая разнится? Главное, что всем весело! Кампа-а-ай! Этим же днем все собрались на пристани, провожая пиратов в долгое плавание, которое давно ждало их. Гранд Лайн… Пираты Рыжеволосого скоро устроят там всем трепку! А потом и в Новый Мир можно! — Уже уплываете, капитан? — поинтересовалась Макино, грустно улыбнувшись. Ей нравился этот человек и вся его команда. Они были… Своеобразными пиратами и просто хорошими людьми, несмотря на то, что были вне закона. — Да, мы уже сюда не вернемся, — сказал Шанкс, подмигнув Эстер и словив ее добрую усмешку. Надеется, что она, якобы, никуда не уплывет? Сам же толкает ее на путь пиратства! — Жалко-о-о, — протянул Луффи, надувшись. Ему будет не хватать веселых приключений с пиратами. — Что, даже не попросишь меня взять тебя с собой? — Усмехнулся Шанкс, подкусывая мальчика надеясь снова увидеть его супер-эмоциональную реакцию. — Нет! — гордо воскликнул он, приподнимая голову. — Серьезно? А с чего бы это? — поинтересовался рыжий, приподняв брови. — Я решил, что стану пиратом самостоятельно! Без твоей помощи! — воскликнул он, поднимая в воздух кулак. Шанкс услышав это, улыбнулся и показал язык мальчику, пытаясь развеселиться, но что тот не обратил внимания. Повзрослел что ли?.. — Как же! Ничего подобного! — мужчина ткнул в мальца пальцем, тормоша его. — Хочешь поспорим? Я уверен, что ты никогда не станешь пиратом! И я бы тебя не взял! Мальчик был крайне возмущен тирадой капитана. Как раз, то чего хотел красноволосый. — Что?! Вот увидишь, я стану крутым пиратом, соберу команду в сто раз сильнее твоей, найду величайшее сокровище Ван Пис и стану… — все, кто был в порту удивленно воззрились на Луффи, что с, казалось бы, невинным видом говорит такие роковые слова. — КОРОЛЕМ ПИРАТОВ! — закричал он на весь остров с широкой улыбкой на губах. Почему-то сомнения в этом Эстер не испытывала. Он говорил, так… Искренне? От всего сердца, что ли, веря в свои идеалы. Этим-то и нравился мальчик. — А моей первой накама стала Эстер! — воскликнул Ди, тут же приобнимая девочку за плечи. — И она супер крутая! — Пап! — шокировано выпучила глаза девочка, прося подмоги. Но на самом деле… Ей было приятно слышать эти слова. — Вот значит, как? — задумчиво пробормотал Шанкс, подходя ближе к детям. — Значит метишь выше нас, а, Луффи? — усмехнулся он, снимая со своей головы соломенную шляпу. — Тогда тебе понадобится это. Он надел шляпу на голову мальчика, что тут же поджал губы смотря на улыбающегося пирата. Не выдержал нахлынувших чувств, Луффи испытывая истинную благодарность, сжал челюсть и разревелся прямо у всех на глазах. Девочка тоже всхлипнула, осознавая, что отца она очень долго не увидит. — Выполни свое обещание и защити мою девочку, — тихо добавил пират, поворачиваясь к дочери. — А это тебе, Эсти. Мужчина протянул бессовестно хлюпающей носом красноволосой две бумажки, на которых было написано два имени. — Распорядись этими вещами с умом! — уже громче сказал он, улыбаясь и гладя дочь по голове. — Хорошо, пап! — всхлипнув крикнула она в спину уходящего пирата, прижимая к себе последний подарок отца. Утирая соленые дорожки слез рукавом, сквозь мутную пелену она услышала возмущенные вопли друга. — Стой… ОН ТВОЙ ОТЕЦ?! — закричал Луффи, роняя челюсть. — Идиот! — чуть ли, не утопая в глазах крикнула девочка, не отводя взгляда от отчаливающего корабля. — Да! Он мой папка! САМЫЙ ЛУЧШИЙ В МИРЕ! И Я ГОРЖУСЬ ТЕМ, ЧТО ОН ПИРАТ! — хлюпнув носом, она замаха свободной рукой своим накама провожая их в плавание. Эстер даже думать не хотела о том, что никогда их не увидит. Не бывать этому. Последние слова услышали все и пираты Рыжеволосого в том числе. Каждый сам про себя улыбаясь, думал, что без шумной компании этой несносной девчонки будет немного скучно. Но такова уж их сущность — плыть только вперед. Можно ли считать это предательством? Думаю, нет, ведь Эстер и Луффи так и остались их накама. Навсегда. Макино грустно улыбнулась, смотря на изумленного Монки Ди Луффи, что пытался скрыть свою слабость, натянув на глаза шляпу излюбленным жестом Шанкса и плачущую Эстер, что провожала взглядом свой корабль, свой родной дом и свою семью. — Я думаю, нам пора возвращаться… Луффи, Эстер, вы идете? — поинтересовалась девушка, оборачиваясь на все еще стоящих на своих местах детей. — Нет, я потом приду, — ответила девочка, наблюдая, как судно очень скоро может скрыться за горизонтом. Что-то сильно сотрясало грудь, отдаваясь тянущей болью и наигранной радостью, от которой плакать хотелось сильней. Свобода внезапно одурманила рассудок и дышать стало в тысячу раз тяжелей, будто тяжелейший груз свалился ей на плечи; кончики пальцев от волнения похолодели и мелко затряслись, тонкими нитями ведя к горячему и пылающему сердцу, что страстно возжелало вырваться из своей миленькой тюрьмы. Девочка внезапно ощутила себя одной среди огромного безжалостного мира. У нее есть только один человек рядом и именно он сейчас сжимает ее охладевшие тонкие пальцы. — Мы потом вернемся, — таким же грустным тоном сказал Луффи, держа девочку за руку. Они так и остались ждать на берегу, пока корабль совсем не пропадет из виду. Вот он, конец и начало новой истории. Время сдвинулось с мёртвой точки — отчет пошел и новая эра все близится нагнать этом мир, погрязший в страхе, ненависти и человеческих предрассудках.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.