Человек без магии, или Call-boy 427

Sagara J Lio автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
Гарри Поттер/Новый женский персонаж, Гарри Поттер/Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Джинни Уизли
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 316 страниц, 52 части
Статус:
в процессе
Метки: AU Групповой секс Драма ОЖП ОМП ООС Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Возможно, что Гарри не был единственным Избранным. Как изменится его жизнь, если Волдеморт погибнет не от его руки, волшебная палочка станет для него не более чем деревянной безделушкой, а магический мир вновь обвинит его во лжи?

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Call-boy - мальчик по вызову.

По просьбам трудящихся *зачеркнуто* читателей и великому желанию аффтора у фанфика будут две альтернативные концовки: 1 - пейринг Гарри/Гермиона и 2 - пейринг Гарри/нжп)))

Глава 5

26 февраля 2017, 19:54
Проснулся Гарри резко, словно от толчка. Распахнув глаза, он медленно обвел взглядом комнату, постепенно вспоминая события вчерашнего дня, но, глянув на стоящие на тумбочке часы, быстро подскочил. Узкие брюки, которые накануне Вивиан чуть ли не с угрозами заставила его надеть, Гарри даже не тронул и отправился в гостиную, где вчера оставил пакеты. Обычные джинсы были ему более привычны, Гарри усмехнулся, вспомнив, как они с Вивиан смеялись после того, как чуть не подрались из-за них в магазине. Одевшись, он только успел сделать себе кофе — предварительно постояв на кухне удивленной статуей, увидев, что холодильник и шкафчики забиты едой, — как прозвучал звонок в дверь. — Ты уже готов? Отлично! — Вивиан вихрем влетела в квартиру. — Я едва все успеваю. — Ты каждым новичком так занимаешься? — Нет, в том-то и дело, — она глубоко вздохнула. — Избранный, — тихо фыркнул Гарри. Вивиан заинтересованно глянула на него и принюхалась. — Кофе угостишь? Гарри поставил перед ней свою чашку, взял себе другую и опять включил чайник. — Спасибо, — Вивиан протянула ему небольшую тонкую темно-красную книжечку. — Так быстро? — удивился Гарри, пролистав паспорт. — Нередко ко мне захаживают очень полезные люди, — Вивиан многозначительно подняла брови. — Я предоставляю им лучших ребят, они мне потом, если надо, и своих лучших подсуетят, — она отпила кофе и пристально посмотрела на Гарри. — А ты не похож на типа с криминальными наклонностями. — Что? — Ну... школа святого Брутуса и все такое. — Что? — повторил Гарри. Он прекрасно помнил легенду Дурслей про эту школу, но это ведь было всего лишь отговоркой для тетки Мардж и соседей. — Данные из базы гласят, что в одиннадцать лет тебя перевели из обычной школы в школу для трудных подростков. Но через год твои документы пропали, и с тех пор ты нигде не мелькал. Прямо человек-невидимка. — Я и дня не провел в Брутусе, — ответил Гарри, опустив глаза в чашку, но все равно чувствуя на себе пронзительный взгляд Вивиан. — Ты жил в Литтл Уингинге? — Да. — Куда же ты пропал в столь юном возрасте? — Я обязан отвечать? — Если не хочешь, то... — Не хочу, — мотнул головой Гарри. — Ладно. Договор для тебя я подготовила, проверь и подпиши, — она положила перед ним бумаги и хитро улыбнулась. — Тебя ждут очень насыщенные шесть месяцев. * * * «Леонардо» с первой секунды поразил Гарри своей роскошью. Мраморный блестящий пол, резные колонны, зеркала, картины в золотых рамах, огромные диваны в холле. Все блестело, переливалось и просто кричало о своей дороговизне. Над стойкой ресепшена — за которой стояли парень и девушка, настолько идеальные, что больше походили на кукол, нежели на живых людей, — в стену был вмонтирован большой телевизор, на экране которого мелькали изображения каких-то комнат и машин, фотографии парней и девушек. Вивиан повела Гарри по центральной широкой лестнице, затем свернула налево и открыла массивные деревянные двери. — Здесь ты будешь получать свои задания, в моем кабинете. В той стороне коридора, — она подвела его к менее роскошной двери и распахнула ее, — так называемые переговорные. Не редкость, когда клиент хочет заранее обсудить множество нюансов. Вчера, например, одни богатенькие родители час выносили мозг Сэму, объясняя, как надо обхаживать их дочурку на вечеринке, посвященной ее дню рождения, чтобы все поверили, что он действительно ее жених. — Зачем? — пробормотал Гарри, осматривая длинный коридор со множеством открытых дверей. — Зачем объяснять? — уточнила Вивиан, закрывая дверь. — Нет, зачем ей этот лже-жених? — Лицом дочурка не вышла, на гамбургерах и фигура, думаю, можешь себе представить, какая. А выпендриться ей хочется, вот папочка с мамочкой и пришли ко мне. — Это отвратительно. — Это жизнь, малыш. Пойдем, самое интересное на верхних этажах. Она быстро взбежала по лестнице на следующий этаж. — Здесь всегда так пусто? — поинтересовался Гарри. — Утром да. Но и вечером толпу ты не увидишь. Никто не хочет светиться, поэтому клиентов мы часто заводим в комнаты черными ходами. Но некоторые с удовольствием пройдутся по главным коридорам в открытую. — Ты мне хочешь показать все комнаты? — Гарри слегка передернуло. Вивиан усмехнулась. — Ты должен знать общие принципы работы этого клуба. — Я уже понял общие принципы, но надо ли мне разглядывать эти комнаты, если я не планирую заниматься сексом за деньги? — А не за деньги? — она коротко засмеялась и, взяв Гарри под руку, повела его по коридору. — Если ты не торчал все эти годы в закрытой школе, наверняка ведь по девчонкам бегал? — В закрытой школе, — хмыкнул Гарри. — К чему ты ведешь? Я помню, что между собой твоим подопечным заводить отношения запрещено. — Но разнообразить свою сексуальную жизнь можно максимально. Гарри внимательно посмотрел на Вивиан. — Оформлением работников занимаются твои помощники, почему за меня ты взялась лично? — Ты отличаешься от остальных. Очень... — Подозрительный? — подсказал Гарри, бросив взгляд в открытую дверь, и чуть не споткнулся, увидев там гостиную Гриффиндора. Но, присмотревшись, понял, что общего на самом деле мало. Просто камин и стены были стилизованы под камень. — Необычный, — ответила Вивиан и засмеялась. — Любопытство пересилило, да? — Она выбивается из общей картины, — ответил Гарри, отворачиваясь от комнаты. — А здесь каждая комната выполнена в определенном стиле. Будь то спальня средневекового замка, как эта, или каюта космического корабля. Найдется вариант на любой вкус. Ну и, естественно, полная звукоизоляция. — Как все продумано, — поморщился Гарри. — Хочешь все посмотреть? Гарри тут же помотал головой, приподняв брови. — Необычный и забавный, — улыбнулась Вивиан. — Потому ты мне и понравился. Пойдем. Хочу еще кое-что обсудить с тобой. — Только не думай начать меня уговаривать, — ворчливо произнес Гарри, закрывая тяжелую дверь и направляясь вслед за Вивиан в ее кабинет. — Нет, до этого ты сам постепенно дойдешь, — она обошла большой стол и подмигнула Гарри. — Я хочу предложить тебе избавиться от очков. Не линзы, нет. Сделать операцию по восстановлению зрения. Гарри уселся на кофейного цвета диван, облокотился на колени и наклонил голову вправо. — Тебе не кажется, что ты уже заигрываешься? Я все же не игрушка, чтобы на мне эксперименты ставить. — Это вовсе не эксперимент, а обычная практика. Моя сестра сделала такую операцию несколько лет назад. — Что еще ты хочешь во мне изменить? Форму носа? Шрам убрать? Гарри заметил, как взгляд Вивиан скользнул по его лицу вверх, к шраму. — Нет, мне только надо, чтобы ты потяжелел килограмм на десять хотя бы, — она поднялась и, подойдя, села рядом на диван. — Ты специально сделал себе этот шрам? — Я похож на идиота? — Нет, но ведь существует такое понятие как шрамирование. — Что? — удивился Гарри. — Ты что, инопланетянин? — Вивиан звонко рассмеялась. — Некоторые люди специально делают себе шрамы, украшают, так сказать, тело. Это как татуировка, только шрамы. — Мне и не специально хватило, — усмехнулся Гарри. — Еще есть? — заинтересованно спросила Вивиан. — Такие же необычные? — Есть, — отозвался Гарри, накрывая правой ладонью левую кисть, но это не ускользнуло от внимания Вивиан. — Покажи, — потребовала она, хватая Гарри за руку, пытаясь открыть кисть. — Покажи, покажи! Вивиан выдернула его руку, и через пару секунд на ее лице застыл шок. — Кому ты так солгал, что он вырезал такое тебе на руке? — прошептала она. — Длинная история, — вздохнул Гарри, убирая руку. — Но это... было заслуженно? Гарри раздраженно цокнул языком. — Если я скажу, что нет, ты мне поверишь? — Да, — быстро ответила Вивиан. Она смотрела на него абсолютно серьезно, и Гарри замер, глядя в ее голубые глаза. В них не было ни капли насмешки, недоверия или злости, только неподдельное сожаление и искренность. — Есть вещи, которые я не могу рассказать, — тихо произнес Гарри. — Я понимаю, — она кивнула и вновь вернулась к своему столу. — Возможно, в будущем я буду очень жалеть, но сейчас мне хочется тебе верить. * * * Мурфилдская клиника встретила Гарри ослепительной белизной. На миг ему показалось, что он снова умер и попал на тот вокзал Кингс-Кросс. Стены, пол, мебель — все было идеально, раздражающе белым. И зеркальный потолок вовсе не разбавлял эту белизну. Девушка-администратор, не сливающаяся в своей форме с предметами интерьера только за счет темных волос, быстро оформила Гарри и, хлопнув ресницами, направила его к лифтам, четвертый этаж, комната четыре ноль три. Путь до комнаты занял всего несколько минут, но и за это время Гарри успел насмотреться... Пациенты не спеша прогуливались по светлым коридорам, у кого была повязка на глазу, у кого на виске. Возраст колебался от совсем маленьких детей до глубоких стариков. Открыв дверь своей комнаты, Гарри поспешил скрыться в ней и нисколько не удивился, увидев едва ли не отельный номер люкс. Если Вивиан что-то делала, она делала это по максимуму. Спустя полчаса, только Гарри успокоился и взялся за книгу, к нему зашла медсестра и позвала на осмотр. Вернулся в комнату он лишь через несколько часов, обойдя больше десятка кабинетов. Что с ним только не делали: и капали различные капли — от одних он, кстати, до сих пор плохо видел, казалось, что глаза не могут определить правильное расстояние до предмета, и из-за этого ходить стало очень проблематично, — и светили какими-то лазерами, и показывали картинки, и проверяли боковое зрение. В итоге отправили отдыхать и ждать завтрашнюю операцию. Не то чтобы Гарри боялся этой процедуры или не хотел расставаться с круглыми очками, но его не покидало чувство, что операция окончательно отрежет его от прошлого, словно близорукость — главный атрибут его магической части жизни. И потому, когда на следующий день в полдень в его комнате из небольшого динамика раздался женский голос с просьбой спуститься в первую операционную, Гарри заметно нервничал. Перед металлическими дверьми с небольшими ребристыми вставками из полупрозрачного стекла его ждала медсестра. Она провела его по довольно темному коридору к комнате, очень напоминающей примерочную в магазине. Вопросы отпали сами собой, когда она протянула Гарри стопку светло-голубой одежды. Переодевшись в стерильную форму, Гарри посмотрел на себя в зеркало: на побледневших щеках ярко выделялся какой-то нездоровый румянец — запах маггловских больниц был для Гарри в новинку, и он никак не мог унять сильное волнение. Вскоре медсестра повела его дальше по жуткому коридору к большому дверному проему, из которого лился яркий свет. До того, как уже другая медсестра усадила Гарри на стул, он успел увидеть слева саму операционную. Шкала желания сбежать резко заполнилась почти до максимальной отметки. Операционная была невыносимо светлой, и пока медсестра капала в глаза очередные капли, перед мысленным взором Гарри стояли столы со страшными емкостями, несколько кушеток и какие-то жуткие здоровенные аппараты. От капель глаза щипало, они слезились, но неожиданно донесшийся из операционной звук заставил Гарри забыть о неприятных ощущениях. Нечто громко и пугающе загудело, периодически пощелкивая. Гарри замер, уставившись в одну точку. Оказывается, не всякая магия могла напугать его так, как незнакомые, неизвестные маггловские электрические аппараты. Тем более те, от которых зависело качество жизни. Через несколько минут, показавшихся Гарри вечностью, настала тишина, нарушаемая лишь тихим звяканьем каких-то приборов и голосами врачей. А вскоре из операционной вывели совсем молодую девушку, наверное, ровесницу Гарри. Проследив за ней взглядом, он подумал, что выйдет отсюда не менее бледным. В операционную он заходил в каком-то беспамятстве. Его положили на кушетку, накрыли чем-то лицо, закрыв при этом один глаз, а веки второго больно зафиксировали чем-то металлическим. Врачи постоянно комментировали каждое свое действие, чтобы это успокаивало пациента и он ни в коем случае не дергался. А дергаться очень хотелось. Заметив движение краем глаза, Гарри напрягся и задержал дыхание, и через мгновение над ним завис тот самый жуткий аппарат. Тяжелый серый корпус накрыл Гарри с головы до пояса — на мгновение он успел увидеть глаза склонившегося хирурга. Красивые миндалевидные карие глаза с длинными закрученными черными ресницами — а потом над ним застыла какая-то черная панель. Врачи чем-то промыли глаз, холодная вода неприятно стекала по вискам, сказали смотреть четко на зеленую точку, а затем резко наступила темнота, и одновременно зазвучало уже знакомое гудение. И вот до этой секунды Гарри и подумать не мог, что на свете есть вещи страшнее Волдеморта. Минуты, на протяжении которых он ощущал себя полностью слепым, стали для него самыми кошмарными. Хотя он и чувствовал руку хирурга на плече и слышал спокойные голоса. А потом аппарат резко стих, и Гарри снова увидел его над собой. Операцию на втором глазу он перенес уже более спокойно, и через несколько минут жуткий аппарат заскользил в сторону, освобождая его и позволяя облегченно выдохнуть. Медсестра бережно, с некой нежностью помогла ему встать на ноги и отвела в комнату. Дорогу Гарри едва видел — его окружал плотный молочный туман, сквозь который точечками пробивались резкие очертания предметов. — Избегайте света два часа, — медсестра опустила жалюзи на окнах и, прижав пальцы к скулам Гарри, внимательно всмотрелась в глаза. — Если что-то понадобится, зовите, — она указала на серую кнопку над тумбочкой и, улыбнувшись, вышла. Гарри вздохнул и опустился на кровать. Два часа прошли для него мучительно. Глаза жгло, щипало, беспрерывно текли слезы, и Гарри, не шевелясь, пролежал все время, пока к нему не заглянул врач. <empty-line> Гарри медленно потягивал чай, изредка поглядывая в телевизор на противоположной стене, в ожидании, когда ему отдадут заключение и он сможет вернуться... в квартиру. Домом ее назвать не получалось. Маггловская медицина смогла сотворить чудо — в очках Гарри больше не нуждался. Молочная пелена хоть еще не исчезла полностью, но уже не мешала рассматривать все вокруг, поражаясь невероятной четкости. Он даже видел крошечный скол на корпусе телевизора. Отставив чашку, Гарри откинулся на подушку, но тут послышался короткий стук в дверь, и Гарри удивленно посмотрел на появившуюся Вивиан. — Не ждал? — она улыбнулась, закрывая дверь, и подошла к нему, усаживаясь на край кровати. — Как ощущения? — Странные, — ответил Гарри. — Ты ехала мимо и решила меня навестить? — Нет, я приехала за тобой. — Зачем? Я в состоянии сам доехать. — Нет уж, еще не хватало, чтобы в глаза какая-нибудь дрянь попала. Ты врача вообще слушал? — Слушал, — вздохнул Гарри, вспоминая наставления — две недели не читать, не заниматься физическими нагрузками, избегать переутомления... — Но без дела ты у меня сидеть не будешь. Поможешь присмотреть кое за кем. Гарри хмуро глянул на ухмыляющуюся Вивиан, глаза которой так и горели озорством. — Боюсь даже спрашивать, за кем, — вздохнул он. За следующие полчаса Гарри успел перебрать в голове десятки вариантов того, что могла задумать Вивиан, но никак не ожидал, открывая заднюю дверь ее машины, чтобы кинуть рюкзак на сидение, что на него оттуда кто-то звонко гавкнет. Едва не отпрыгнув, Гарри удивленно посмотрел на черную морду, тыкающуюся носом в решетку клетки. Щенок снова тявкнул и свесил длинный розовый язык. — Милый, правда? — улыбалась Вивиан. — Это подарок сестре, я отвезу его ей в субботу, но сейчас мне на три дня надо уехать. Присмотришь за ним?
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама: