Песчинка 4122

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
НМП, НЖП, + канон ГП
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Драма, Мистика, Экшн (action), Hurt/comfort, AU, Мифические существа, ER (Established Relationship), Учебные заведения, Попаданцы, Антиутопия, Пропущенная сцена
Предупреждения:
OOC, Насилие, ОМП, ОЖП, Underage, Полиамория, Ксенофилия, Смерть второстепенного персонажа, Элементы фемслэша
Размер:
планируется Макси, написано 1012 страниц, 102 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Al123pot
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от awerkol
«Отличная работа!» от Kami-sama Udjin
«Отличная работа!» от masuntus
«Отличная работа!» от BREAREUS
... и еще 50 награды
Описание:
Мир несколько шире, чем описано в книге, или показано в фильме, не только в Британии жизнь идет своим чередом, а порой - бурно кипит. Наш человек попадает в этот мир, и узнает, увидит, прочувствует куда больше, чем показали на экране, или напечатали в книге. Он не МС, но сдачи дать может. Он не наследник золотых гор, но что ему мешает к этому стремиться? К тому же, если все это сочетается с интересным и захватывающим новым миром?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
При работе будут учитываться разумные мысли и пожелания читателей, если не слишком влияют на сюжет. Особенно это может касаться упущенных автором мелких деталей или черт характера персонажей. Сюжет продуман на три четверти, поэтому, написанный текст будет основательно изменяться только по серьезным причинам. В мелких деталях — возможно.

Глава 46

30 декабря 2017, 04:12
Глава 46

В тот же день, когда Барти Крауч был освобожден из-под подчинения, мне сообщили, что работы в моём особняке слегка ускорились, поэтому первую часть внутренней отделки завершили на несколько дней раньше. Узнав об этом, тем более имея свободное время, решил не затягивать и заселить засики-вараси Момо в новый дом. Первые реакции этого электровеника неизменно вызывали у меня улыбки и даже самодовольство: девочка проявила настойчивый профессиональный интерес ко всему, и со знанием дела тут же потребовала (!) блокнот и ручку, чтобы сразу же писать список необходимых вещей. Требуемое она незамедлительно получила. Каждый пункт в длиннющем списке произносился вслух, и мне пришлось перед собой признаться, что около половины вещей, предметов и расходников сразу же приобрести не догадался бы. Замечательная хозяйка, с такой дом не пропадёт! По такому случаю провёл девочку в комнату на первом этаже, которая и задумывалась и воплощалась специально для Момо, то есть помещение было размещено таким образом, чтобы оказалось в некотором смысле скрытым, да и вход хитрый — из кухни, через скрытую дверь за шкафом. Вся обстановка комнаты выполнена в японском стиле — я мебель закупал ещё в Японии. Низкий стеклянный столик, ещё один, деревянный, в шкафу, там же и котацу — это если девочке захочется помлеть. Традиционный шкаф в стене, ступенчатый комод. На выбор Момо оставил ещё комод с бОльшими отделениями, или полноценный шкаф. Небольшой телевизор со специальными планками защиты от магии. Фурнитуру предложил заказать на свой вкус либо через меня, либо через мисс Треверс, горничную, которая скоро сюда переедет.

Кухня, кстати, уже полностью оборудована всем необходимым и даже больше. Помню, в той жизни на смотре войск генерал таким же взглядом осматривал технику и солдат, как Момо осматривала кухню. Эдак гордо прошлась туда сюда, открыла огромный двухдверный холодильник с меня ростом и два меня в ширину, внимательно осмотрела, покивала своим мыслям, закрыла. Важно прошла к шкафу, начала открывать и выдвигать полки, шкафчики и ящички. Процесс осмотра шикарного набора ножей из двух с половиной десятков предметов вызвал у девочки румянец на щёчках. Не знаю, о чём она думала, взвешивая в руках кухонный тесак, но счастливая улыбка и звёзды в глазах меня даже слегка напугали. Две больших мойки девочка окинула оценивающим взглядом, и мы пошли смотреть подпол. Под кухней размещено хранилище для овощей и крупных кусков мяса и даже туш. Всё продумано до мелочей, везде свет и удобные проходы/двери/ручки/выключатели. Девочка была довольна, и меня даже важно похвалили, тут же ввинтив шпильку: почему это я не озаботился хотя бы минимальным набором продуктов и посуды, я что, хочу выставить хозяйку лентяйкой? Как же так, ведь хорошая хозяйка должна накормить хозяина, да чаем напоить, а у неё, Момо, даже чашек нету? ОРГАНИЗОВАТЬ. НЕМЕДЛЕННО. А ТО..!

Естественно, тут же куда-то бежать я не стал, и даже никого не начал дёргать. Но и девочку голодной не оставил, сам-то я сегодня возвращаюсь в Хогвартс, а вот Момо до завтра в особняке будет одна, так что презентовал маленькой хозяюшке комнатные деревца: персик, клубнику и банан. Эти деревца хотел задарить своим домочадцам, но раз уж такая оказия...

Момо оказалась довольна выдумкой, ведь теперь она даже зимой сможет баловать хозяев чем-нибудь ещё более вкусненьким, вроде сложных пирогов, булочек и пирожных. Укротив таким образом этого опасного зверя, перед отбытием предупредил дежурную охрану о новом жильце, после чего отбыл. Кстати, несмотря на различные преграды, да с помощью знакомого, Луиса Кроули, мне удалось получить лицензию на аппарацию, так что я больше не нарушаю закон. Домой же в Лондон я отправил Патронуса с наказом собираться для переезда ещё перед прибытием сюда. Прибыв к воротам, прошёл через легко открывшуюся калитку и уже через двадцать минут оказался в своих апартаментах. День выдался весьма насыщенным на события, но и пользы не мало, так что можно спокойно отдыхать.

***

Как в таких случаях говорится: ВНЕЗАПНО пошёл снег в декабре. Так и я вспомнил, что у меня, оказывается, в теплицах есть аж целых два проекта, на которые я уже некоторое время не обращаю внимание, или просто забываю за другими делами. С саженцами деревьев ничего и не могло произойти, а то, что не заходил подкормить и ускорить магией рост — не критично, но водоросль — другое дело. Подкормить её крысой раз в два-три дня — это не сложно, а вот подпитывать магией нужно было обязательно, иначе срок роста выйдет больше озвученного мною. Подумав об этом, я прям с обеда в Большом Зале и сорвался в теплицы. И какое же удивление меня постигло, когда я увидел практически взрослую водоросль, которой в пору уже кроликов скармливать, раз в неделю, а не крыс. Сразу же трясти сестер Гринграсс не стал, но в этот же день узнал подробности. Я ведь думал, что Дафна и Астория будут посещать эту плавучую вредность поочередно и с перерывами, а оказалось, что девушки так и поступили, то есть приходили по очереди — через день, сегодня приходит Дафна, завтра — Астория. Мало того, что подпитывали водоросль ежедневно, так ещё и родовой Дар Гринграссов я забыл учесть. Пришлось тут же озаботить блондинок вопросом организации моего посещения мэнора рода Гринграсс: требуется провести замеры ноги, а также взять кровь для лианы.

В четверг вечером я уже занимался оговоренным. Женщина, конечно, жутко стыдилась и даже не столько того, что показалась перед чужим мужчиной в одних коротких панталонах, почти что трусах. Сьюлин было не по себе демонстрировать увечье. Сначала супруги пытались не допустить меня к телу — мол сами все сделают, только скажи как, но тут пришлось проявить настойчивость, ведь изучить следует сразу несколько параметров, и одними длинной бедра или высотой подъёма стопы тут не обойтись. На всё про всё у меня ушло почти два часа, так как некоторые чары я использовал в работе впервые (на себе отрабатывал исполнение), поэтому обязательно проверял результат. Под конец супруги совсем успокоились, и даже начали шутить. А я остался доволен тому, что эти двое включили голову, то есть уцелевшая нога у Сьюлин в хорошем состоянии, рабочем, атрофии нет. Генри пару раз намекал на договор о помолвке, но я, не вдаваясь в подробности, попросил его немного подождать. Претензий не услышал.

Начиная со свободного времени после занятий в пятницу, я занялся изготовлением металлических костей. Весь первый вечер, на глазах у почти десятка гостей, я занимался созданием полных и точных трехмерных моделей на специальном верстаке. Его я сделал, когда готовился к дуэли. Этот рабочий инструмент позволяет работать с иллюзиями, делает их полуматериальными, или ограничено-материальными. Над столом из дерева, металла и камня с кристаллами-накопителями сначала формируется образ-голограмма, иллюзия, которую можно прорабатывать, дополнять детали и так далее. Когда с этим этапом покончено, можно вносить правки и условия слоёв, внутренних деталей, и всё в таком роде. В идеале я хочу «прикрутить» к верстаку несколько режимов, которые будут выполнять условия формовки с помощью «вшитых» чар трансфигурации, таким образом доведя верстак до гордого звания «станок». Но это потом. Видя мою работу, единственный парень и девушки буквально замерли и молчали, наблюдая не отрываясь. То, как я выводил внешние формы, изгибы, механику движений, а потом перешёл на внутренние детали, вроде кровеносных сосудов и костей, буквально заворожило подростков и одну официально взрослую девушку. В пятницу я успел изготовить только одну фалангу мизинца ноги — для пробы работы верстака. Хотя больше хотел удивить зрителей, ведь модель — это ещё ладно, но весь интерес в том, что она создана для проверки, то есть изготовленную деталь модели можно буквально вставить в висящий образ, и если все размеры соблюдены, то деталь останется на своем месте в модели. Косточка мизинца послушно зависла в прозрачно-голубой модели. Я боялся напортачить в изготовлении посохов, вот и сваял этот верстак буквально за вечер, чтобы единожды создать одно «лекало», по которому можно обнаруживать ошибки. В общем, гости уходили молчаливые и задумчивые, даже между собой почти не говорили. Понимаю, увидеть подобное не где-нибудь в фантастическом фильме года эдак с две тысячи пятого начиная, а сейчас и вживую — это шокирует. С другой же стороны я удивлен самому факту их удивления. Ведь все они маги, они одарены даром творить чудеса, воплощать в мир свои фантазии, а они что? Я видел как-то, как разругались две девушки, одна с Гриффиндора, а другая с Хаффлпаффа, и рвали волосы они друг дружке самым натуральным образом — руками, и лица царапали коготками. Ладно, подобное случается не очень часто, но то, что пуговицы себе многие пришивают вручную — факт. Не понимаю как, зачем и почему, но складывается ощущение, что в Хогвартсе детей отучают фантазировать, приучая к повседневным дешёвым фокусам и трюкам. Весьма странно.

В субботу с самого ранья занимался переездом домочадцев из Лондона. Вернее, упустил из виду кучу мелочей, вроде того, что я, вообще-то, живу в магическом мире, да и сам не обделен волшебным даром. Если совсем коротко, то я чего-то совсем перенервничал, разволновался, плохо спал, поэтому меня конкретно так замкнуло на идее, что переезд — это погрузка/разгрузка вручную всего добра, да ещё долгая дорога «отсюда» до «тУда», хотя аппарировал не задумываясь. Когда прибыл утром в Лондон, не спала одна Гвинет, которая меня и отпоила травяным чаем, я немного пришёл в себя, а потом мы неторопливо воспользовались чарами уменьшения, упаковали то немногое, что заберём отсюда, все вместе спокойно позавтракали, а потом так же вместе перенеслись заготовленным порталом. Было стыдно. Честно. Повезло, что кроме Гвинет, никто больше об этом не узнает. Далее последовала весьма забавная сцена знакомства двух девочек. Нет, сначала Момо выскочила из-за поворота, громко меня приветствуя «С возвращением, Господин!», но потом она резко остановилась на одном месте, во все глаза смотря на Кирико. Остроухая девочка, держащая в руках горшок с земляничным деревцем так же уставилась на домовушку. Мы замерли, с интересом наблюдая со стороны. Момо осторожно, маленькими шажками начала обходить Кирико кругом, а та только настороженно провожала её взглядом, но с места не сдвигалась. Сделав полный круг, домовушка замерла в двух шагах перед остроухой девочкой, рассматривая как саму девочку, так и деревце у неё в руках. С минуту два котёнка изучали друг друга, пока Кирико не вытащила из кармана два леденца (конфеты), один тут же ловко развернула одной рукой и отправила себе в рот, другую же конфету протянула домовушке.

