Человек без магии, или Call-boy 428

Sagara J Lio автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
Гарри Поттер/Новый женский персонаж, Гарри Поттер/Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Джинни Уизли
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 316 страниц, 52 части
Статус:
в процессе
Метки: AU Групповой секс Драма ОЖП ОМП ООС Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Возможно, что Гарри не был единственным Избранным. Как изменится его жизнь, если Волдеморт погибнет не от его руки, волшебная палочка станет для него не более чем деревянной безделушкой, а магический мир вновь обвинит его во лжи?

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Call-boy - мальчик по вызову.

По просьбам трудящихся *зачеркнуто* читателей и великому желанию аффтора у фанфика будут две альтернативные концовки: 1 - пейринг Гарри/Гермиона и 2 - пейринг Гарри/нжп)))

Глава 43

17 мая 2018, 21:40
Гермиона, не веря своим ушам, переводила взгляд с Гарри на Джонатана и обратно. Гарри крепко сжимал свою палочку, руки Джона были пусты. — Докопались все-таки, — наконец тихо произнес Джон. Гермиона заметила, как палочка в руке Гарри дрогнула — он явно изо всех сил сдерживал себя. — Джон... — выдохнула Вивиан, и от разящего в ее голосе разочарования стало не по себе даже Гермионе. — Думаешь, что твоя жизнь сложилась бы куда лучше, если бы именно ты убил Волдеморта? — обратился Джон к Гарри. — Я знаю, что Аврорат был в курсе всех тех чудесных излечений магглов, и знаю, благодаря кому авроры меня не трогали. — Сомневаюсь, что это весомый аргумент для попытки помешать мне уничтожить Волдеморта, — процедил Гарри. — Хотел другого исхода войны? — Исход один. Запасной план, который на самом деле являлся основным, тщательно скрывали именно от тебя. — А ты, как главный участник плана, знал каждую мелочь? — Я не был участником плана, Гарри, в том-то и дело, — Джонатан поднялся из кресла и подошел к окну. — Вы знали, что у нашего министра есть дочь? — У Кингсли? — удивленно переспросила Гермиона. — Девятилетняя Элли. Неизлечимо больная девятилетняя Элли, — Джон повернулся к Гарри и, опираясь спиной о подоконник, засунул руки в карманы брюк. — Несколько лет назад я совершенно случайно нашел способ, как помочь этой малышке зажить более полноценной жизнью, а не быть прикованной в бессилии к кровати, — он опустил голову и усмехнулся. — А я ведь просто задел локтем фиал с одним зельем, и оно вылилось в другое. Я уже занес палочку, чтобы очистить флакон, но меня остановил странный запах. А после тщательной проверки и нескольких смелых экспериментов выяснилось, что это новое медицинское средство. Не чудодейственное, конечно, но дочери Кингсли помогло. Она может ходить по дому, выходить в сад, гулять насколько хватает сил. Вот счастливый папочка и дал мне билет на неприкосновенность. — Закончился срок действия билета? — Видимо, да, — пожал плечами Джон. — И зачем ты это сделал? — А ты? — Джонатан прямо взглянул на Гарри. — Хотел послушать твое чистосердечное признание. — В чем? В том, что я помог тебе избежать психушки? — Что за бред, Джон? — устало произнес Гарри. Тот качнул головой. — Ты когда с Кингсли разговаривал, ничего не показалось тебе странным? — К чему ты клонишь? Джонатан вздохнул. Гермиона заметила, как он бросил взгляд на палочку Гарри. — Я действительно был в ту ночь там. И я действительно применил к тебе одно из колдомедицинских заклинаний. Самое сильное, по правде говоря. — Но зачем? — тихо произнесла Гермиона. — Затем, что незадолго до этого я невольно подслушал один очень любопытный разговор, среди участников которого был и нынешний министр, — Джонатан остановил блуждающий взгляд на Гарри. — Никому не нужен суперволшебник, Гарри. Ни плохой, ни хороший. Лонгботтома готовили для противостояния тебе, только ему об этом, конечно же, тоже никто не сообщил. И если бы ты, как и планировал, второго мая девяносто восьмого прикончил Волдеморта, то в скором будущем власти магического мира, как и планировали, убедили бы всех, что теперь для магов угрозой являешься ты. Думаю, ты уже не раз и не два смог убедиться в том, насколько сильно влияют на умы магов газетные статейки. — Докажи, — сквозь сжатые зубы рявкнул Гарри. — С радостью, — пожал плечами Джон. — В Мунго есть омут памяти. Сможешь лично послушать, какое светлое будущее тебе готовили те, за кого ты пошел умирать. — Почему же вы сразу не рассказали все Гарри? — спросила Гермиона, краем глаза отметив, что Гарри опустил палочку, а потом и вовсе спрятал ее в карман. — О, в первые минуты я банально растерялся. Когда Вив позвонила мне с просьбой срочно приехать к ней, я никак не ожидал увидеть Гарри Поттера. В какой-то момент я подумал, что мне не надо было вмешиваться — уж больно плохо он выглядел после всех тех событий, виновником которых, судя по всему, являюсь я. Возможно, он бы сумел справиться с напором новых недругов, но... — Джонатан развел руками. — Да и как он отреагировал бы, я не знал, а стать объектом ненависти Гарри Поттера не хочет никто, правда? Но неужели сейчас ты скажешь, что тебе плохо живется, а, Гарри? Последнюю реплику Джонатан произнес неожиданно злобно, и Гермиона удивленно распахнула глаза, поворачивая голову к Гарри. — Не скажу, — ответил он. — Но и «спасибо» тебе не скажу. — Пять лет назад, когда я, приняв спонтанное решение, отправился в Хогвартс, я не думал, что последствия моего поступка наступят столь рано. Присматривать за тобой, подчищать твои магические следы, следить, чтобы ты не натворил чего, в том числе и в отношении Вив, — наверное, все это и есть моя расплата за вмешательство... Ты узнал все, что хотел? — Я еще не видел доказательств — упомянутого тобой разговора, — ответил Гарри. — В Мунго? — предложил Джон. — Мне чертовски сильно хочется отдохнуть от авроратских камер, но ты же не отпустишь, пока все не выяснишь. — Мне нет смысла удерживать тебя, — Гарри вдруг качнул головой и устало вздохнул. — За все эти годы у тебя были десятки возможностей навредить мне, но ты... — Только и делал, что спасал тебе жизнь, — с легкой нотой сарказма перебил Джон. — Да и... если бы не Элизабет, возможно, ты бы до сих пор не знал, что я маг. Гарри усмехнулся и чуть поморщился. — В таком случае появилась бы другая ситуация, благодаря которой всплыла бы вся правда. * * * — Может, все-таки стоило посмотреть воспоминания Джонатана? — осторожно спросила Гермиона. Она сидела на краешке кровати в комнате Гарри, а он стоял у окна, опираясь руками о подоконник и глядя вниз, на улицу, уткнувшись лбом в стекло. Джонатан отправился домой, Вивиан, задержав на Гарри долгий взгляд, тоже молча ушла. — Я могу сделать это и завтра, — ответил он. — А вообще, не хочу. — Ты поверил ему на слово? Но ведь... — У него не было злого умысла. Это главное, что ты должна понять и запомнить. Гермиона недовольно нахмурилась на такое столь резкое заявление и промолчала, но спустя несколько минут поднялась и подошла к Гарри. — Послушай... я так и не извинилась. — За что? Он отлепился от стекла и с искренним удивлением посмотрел на нее. — За то, как я вела себя с тобой. Я не должна была... — Забудь, Гермиона, — Гарри мотнул головой и снова прижался лбом к стеклу. — На твоем месте я поступил бы так же. Это... это я уже за годы привык ко всему этому, а пять лет назад я реагировал на все точно так же, как ты. — Все равно. Прости. Гарри снова посмотрел на нее и улыбнулся. — Если я скажу, что прощаю, ты успокоишься? — Наверное, — тихо ответила Гермиона. — Целовать будешь? — Что? — она вскинула на Гарри удивленный взгляд, будучи уверенной, что ей послышалось, но увидев, как он закусил губу в тщетной попытке сдержать смех, возмущенно ударила его в плечо, чувствуя, как щеки начинают предательски пылать. Гарри засмеялся и одной рукой приобнял ее. — А ведь я была права, — спустя несколько минут молчаливых объятий заговорила Гермиона. — Насчет Кингсли. — Полностью человек Дамблдора — как я тебе тогда и сказал. — И что ты будешь делать дальше? — То же, что и делал все последние годы. — Но почему? — Гермиона вывернулась из-под его руки и, дернув Гарри за плечо, разворачивая лицом к себе, сердито на него посмотрела. — Нельзя это так оставлять! Надо, чтобы все узнали правду! — Ради чего? Чтобы вновь привлечь к себе кучу ненужного внимания, а потом бояться, что в любой момент мне снова прилетит в спину неизвестно от кого и какое заклинание? Любое мое активное движение лишь даст им повод заявить, что они были правы и я их атаковал, предварительно поднакопив сил на протяжении пяти лет. Да, меня все это чудовищно злит, но я и пальцем не пошевелю. — А Джонатан? Знаешь, наверное, он должен тебя ненавидеть. — Что? — Ты живешь... спишь, — еле слышно добавила Гермиона, — с девушкой, которую он любит. Это, мягко говоря, неприятно. — Да, но ни я, ни Вив до недавнего времени не знали об этом. — И все-таки почему же он вдруг решил спасти тебя, рискуя своей жизнью? — Не меня, Гермиона, а всех нас. Он просто сломал рычаг, которым Министерство планировало перевернуть все с ног на голову. — А Невилл... — Гермиона отошла на середину комнаты, задумчиво глядя на заполненные различными безделушками полки. — На Невилла они все спихнуть не смогут. Его победа над Волдемортом выглядела очень естественной, очень правдоподобной счастливой случайностью. Гарри молча смотрел на нее, и Гермионе даже показалось, что он думает о чем-то своем, не слыша, что она говорит. — И что дальше? — спросила она, убеждаясь в своих догадках, заметив, как взгляд Гарри стал заинтересованным. — Ты опять в агентство... — А ты в университет, — кивнул Гарри. — Гарри... — Гермиона снова села на кровать и, нервничая, сцепила пальцы. — Тебе не приходило в голову, что теперь Министерство может решить избавиться от тебя и Джонатана? — Избавиться? — усмехнулся он, подходя к ней и садясь рядом. — Да, избавиться. Они прекрасно понимают, что теперь ты в курсе всего случившегося, и опять же могут посчитать тебя угрозой — а вдруг ты захочешь отомстить? — Справлюсь, не переживай, — Гарри ободряюще толкнул ее плечом. Гермиона подняла на него глаза и медленно обвела взглядом его лицо. Гарри, смотревший в другую сторону, вновь углубившись в какие-то размышления, не замечал этого откровенного разглядывания. То, что она протянула руку к нему, Гермиона поняла, только когда уже коснулась пальцами пряди волос над ухом. Гарри отреагировал моментально, вопросительно посмотрев на Гермиону. Резко отдергивать руку было глупо, и Гермиона сделала вид, будто просто хотела убрать эту прядь немного в сторону. — Я с двенадцати лет за тебя переживаю, — тихо сказала она. — И это, знаешь ли, уже вошло в привычку. Гарри мягко улыбнулся, но взгляд не отвел. Гермиона понимала, что вся ее агрессия к нему была вызвана банальной ревностью, но найти причину ревности не хотела. Гарри, с шестого курса Хогвартса притягивающий взгляды всех девушек, сейчас выглядел еще привлекательнее. И Гермиона не отрицала, что он нравился и ей в том числе, но ее раздражало, что эта симпатия нагло вмешивалась в их теплые дружеские отношения и грозила испортить если не все, то многое. — Это вредная привычка, от нее надо избавляться, — произнес Гарри. Гермиона нахмурилась, ища в его словах скрытый смысл. — Я не хочу снова потерять тебя на пять лет, — недовольно сказала она. — Я не это имел в виду, — усмехнулся Гарри. — Но может, ты отправишься домой? Я выдернул тебя посреди ночи — надо отдохнуть. — Выгоняешь меня? — незлобно спросила Гермиона. — Это закрытая территория для всех девушек, кроме Вивиан? Гарри фыркнул, издав тихий смешок. — Нет. И нет. — Мне кажется, ты тоже влюблен в нее. — Боже, Гермиона, — простонал Гарри, — сначала Одри, теперь Вивиан. Почему ты считаешь, что я обязательно в кого-то влюблен? — Не в кого-то, — ворчливо отозвалась Гермиона. — С Одри я уже все поняла и, к слову, не ожидала, что ты такой хороший актер — я даже поверила в ваш счастливый брак. Но с Вивиан все явно по-другому. Я видела, она очень волновалась за тебя. Вы очень близки, это хорошо заметно. Я даже завидую ей в какой-то степени. Гарри резко удивленно обернулся к Гермионе, и она тут же смутилась, поняв, что ляпнула не совсем то. — В смысле, ты многое ей рассказываешь, делишься всем и получаешь от нее поддержку. В то время как я... как последняя дура закатывала тебе истерики. Гарри вздохнул и притянул Гермиону к себе. — Никто не сможет стать мне другом лучшим, чем ты, — негромко, но медленно и отчетливо произнес он. Гермиона молча улыбнулась, обвивая руками спину Гарри и утыкаясь носом ему в грудь. * * * За две недели ни на Гарри, ни на Джона никто не напал, как этого опасалась Гермиона, и она наконец-то ослабила бдительность, давая Гарри облегченно вздохнуть. Воспоминания Джона Гарри все-таки просмотрел, чтобы убедиться, что тот его не обманывает. Было неприятно слышать от Кингсли «...не допустить даже самую малость того, что Поттер сможет повлиять на будущее магического мира» или «...колдомедики сделают все, как надо», но что-то в его тоне показалось Гарри неестественным. Он довольно много успел пообщаться с Кингсли, и эти его слова выглядели «чужими». Не было в его тоне привычных Гарри твердых уверенных нот. И тогда Гарри задумался, а не является ли все это обычным продолжением «великого благородного» плана Дамблдора. — Даже если это так, — заговорил Джон, когда Гарри поделился с ним своими мыслями, — сомневаюсь, что Кингсли скажет тебе правду. Возможно, эти пять лет — фора, которую он тебе дал. Возможно, именно он сдерживал твои поиски от развертывания до глобального масштаба. — Гермиона так и не смогла меня найти. — То Гермиона, а то Аврорат, — скептически заметил Джон. — Ну не скажи, — протянул Гарри. — Она стащила из Отдела тайн лучшие поисковые артефакты. — И даже они тебя не обнаружили? — Даже они. — Что ж, — Джон вздохнул и отодвинул в сторону Омут памяти, — велико было твое желание спрятаться. — Как Вив? — выдержав небольшую паузу, спросил Гарри. — Все еще недовольна тем, что за столько лет знакомства я так и не рассказал ей, кто я. — Скоро успокоится, — утешающе заметил Гарри. — Я знаю, — усмехнулся Джон. — Ты, наверное, забыл, но я знаю Вивиан дольше и лучше, чем ты. — Да, извини, — тут же ответил Гарри, поднимаясь. И уже дойдя до дверей кабинета Джона, обернулся. — Знаешь... все-таки спасибо. — Не за что, — Джонатан немного улыбнулся в ответ и отвернулся к шкафу, пряча в него Омут. Выйдя из больницы, Гарри глянул на часы — у него оставалось немногим более часа до назначенной встречи с очередной клиенткой, и он решил заехать в агентство — забрать оставленный там пару дней назад костюм и заодно зайти к Вивиан. Перекинувшись парой слов с встретившимися в комнате отдыха парнями, Гарри направился к кабинету Вивиан, но в коридоре его остановил Ник. — Ты к Вив? — Да, — удивился Гарри, — а почему ты спрашиваешь? — Странная она какая-то сегодня. Думал, может, ты знаешь почему. — Странная? В каком смысле? — еще до ответа Ника Гарри почувствовал, как внутри резко нарастает неприятное предчувствие. — Да не то рассеянная, не то невыспавшаяся. Ладно, зайди к ней, потом расскажешь, в чем дело. Ник хлопнул Гарри по плечу и быстро двинулся прочь, а Гарри, глубоко вздохнув, шагнул к двери кабинета. Его с Вивиан совместные бессонные ночи уже давно прекратились, именно с того момента, когда она узнала, что он маг. Да и даже после бессонной ночи Вивиан всегда умудрялась быть собранной. Что с ней вдруг могло случиться, Гарри не знал и напряженно сжал ручку двери, дергая ее на себя. — Вив, ты свободна? Надо по... Ее непривычный ошарашенно-удивленный взгляд, которым она одарила вошедшего Гарри, заставил его замолчать на полуслове. — Поговорить, — через силу выдавил из себя Гарри окончание предложения. Она медленно выпрямилась, откидываясь на спинку кресла, и удивление в ее глазах постепенно сменилось на уже привычное Гарри любопытство. — Ну хорошо, — ответила она. — И кто же вы?
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама: