Восемнадцать - четырнадцать

Гет
R
В процессе
389
автор
Размер:
235 страниц, 33 части
Описание:
Гарри, спасая своего крестного, стал жертвой неизвестного заклинания Питера Петтигрю, тем самым потеряв часть своей личности. Альбус Дамблдор, обеспокоенный за его состояние, обращается за помощью к своей давней знакомой. А тем временем не за горами четвертый курс обучения в школе чародейства и волшебства Хогвартс, хранивший в себе немало тайн...
Примечания автора:
В данном фике канон переплетается с AU, по мере продвижения сюжета второе будет прослеживаться чаще. Название каждой главы неслучайно и несет скрытый подтекст. И сразу же хочу кое-что прояснить - Гарри не Мэри Сью, не Марти Сью, не какой-либо другой Сью. Прежде всего он подросток с тяжелым прошлым и сложной судьбой, так что мыслит и действует он соответствуя возрасту.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
389 Нравится 92 Отзывы 185 В сборник Скачать

6. Руки у горла

Настройки текста
— Сэр, я не... — Гарри не выдержал быстрого темпа шагов Снейпа, — прошу вас, помедленнее! — Как же вы жалки, Поттер, — он смотрел на потуги парня совладать со своим взбесившимся организмом, и его перекосило от отвращения. — Нет времени на это, мы почти пришли. Скорее! Они уже были близко к кабинету директора, и чем ближе была конечная цель, тем хуже ему становилось. Гарри мутным взглядом пялился на Снейпа. Как бы он его не ненавидел, куда сильнее его терзал ужас. Спокойное время без выкрутасов прервалось тогда, когда он этого совсем не хотел и не ждал. Несколько минут назад он был на седьмом небе, но реальность вернула его обратно, ясно дав понять, что его роль агнца никто не отменял. Гарри вновь начал ощущать холод в своих жилах, а его зрение под пульс крови все бледнело и бледнело. — Желе-шипучка, — Снейп приблизился с горгулье и произнес пароль, — идем, ну же. — Сколько раз мне еще придется быть здесь? — к горлу Гарри подступил ком, он доковылял до двери и оперся рукой о стену, — Черт... — Вам ли скулить об этом, Поттер, — Северус с силой толкнул дверь, — все равно скоро сбежите, поджав хвост. Едва они вошли в помеещение, как парень ахнул. В кабинете все было перевернуто вверх дном и разнесено в щепки. Где-то за завалами печально пел феникс, самого же директора не было видно вовсе. Северус выругался и рассек палочкой воздух, разгребая перед собой мусор. — Альбус, где ты?! — под стопкой книг и каменной крошкой показалась сухая рука с мечом. — Альбус!!! Снейп опустился на колени и руками начал разгребать мусор. С его руки капала кровь, что окрашивала куски камня в алый цвет, но его это мало волновало. — Что же это... Эй, помоги мне! — бросил он Гарри, но в этом уже не было нужды. Весь мусор стремительно взмыл в воздух и разлетелся по углам кабинета. Директор, ранее казавшийся бездыханным, валялся на спине с поднятой вверх палочкой. Его вид отчетливо напоминал безумца — с глазами навыкате он шептал что-то без устали. Северус помог ему подняться, однако Дамблдор сразу отпихнул его и начал искать что-то на полу. Что-то, что волновало его куда больше, чем его состояние или состояние его аудитории. Гарри пошатнулся — на директора это не было похоже. Он всегда видел его уравновешенным и вдумчивым, но сейчас перед ним предстал спятивший старик с всклоченной опаленной бородой. — Где же оно... где эта вещица? — он начисто игнорировал изможденного Гарри и Снейпа, который клокотал от ярости, — куда она запропастилась? Ты где? — Альбус, твою мать! — он ухватил директора за плечо и дал жесткую пощечину. — Что за чертовщина тут происходит?! У меня рука чуть не отнялась! Поттер в полуобморочном состоянии шляется за территорией замка! Уоллис с ума сошла, когда не нашла его на карте! Что ты тут наделал?! — Ох... — Дамблдор встрепенулся и только сейчас осознал всю суть происходящего. — Северус? Гарри? — он перевел взгляд на парня и мигом поменялся в лице. — Зачем ты привел его