— Привет, я — Кирико. Давай дружить! — не слишком выразительно, и не громко, но достаточно уверенно заявила девочка.
— А меня зовут Момо. — засики-вараси осторожно приняла конфету, развернула, взглянула на Кирико, и только после кивка той, нерешительно отправила леденец в рот. Несколько секунд она уморительно-сосредоточено хмурила бровки, а потом начала несмело улыбаться, глаза девочки заблестели. — Давай!

Одна из самых интересных сцен, которые мне довелось наблюдать воочию. И я очень рад, что я смогу просмотреть это воспоминание ещё не один раз. Далее меня начали гонять. В том смысле, что Гвинет и Момо очень быстро, чуть ли мгновенно, договорились, и мы с Лиззи и Афири до наступления темноты мотались по Лондону, покупая затребованное чётко по списку, да ещё и с учётом первоочередности, отмеченной красным карандашом (и где только взяли?). Морально и физически усталый, я сбежал ночевать в Хогвартс, чтобы уже на подходе к своим апартаментам встретить молодого наследника рода Поттер, который мне сообщил о назначенной Блэком встрече. На завтра. В обед. Претензий подростку я не озвучивал, ведь сам он не виноват, но вот крёстный у него...

***

Последние три года Парвати считала завтрак одним из самых спокойных периодов ежедневного хаоса, от которого, тем не менее, девушка получала немало удовольствия. Действенная натура требовала движения, и индианка даже не думала сбавлять обороты или давить на тормоз. Нельзя сказать, что она была глупее своей сестры, угодившей на другой факультет, совсем нет, но дело тут скорее в личных ценностях каждого поступающего студента. У близняшек даже была теория, весьма близкая к общеизвестному утверждению по каким факторам проводится отбор на факультеты. Важнее не то, хитрый ты от природы, или дружелюбный, важнее то, что тебе ближе, то есть если ты в душе желаешь стать хитрецом, и стремишься к этому, то у тебя есть все шансы примерить зелёный с серебром галстук. Правда не стоит забывать и о социальной структуре британского общества, из-за чего приходится соглашаться на компромисы и идти немного не туда. Но Парвати это не касается, так как Гриффиндор можно назвать истинно европейским факультетом, то есть здесь открывается полная свобода как взглядов, так и действий. Снова вспоминаем «общественное мнение» и науку социологию, а потом делаем поправку на неинтерес Макгонагалл к более тесному общению с подопечными, а также общее разгильдяйство и брожение среди руководства школы, и в итоге получаем факультет порывистых, бесшабашных, гиперактивных подростков с самыми свободными взглядами.

Многие говорят, что алознаменный факультет — вотчина директора и его пропаганды. И это так, но лишь отчасти. Всегда и везде есть идейные люди и фанатики, и у них, благодаря каким-то законам Вселенной, всегда неплохо подвязан язык и лужёная глотка. Поэтому кричат и вопят, и завывают культовые речевки и песенки они всегда громче остальных, да так, что за ними никого больше и не слышно. А потом самые порывистые и энергичные вливаются под знамена крикунов просто потому, что энергию девать некуда. Будь что-то другое, какая-нибудь альтернатива, и миф о «ручном факультете» давно уже развеялся.

Так вот, завтрак. До недавнего времени, хотя, уже прошел не один месяц, так что выражаться в подобном ключе будет ошибкой. Ладно, пусть будет так: раньше завтрак был более тихим занятием, более спокойным. Теперь же всё изменилось. Девушки всегда были, есть и будут сластёнами, это часть законов природы, константы мироздания, поэтому завтрак превратился в новое поле для вложения девичьей энергии. Всё дело в том, что раньше завтрак не отличался изысками, поэтому оставался простым приёмом пищи, но в какой-то судьбоносный момент всё изменилось. Общество прекрасных, милых, чудесных, обворожительных, грациозных, манящих... и так далее, и тому подобное... зашипели, выпустили клыки и когти, из растрёпаных причесок показались острые рожки самых разных форм и размеров, а хвосты с шипами и пиками отбивали ритмы во всех плоскостях. Мужская часть факультетов ощутила нешуточную опасность, поэтому старалась держаться подальше от жуткой угрозы. В борьбе использовалось всё, начиная с банальнейших «милых глазок», и заканчивая клеем в шампуне. Воистину, не буди женский вулкан страстей, и тебя не испепелит бурным, неконтролируемым потоком обжигающей, всепоглощающей страсти!

Но приз этой гонки и соревнования хитростей, изворотливости и жестокого расчёта, однако, тоже лотерея. Никогда и никто не смог узнать заранее, что стоит на кону, поэтому оставалось уповать на Судьбу, Удачу, Мерлина, любимые ароматы духов «Распорядителя и Дарителя», а также наличие декольте. Бывало, даже одной грации и красивого набора слов оказывалось достаточно, чтобы заполучить от «Распорядителя» желанную награду. Стоит отметить, что на собрании представителей всех факультетов, то есть женской части, было постановлено: «Распорядитель» — неприкосновенен, и нельзя играть в открытую. Закон был принят единогласно и началась игра. Ни один из факультетов не остался в стороне.

Сегодня же звёзды сошлись таким образом, что Парвати и Лаванда знали: сегодня их ждёт успех. И всё так и случилось. Несколько совершенно неожиданных случайностей, странностей и даже пространственных аномалий, в итоге которых Парвати и Лаванда оказались на самых «козырных» местах от «Распорядителя». К тому же, звёзды снова одарили их своей благодатью, и на завтраке, где на столах разместились привычная овсянка, тосты, жаренные бекон и яйца, совсем немного помидоров, тыквенный сок, чёрный чай и кислый компот, образовался небольшой провал в план искушающего Инферно, одним своим видом вызывающий у всех страдающих от диет девушек, головокружение и покраснение щёчек. В самом центре «прорыва Инферно» разместилась красивая трехъярусная конструкция из трёх тарелочек, на которых умело размещены разноцветные, дьявольски-искушающие небольшие пироженки и кексики. Ваза с фруктами привлекла мало внимания, а вот несколько прозрачных вазочек с джемами и мёдом буквально приковали к себе множество взглядов. В еще одной глубокой вазочке насыпаны маффины — светлые с изюмом, и тёмные, шоколадные. Нарезка мягкого хлеба, несколько видов сыров и что-то мясное не интересовали пылких воительниц от слова «совсем». «Распорядитель» всегда радушно предлагал угощаться всеми этими богатствами тех воительниц, которым удалось вырвать одно из немногих мест доступа к «плоду манящему». Пусть потом придётся прижать себя в плане пищи для сохранения фигуры, пусть, но это будет потом! А сейчас вот этот вот, чудесный, замечательный, пахнущий ванилью и малиновой помадкой...

***

Каждый развлекается как может, вот и я как-то случайно услышал беседу двух слизеринок с шестого курса, обсуждающих предстоящую стратегию добычи места рядом со мной. Ещё немного пошпионив, мне удалось выяснить всешкольную подковерную борьбу, в которую я окунулся с огромным удовольствием. Теперь я произвольным образом заказываю на завтрак что-нибудь особенное, чтобы сохранять стимул, подогревать интерес «воительниц» к борьбе. Потрясающее зрелище, особенно когда знаешь о сути происходящего. Но не стоит думать, что я забываю о Луне или сестрах Гринграсс, которым на завтрак неизменно подаётся что-нибудь вкусненькое, чего нет у других, а Флёр завтракает всегда в карете. В общем, весело, каждое утро, когда завтракаю в Большом Зале, имею удовольствие поднять настроение за счёт интересных представлений. Особенно я оценил хитрость парочки слизеринок пятого курса, которые каким-то образом прознали о моих предпочтениях в ароматах духов, и воспользовались этим. Не отметить их труд я не мог.

После завтрака мы с Поттером пошли на встречу с Блэком. Кстати, удачно получилось договориться с девочками, чтобы те отвлекли Гермиону, а Уизли и сам отвлёкся приглашением приятелей, так что мы спокойно растворились в толпе уходящих в Хогсмид. Волосы я, кстати, перекрасил простым заклинанием, чтобы не вызывать лишних вопросов.

Дорога до Хогсмида прошла почти без разговоров, тем более, что мы шли не одни. В самом посёлке мы не слишком задержались. На одном из перекрестков разошлись в разные стороны, чтобы встретиться здесь же минут через двадцать. Поттер отправился купить какие-то сладости и Сливочное пиво (напиток очень на любителя, в смысле, напоминает сладкий коктейль), я же отправился в бакалею, а зелья и всё остальное у меня с собой. Для чего всё это? Так я вспомнил как выглядел Блэк в фильме, да и его характер меня всегда напрягал своей бестолковой бесшабашностью, поэтому у меня есть определенные опасения. После встречи на том же перекрестке, мы скрылись в одном из переулков, где я очистил подростка от «следилок», а они были, накинул на нас дезиллюминационные чары, которые напоминают камуфляж пришельца из фильма «Хищник», то есть при движении воздух искажается и тебя вполне можно заметить. Далее нам пришлось шагать пешком целый час до широкого ручья, почти речки, и ближайших предгорий. Остановились у приметного камня, очень похожего на тролля, который и был назначен местом встречи. На самом деле я ощутил анимага ещё на подходе, а потом наблюдал за тем, как он в течении получаса исследовал местность на наличие слежки, и только после этого вылез из каких-то кустов уже в образе человека. Бомжеватого человека, с явными признаками истощения и недомогания. Что ж, часть моих предположений подтверждается.

— Сириус! — Гарри бросился к крестному, тут же его сжимая в объятиях.

Я же замер на месте: зачем анимага из рода Блэк лишний раз нервировать? Сам подросток не стеснялся выражать свои эмоции, и совершенно не обращал на окружающий мир внимания, ни о чём не думал, просто делал, что захотелось вот сейчас. Мдаааа, вот он — недостаток внимания и воспитания. По уму, нужно было нас представить, объясниться поподробнее, нет, я уверен, что связываясь с Блэком, Гарри рассказал ему подробности обо мне, но всего ведь не скажешь, да и письма плохо передают эмоции. Сам же Блэк, стоит отметить, хоть и принимал внимание подростка, но меня из поля зрения не выпускал, и взгляд не отводил. Ладно, не стоит затягивать.

— Гарри, — привлекаю внимание подростка, уже начавшего что-то рассказывать. — твоё поведение не делает тебе чести. Советую, когда вернёмся в Хогвартс, хорошенько обдумать всю нынешнюю ситуацию и поставить себя на место мистера Блэка. Возможно, ты даже вынесешь для себя урок на будущее. — я говорил сухим тоном Макгонагалл, даже губы поджимал точно как она, чем заставил замереть и уставиться на меня обоих.
— Аха-ха-ха-ха! — разразился хрипловато-лающим смехом беглый преступник. — Как будто вернулся в школу и меня отчитывает Макги! Аха-ха-ха! — Поттер неловко улыбнулся, но, хе-хе, чует собака чьё мясо съела!
— На это и был расчёт. — пожимаю плечами, выходя из строгого образа. — Вы, мистер Блэк, до сих пор не вольны свободно перемещаться и вам невольно приходится опасаться всякого незнакомца, ведь он может либо попытаться напасть и схватить вас, либо же доложить властям. А тут ваш крестник появляется с незнакомым человеком, не говорит кто он, да ещё перекрывает сектор атаки. — бросаю многозначительный взгляд на подростка и снова перевожу его на мужчину, который, кстати, очень внимательно меня слушает. — Меня зовут Сора Хошино, японец.
— Сириус Орион Блэк. Приятно познакомиться. — криво усмехнулся, хотя, если присмотреться, можно заметить, что человек болен, вот и гримасничает. — Гарри писал, что вы учитесь на одном факультете и даже курсе. Я вижу, что ты старше, как так вышло, что ты оказался на четвёртом курсе?
— Ваша наблюдательность делает вам честь, мистер Блэк. — на «ты» переходить не спешу, а его поведение может быть проверкой.
— Без этого я бы не выжил. — снова кривая усмешка растянула бледные тонкие губы.
— Вы правы, без постоянной бдительности, — криво усмехаюсь в ответ. — в трудной ситуации тяжко. На ваш вопрос отвечу так: директор Хогвартса решил, что ему виднее, чем людям в Министерстве, где я сдавал экзамены, и личным решением изменил рекомендованный для меня пятый курс на четвёртый, а по возрасту я должен быть ещё выше.
— И сколько тебе? — удивление и интерес отразились на его лице и в голосе.
— Этой весной будет семнадцать. — пожимаю плечами.
— Нуууу, думаю, Дамблдор не стал бы это делать просто так... — вопрос в глазах Блэка я понял, но комментировать не буду, поэтому просто пожал плечами. — Ладно, для чего ты хотел со мной встретиться?
— На самом деле вопросов у меня несколько и ваши ответы могут породить новые вопросы, то есть беседа в любом случае выйдет... продолжительной. Да, именно так. — киваю своим мыслям, вернее, играю на публику, тем более, что Поттеру я демонстрирую самые разные поведенческие шаблоны. — Поэтому, думаю, нам лучше присесть...
— А ты смешной малый! Где ты тут видишь кресла и диваны? — Блэк показательно покрутил головой.
— Не место красит человека, а человек — место! — назидательно поднимаю указательный палец вверх, после чего опускаю, указывая на Блэка. — А вы, мистер Блэк, как выбравший это самое место, могли бы и позаботиться хотя бы о простейшем уюте. Однако, — мужчина открыл рот что-то ответить, но я не дал этого сделать. — мне знакома порывистость, а вместе с тем и непредусмотрительность всех гриффиндорцев. Посему...

В следующее мгновенье у меня в руках появляется объемный мешок, который я тут же бросаю на землю и достаю палочку. Взмах. Из мешка вылетает сверток палатки с веревками и колышками. Ещё взмах. Палатка разворачивается, растягивается и начинает подниматься, пока внутренние стойки встают на места. Ещё взмах. Колышки в земле, палатка полностью поставлена, верёвки завязаны.

— Прошу! — палочки в руках у меня уже нет и я приглашаю моих гостей проходить внутрь раскрытой ладонью.

Для знающего мага я только что продемонстрировали определенный уровень способностей, в том числе и гибкость применяемых чар. Подросток на это обратил мало внимания, просто отметил факт, а вот Сириус взглянул уже немного другим взглядом.

Эту палатку мне купили по заказу, так как бегать самому не было времени. Шесть спален, большая гостиная, кухня, две ванных комнаты и два туалета. Обошлось всё это богатство в одну тысячу триста двадцать золотых кругляшей. Но вещь хорошая, тем более, что подобные покупки приобретаются не на один раз, а даже передают детям в наследство. Мы разместились в большой гостиной за высоким ореховым столом, накрытым белоснежной скатертью. Из-за этого Блэку пришлось снять грязное пальто, оставшись в мешковатом свитере крупной вязки, что висел на нём, как на Гарри некоторые его футболки и кофты. Далее, под двумя до сих пор удивленными взглядами я извлек из кольца корзинку для пикников, тоже с расширением, из которой на стол расставил супницу со свежим грибным супом, кастрюльку с рагу с кроликом, три термоса: с кофе, чаем и апельсиновым соком. Последним на стол встала плетеная коробочка с печеными пирожками с земляникой. Что у Гарри, что у Сириуса глаза были с те же фарфоровые тарелки, в которые я разлил ароматный суп. Что ж, ещё один показатель: Сириус Орион Блэк «омаглился» со своими друзьями и Орденом, раз свободное использование предметов с расширением и стазисом для него не является обыденностью. Также это демонстрирует уровень привычной магии, что тоже показатель. Прежде, чем Блэк успел начать есть, пришлось буквально заставить его протереть руки горячим влажным полотенцем, что также его несколько удивило, ибо видно, что знает для чего это нужно, но не пользуется подобным. Гарри же пришлось всё объяснять, и подросток откровенно признался в незнании о подобном, но согласился, что мысль здравая. Также пришлось надавить на обоих, чтобы приняли эликсиры для нормализации метаболизма. Кстати, отличная вещь, без противопоказаний и возрастных ограничений. Блэк, конечно артачился, подозревал в попытках отравить или усыпить, но запахи нормального обеда, которого он не видел уже духи знают сколько, сломили волю анимага.

Первую порцию оба буквально проглотили. И снова похвалю эликсир, ибо даже если просто принимать его перед едой, то можно вылечить множество болезней. Однако, не каждому по карману выйдет такое лечение, ибо порция на рынке будет стоить от двух, до трёх сотен золотых кругляшей. И это если эликсир попадёт на рынок, ибо в Британии и вообще Европе нет таких особенных грибочков, которые встречаются только в Японии, Китае и на Тайване. Когда эти двое во всю наворачивали густое рагу, я только закончил с супом, но решил пропустить второе. Пирожки этой парочке также пришлись по вкусу, как и отличный зелёный чай, я же пил сок.

— Уф! — Сириус запил последний пирожок, поглядывая на следующий, но не спеша продолжать. — Как же давно я не ел нормальную пищу. Спасибо, парень!
— Пожалуйста. — кивок. — А теперь можно и поговорить. Кстати, на палатке чары сокрытия и маскировки, так что можете не волноваться. Так, начнём, пожалуй, с того, что Гарри многое мне рассказал о вашей ситуации. В том числе и то, что Альбус Дамблдор участвовал в судьбе всей вашей компании, а также знал о многих деталях, если не всех. Отсюда вопрос: вы с ним говорили о снятии с вас обвинений, компенсации за ошибку суда и восстановлении вас в правах?
— Нет. — Блэк резко встряхнул длинными патлами. — В смысле, я не встречался с ним, чтобы поговорить об этом. Но мне удалось отправить ему письмо, на которое мне ответили не спешить с этим делом и скрываться, а когда будет подходящее время, директор обещал ходатайствовать о пересмотре моего дела. — так, отмечаем ещё один минус.
— Хорошо. — спокойный голос, ровная интонация, слегка меланхоличное выражение глаз. — Вы были участником «Ордена Феникса». Имеются ли у вас близкие друзья или знакомые в Аврорате, или на высоких должностях в Министерстве?
— Если постараться, — анимаг ненадолго задумался. — несколько человек найдётся. А зачем? — он идиот, или прикидывается?
— За тем, чтобы через них поднять ваше дело для пересмотра, главное — это добыть копию вашего дела, чтобы его не смогли подчистить в случае начала движений. К тому же, как такового суда над вами и не было — первичный допрос человека в состоянии аффекта не может таковым называться. А это, чтобы вы знали, такой компромат против всего Министерства и двух министров, что ради него вас обязательно прикончат «при попытке к бегству». — пока Сириус пытался осознать услышанное, заговорил Поттер.
— А почему это касается двух министров, если правил в те времена не Фадж? — вопрос был задан с заметным стеснением, как будто мы тут обсуждаем женские прелести.
— Двух потому, что один позволил это сделать с наследником чистокровного рода аристократов, а второй не удосужился поинтересоваться и исправить. — видя сомнения и непонимание на лице у подростка, в то время как Блэк продолжает мыслительный процесс, решаю объяснить подробнее. — Гарри, ты просто не понимаешь роль аристократии в обществе. Пусть бедные, необразованные завистники кричат что хотят, но ты должен знать, что когда Корона отмечает человека или род наследуемым титулом, эти люди тут же поднимаются над всеми остальными. Если сильно сократить, то аристократия — это берега, в которых течёт река государства, правитель же должен решать, куда именно указывают эти «берега». Посадив Сириуса в Азкабан без суда и следствия, Министерство тем самым выразило сомнения и открытый протест всем аристократам. Короче говоря, это откровенный произвол. — делаю пару глотков сока. — И это не говоря о том, что в руках родов основные денежные потоки, а также связи с другими странами. То есть, при желании, аристократия и просто влиятельные рода могут устроить в стране дефицит товаров, безработицу, даже голод — это им под силу. Почему же они этого не сделали, я не понимаю. — нужно будет дать парню почитать книжечку на эту тему, чтобы он понял, кем на самом деле является. — Кстати, мистер Блэк...
— Зови меня «Сириус», и давай на «ты», окей? — слегка скривился мужчина.
— Хорошо. Сириус, ты — последний из старшей ветви рода Блэк, то есть наследник, фактически, глава. Когда тебя оправдают, какие у тебя планы насчёт наследства и рода Блэк в общем?
— Я как-то и не задумывался на эту тему. — анимаг беспечно пожал плечами. — Начну, наверное, с того, что приведу себя в порядок. Потом можно отправиться куда-нибудь на тёплый курорт... — всё это мужчина говорил задумчиво, медленно, смотря вверх. — А насчёт рода Блэк... да кому он нужен, верно? — мне едва удалось удержать лицо и не подавиться воздухом от услышанного. — Все эти старые заморочки, ритуалы... — он покрутил рукой в воздухе, выражая безразличие и даже иронию. — Глупости всё это.
— А как же оставить наследников после себя?
— Да какой из меня отец? — усмехнулся анимаг, взяв пирожок. — Вон, крестнику всё оставлю, и всех делов.
— Понятно. — решение я уже принял. — Но вам должно быть известно, что Гарри рос в не самых лучших условиях и за всю свою жизнь практически не видел нормального участия и заботы со стороны старших, в том числе и вас. — на меня взглянули очень недовольно, но я продолжаю. — Вы — последний, кто может о нём позаботиться, рассказать о родителях, научить необходимому. Кроме вас больше никому нет дела до Гарри, вы это понимаете?
— А как же директор? И ещё Лунатик? — как-то растерянно спрашивает сбитый с толку Блэк, при этом выглядя как-то совсем незрело.
— Из того, что я услышал, директор Дамблдор видит в твоем крестнике лишь очередного студента своей школы. Да, с трудной судьбой, но, стоит уточнить, часть трудностей парня как раз и являются виной директора.
— Эй! Директор Дамблдор ничего такого не делал! — громко и пылко возмутился подросток, на что я лишь иронично приподнял бровь.
— Ты до самого получения письма из Хогвартса не подозревал, что ты владеешь магией. Ты ни единого раза не участвовал ни в одном из обязательных ритуалов. Ты не владеешь обязательным этикетом магического мира, и тебе не известна его история. Также, ты не знаешь истории своего рода, об обязательных тренировках я уже и не говорю. При этом всём именно Дамблдор говорил всем, что спрятал тебя в безопасном месте. Тебе мало? Мало. Хорошо. Зачем директор притащил в Хогвартс философский камень именно в год твоего поступления? И не надо мне втирать о неспособности Фламеля защитить своё имущество! Ему больше шестисот лет, за такой срок можно построить личный замок не хуже Хогвартса и никто туда не пролезет! Просто подумай сам, неужели взрослый, образованный ученый и специалист не отличит окаменение от нервно-паралитического яда акромантулов? Да и от взгляда паука не умирают, а Миртл-то глаза увидела, змеиные. — видя буквально ошарашеные глаза обоих, усмехаюсь. — Директор — опытный политик и хитрец, каких поискать. У него, как у политика, всегда и на всё есть набор планов на все случаи жизни. Так что вопрос тут только один, и он касается вообще всех его действий, начиная от твоего, Гарри, детства у маглов, и заканчивая нежеланием помогать Сириусу. И вопрос этот: в чем его выгода?

Какое-то время в палатке висела тишина. Гарри Поттер постоянно менялся в лице, явно обдумывая прошлое с поправкой на мои слова. Сириус Блэк от него не отставал, вот только я уже решил, что буду делать, а дальнейшее — только возможные бонусы.

— Хорошо! — Сириус запустил пальцы и взьерошил и без того растрепанные волосы, подскочил на ноги, и принялся возбужденно мотаться по гостиной. — Хорошо! — почти что выкрикнул, даже не пытаясь сдерживать нахлынувшие чувства и эмоции. — Что теперь делать? Я — преступник! Беглый! Меня тут же отдадут дементорам, стоит мне показаться на людях! — остановился и впился в меня взглядом синих глаз.
— Начать, думаю, стоит с приведения своих эмоций в порядок: ты ведешь себя как истеричка. Какой пример ты подаешь крестнику? Вот, молодец. — комментирую его возвращение на стул. — Далее. Тебе нужно отъесться и подлечиться, постричься, переодеться. С этим я могу тебе помочь. Даже могу сделать новую палочку. — видя шокированое выражения лиц, непроизвольно закатываю глаза: для чего, спрашивается, я открыто ношу кольца ученика артефакторики и зельеварения? — Правда, у меня для сердцевины есть только часть дракона, фестрала и пегаса, до единорогов я никак не доберусь.

Это то, что я собирал при свидетелях, на самом же деле список очень широк. Очень. Но я же не стану просто так, при первой же встрече «отдаваться», верно? Хотя, и этого хватило, чтобы в очередной раз поразить эту парочку обалдуев. Нет, ну что за волшебники? Магами не называю — не заслужили! Немного совладав с собой, заговорил анимаг.

— Я не понимаю, зачем тебе помогать мне. — нахмурился Блэк. — Неужели, по доброте душевной?
— Пф! Наивный британский мальчик! — кривая ухмылка вылезает на лицо. — Когда в этом мире ты что-то получал просто так? Можешь не отвечать, — поспешил остановить поток. — это вопрос философских взглядов. О цене мы с тобой договоримся, не волнуйся, без штанов не оставлю. — ага, заберу всё, кроме них, хе-хе. — Но чтобы ты не надумал себе лишнего скажу: ты, если не станешь слушать приказы Дамблдора, будешь относительно нейтральным, то есть не станешь склонять чашу политических весов в чью-либо пользу, используя для этого Гарри Поттера. — видя, как напряглись оба, а ещё скривились, продолжаю. — Да, если вы слепы и не видите очевидного, то открою вам страшную тайну: уже сейчас имя Гарри Поттера все чаще ассоциируется с именем директора Хогвартса, то есть общественность наводят на мысль, что он является наставником нашего очкарика. И при этом, заметьте, старик даже пальцем не пошевелил — лишь многозначительно промолчал на определенные вопросы — этого многим оказалось достаточно.
— Я не пойму, — медленно заговорил Блэк. — чем тебе так не угодил Дамблдор?
— Сначала хотел обманом заполучить на землях Хогвартса подчиненное хозяйство, которое я хотел заложить лично для себя. Потом организовал судебное заседание для организации «законной», — это слово я выделил жестом. — опеки надо мною для захвата денег и новейших уникальных разработок. И в последний раз требовал, чтобы я выставил себя идиотом перед высшим обществом Британии. Для меня этого достаточно, чтобы желать человеку плохого. — пожимаю плечами.

Надеюсь, этого достаточно, чтобы пошатнуть непогрешимый образ старика в их умах. А то мне как-то некомфортно, когда у такого человека, как Альбус Дамблдор, столько власти и свободы действий. Вот пусть покрутиться теперь!

— Так... с чего начнем? — как-то растерянно-потерянно подал голос анимаг.
— Чтобы лечить, нужно сначала узнать диагноз. — поднимаюсь из-за стола, бросив мимолетный взгляд на добротный ореховый сервант с красивой посудой, а также мягкий уголок и журнальный столик. — Поэтому, я сейчас создам ритуальный круг, с помощью которого мы и узнаем, от чего вас, больной, нужно лечить.
— А ты что, медик? — удивленно спросил Блэк, бросив взгляд на ученические кольца поверх перчаток.
— Нет, я ритуалист и немного боевик...
— Ага, конечно! — широко усмехнулся Блэк. — Пусть Нюниус и был Нюниусом, но драться-то мы его научили!
— Я, конечно, сомневаюсь, что увиденному мной Снейп научился от вас, но пусть...

На переглядывания этих двоих не обращаю внимание. Выхожу из палатки и принимаюсь за дело. Полный диагностический круг — дело серьёзное, халтура здесь непозволительна, так что от чужой помощи пришлось отказаться. Вернее, я никого не пустил к черчению линий и отсыпанию канавок мелом, однако, и без дела их не оставил, заставив притащить восемь плоских камней для вершин восьмиугольника. На всё про всё ушёл час. Когда я уже заканчивал выжигать иероглифы на плоских булыжниках, прилетела крупная, почти полностью чёрная птица с письмом от Люциуса Малфоя. Сиятельный лорд дал отмашку на начало работ с теплицами, так как сегодня прошло собрание Попечителей, на котором единогласным голосованием мне дали «добро». Ещё Малфой написал, что завтра будет в Министерстве договариваться с Фаджем о назначении льгот на налоги с этого дела, но тут же посоветовал на многое не расчитывать. Что ж, как раз и проверим Люциуса: Тони уже купил людей во всех стратегических точках Министерства, так что отследить сколько моих налогов потеряется в пути, и по чьей вине, мы узнаем легко и быстро. Я проводил шуструю птицу взглядом, а потом вернулся к делу.

Сириус улегся на покрывало в центр фигуры, я взмахнул палочкой, напитывая точки активации конструкта. Иероглифы на камнях засветились каждый своим цветом и оттенком, линии наполнились ровным светло-синим свечением. Данный ритуал не требует больших объемов магической энергии, оттого и отследить его очень трудно, тем более, что «цвет» ритуала откровенно «светлый», так что артефакты-поисковики в ДМП ничего не засекут. Сам же ритуал является эдаким декодером, так как информацию получает путем глубокого сканирования ауры и внешней энергетики, превращая данные в удобоваримую форму: на восьми листах бумаги появляются диаграммы, цифры и надписи. И, конечно же, для этого ритуала Сириус был усыплен, а Гарри в определенный момент отправился в палатку за соком, а то жажда меня замучила, а отвлекаться нельзя. За пару минут, пока парень ходил в палатку, я успел сделать задуманное. И нет, никаких ядов/проклятий/ампутаций и тому подобного! Я честно буду лечить и помогать Сириусу Ориону Блэку, взамен же он выполнит парочку не слишком сложных для него дел, ну, и ещё простит меня за «одну невинную шутку». И всё.

Далее, когда закончилась диагностика, я разбудил Бродягу, и мы вернулись в палатку. Я выдал мужчине маскирующий амулет, амулет с антимагловскими чарами, выдал два полных комплекта одежды из военторга, продукты на первое время, немного денег, которыми можно будет воспользоваться вместе с маскировочным амулетом, либо просто украсть что-то у маглов. Последними были выданы набор зелий с предписаниями к употреблению, магловская палатка, с необходимым набором для жизни на природе, а также наказ ждать, ибо дня через три-четыре Хедвиг принесёт ему новую палочку, для которой набрал у Блэка крови. Мне пришлось ещё целый час молча читать, пока эти двое более-менее не наговорились, но и слишком затягивать время я бы не позволил. На этом мы и разошлись. Кстати, какие бы глаза Сириус не строил, оставлять ему свою палатку я даже не думал. А выданные зелья — это стандартный набор, который принимают для укрепления здоровья, набора веса, выведения токсинов и остановки воспалительных процессов. Ничего особенного. А вот полученную информацию я лично переведу на английский, после чего отправлю всё это главврачу св. Мунго — пусть этот опытнейший человек разрабатывает курс лечения.

Ох, сколько же дел ещё предстоит, сколько забот, и, что характерно, все — важные.

***

— Ну, что? Время ещё есть, можно куда-нибудь зайти, если есть желание, хм? — спрашиваю у подростка.

В данный момент мы находимся в Хогсмиде и как раз подходим к самому центру поселения волшебников. Честно говоря, я уже и сам притомился, чего уж говорить о щуплом Поттере, что никак не отъестся на Хогвартских харчах. Можно было бы и его здоровье изучить тем же способом, что и с Сириусом, но, боюсь, этот круг не расчитан на крестражи, поэтому информация вполне может быть искажена произвольным образом. А неправильное лечение, как известно, гораздо хуже, чем его отсутствие.

— Можно зайти в «Три метлы», — в голосе подростка слышится усталость. — наверняка Рон и Гермиона ещё там.
— Что ж, я не против. — пожимаю плечами, а в следующее мгновенье меня по хозяйски берут под руку.
— Привет, сынок, давно не виделись! — Дзюнко хитро и довольно улыбалась, в то время как Гарри замер, с непередаваемым выражением смотря на женщину, чья красота неоспорима.
— А я-то всё думал, когда же ты подойдешь? — сам в ответ улыбаюсь, ведь почувствовал её ещё на полпути. — Привет, рад, что ты приехала. — говорю чистую правду, и она это чувствует.
— Мог бы и не убегать.
— Представляю тебе, Гарри, — игнорирую последние слова, так как отличный воспитательный момент для парня. — мою маму, Хошино Дзюнко. — женщина приветливо улыбнулась и поклонилась, так, слегка, не отпуская мой локоть. — Мам, этот парень известен как Гарри Джеймс Поттер, изничтожитель тёмных лордов, отличный (по словам других студентов) игрок в странную местную игру «квиддич», а также просто неплохой парень.
— Приятно познакомиться, мэм. — подросток дёргано кивнул, заливаясь краской от маминой улыбки, что развеселило её ещё сильнее — это я чувствовал отлично.
— Вы же собирались в «Три метлы», верно? — спрашивает Дзюнко, на что я отвечаю кивком. — Хорошо, мы как раз там вас и ждали, так как нам сказали, что данное заведение пользуется большой популярностью.
— А кто это «мы»? — этот вопрос для меня важен, а то вдруг и Лиса притащилась, а к этой даме нужно идти морально подготовленным.
— Се-е-екре-е-ет! — от широкой плутоватой улыбки Дзюнко споткнулся хаффлпаффец, засмотревшись на эту экзотическую красотку.

На её слова мне пришлось только вздохнуть и попытаться настроиться на серьёзный, деловой лад. Но те, кого я увидел внутри заведения, вызвали у меня широкую улыбку, ибо конкретно этим разумным я рад. А за соседним с ними столом как раз разместились четверокурсники с Гриффиндора. Присутствующие девушки оказались явно недовольны тем, как парни пускают слюни на японок, разве что пожилая низкая женщина с ехидной улыбкой, оказалась неинтересной. А вот немного сонная Нанао, любознательная и открытая Мая, ехидная Куруми (это та лиса, что навесила на меня хорошие щиты перед тем памятным боем у деревеньки йокаев), коротковолосая девушка, с почти апельсиновым оттенком волос, и фигурой настолько роскошной, что в заведении не обнаружилось ни единой конкурентки. Она мне не знакома. А вот старейшину тануки я не только узнал, но и почувствовал её силу.

Интересно, зачем они здесь? Чего хотят? И почему именно они?
Примечания:
О! Подумать только — заканчивается этот год...
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.