Герои в большом городе +32

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Сорвиголова, Хоукай, Черная Вдова (кроссовер)

Основные персонажи:
Мэттью Мёрдок (Сорвиголова), Клинтон "Клинт" Бартон (Соколиный глаз, Хоукай), Кэтрин "Кейт" Элизабет Бишоп (Соколиный глаз II, Хоукай II), Наташа (Романова) Романофф (Черная Вдова)
Пэйринг:
Мэтт/Наташа, Клинт/Кейт, всё сложно, все молодцы
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Юмор, Флафф, Повседневность, PWP, AU, Songfic, Дружба
Предупреждения:
Нехронологическое повествование, Элементы гета
Размер:
Драббл, 19 страниц, 10 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Цикл драбблов о нелёгкой, полной опасностей, приключений и неразберихи во всех отношениях жизни героев с улиц Нью-Йорка.
Где-то между героическими свершениями и оптовой закупкой пластырей всегда найдётся место для дружбы и любви.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Всё началось с драббла "Выкинь из головы", написанного для команды WTF Avengers 2017. Он был первым, поэтому чуть-чуть отличается от остальных по стилю; цикл вырос как-то случайно, незаметно и весело. Особенно в этом помог спецквест с темой "Предания нашей улицы" :)
Также в рамках Зимней Фандомной Битвы были написаны: "Что-то пошло не так", "Хреновы герои", "A love supreme", "Он и его сумасшествие", "Все проблемы из-за баб", "Совсем как Клинт", "Новая жизнь Кейт Бишоп".

Рейтинг драбблов на самом деле от G до R, но на всякий случай я проставила верхнюю планку. Собираю я их в одной пачке, потому что мне так удобнее, да и вам, наверное, тоже будет :)
Когда цикл закончится, я понятия не имею, ибо тема кажется долгоиграющей :) Части будут добавляться не по порядку.

Курсивом выделена русская речь, которая иногда встречается :)

Арт, за который огромное спасибо Brooklyn: https://cs540101.userapi.com/c626329/v626329955/554df/cu4vHdmksSY.jpg

Адвокаты могут всё

24 марта 2017, 17:06
Примечания:
Santina658, как просила — про фиолетовых гусей!
— Я знаю, что ты не можешь делать! — торжественно провозглашает Клинт, ковыряясь штопором в бутылке.
Мэтт заинтересованно приподнимает голову, отрывая её от спинки дивана. Наташа переглядывается с Кейт, и что-то подсказывает ей — маленькая дружеская вечеринка в честь ареста одного из помощников Ванессы Фиск может превратиться в тихий ужас.
Или громкий.
Мэтт и Клинт в одном помещении бывают… Опасны.
— Ну-ка? — Мэтт безошибочно протягивает руку к весело суетящемуся Лаки и треплет его по голове.
— Ты не можешь рисовать!
Кейт на всякий случай закрывает лицо рукой. Наташа решает не повторяться и с самым серьёзным видом отбирает у Клинта бутылку и штопор. Пробка уже вся раскрошена в хлам — то ли вино фиговое, то ли у кого-то кривые руки.
Пусть на этот раз голосом здравого смысла для разнообразия побудет Кейт.
— Клинт, это не… — начинает она со вздохом.
— Почему это не могу?
Мэтт выглядит почти коварно. Наташа мысленно стонет, вворачивая штопор в многострадальную пробку и наблюдая, как заинтригованно оживляется Кейт.
Совсем не к добру.
— Давайте краски, — решительно говорит Мэтт, разминая пальцы. — И бумагу.
Клинт чешет в затылке.
— Красок у меня…
— Есть, — Кейт подрывается и, минут пять пошумев в квартире Клинта, находит бумагу, кисточку и коробку акварели.
Клинт смотрит на них с недоумением, но вопросов не задаёт. Наташа молчит — на грядущее безумие она смотреть не готова.
Их с Клинтом мальчишеское соперничество порой выливается в идиотские формы. Вот и сейчас, когда Мэтт пристраивает листок и с видом как минимум Ван Гога берётся за кисточку, обмакивает её в баночку с водой и открывает краски, ничего хорошего Наташа не ждёт. Предвкушая позор, она отворачивается и ковыряет бутылку; Кейт и Клинт вертятся у него за спиной, наперебой делясь предположениями.
— Это бабочка?
— Нет, это птичка.
— Кейт, это гусь.
— Гусь не птичка?
— Клинт, это не гусь. Помолчи, ты мне мешаешь, я творю.
— Мэтт, это гусь. Мне виднее.
Штопор застревает в пробке намертво.
— Что это?
— Это трава. Гуси гуляют по траве.
— Кейт, я не уверен, что это трава. И вообще, что ты понимаешь в гусях? Ты же совсем городская.
Наташа вздыхает — если даже там не всё так плохо, Мэтт же не может различить цвета, и от этого не спасёт никакая координация. И нож в горлышко не пролезает.
Приходится применить стрелу без наконечника, пока Клинт всё равно не смотрит.
— А это точно бабочка!
— Или нет.
— Или цветочек.
— Коричневый цветочек?
— И оранжевое небо?!
Куски пробки сыплются в вино, и Наташа тихонько цедит его по разномастным кружкам через чистый носовой платок. Мэтт невозмутимо молчит. Она оглядывается на него и на двух дураков в фиолетовых футболках — тоже мне, нашли над кем смеяться. А Мэтт спокоен, водит себе кисточкой по бумаге.
Хотя, наверное, отношения с ней кого угодно приблизят к нирване.
— Я закончил, — наконец сообщает Мэтт.
Он осторожно берёт листок за углы и поворачивается к Наташе, сияя.
К её удивлению, сама картинка нарисована почти сносно. Не скажешь, что рисовал слепой. Но подбор цветов… Пожалуй, это вполне сошло бы для галереи чёртовой Ванессы.
— Фиолетовые гуси, — выдыхает Наташа. — На красной траве. Под оранжевым небом.
Клинт и Кейт давятся смешками.
— Это не гуси, Таша, — Мэтт поднимает бровь.
— Мм?
— Я наполнил эту картину глубоким символизмом. На самом деле это полотно называется «Два Соколиных Глаза в Адской кухне». Фиолетовые свободные птицы, оранжевое закатное небо — предвестник полной опасностей ночи. И кровавая трава.
— А цветочек?
— А цветочек для красоты.
— Давайте выпьем, — кашляет очень серьёзный Клинт, пока Кейт за его плечом беззастенчиво заливается смехом.
Мэтт, цепляя свой стакан, возвращается на диван, и Наташа целует его в щёку.
— Спасибо, что ты никогда не рисовал меня.
— Если будешь себя плохо вести — нарисую. Ты же знаешь, что я всё могу.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.