Ваше Величество... 612

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Dragon Age

Пэйринг и персонажи:
ж!Кусланд, м!Амелл, ж!Табрис, ж!Сурана, Алистер Тейрин, Морриган, Лелиана, Кайлан Тейрин, Все основные персонажи канона. В описание - по мере появления в фике.
Рейтинг:
R
Жанры:
Фэнтези, Психология, AU, Мифические существа, Попаданцы
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика, Элементы гета
Размер:
планируется Макси, написано 318 страниц, 28 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Заснуть под утро в своей постели в номере отеля? Нормально. Увидеть странный сон? Бывает с каждым. Проснуться посреди леса на куче веток, да ещё в компании смутно знакомых людей? А вот это уже интересно!

Теперь все окружающие отчего-то считают меня Кайланом Тейрином - чудом спасшимся от Порождений тьмы Королём Ферелдена...

Его Величеством.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Вот, ради периодического "отдыха" от основного фанфика решил немного отвлечься и написать что-нибудь отличное от космофантастики. За основу взял творение той же знаменитой студии Биотварей.

Создал группу, где будут размещаться иллюстрации к данной работе (и не только к ней))) https://vk.com/emgerslibrary

Глава двадцатая, или о магах, демонах и храмовниках

23 февраля 2018, 18:59
      — Что происходит? — на одной из лестниц меня поймала взволнованная Элисса.
      
      — То о чём и говорили — бунт, — коротко бросил я, — все наши здесь?
      
      — Да, все здесь.
      
      Мимо, громыхая железом, пробежал наверх очередной отряд храмовников — пришлось посторониться.
      
      — Экипированы?
      
      — Заканчивают, — с экипировкой у нас в этот раз дела обстояли куда лучше. Если во время сражения за Редклиф хоть какие-то доспехи были лишь у половины отряда — главным образом у бойцов первой линии, то в этот вполне приличной бронёй оказались снабжены все без исключения. Алистеру со Стэном вместо кольчуг достались неплохие полные бригантные доспехи. А всем остальным, включая магов — качественные кольчуги, наплечники и наручи. Нашлись для всех и нормальные сфероконические шлемы с бармицами и даже какая-никакая защита для ног. Откуда такое богатство? А по средневековым меркам это и впрямь богатство. Ну, мы слегка «разграбили» замковые оружейные. «Разграбили», потому что главным инициатором «разграбления» выступал сам банн Теган.
      
      Разумеется, первое время на непривычных к такому людях, доспехи сидели, по меткому выражению Элиссы: «как камзолы на мабари». Но за несколько дней плавания, во время которых снимать всё с себя разрешалось лишь на ночь, Стражи немного пообвыкли.
      
      — Хорошо. Идём поторопим их, времени не так много.
      
      — Кай, — нерешительно начала Элисса, — ты уверен... Уверен, что мы на той стороне?
      
      — Элис, — я обернулся и, сцапав девушку, вжался с ней в какую-то нишу со статуей. Мимо наверх проносилась очередная партия храмовников, — здесь нет возможности что-то выбирать.
      
      — То есть?
      
      — Пойми Элис, — тихо но твёрдо заговорил я, глядя в её широко распахнутые голубые глаза, — или мы помогаем задавить этот бунт в зародыше или уже к вечеру от башни мало что останется.
      
      — П-почему?
      
      — Потому что бунтовщики не остановятся ни перед чем, чтобы получить свою свободу. Даже перед вызовом сильнейших демонов. Ты уверена, что они смогут их контролировать? Я нет. Здесь будет резня…
      
      — Но свобода стоит...
      
      — Стоит. Но здесь и сейчас цена будет не просто высока, а смертельна.
      
      Девушка подавленно молчала.
      
      — Я знаю ты не любишь Церковь и храмовников. И знаю почему. Но сейчас разговор не о любви и ненависти, а об элементарном выживании. Мы ещё можем, трусливо поджав хвосты, сбежать. А остальные маги? Дети? Если храмовники не выстоят, всех их ждёт смерть. Или что похуже.
      
      — Да, ты прав, — наконец с трудом, глядя в пол, выдавила она, — сейчас не время для ненависти.
      
      — Элис, — я аккуратно поднял её личико. Губы сжаты, а в глазах плещется… Обида? — Элис, поверь, просто поверь — мне тоже не нравится вся эта церковная шелуха, Круги и храмовники. И я обещаю тебе, я сделаю всё от меня зависящее, чтобы дать магам, хотя бы здесь, в Ферелдене, более справедливую жизнь.
      
      — Спасибо, — поражённо смотря на меня, прошептала она, — Спасибо, я верю тебе…
      
      Наверх башни мы поднимались уже всем отрядом. Ну почти всем. Нерия осталась внизу вместе с детьми и их воспитателями. Толку от волшебницы, неспособной сейчас даже слабые искры из рук пустить?
      
      Первые звуки боя услышали, будучи на девятом этаже, а чуть позже увидели и первые его признаки. Пока лишь пару раненых, бредущих куда-то вниз. А затем, широкая лестница, вьющаяся спиралью вдоль внутренне стены башни, как-то совершенно внезапно вывела нас на поле боя.
      
      Не слишком большой зал оказался разделен на две части настоящей завесой из пламени, которую с трудом сдерживал плотный строй храмовников. Что творилось за огнём я не видел, однако оттуда-то в одном, то в другом месте довольно часто вылетали молнии, сгустки пламени и даже простые камни. Воины пока держались, укрываясь за тяжелыми, явно заколдованными щитами. да и доспехи у многих из них похоже были непростые. Прямо на моих глазах очередной огненный шар, выскочивший из-за стены пламени, буквально растекся по блестящему нагруднику одного из храмовников, не нанеся тому никакого вреда. Впрочем, им приходилось несладко — иногда заклинания всё же находили свои цели и то один, то другой воин в строю падал или судорожно зажимая рану, отползал в сторону. Его место тут же занимал другой, вот только и дураку было понятно, что так долго продолжаться не могло.
      
      У входа нам торчать не дали, почти сразу к нам подбежал какой-то храмовник и велел укрыться за стеной на лестнице. Как показала практика, совет был весьма дельным, потому что туда, где мы стояли, спустя буквально полминуты прилетели несколько весомых таких ледышек.
      
      — Храни нас Создатель, — выдохнул храмовник, стягивая шлем, под которым оказался мой недавний знакомый рыцарь-капитан Садатт.
      
      — Как обстановка? — деловито осведомилась наша командор, тут же оказавшаяся рядом с мужчиной.
      
      Судя по виду, он вполне собрался пройтись по обстановке парой непечатных слов, но сдержался. Воспитанный, однако.
      
      — Не буду скрывать — скверная. Демонов много, и они лезут из зала Совета не переставая. Мои люди выстроили антимагическую стену через весь этаж, но, если напор не ослабнет — мы не устоим.
      
      — Где командор Грегор? — между делом поинтересовался я.
      
      — Там, — махнул рукой храмовник в сторону боя, — его сильно приложило, надо вынести, но мне людей едва хватает. Вы очень вовремя.
      
      — Что от нас требуется? — кажется Элисса была настроена более чем решительно.
      
      — Барьер вам не удержать, — окинув наш разношерстный отряд внимательным взглядом заявил Садатт, — но ваши маги могут неплохо проредить тварей за ним, пока они не знают о магах. Щиты от камней и льда тоже пригодятся. У нас только от них уже не меньше десятка пострадавших.
      
      — С магами ясно, — быстро кивнула девушка, — а остальным?
      
      — Когда кого-то выбивают из строя, барьер утончается и некоторые демоны оказываются у нас в тылу. Если их вовремя не обезвредить, они могут нанести удар в спину и тогда вся наша защита падёт.
      
      — Ясно, — Элисса на секунду задумалась, а затем, кивнув чему-то своему, принялась раздавать указания, — Морриган, Дайлен — вы всё слышали? Приступайте. Алистер, прикрой их в случае чего. Стэн, бери гномов — ваш фланг правый. Убивайте всё, что странно выглядит. Я с Тероном и Каллиан возьму на себя левую сторону. Лелиана… — девушка на миг задержала взгляд на аловласке, хмурящейся из-под остроконечного шлема, — В ближний бой не вступай — бей стрелами отсюда. Никто из нас раньше дел с демонами не имел, так что будьте аккуратны и не спешите поворачиваться спиной к даже к поверженным противникам. Это может быть уловкой.
      
      — Уничтоженные демоны, не успевшие захватить тела, — добавил Садатт, — рассыпаются пеплом, реже растекаются лужами. Поверженные же одержимые — сгорают в пламени. Если этого не произошло, значит твари ещё живы.
      
      — Все слышали? Тогда в бой!
      
      — Эй, ты ничего не забыла? — я успел перехватить за плечо уже было собравшуюся нырнуть в проход девушку.
      
      — Кай, там может быть опасно, тебе лучше остаться здесь с Лелианой.
      
      — Элис, очнись! Там каждый боец на счету.
      
      — Тебе нельзя рисковать, как ты не понимаешь? Я приказываю тебе остаться здесь! — раздражённо вспыхнула девушка. Садатт наблюдал за всем этим с немалым таким удивлением.
      
      Вот значит, как. «Нельзя рисковать», значит. Ну хорошо. Пойдём другим путём. Дождавшись, когда все стражи, возглавляемые Кусланд, скроются в проходе, притормаживаю уже надевшего шлем и собравшегося отправиться следом храмовника.
      
      — Капитан, вы говорили, что командору Грегору нужна помощь?
      
      — Да, — прогудели из-под глухого шлема, — нужно вынести его из зала и спустить на нижние этажи.
      
      — Что ж, думаю этим могу заняться и я. Кого в помощь дадите?
      
      — Но ваш командор приказала вам…
      
      — Она не имеет права мне приказывать, — прервал я храмовника, выжидательно поглядывая на него. Но Садатт так ничего и не сказал, лишь махнул рукой, призывая следовать за ним.
      
      Лелиана, замершая в проходе с луком хотела меня остановить, но я был непреклонен. Можешь быть полезным — будь. А быть просто балластом мне уже давно надоело. Не такой я человек. Нет, я прекрасно понимал, в сколь малом я пока могу быть полезен тем же Стражам. И тем не менее, отсиживаться в стороне я не собирался. Да и на авторитет в конце концов нужно работать. А образ пусть и не слишком умелого в бою, но тем не менее старательного и что ещё важнее, не празднующего за чужими спинами труса, бойца — уже немало в моих обстоятельствах. Одними разговорами такого не заработаешь. Так что рука Лелианы, пытавшейся остановить меня (не иначе как по отдельной указке Элиссы), поймала лишь воздух.
      
      И вот, прикрывшись щитами мы вновь оказываемся в пылающем зале. Странно, стена огня аж до потолка, но сильного жара почему-то не чувствуется. Словно что-то неуловимое, какая-то иная, непонятная мне магия сдерживает его. Капитан сходу ломанулся к импровизированной баррикаде из перевёрнутых шкафов, за которой угадывалось несколько безвольно лежащих тел. Я побежал следом, краем взгляда отмечая, как Дайлен вместе с Морриган закидывают ледяными стрелами и молниями что-то одно им видимое за плотным строем храмовников и стеной огня. В ответ летят небольшие булыжники, но как-то вяло, большинство даже не долетает до этой парочки, падая шагах в десяти от них. Остальные же принимает на щит, кружащий перед магами Алистер. Элисса и Стэн со своими группами замерли в разных сторонах зала, укрывшись за массивными колоннами, идущими по периметру помещения. Пока их помощи очевидно не требуется, но всё может измениться в любой момент.
      
      Командора Грегора я узнал сразу, пусть никогда раньше мне и не доводилось видеть этого уже довольно пожилого мужчину. А как тут не узнать, когда он был единственным из лежащих в полном латном доспехе великолепной работы, да не простом, а покрытом целыми узорами слабо светящихся голубым светом непонятных мне символов и рун. Остальные двое оказались в простых кольчугах, правда с монолитными нагрудниками. Не очень-то они им помогли. С первого взгляда становилось ясно, что ещё в общем-то молодые парни мертвы. С разорванной шеей — не спас даже стальной воротник, и пробитой головой не живут. Ну хоть умерли быстро.
      
      Грегор был… Плох. Всё лицо в крови, один глаз, кажется выбили — похоже мужчина просто не успел надеть шлем, до того, как начался бунт. Некогда красивая кираса помята и вся в подпалинах, левая рука неестественно вывернута, а под телом виднеется уже набежавшая лужа крови. Боюсь, если ему не помогут в ближайшее время, причём не помогут магией — храмовник нежилец. Однако, при всём при этом, как ни странно, Грегор оказался в сознании.
      
      — Командор, — Садатт склонился над раненым, — вас сейчас отведут вниз…
      
      — Не стоит, — закашлявшись перебил его седой мужчина, — сейчас каждый храмовник на счету. Вы должны удержать одержимых любой ценой!
      
      — Не из моих. К нам пришла помощь.
      
      — Кто?
      
      — Серые стражи. Выпейте это, командор, — Садатт склонился над Грегором, вливая тому в рот какое-то зелье, — это эликсир Архены. С ним будет не так больно. Сэр Тейр… Я надеюсь на вас.
      
      Я лишь молча кивнул, прикидывая как бы половчее взвалить на себя отнюдь не лёгкого храмовника, да ещё в полном доспехе.
      
      — Я доведу вас до лестницы, — продолжил тем временем наставления капитан, — спустите командора на этаж под нами, там пока спокойно, а затем приведите лекарей снизу.
      
      Дальнейшее запомнилось мне лишь судорожным дыханием, потом застилающим глаза, да болью казалось трещащих от натуги костях. Почему? А вы попробуйте протащить хотя бы десяток метров под сотню килограмм, при этом сами будучи отнюдь не в трениках. Но я справился. Буквально вывалившись с широкой лестницы в не менее широкий коридор под залом, где шёл бой, я прошагал ещё несколько десятков шагов из последних сил, на одном лишь упрямстве. Уложив Грегора прямо на пол в какой-то комнате, я позволил себе ненадолго упасть рядом и просто отдышаться. Сил ползти на десяток этажей вниз сейчас просто не было. Бригандина стесняла буквально разрывающуюся грудь, а ремешок шлема непомерно давил на горло. С хрипом стягиваю шлем, а за ним и абсолютно мокрый подшлемник. Прислоняюсь затылком к прохладной каменной стене. Чуток отдышусь и побегу за лекарем.
      
      — Что за гадость мне споил Садатт? — рядом раздался хриплый голос Грегора, — мерещится же всякое…
      
      — И чего мерещится? — с трудом поворачиваю голову к отчего-то пристально изучающему меня единственным целым глазом храмовнику.
      
      — Король Кайлан Тейрин.
      
      Пиздец. Закрыв глаза, вновь откидываюсь на стену. Ну что мне стоило хоть на секунду включить голову? Ведь наверняка же командор храмовников Ферелденского Круга знал настоящего Кайлана. Просто не мог не знать! Да и не он один. Не удивлюсь, если здесь в башне такие ещё найдутся, в том числе и среди магов. Тот же Ирвинг, например.
      
      — И сказать бы, что вам мерещится, да ведь наверняка не поверите, — криво усмехаюсь в ответ. Отрицать что-то уже бессмысленно. Да и… Пожалуй, большой беды, что обо мне узнал Грегор пока нет. Надеюсь.
      
      — Ульдред говорил, что вы погибли, Ваше Величество.
      
      — Ага. А о том, что его мятеж поддерживает мой горячо любимый тесть, он случаем ничего не говорил?
      
      — Говорил, — тяжело вздохнул храмовник, вновь заходясь в кашле, — говорил, что Тейрн Мак-Тир хочет отделения Ферелденского Круга от Церкви.
      
      — А вы что? — мне стало даже любопытно, чем закончился у них этот любопытный дискурс. Хотя, что это я — чем закончился можно пронаблюдать на этаж выше.
      
      — Попытался арестовать его, конечно. Да, как видите, не сильно преуспел.
      
      — Да уж, вижу. Ладно, — всё ещё ощущая ломоту в костях и боль в перенапряжённых мышцах, с трудом поднимаюсь, — лежите тут, а я найду лекарей.
      
      — Постараюсь никуда не уходить, — ответ мужчины нагнал меня уже в дверях. Шутит, это хорошо. Значит за жизнь будет бороться, — никогда бы не подумал, что из битвы меня вытащит сам Король…
      
      Последнее он пробурчал тихо, но я услышал. Король, как же… Одно название, а не король.
      
      Лекарей, самых простых лекарей, отнюдь не магов, я нашёл в самом низу башни, в том самом зале, где расположились большинство людей, готовых в любой момент покинуть Твердыню Кинлох. Они как раз занимались несколькими ранеными храмовниками, что смогли добраться сюда с поля боя наверху. Одно упоминание о том, что командору Грегору требуется срочная помощь, заставило их едва ли не всех разом кинуться наверх. Однако по зрелому размышлению со мной отправились лишь двое, видимо самые опытные. Остальные остались присматривать за ранеными.
      
      Одиннадцатый этаж встретил нас многочисленным гулом голосов и близкими звуками битвы. Я даже притормозил на выходе с лестницы, опасаясь сходу встрять в бой, но мои страхи пока не оправдались. А вот людей здесь прибавилось. Тут и там у стен сидели и лежали раненые храмовники. Кто-то просто переводил дух. Несколько воинов как раз направлялись к лестнице на двенадцатый этаж, с которой и доносился лязг стали, шипение пламени и ожесточённые крики. Судя по количеству людей здесь, Садатт решил оставить верхний этаж и сейчас его люди совместно со Стражами держали лестницу. Людей для этого требовалось однозначно меньше, что позволило многим урвать краткую передышку.
      
      Самого капитана я нашёл рядом с Грегором. Какой-то неизвестный мне храмовник как раз заканчивал снимать с командора повреждённые доспехи. Сам же Садатт внимательно слушал что-то тихо, с трудом сипящего Грегора. Видимо состояние уже далеко не молодого мужчины с моего ухода ухудшилось. Пришедшие со мной лекари не стали тянуть, а тут же кинулись к нему.
      
      — Нам пришлось оставить двенадцатый этаж, — подтвердил мои догадки подошедший Садатт, — ваши люди нам очень помогли, но…
      
      — Этого оказалось недостаточно.
      
      — Да, сейчас напор демонов ослаб, они выдыхаются. Ещё немного и…
      
      Прерывая храмовника с лестницы донёсся звук особо сильного не то хлопка, не то взрыва, а за ним крики. Крики боли. Из-под арки поползли редкие клубы чёрного дыма.
      
      — Капитан, мы долго не продержимся! — проорал выбежавший оттуда храмовник в помятом и местами опалённом доспехе, — их там тьма. Они даже на потолке!
      
      Накаркали.
      
      — Храмовник прав, — вслед за храмовником, прижимая к груди повреждённую руку, до нас дошёл Дайлен. Его лицо было иссечено мелкими ранками и всё в крови, — нужно отступать.
      
      Садатт, на миг прикрыв глаза, тягостно вздохнул и, подхватив прислонённые к стене меч и щит, обернулся к своим людям.
      
      — Десяток Майгера прикрывает, остальные отходят сюда. Встретим их в этом коридоре. Ваше величество, ваши маги смогут накрыть выход с лестницы ледяной бурей?
      
      Я на миг замер. Видимо Грегор оказался куда разговорчивее, чем следовало ожидать от человека в его состоянии. К счастью, кажется, в предбоевой горячке на последние слова Садатта никто внимания не обратил. Храмовники, кто мог, накинув шлемы, да похватав оружие, бежали к лестнице наверх, откуда уже показались первые отступающие. Обтянутые серой сталью кольчуг спины, остроконечные шлемы, две низенькие фигуры, одна здоровенная… Пересчитав всех по головам, я про себя облегчённо выдохнул — в нашем отряде потерь не было.
      
      — Дайлен, вы сможете устроить ледяную бурю у лестницы? — перевожу взгляд на присосавшегося к склянке с голубым зельем мага. Похоже он тоже ничего не заметил.
      
      — Сможем, — парень сморщился и закашлялся. Кажется, жидкость не слишком приятная на вкус, — раза два-три не больше. Нас лишь двое и Морриган сейчас не многим лучше, чем мне.
      
      — А как же ваш Командор? — храмовник недовольно нахмурился. Так-с, про способности Элиссы он, похоже, тоже уже знает. Ладно, потом будем со всем разбираться. Однако, долго же я «гулял» за лекарями.
      
      — Она не сможет, не сумеет, — вздохнул парень и сдавленно шипя, закатав неприкрытый кольчугой рукав на повреждённой руке, принялся поливать её тёмно-красным восстанавливающим зельем. В местах, где жидкость касалась кожи — шёл белый дымок, а обожжённая рука покрывалась хрупкой белой корочкой.
      
      Садатт витиевато выругался.
      
      — Без магов нам трудно придётся, — протянул он, оглядывая несколько бессознательных тел храмовников, которых умудрились вытащить из боя на лестнице. На секунду его взгляд задержался на бессознательном Грегоре.
      
      — Так в чём проблема? У вас внизу два десятка магов Круга. Может они и не бойцы, но хоть на что-то сгодятся.
      
      — Я не могу их использовать, — мотнул головой мужчина, — по инструкции, в случае бунта, все маги должны быть изолированы.
      
      — Садатт, к чёрту инструкции, дело не шуточное, если мы не удержимся...
      
      — Ваше Величество, вы не понимаете!
      
      — Садатт, я вижу, что ваш командор был чересчур общителен, но настоятельно прошу вас не орать мой титул на каждом углу, — схватив храмовника под локоть, понизив голос, гневно шепчу ему, — есть причины, почему я скрываюсь под другим именем.
      
      — Но…
      
      — Никаких «но». Если вы даже перед угрозой смерти не способны перебороть замшелые догматы и предубеждения, то это сделаю я.
      
      — Дело не в догматах и предубеждениях! Правила придуманы не просто так. Маги могут присоединиться к бунту. Ударить нам в спину!
      
      — Значит нужно сделать так, чтобы у них и мысли не было присоединиться, — раздумываю я не долго. Благо одна мысль, как обезопасить нас от возможного предательства, хотя бы частично, есть, — Садатт, что вы видели? Там наверху, на лестнице? Как это называется?
      
      — Бунт, восстание, — не понимая к чему я клоню, рубанул храмовник.
      
      — А вот я вижу нашествие демонов и толпы одержимых. Ни одного мага в их рядах я что-то не заметил.
      
      — Одержимые когда-то были магами…
      
      — Вот именно — были! А сейчас это полуразумные, жаждущие крови монстры. О каком «присоединиться к бунту» тут вообще речь? Да если мы не остановим этих тварей, те маги, что внизу, умрут следующими. Это я и скажу вашим магам. Не думаю, что среди них найдутся глупцы, желающие погибнуть не самым приятным образом…
      
      — Церковь это не одобрит, — задумчиво протянул мужчина. Ну вот, наконец-то задумался — уже хорошо. А то всё «нет», да «нет».
      
      — Вполне возможно, — не стал отрицать очевидного я, — но, во-первых, обо всём знать Церкви вовсе не обязательно, а, во-вторых… По крайней мере мы останемся живы. И ваш Глим, кем бы он ни был.
      
      Да, признаю, последнее было несколько грязным ходом, но видя, как болезненно дёрнулось лицо храмовника при упоминании этого воистину чудодейственного имени, я уже не сомневался в результате.
      
      — Вы правы, Ваше величество, стоит попробовать, — явно с трудом, стиснув зубы, процедил Садатт, — но согласятся ли маги?
      
      К магам я отправился не один, а с Элиссой. Все основные переговоры-уговоры предстояло вести ей. В конце концов она у нас Командор Серых стражей, а это не хухры-мухры. Авторитет, так сказать. В сопровождение нам дали двух храмовников. Сам же Садатт остался наверху, руководить обороной. Напор демонов и одержимых, после того, как он приказал оставить лестницу на двенадцатый этаж резко спал, но это могло значить лишь одно — они готовятся к новой решительной атаке.
      
      Пролёт за пролётом, петля за петлёй — мы спускались всё ниже и ниже. Храмовники вели нас в казематы. Именно там сейчас заперто большинство полноправных магов, прошедших истязания. Наконец мы оказываемся перед массивными окованными железом дверями с целой россыпью светящихся магических печатей и оберегов. У прохода стоят на страже два храмовника, правда не совсем понятно кого они здесь охраняют. Двери запечатаны, а если сюда явятся одержимые бунтовщики — двух воинов просто снесут.
      
      Один из сопровождающих передал старшему охраннику какую-то записку, в спехе нацарапанную Садаттом, перед нашим уходом. Тот, внимательно изучив её, лишь кивнул и приложил руку к одному ему ведомому месту в магическом узоре на дверях. Линии засветились, будто оживая, и раздвинулись в стороны, словно засовы, давая возможность открыть створки.
      
      — Там вроде тихо, — заметил один из охранников, прежде чем мы вошли, — но как вы войдёте, мы запечатаем проход и не выпустим вас, пока не получим сигнала от стражей за дверями.
      
      И действительно, стоило нам войти, как двери за нашей спиной тут же закрылись и по ним вновь поползли магические засовы. А у прохода обнаружился ещё один пост из двух храмовников. На нас смотрели с любопытством, но вопросов не задавали.
      
      Длинный коридор без единой двери и вот мы оказались в небольшом зале с ещё тройкой расходящихся в разные стороны проходов. Никаких окон здесь не было и в помине, а тусклый голубоватый свет лился из закреплённых под потолком светильников. Видимо магических.
      
      Обстановка вокруг чисто спартанская, без той показной роскоши и богатства, что встречала меня почти во всех остальных помещениях башни. Выскобленный деревянный пол, несколько грубых длинных деревянных столов по центру помещения, скамьи, голые каменные стены — никаких украшений. А ещё нас здесь ждали. За столами сидело десятка два человек в традиционных одеждах магов, а спиной к ним замерли две женщины, выжидающе поглядывая на нас. Одна из них оказалась светловолосой эльфийкой средних лет, вторая — человеком примерно того же возраста. Возможно она выглядела бы и ещё моложе — на её лице не было заметно ни одной морщинки, но абсолютно седые волосы прибавляли ей с десяток лет уж точно.
      
      Вперёд вышла Элисса, снимая шлем и показывая окружающим лицо. Я же, памятуя о своей недавней оплошности, предпочёл остаться в шлеме, да ещё и повязкой замотался, как сумел.
      
      — Командор Серых стражей Ферелдена, Элисса Кусланд, — представилась девушка, — рада видеть вас в добром здравии, Винн.
      
      — Взаимно дитя, — кивнула седоволосая женщина. Так, так, судя по всему она и есть та самая Винн — старушка-целитель и один из возможных спутников главного героя игры. Вот только выглядит она нихрена не как старушка! Да волосы седые, но лицо довольно молодое, да и кхмм… Декольте её роскошного, правда сейчас местами рваного наряда, как бы намекает… А посмотреть там есть на что, и это грудь отнюдь не пожилой женщины. Но самое главное, они с Элиссой похоже вполне себе знакомы!
      
      — Леора, старший чародей Круга, — тем временем представилась эльфийка. В отличие от Винн, одета она была куда скромнее. Не такой роскошный наряд, из куда более простых материалов — никакого шёлка и уж тем более золотой вышивки. Похоже даже среди высшей иерархии Круга существует не слабое такое расслоение. Кстати, выглядела она тоже, словно только что из боя — растрёпанная, рваная одежда, на рукаве наряда свежие подпалины.
      
      — Нам нужна ваша помощь, — Элисса не стала ходить вокруг да около, и оно в общем-то правильно. Тут каждая минута на счету, — храмовники не продержатся долго в одиночку.
      
      — И они, боясь прийти сами, послали к нам тебя? — криво усмехнулась эльфийка, складывая руки на груди. Всем своим видом она так и демонстрировала отсутствие интереса. Переигрывала правда, малость, на мой взгляд.
      
      — Нет, я пришла сама. И прошу вашей помощи…
      
      — В убийстве наших братьев и сестёр? — изогнув бровь, закончила за неё Леора. Маги за столами недовольно зароптали, — Даже если забыть о том, что по всем правилам и законам Церкви мы в случае бунта должны быть изолированы от бунтующих и храмовников, ты предлагаешь нам убивать наших друзей, тех с кем мы делили этот кров и пищу? Тех, вся вина которых в том, что им надоело пресмыкаться пред Церковью и храмовниками?
      
      — Леора! — Винн положила руку на плечо уже буквально пышущей гневом эльфийке, — Ульдред не прав и ты это знаешь. Иначе бы осталась с ним, там в зале Совета.
      
      — Знаю! — чародейка, недовольно дёрнула плечом, стряхивая руку женщины, — но это не значит, что я встану под знамёна храмовников и пойду убивать своих друзей и бывших учеников. Никто не пойдёт! Пусть сами разбираются!
      
      — Похоже вы не совсем представляете, что там сейчас творится, — словно не веря, медленно и аккуратно начала Элисса, — боюсь там уже нет ваших друзей и учеников…
      
      — Что ты имеешь ввиду? — тут нахмурилась и Винн, — когда мы покидали зал Совета, Ульдред и его сторонники оглушили Ирвинга, Торрина и как раз сражались с Грегором…
      
      — Я была там, на двенадцатом этаже. И после, на лестнице. И я не видела там ни одного мага. Против нас сражались лишь одержимые и низшие демоны!
      
      — Подожди, — одним жестом остановила её Винн, — ты хочешь сказать, что храмовники отступили с двенадцатого этажа под напором одержимых и демонов?
      
      — Не только храмовники. Я и мой отряд тоже были там.
      
      Маги поражённо молчали. Даже Леора изрядно подрастеряла своё раздражение и первоначальный скепсис. Впрочем, как оказалось ненадолго.
      
      — Это не может быть правдой, — категорически заявила она, — Ульдред конечно та ещё сволочь, но ни он, ни другие либертарианцы никогда бы не пошли на сделку с демонами! Они прекрасно знают, чем это грозит!
      
      Элисса нехорошо прищурилась, поглядывая на заносчивую эльфийку со смесью негодования и презрения. Её рука сама собой легла на меч. А вот это ничем хорошим точно не закончится. Хотя Леора сама виновата — фактически прямо обвинить Кусланд во лжи, да ещё в такой… Это надо либо плохо знать девушку, либо совсем не иметь инстинкта самосохранения. И здесь я всё же больше склонялся к первому варианту. Видимо к схожему мнению пришла и Винн, потому что тут же постаралась урезонить свою «коллегу».
      
      — Леора, ты не права, — недовольно качая головой, произнесла женщина, — я давно знаю леди Кусланд и то, что она говорит неправду было бы последним, в чём я могла её обвинить.
      
      — Но… — попыталась возразить эльфийка.
      
      — Довольно! — Винн повысила голос, — я не могу тебя заставить и уж тем более не собираюсь ни в чём уговаривать. Ты сама поплатишься за своё бездействие. Ругер, Андерс, я могу на вас рассчитывать?
      
      Последнее она спросила, обратившись к двум молодым парням, сидящим в компании других магов за столами.
      
      Названный Ругером лишь молча поднялся, а Андерс… Хм, неужто это тот самый Андерс? По виду похож — молодой, длинные светлые волосы, минимум недельная запойная щетина, и в довершении всего, так и лучащиеся озорством покрасневшие голубые глаза.
      
      — Как скажете, почтенная матушка, — дурашливо поклонился он.
      
      — Перестань паясничать, — холодно бросила Винн, — и не называй меня матушкой. При одной мысли, что ты мог бы быть моим сыном, меня охватывает ужас.
      
      — Остальные, как я поняла, и пальцем о палец не ударят, пока демоны не придут сюда? — Элисса вопросительно изогнула бровь. В её вопросе так и сочилось ничем неприкрытое презрение. Маги отреагировали по-разному. Кто-то принялся отводить глаза, кто-то делал вид, что его вообще обсуждаемая тема не касается, а кто-то, как Леора, поглядывали на девушку с ясно читаемым недоверием. Ёлы-палы! Они что не понимают, чем может кончится их бездействие? Или они настолько тупы, что готовы на всё лишь бы досадить храмовникам и при этом не запачкать ручки самим? А сами тем временем надеются, что беда минует их стороной? Мда, похоже и впрямь не понимали.
      
      И что прикажете с ними делать? Нет, три мага, согласных оказать помощь это уже хорошо, но я абсолютно не уверен, что этого хватит. О демонах я знал лишь то, что их много и они тяжело убиваются обычным оружием. По факту как-то держаться удавалось лишь благодаря способностям храмовников, умеющих «гасить» магию. Но именно что «держаться» — для наступления сил уже не было. А тут эти, блин, с позволения сказать «маги», из себя незнамо кого строят…
      
      — И это всё? — Винн, оглядев своих собратьев не менее презрительным взглядом, буквально выплюнула, — как же низко вы опустились…
      
      — Зато ты высоко поднялась, — сердито выдавила из себя Леора, — чуть кто позовёт, так ты тут как тут. В Остагар ты так же всех зазывала. Напомнить сколько осталось там? А ты почему-то вернулась.
      
      — Вернулась, — холодно ответила женщина, — и благодаря мне вернулись многие другие.
      
      Эльфийка отвела глаза и промолчала. Очевидно ответить на это ей было нечего.
      
      — А где гарантии, что, если мы поможем подавить бунт, всех собак потом не повесят на нас, а? — из-за одного из столов раздался глубокий мужской бас. Его обладатель, темнобородый крепыш, выжидающе уставился на Элиссу. Остальные маги поддержали его одобрительным гулом.
      
      — Не вижу причин храмовникам так поступать с вами. Я могу дать вам своё слово… — начала было девушка, но её безжалостно перебили.
      
      — Ты плохо знаешь храмовников, девочка. И уж прости, но твоё слово, даже не для нас… Для них — пустой звук. Какой указ придёт им из Денерима, так они и поступят. Даже если там будет написано — вырезать всех в Башне от мала до велика.
      
      Элисса запнулась, пытаясь подобрать слова, а я словно почувствовал, как время убегает буквально сквозь пальцы. И тут я сделал шаг, о котором, наверное, ещё долго буду жалеть. Но затягивать переговоры мы больше не могли. Я и так опасался, что если демоны начнут новую атаку, то к нашему возвращению мы найдём лишь горы трупов. Всё равно тут уже вряд ли что можно испортить. А потому…
      
      — Значит слова и гарантий от Командора Серых стражей вам недостаточно, — разматываю с лица повязку и снимаю шлем, — а как насчёт моего слова?
      
      Большинство магов глядели на меня непонимающе, но вот некоторые… Винн, тот самый темнобородый крепыш, и ещё человека два-три — с ясно ощутимым узнаванием и… Изумлением.
      
      — Ваше Величество, — первой нашлась Винн, поклонившись, — я думала вы погибли.
      
      — Многие так думают, — разглядываю магов, до которых кажется начало доходить, кто перед ними стоит, — Кайлан Тейрин, Король Ферелдена, для тех, кто ещё не понял.
      
      Представляюсь, чтобы дошло даже до, гхм… «Откровенно туповатых».
      
      — А потому я повторю вопрос тейрнессы Кусланд, вы же внимательно слушайте и споро решайте, — буквально чеканю каждое слово невольно повышая голос, — итак кто предо мной? Гордые маги Ферелдена, или стадо трусливых кур, прячущих гребешок под крылышко, стоит показаться на горизонте трудностям? Те, кто одной своей волей способны изменять мир вокруг или пугливые наги, в страхе бьющиеся в когтях зверя? Кто вы? Подумайте. И если всё же окажется, что маги — то вот вам мое слово — никто вас не тронет. Ни за сегодняшние действия, ни за прошлые. И я сделаю для этого всё. Даже... Упраздню Круг если понадобится. Это мое слово.
      
      Обвожу взором притихших и, судя по всему, прифигевших магов. Первым из-за стола поднялся темнобородый крепыш.
      
      — Марвин Эдер, к вашим услугам, Ваше величество.
      
      За ним заскрипели отодвигаемыми скамьями всё новые и новые люди.
      
      Сидеть сложа руки не остался ни один.
      
      Новый бой только разгорался. Садатт со своими бойцами оставил большую часть длинного коридора, ведущего от одной лестницы к другой и рассекающего этот этаж на две равные части. Все наличные силы он сконцентрировал у спуска на десятый этаж, рассчитывая, что противник, оказавшись у начала длинного и не слишком широкого прохода, растянет свои силы и даст лучникам, да и нашим магам больше времени. Так оно и оказалось. Демоны, одержимые, призраки и прочая нечисть, выходя из высокой лестничной арки неминуемо попадала под стрелы храмовников и заклинания Дайлена и Морриган. Преодолеть разделявшие выход и первые ряды храмовников двадцать пять метров было почти невозможно… Если бы наш противник оказался обыкновенными людьми. Но это были не люди. В ответ в укрывшихся за щитами воинов полетела магия от демонов, а одержимые и призраки рванулись вперёд, почти не замечая впивающихся в их уродливые перекрученные туши стрел и арбалетных болтов.
      
      Ледяная буря, раскинувшаяся в центре коридора по воле Амелла и ведьмочки, несколько улучшила ситуацию, почти десяток монстров сковало толстой коркой магического льда, отчего они замерли в весьма угрожающих позах. Да вот беда — за ними следовало новая волна тварей.
      
      Так что мы успели вовремя. Слитная атака двух десятков магов буквально разметала накатывающийся на храмовников вал нечисти. Над нашими головами с рёвом проносились огненные шары, каменные шипы и острые опасно поблёскивающие куски льда. С треском находили свои цели яркие молнии. Весь этаж наполнился настоящим рёвом боевой магии. В скоплении демонов и одержимых разверзся натуральный ад. Вот нечто похожее на пылающего слизняка попыталось рвануться к храмовникам, но тут же было пронзено несколькими ледяными стрелами, отчего буквально растеклось по полу противной лужей. А вот в нечто отдалённо напоминающее человека — одержимого — врезался огненный шар и молния. Охваченная огнём тварь улетела чуть ли не в другую часть коридора. Во вспышках пламени и дыму от горящей плоти одержимых появилась женская фигура с весьма выдающимися формами. Впечатление правда портили здоровенные рога, копыта, хвост и главное — колдовское фиолетовое пламя вместо волос. Впрочем, демон желания прожил недолго. Стоило ему появиться, как Садатт отдал какую-то команду и несколько храмовников во главе с ним выскочили вперёд, складывая руки в странных жестах. Тварь дико завизжала, на месте вполне человеческих рук у неё появились натуральные костяные мечи, но воспользоваться ими она не успела. Четыре каменных шипа воткнулись чудовищу в грудь, а прилетевшие молнии прекратили недолгое существование демона.
      
      Ещё пара минут и всё было кончено. Проверив лишний раз все комнаты на этаже, мы ступили на лестницу наверх. С потолка на впереди идущих храмовников накинулись какие-то твари, кого-то даже успели ранить, но мы были наготове. Чудищ очень споро порубили в капусту и слегка «приправили» магией. Меня на время боя деловито «оттеснили» в задние ряды, так что пришлось браться за арбалет, от коего, увы, толку здесь было мало.
      
      Наконец последний поверженный демон растёкся по ступеням липкой и на удивление вонючей лужицей. Блин, из чего ж они себе здесь тела делали? Уж не из дерьма ли из канализации?
      
      Немного отдышались.
      
      Элисса, ещё раз оглядев всех, махнула рукой. Выставив вперёд щиты наиболее целые воины стали попарно заворачивать с лестницы в залу. Ту самую, где каких-то пару часов назад мы приняли первый бой. По идее последних демонов и немногочисленных одержимых мы перебили как раз на лестнице. А учитывая тишину наверху, думаю здесь больше никого не осталось.
      
      Вслед за щитоносцами зашли и мы. Увидев, что в помещении нет ничего представляющего опасность, храмовники растеклись по залу. Кто-то принялся аккуратно проверять немногочисленные тела своих павших товарищей — никому не хотелось, чтобы какой-нибудь демон вселившийся в труп ударил нам в тыл. Кто-то напряжённо замер у высоких створок закрытых ворот, ведущих в зал Совета. Разумеется, близко к дверям никто не подходил. Время решающего сражения ещё не настало — требовалось дождаться, пока снизу подтянутся остальные. Садатт как и большая часть храмовников и магов - пока оставались на лестнице и этаже под нами.
      
      Пользуясь свободной минуткой, я огляделся. Некогда богато отделанный и шикарно обставленный зал ныне представлял гнетущее впечатление. Закопчёный высокий потолок, тут и там витающие хлопья жгуче-чёрной сажи. От деревянной мебели и гобеленов остались лишь одни угли, да пепел. Обгоревшие кости и рыжее железо на полу — останки тех, кому не повезло попасть в пламя в первом бою. С левой стороны ряд высоких узких окон, когда-то забранный красивыми витражами, ныне же щерившийся лопнувшими от жара осколками чёрных закопчёных стёкол. Ветер иногда врывался через них, отчего то тут, то там поднимались небольшие вихри из пепла и сажи.
      
      Мда, ещё совсем недавно здесь кипела жуткая сеча, а сейчас тихо, спокойно.
      
      Присесть, что ли передохнуть, пока остальные суетятся? Усталость после тяжёлого дня накатывала волной. А сколько ещё предстоит — Ульдред сам себя не ушатает. Или всё же ушатает? Было бы неплохо — тогда и идти никуда не пришлось бы. Нет, надо точно присесть, пока выдалась свободная минутка.
      
      Я заозирался. С «присесть» было туго — уцелевшей мебели в зале не наблюдалось, подоконники слишком узкие, а прямо на пол… Уж больно грязно. Хотя, судя по всему многим храмовникам на грязь было пофиг — вон уже человек пять сели прямо в густую чёрную сажу, привалившись к закопчённой стене. А вон здоровяк Стэн с явно недовольным видом прислонился к стене. Алистер тоже не став особо заморачиваться, уселся прямо на пол. Правда выбрал место, где почище. Морриган задумчиво изучала почерневшие от копоти створки, ведущие в зал Совета. Странно что они не сгорели — видимо заколдованы хорошо. Рядом с ней, прямо на ступеньках примостился о чём-то размышляющий Дайлен.
      
      Эх, была-не была! Я выбрал местечко почище рядом с окнами и тоже присел, подложив ногу под задницу. Всё же сидеть на холодном каменном полу — не такая уж и хорошая идея. Хотя… Пофиг.
      
      Ко мне подошла широко зевающая Лелиана. Лук она закинула на плечо и сейчас сдирала откровенно доставший её шлем с бармицей.
      
      — Как же шея болит! — пожаловалась она, со злостью скинув снятый вместе с подшлемником шлем прямо себе под ноги. Её роскошные огненно-красные волосы сейчас свалялись и слиплись и девушка зачем-то принялась их разлохмачивать.
      
      — Как же я устала, не возражаешь, если присяду? — она кивнула на относительно чистое место справа от меня.
      
      — Пожалуйста, — я, кивнув, откинулся на стену и закрыл глаза. Свежий ветер из разбитых окон изредка проникал под шлем, принося разгорячённой боем коже благостную прохладу. Рядом завозились и я почувствовал, что Лелиана примостилась к стенке справа от меня.
      
      — Уф, — донёсся где-то совсем рядом голосок Элиссы. Я с трудом раскрыл глаза, чтобы увидеть, как девушка, снимая шлем, пристраивается ко мне слева, — вроде всё чисто. Весь зал проверили — ни демонов, ни одержимых, ни восставших… Хорошо… Сейчас отдохнём немножко и можно дальше идти.
      
      — Ага, — справа сладостно зевнули и я почувствовал, как мне на плечо легла головка аловласки, — спать что-то хочется…
      
      — И не говори, — с другой стороны ко мне прижалась Элисса, точно так же уронив голову на плечо, — Кай, ты ведь не возражаешь? Будто целую вечность не спала.
      
      — Да, — сонно раздалось справа, — и откуда только такая праздность?
      
      Праздность…
      
      Я широко распахнул глаза. Мало кто в зале всё ещё оставался на ногах. Даже Морриган уже сидела на ступенях подле ворот. Дайлен и вовсе растёкся по ним. В углу храпели гномы. Стэн напоминал роденского «мыслителя»…
      
      Праздность!
      
      — Чёрт! — я попытался вскочить — но где там!
      
      Последнее что я увидел, прежде чем погрузиться в такую манящую и теплую тьму — уродливая перекрученная фигура, подымающаяся из кучи тлеющих головешек.
      
Примечания:
Итак, для начала всех причастных с Праздником! https://www.youtube.com/watch?v=mEfnyEKbm0w

Вот подоспела и новая глава, не во всех её аспектах я целиком и полностью уверен, так что обоснованную критику приветствую. Это, во-первых.

Во-вторых, возникла тут у меня одна дилемма. Больно много людей начинают от первой главы дико плеваться, говоря, что мол "нормальный человек так себя вести не может". Мои попытки объяснить, что у человека шок, он вообще ничего не понимает и это защитная реакция его, так сказать, нервной системы, результат дают слабый. Лично мне первая глава нравится и я не вижу в ней ничего ужасного. Однако, раз уж многим не нравится, подумываю её переделать. Как считаете, уважаемые читатели, стоит?

Ну и, в-третьих, прошу всех заинтересованных вселенной Dragon age поддержать мою новую слегка стёбную заявочку (тешу себя надеждой, что и написать кто-нибудь возьмётся))) https://ficbook.net/requests/413603

Традиционно - иллюстрации к главе:

Грегор: https://c.radikal.ru/c06/1802/08/db4a69c9acff.jpg

Леора: https://b.radikal.ru/b41/1802/ca/e519b80d6756.jpg

Винн: https://d.radikal.ru/d21/1802/f1/0829f643de81t.jpg

Новые "Милые" обитатели Башни Круга:
https://b.radikal.ru/b36/1802/0a/7a9a42ec3316.jpg https://c.radikal.ru/c19/1802/d4/395976adab8a.jpg https://c.radikal.ru/c06/1802/d9/fdbe7b8c37b6t.jpg https://b.radikal.ru/b24/1802/36/0e5a27a83b80.png https://c.radikal.ru/c12/1802/a2/6d4ecfc3edd3.png https://c.radikal.ru/c21/1802/7e/f4d6cc3832dd.jpg