сюда? Тихий испуганный голос совсем уж не вязался с его внешностью. Это напоминало поведение ребенка, уличенного в пакости. — Это позднее, — Северус закатал рукав, обнажив кровоточащее предплечье и ткнул его ему под нос. — Это уже второй раз! Игорь наверняка чувствует то же. Я требую объяснений, сейчас же! На это директор лишь дернул плечом, отпихнул его и приблизился к Гарри. — Что вы... — Что ты почувствовал? — Альбус схватил того за плечи и чуть встряхнул. — Ты ведь должен... Что ты ощутил? — Поттер рухнул в обморок, — Снейп ответил за него, — он шлялся с мисс Делакур по территории школы и, скорее всего, выбрался в Хогсмид, раз карта не показала его местонахождение. Вы слишком многое ему позволяете! — Не вам, Северус, решать, кому и что позволять в этих стенах, — сухо парировал Дамблдор, не отпуская Гарри. — Тебе ведь стало дурно? Ты испытал что-то, так ведь? Нечто ужасное... страх, например. На это Гарри лишь кивнул, ибо в разговорах не было нужды. Раз директор настаивал на своих словах, значит, он точно знал, и даже больше — он был причастен к тому, что у Гарри случился приступ. Директор медленно выдохнул и сел на пол, закрыв лицо руками. Парень окинул взглядом разрушенную комнату и заметил странный блеск под обломками камина. Странное чувство печали и тоски прокралось в его душу и побудило отвлечься от поехавшего директора и разгневанного Снейпа. Он подошел к большой груде обломков — то, что раньше было камином — и просунул руку. Что-то холодное коснулось его пальцев. — Что за?.. — он достал кольцо с треснувшим камнем. — Тяжелое. Дамблдор вскинул голову, а затем, вскочив, выхватил кольцо у него из рук. Такое поведение выбило парня из колеи, заставив на какое-то время забыть о его приступе совсем недавно. Северус рявкнул: — Потрудитесь объяснить, что тут происходит! — Тише, я пока еще не оглох, — Дамблдор с выпученными глазами завороженно смотрел на колечко, он гладил его пальцем, вслушиваясь в тихий металлический звон, — все твои вопросы лежат у меня на ладони. Это оно. — Кольцо? — на лице Снейпа сошел гнев, он подошел ближе. — Ты уверен? Не ошибся? — Без всяких сомнений, это оно. Потрогай, — с этими словами он переложил кольцо тому в руку. — Оно несоразмеримо тяжелее своего размера. Чувствуешь, как оно давит? — Что вы сделали с ним? На камне трещина. — Разбил его мечом, — директор кивком указал на лежащий на полу клинок, — но эта дрянь решила напоследок забрать меня с собой. Лишь интуиция спасла меня от неминуемого. Тебе было страшно? Нетрудно было догадаться, к кому был обращен этот вопрос. Гарри стоял рядом с ними и переводил взгляд с одного человека на другого. Те двое будто отодвинули его проблемы на второй план, уделив внимание мелкой побрякушке, и уязвленный подростковый эгоизм такого не стерпел. Его водили за нос, и вопрос завертелся у него на языке. — То же сидит и у меня в голове, верно? — он исподлобья сверлил взглядом старика. — Я не о кольце, если что. — Поттер, марш спать, — Снейп угрожающе придвинулся к нему, но Дамблдор его остановил. — Не надо Северус, он слишком изможден. Гарри, направляйся в больничное крыло, там сейчас дежурит Помфри и Уоллис. Доложи им о своих недугах... — Зачем? Чтобы вы опять взялись за свое? Оба — и Снейп и Дамбдлор — в недоумении воззрились на него. Ноги Гарри словно вросли в пол, не отпуская его, да он и не хотел уходить. Столь знакомые и столь ненавистные ему ощущения вернулись обратно, напоминая ему, кем он являлся. Он ни капли не изменился, Малинта что была, что ее не было, а раз так, притворяться паинькой больше не было смысла. Гарри не нуждался даже в "соседе" внутри своего сознания, чтобы гнуть свою линию. Ныне он чувствовал, что может делать это сам, благо терпеть компанию этих двух ему оставалось не так уж долго. Он перевел взгляд на кольцо. Шрам на лбу жег и пульсировал, его захлестывал гнев и, почему-то, непонятная горечь утраты, хотя этот аксессуар он видел впервые. — Как же хорошо, что вы здесь, в школе, а то вас днем с огнем не сыщешь, — он скривил губы, слыша тонкий свист в ушах. — Не возражаете, если я задам несколько вопросов? Или это, как обычно, подождет? — Снейп разинул рот, чтобы ему что-то возразить, но он мысленно послал его куда подальше и продолжил. — Что это за дрянь? Где вы были все это время? Кто кинул мое имя в Кубок? Что с Сириусом? Что со мной? — слова тихо вылетали из его уст, контрастируя с тем, что творилось на душе. — Кто такая Эмбер Уоллис? Почему ее зелье не значится в бюро патентов? С какого перепугу я не помню своего пребывания в Мунго? Каковы ваши планы на меня? — Все ответы ты получишь поз... — ЗАТКНИСЬ И ОТВЕЧАЙ, СТАРЫЙ ПИДОР! — он со всего размаху пнул обломок стула, и тот по дуге полетел в другой конец комнаты. Гарри задыхался от ярости, к его глазам прилила кровь, шрам заболел так, что пльсация начала отдавать эхом по всему лицу и шее. То, что он копил в себе это время, заставлял себя сдерживаться, договариваться самим с собой, все это ушло, махнув на прощание. — ЧТО ТЫ СО МНОЙ СДЕЛАЛ?! ЭТО ВЕДЬ ТВОИХ РУК ДЕЛО! — Поттер, закройте свою пасть, — процедил Снейп сквозь зубы, — не то пожалеете. — Тебя вообще хоть кто-то спрашивал давать комментарии?! — парень перевел взгляд на еще более ненавистного ему человека. — Спелся с Уоллис, травил меня весь этот год! — Ах ты... — Тихо. Воздух тихо зазвенел, окружая высокого помятого старика. Гарри окинул его презрительным взглядом, с удовольствием отмечая, что он-таки задел директора за живое. Тот более не выглядел спокойным, отнюдь. Весь его вид буквально кричал, что все начало выходить из-под его контроля, и это ему не нравилось, чего нельзя было сказать о Гарри. Он начал испытывать странное садистское наслаждение, видя, как его узурпатор терял самообладание. Прежнего страха и благоговеяния перед Дамблдором не было и в помине. Чувство превосходства перемешалось с гневом внутри Гарри, но решил подождать и послушать, что скажет старый хрен. — Не надо, — Дамблдор поднял руку, призывая к миру, — юноша ведь хочет ответов, Северус? Что ж... хорошо. Пусть Гарри и злорадствовал над ним, но его чуть не прибило к полу от того, с какой чудовищной злобой на него смотрел директор. Будто этот человек на мгновение стал отражением того, что испытывал сам Гарри. Вот и настал конец доброму дедушке, подумал он с отвращением. Все-таки он оказался прав — старик был той еще лицемерной мразью. "Давай, сверли меня взглядом, выскажи, что думаешь!" — парень прикусил дрожащую губу до крови, стараясь унять боевой пыл. Он был словно кобра перед броском, весь напряженный и готовый к атаке. Никогда ранее с ним такого не было, и ему было, как ни странно, хорошо. Это было еще одним доказательством того, почему его пичкали неизвестной дрянью — ведь хорошо ему быть не может, это не входило в планы старика. Рассуждая так, Гарри осознал, что и Флер теперь была в большой опасности. Флер, его лучик света во всем этом непроглядном мраке, должна быть защищена им как только возможно. В голове вихрем пронеслось заклинание — то самое, что Гарри в начале года пытался создать, но тщетно. Сейчас он понимал, что ему не хватало — направленных эмоций. Грюм как-то говорил, что Круциатус требовал желания причинить боль обидчику, то же было и с его заклятьем. — Это кольцо принадлежало семейству Мраксов, родственникам Тома Реддла, — директор начал медленно идти к нему навстречу, — плохо тебе стало потому, что человек, владевший этим кольцом, оставил у тебя на лбу шрам. Меня не было в школе, потому что я искал это кольцо с целью уничтожить. Ситуация с Кубком решается, насчет твоего лечения в Мунго — тебя неоднократно вводили в анабиоз, так как ты выходил из-под контроля. Эмбер мое доверенное лицо, зелье создал я. Они стояли друг напротив друга, и Гарри ощущал немыслимое давление со стороны Дамблдора. Казалось, что сам воздух вибрировал вокруг этого немощного старика. Гарри скривил губы в усмешке: — Вам самому не стыдно? Очевидно же, что все это чушь собачья, — он развел руки в стороны, — как и ваша добродетель. Знаете, сейчас, после всего, что со мной произошло в этих стенах, я жалею, что Хагрид поздравил меня с одиннадцатилетием. Дурсли те еще подонки, но они ненавидят меня искренне и от всей души, и я это ценю. Есть такая вещь, профессор, — он со злорадством вытаращился на разгневанного старика, — честность. Ах, да, еще скажите, что не отпустите меня во Францию. После небольшого затишья Дамблдор шумно втянул носом воздух и проговорил, процеживая каждое слово: — Все верно. Ваше решение перейти в другую школу было одобрено, но я отзываю его. Вы, мистер Поттер, не подходите на роль представителя моей школы в чужой стране. На этом наш разговор окончен. Северус, выведите его отсюда, доставьте Уоллис и проконтролируйте его состояние, а затем возвращайтесь, нам есть, что обсудить. — Пошел ты... — Не понял? — брови Дамблдора поползли вверх, в его синих глазах зажегся огонь. Такое вряд ли он слышал от кого-либо, и Гарри с радостью предоставил ему такую возможность. — Я сказал, пошел ты, — он сплюнул тому на ботинок, — старый маразматик с манией величия. Думаешь, что можешь распоряжаться моей жизнью по своему усмотрению? Представитель Хогвартса? — он поднял руку и сжал ладонь в кулак, оставив оттопыренным только палец с кольцом. — Я ухожу отсюда не ради того, чтобы представлять что-либо или кого-либо. В гробу я видел тебя, твою школу, твое решение и твоего Тома Реддла. Кровь ледяным потоком бурлила в его жилах, когда он говорил эти слова. Он ясно видел, что каждая его фраза попадала точно в цель — Дамблдор был зол так, как никогда прежде, и это только раззадоривало его. — Повторяю еще раз, — директор всеми силами держался, чтобы не сорваться, — иди в лазарет к мисс Уоллис, поговорим позже. — Как будто этот разговор состоится, — огрызнулся Гарри, — и передайте своей Уоллис, что если она еще раз сунется ко мне со своей Малинтой, ей не поздоровится. Ах да, даже не думайте лезть к Флёр и ее семье, я узнаю это. Он уже понял, что ничего путного в этих стенах он более не получит. Все эти правила, факультеты, баллы, экзамены — от всего этого Гарри уже тошнило. Когда он только переступил порог Хогвартса, ему казалось, что он попал в рай, но сейчас он намеревался с этого рая бежать как можно быстрее и дальше. он развернулся и с небольшого разбега вышиб ногой дверь. Гарри быстрым шагом уходил прочь, к своей Флер, которая, наверное, испугалась не на шутку. "Прости меня, — он прикусил губу, — я испугал тебя, я подвел тебя, прости меня... Ничего, что-нибудь придумаем." Гарри понимал, что его слова еще ему аукнутся, но что сделано, то сделано. Услышав за своей спиной шаги, он не особо удивился. Его выходка не могла остаться безнаказанной, и кому, как не Снейпу вручать наказание. — Иди сюда, ТЫ! — Северус рванул его за плечо, развернув к себе, и со всего размаху впечатал его спиной в стену. — Что ты себе позволяешь?! — Отпусти меня! — Твоя мать была бы недовольна тобой, — он сильно встряхнул парня за плечи. — Сейчас не время показывать свой характер, дебила ты кусок! Сильнее тряски Гарри всполошили слова преподавателя. Снейп был зол, но еще по его виду сказывалось крайнее беспокойство чем-то. Слова о его матери отодвинули гнев Гарри подальше, он стоял и хлопал глазами, не в силах понять, что происходит. Даже ярость в адрес Дамблдора отодвинулась на второй план. — А? Что... погодите... — Как и ожидал, весь в отца, — Снейп сжал ему плечо, — если бы ты перестал думать нижним местом, а включил свою бестолковую голову, ты бы понял что к чему. Ты перестал принимать Малинту? — Я не понимаю... — Отвечай! — Северус был сух и страшен. — То зелье, что я варил тебе по указанию Эмбер, ты пьешь его? — Н... нет, — Гарри покачал головой, к его горлу подступил ком. — Она заставляет меня пить его при ней, а после следит за мной по карте Мародеров, но я маскируюсь и... — Вызываешь рвоту, ясно. Снейп отпустил его и облегченно выдохнул, унимая напряжение. — Даже не думай принимать его. Черт возьми, — он цокнул языком, — все же шло спокойно, но ты, Поттер, взбаламутил трясину. — То есть, вы тоже?.. — Заткнись, мальчишка, — рыкнул он и угрожающе сощурился, — я это делаю не ради тебя. Ты хотел ответов на вопросы? Альбус лжец, Малинту создал не он, и вообще, не от него тебе выслушивать правду. А теперь мой тебе совет — засунь язык куда поглубже, будь паинькой, не доводи Альбуса и развлекайся со своей юной Делакур. Играй свою роль и пошел вон отсюда! Гарри не просто пошел — он побежал. Он убегал прочь. Ответы, что он получил, не сделали его спокойнее, напротив, прибавили тревоги — слова Снейпа так и вовсе не хотели его отпускать. — Что мне делать? — он бегом завернул в очередной коридор. — Это все невозможно... Снейп? В его понимании профессор зельеварения всегда был мерзостной персоной, полностью лояльной к Дамблдору. Какие бы ситуации не возникали, Снейп всегда был рад вылизать зад директору. Но, как выяснилось, эти стены хранили немало интриг, и Гарри среди всего этого болота был меньше песчинки. Он остановился, чтобы перевести дух и собраться с мыслями. Теперь, когда слова были сказаны, пути назад не было. Гарри в лице Дамблдора теперь казался взбесившимся юнцом, следовательно, обязательно будут приняты меры по его усмирению. Ранее это была Малинта — смесь из чего-то непонятного, приправленная чем-то — теперь же неизвестно, но ему следовало теперь быть начеку. Он не знал кому можно было доверять. "А вдруг и среди моих друзей есть его пешки?" — он лихорадочно начал рассуждать. — "Могу ли я им доверять?" Он оперся спиной о стену и медленно съехал вниз, усевшись на пол. — "Рон? Старый пидор наверняка знал, что я рано или поздно окажусь на платформе девять и три четверти, поэтому он мог подстроить мою встречу с Уизли. К тому же, их просить долго не надо, дай им пару тысяч галлеонов, и дело с концом". Он обхватил своего лицо холодными рукам и впился ногтями в кожу. Неслыханная, пробирающая до костей ненависть захлестнула его, побуждая его на параноидальные мысли. "А Гермиона? Она та еще заноза в заднице, сраная заучка, наверняка Дамблдор пообещал ей стипендию и трудоустройство куда она захочет. Она ведь этого так сильно желает. Попросить ее общаться со мной не составило труда, неудивительно. Чертов старикан. Чертов старикан! ЧЕРТОВ СТАРИКАН!" — он заскрежетал зубами. — "Еще и Снейп, хренов урод, строит козни, ебаный ублюдок! Я разорву его в клочья!" Давай... Сделай это... — Опять ты? — Гарри стиснул голову руками и затряс головой, — пошел и ты на хер тоже. Все вы, пошли на хер, ебаные отродья, гнус, падаль... - Солнце? (фр.) — раздался голос откуда-то сбоку. Когда Флер сняла мантию-невидимку и подбежала к нему, он по инерции с отвращением воззрился на нее. У той был такой вид, словно вот-вот расплачется. — На тебе лица нет, ох, Гарри... Он тут же опомнился и стушевался. Его радость и доброта, его Флер села рядом с ним и мягко заключила в свои объятья, выжигая его боль своим теплом и заботой. Он уже пожалел, что невольно спроецировал свой гнев в ее адрес. Он не мог и не должен был этого делать. — Все пропало, — он отвел взгляд в сторону, ни в силах смотреть ей в глаза. — Что такое? Опять что-то с головой? — Флёр прикоснулась ладонью к его запотевшему лбу, и Гарри отстранился, сгорая от стыда и вины. — Я наорал на Дамблдора, и он не отпустит меня во Францию, — он почувствовал жар в районе груди, — хотя, как оказалось, ваш посол уговорил Фаджа. Вот такая вот чертовщина. Глупо, правда? И он заплакал. Те эмоции, что бушевали в нем в кабинете директора, дали зачаток тому, что испытал Гарри прямо сейчас. Все это время и события, связанные с ним — его имя в Кубке, участие в Турах, проклятие, странное создание в голове — юноша держался, подавляя свой страх, ужас, тревогу, печаль, гнев, ярость, хоть это ему порой и не удавалось. Он крепился и держался, но сейчас Гарри попросту устал и дал волю слезам. Все-таки, он не был героем, даже по возрасту ему было положено учиться да соблюдать режим. Груз, что он нес на своих плечах, продавил его, как бы он этого не хотел. — Прости, — Гарри отодвинулся от Флёр. Слезы текли по его щекам, заволакивая обзор. Он уже не мог различить свою девушку, а он и не хотел. Гарри уткнулся лицом в колени и обхватил их руками. — Уходи, прошу. — До конца учебного года еще есть время, — услышал он ее тихий голос, — все еще образуется... — Ты всерьез такая наивная?! — взревел он и резко поднял голову. — Что мы можем?! Мне четырнадцать, я ссаный сопляк, что держится за юбку, а ты только оканчиваешь школу! Мы дети!!! Наши слова не значат ничего, с нами не считаются, со МНОЙ не считаются, думают, что я красивый талисман, не более! Скажи еще, что это не так!!! Повисло молчание. Они смотрели друг другу в глаза и не могли подобрать нужные слова. Их рай был испоганен в один миг, оставив их у развалин. Флёр тяжело вздохнула и сказала: — Я не считаю тебя талисманом, Гарри, и никогда не считала. Ты живой человек, со своими страхами и надеждами, ты имеешь право на голос, а то, что его не хотят слышать, то ты просто не тем говоришь. Пошли отсюда, а то мсье Филч нас найдет. — И куда идти? — горько усмехнулся он. — Я не хочу здесь оставаться ни на йоту. — Никто тебя не заставляет, — Флёр задумалась. — Раз уж на то пошло, то наша карета свободна. Шармбатонцы спят в башне Когтеврана, так что вопрос с ночлегом решен. — Покажешь, где она стоит? — он кое-как поднялся. — По идее неподалеку от хижины Хагрида. Флёр не ответила, вместо этого она поднялась и крепко его обняла. Гарри ощутил тепло, исходящее от нее и вмиг стушевался. Ему не стоило быть таким резким с ней, она этого не заслужила. Ее мягкие руки гладили его спину, плечи, голову, словно убаюкивая, и это сработало. Гарри потянуло в сон, и он отстранился. — Как ты это сделала? — он увидел, как Флёр улыбнулась краем рта. — Это не так уж важно, главное, что ты остыл, — она провела рукой по его волосам, — сколько раз ты будешь злиться, столько же раз я тебя успокою. Это уже решено, раз уж ты со мной. "Это уже решено... а что еще за меня решили?" — подумал он, сжав кулаки. Видимо, простой и мирной жизни для него у бога припасено не было. Если бы он и существовал, Гарри хотелось как следует двинуть ему в челюсть. Но увы... * * * Большой зал шумел и гудел, как рой пчел. Студенты разных факультетов и школ собрались вместе за завтраком, ворча и зевая. За окном царствовало уныние — под самое утро прошел дождь, оставив после себя серое небо и сырость в придачу. Стол Гриффиндора был, напротив, тих — все как один смотрели на двух человек в самом конце стола. Эти двое, обособившись ото всех, сидели рядом друг к другу и о чем-то тихо разговаривали. Так могло показаться на первый взгляд, однако разговор вела лишь белокурая девушка, ее собеседник же отмалчивался с таким видом, словно хотел утопиться. — Держи, — Флер намазала на тост масло и положила ему на тарелку, — тебе нужно поесть. Какой ты будешь чай? — Я не голоден, — он помотал головой, но его собеседницу это не устроило. — Гарри, послушай, я понимаю, что ты чувствуешь, но голодовкой ты ничего не докажешь. Напротив, лучше поешь, потом сходим в библиотеку и будем вместе готовиться к Туру. Ну же, — она поднесла тост к его рту, — давай. Он нехотя открыл рот и надкусил тост. Как он и ожидал, у того совсем не было вкуса, и не потому, что Флер напортачила — все вернулось на круги своя, так же как и в день приезда делегаций. — О-о-о ля-ля, как это мило, — Ави с разбегу плюхнулась на скамью рядом с ними и выхватила тост из рук Флёр, — родная, неправильно ты делаешь. Кормить надо так, — она откусила кусок хлеба, прожевала его и подалась к Гарри вперед. Флёр было обомлела, но быстро пришла в себя и схватила ее лицо рукой. - Ты не могла бы перестать строить из себя идиотку хотя бы сейчас? — на запястье и предплечье девушки вздулись вены, пальцы начали медленно впиваться Ави в щеки. — Если ты продолжишь, то я за себя не отвечаю. (фр.) — Ай-яй-яй, все, поняла, — когда ее отпустили, Авелин с обидой покосилась на свою подругу, — ты в последнее время какая-то агрессивная стала. Месячные пошли? Не буду я уводить твоего кавалера, не переживай. — Может, умолкните хоть ненадолго? — рыкнул Гарри, глядя на Ави исподлобья. Ты вмиг утихла. Он опустил пустой взгляд на свои руки. Его немного мутило из-за недостатка сна — всю ночь в пустой карете он не мог уснуть, терзаемый мыслями. Теперь же Гарри чувствовал тяжесть век, но спать он не был намерен, уж слишком много дел ему предстояло выполнить. В голове у него созрел план того, что и как он будет делать, едва последний Тур подойдет к концу. Откуда-то издалека до его ушей доносились голоса Авелин и Флёр, но они казались глухими и смазанными. Гарри встал из-за стола, буркнул что-то неразборчивое на прощание и направился к выходу. Он смотрел кудато под ноги, ощущая спиной тепло, исходящее от его девушки. Даже не оборачиваясь, он понял, что она тоже вскочила и пыталась его остановить. — Гарри, какой приятный сюрприз! — ему перегородили дорогу. Подняв голову, он увидел Риту Скитер с пером наготове. Это был последний человек, кого Гарри хотел видеть перед собой на данный момент, поэтому церемониться с ней он не стал. — Пошла прочь, старая карга, — он отпихнул ее плечом и направился дальше. — Вот это холод, аж дух захватывает, — она вся встрепенулась, — но не забывай, что ты мне должен интервью, помнишь? — Насрать, — он окинул ее презрительным взглядом из-за спины, — пиши что хочешь, но не суйся ко мне. К Флёр тоже, — он повысил голос, прочитав в ее взгляде хищный проблеск. — Ох, ну тогда я что-нибудь придумаю, — она наигранно задумалась. — Точно! Как насчет... чего-нибудь "запретного"? Он застыл. Скитер на какой-то миг перестала кривляться и просто смотрела на него, ожидая команды. В голове Гарри сразу сложилась цепочка: "запретное — сокрытое — подпольное — что-то, связанное с ним напрямую — Уоллис — Малинта". Он прищурился и процедил сквозь зубы: — К чему это ты? — Мы уже на ты? Ну, хорошо, — она чуть улыбнулась губами, — просто птички мне нашептали, что не все здесь можно пить. Что-то прямо-таки нельзя ни в коем случае. Как раз в этот момент его карман обдало жаром. Гарри рукой накрыл сквозь ткань мантии галлеон и метнул взгляд на преподавательский стол. Там, среди своих коллег, восседал Снейп, который уже смотрел на него. Когда их взгляды встретились, он едва заметно покачал головой, отвечая сразу на два вопроса. "Никаких интервью, Уоллис в топку". — Рад за тебя, — он развернулся и быстрым шагом направился прочь из Зала. Шел он недолго, благо ноги сами знали, куда его нести. Среди всех помещений школы, было одно, куда побаивались заходить даже старшекурсники. Он же был тут не раз, и поэтому когда он толкнул рукой дверь заброшенного туалета, перед его глазами предстала знакомая картина. — Миртл! — громко позвал Гарри, но ответа не последовало, что было хорошо. Лишних свидетелей он не хотел, даже мертвых. Он открыл дверцу кабинки и достал из кармана галлеон. Кусок металла был накален докрасна — Уоллис явно жаждала его аудиенции. — Извини, но придется тебя разочаровать, — он вытянул руку над унитазом. — С тобой мы больше не встретимся, корявая мразь. Когда он разжал руку, монета упала в дырку, глухо булькнув на прощание. Гарри без всяких сожалений вытащил пузырек с синей жидкостью, открыл пробку и вылил содержимое вслед за монетой. Когда дело было сделано, Гарри протянулся к рычажку и смыл воду, унося прочь все это дерьмо. — Туда тебе и дорога.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты