Песчинка 4336

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
НМП, НЖП, + канон ГП
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Драма, Мистика, Экшн (action), Hurt/comfort, AU, Мифические существа, ER (Established Relationship), Учебные заведения, Попаданцы, Антиутопия, Пропущенная сцена
Предупреждения:
OOC, Насилие, ОМП, ОЖП, Underage, Полиамория, Ксенофилия, Смерть второстепенного персонажа, Элементы фемслэша
Размер:
планируется Макси, написано 1065 страниц, 106 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Самая ожидаемая работа!» от smel10
«Отличная работа!» от Gungnir
«Отличная работа!» от Al123pot
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от awerkol
«Отличная работа!» от Kami-sama Udjin
... и еще 52 награды
Описание:
Мир несколько шире, чем описано в книге, или показано в фильме, не только в Британии жизнь идет своим чередом, а порой - бурно кипит. Наш человек попадает в этот мир, и узнает, увидит, прочувствует куда больше, чем показали на экране, или напечатали в книге. Он не МС, но сдачи дать может. Он не наследник золотых гор, но что ему мешает к этому стремиться? К тому же, если все это сочетается с интересным и захватывающим новым миром?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
При работе будут учитываться разумные мысли и пожелания читателей, если не слишком влияют на сюжет. Особенно это может касаться упущенных автором мелких деталей или черт характера персонажей. Сюжет продуман на три четверти, поэтому, написанный текст будет основательно изменяться только по серьезным причинам. В мелких деталях — возможно.

Глава 50 Род Малфой

20 января 2018, 12:46
Глава 50 Род Малфой

Выслушивать человека, вроде Люциуса Малфоя, не просто. Подобные ему люди привыкли чувствовать себя «высшей расой» и таковыми в принципе британцы уже давно привыкли себя считать. Они, и только они всегда и во всём правы, их истина — единственная правда, и лишь их взгляд на мир верный. Джентльмены и леди.

И вот яркий пример такого человека: он ворвался и начал... нет, не просить — требовать! Чтобы я вот прям сейчас что-то сделал. Никаких объяснений или вопросов, меня просто поставили перед фактом, что я должен прямо сейчас явить этому миру, в лице Люциуса, чудо, решающее все его проблемы. Молча заканчивая второй подход на брусьях, чтобы не сбивать ритм и правильное дыхание, размышлял: «а не послать ли его, к чертям собачьим?», да поглядывал на мужика. Вот этим вот своим поведением он разом потерял всё моё уважение. Нет, я всё понимаю, ведь Драко, похоже, в серьезной опасности, раз уж обратились даже ко мне, но разве так просят? Да и с чего он вообще взял, что мне в принципе по силам сделать хоть что-то?

И, всё же, похоже, ранее Люциус профессионально притворялся, а настоящий он именно сейчас. А ведь я поверил, что мужик он нормальный, не без тараканов, конечно, с поправкой на породу так сказать. Но нынешнее поведение — перебор. У меня, в конце концов, гордость есть. Но. Всегда есть «Но». Я, кажется, не раз уже упоминал, как шпионил у Миядзаки с помощью шикигами? Во-от. И на одном из уроков внука тогдашнего главы прозвучала лекция о том, что правильный глава рода и клана всегда должен выискивать и использовать выгоду. Данный случай никак не затрагивает мой жизненный кодекс, так что, мистер Малфой, зря вы так со мной говорили. Очень зря. Я ведь ещё и обиделся на все вот эти вот: «если не поторопишься, познаешь на себе всё моё влияние...».

Закончив третий подход под излияния покрасневшего от гнева аристо, делаю несколько простых движений из гимнастики вместе с особыми техниками дыхания, постепенно успокаивая тело и энергетику.

— Мистер Малфой, я сейчас приму душ, оденусь, и мы с вами отправимся на осмотр вашего наследника...
— Нечего время зря тратить! — высокомерно, полностью сбросив маску, едва не прошипел аристо. — Есть множество чар для очистки, и раз уж ты сам не умеешь... — высокомерие и наглость буквально пропитали каждое его слово.

Я же молча развернулся и пошел в душевую, полностью игнорируя всё то, что мне говорилось вдогонку. Хотя «игнорировать» — это не совсем верно, правильнее будет сказать, что я щелкал воображаемыми счётами, каждое слово белобрысого аристо всё повышало и повышало цену. Боюсь, если он не уймётся, закончит нищим. Мне даже его немного жаль... хотя... кому я вру? Совсем не жаль.

Пребывание в душе я не затягивал, но и не спешил — ухаживать за собой пристало не только женщинам, но и мужчина выглядит привлекательнее, если у него ухоженные волосы, руки, лицо. Одеваюсь, заканчивая буквально на днях сшитым под заказ сюртуком тёмно-синего цвета, почти черным, с тёмно-голубым растительным узором, двойным набором крупных серебряных пуговиц (защитные амулеты), и воротником-стоечкой со вшитым мощным защитным амулетом. И выглядит шикарно, и функционал — дай духи каждому! Когда я выходил из раздевалки, Малфой разве что не шипел, а на скулах уже открыто играли желваки. На выход из замка шли молча, разве что по пути встретили Макгонагалл, которой я сообщил о своём отбытии на неопределенный срок для возможной (на этом слове Малфой зло сверкнул глазами) помощи Драко. Декан выслушала, сказала, что донесет директору, а потом напомнила о моей обязанности быть на балу. Едва мы вышли за ворота школы, меня бесцеремонно схватили за руку и нас двоих утащило порталом. Я бы мог воспротивиться — уже научился это делать с порталами, нужно сделать направленный выброс магии, сформировать ударный конус сырой силой, который пробьет транспортный кокон магии порт-ключа. Но зачем? Счёт ведь всё растёт. Прибыли мы на специальную площадку в одном из залов мэнора, откуда меня снова потащили за собой. Коридоры, проходные гостиные и большой зал. Через несколько минут мы зашли в довольно просторную комнату, практически пустую, если не считать широкую кушетку с больным на ней, стоящую в каком-то ритуальном круге, испускающем мерное серебряное свечение, а также стол, на котором расположилась немалая батарея различной стеклянной посуды с какими-то веществами: жидкостями, порошками, мазями и т.д. Так же обнаружились волшебники. Хозяйка мэнора, Нарцисса Малфой, хмурая, сосредоточенная, следила за каждым действием, проводимым над единственным сыном. Четверка волшебников питала сложный круг, двое держали странную магическую структуру, непонятным мне образом влияющую на парня. Два пожилых мага негромко обсуждали ход работы, и ещё шестеро магов расположились у дальней стеночки, явно для пересменки тех, кто сейчас работает. Кроме людей, в комнате я почувствовал двух домовиков под невидимостью.

— Приступай! — громкий приказ Люциуса привлек к нам внимание, но большинство тут же вернулись к работе или отдыху, и только хозяйка дома не отрывала от меня взгляда.

Я, не произнося ни слова, подошёл к границе круга, входить в зону работы неизвестной структуры — полное сумасшествие. Сначала решил осмотреться обычным взглядом. Драко, судя по выступившему поту, лихорадочным пятнам на коже, сжатым челюстям и дрожи, явно чувствует боль. Но это что, по сравнению с тем, как тело парня шло непонятной рябью, и на какие-то неуловимые мгновенья черты его лица изменялись, слегка оплывали. И не только лица: когда я присмотрелся, смог заметить, что и фигура у парня в простой белой пижаме, также неуловимо изменяется в форме и размере. С минуту я пытался понять, что же происходит, пока не плюнул, и не взглянул на его ауру и духовные оболочки. Первым порывом было грязно и грубо материться. В парне, или уже не совсем, боролись три мощных, сильных проклятия: два довольно старых, и одно совсем новое, но напитанное серьезной мощью, а также явно подкрепленное ритуалом и зельями. Если бы не подарок Духов на Самайн, а так же недавняя моя выходка с пропуском огромной силы потока через себя, без глубокой медитации с выходом из тела я бы не увидел то, что вижу сейчас. Несколько минут работы с сознанием, толчок, и меня буквально выбрасывает на граничную для меня глубину погружения в духовный мир. Думаю, уже можно попробовать пробить следующий барьер, но это потом. Сейчас же я изучал состояние наследника Малфой. Что интересно, я теперь довольно легко вижу нить-якорь-воспоминание от двух самых старых проклятий. Проклятие одного ребёнка Малфои поймали, когда один из мужчин обманул финку — истинную ведьму с болот. Вдаваться в детали мне не интересно, но я увидел главное: обманутая женщина вывернула фразу-насмешку одной блондинистой мрази против него же, щедро поделившись силой, навесив на род проклятие. В принципе, за такой срок его давно уже можно было снять, если бы Малфои проводили ритуалы покаяния и благодарения, все местные праздники, а не только малые ритуалы на алтаре рода. Второе проклятие создала дочка придурка, поймавшего такой подарок. Эта «умница» придумала проклятие «одного наследника», обезопасив род. Вернее, так она думала в тот момент, не учтя, однако, тот факт, что со временем проклятие ослабло бы благодаря духу-хранителю рода и текущей сквозь алтарь магии. Его бы, проклятие, как вода камень точит, магией подточило. Но не после того, что сделала та дамочка. Проклятия вошли в резонанс, усилились от подпитки родовой магии и теперь это уже почти программа родовой магии: ещё поколения два-три, и шансов на снятие не будет, и у них даже сквибы рождаться перестанут. Прикольно, да? Не знаю кому как, а мне смешно.

Третье же проклятие и создало нынешнюю ситуацию. Нет, не будь второго, проблем бы это не вызвало, но, снова проклятое «но». Третье проклятие, укрепленное каким-то серьезным ритуалом (отследить детали не удалось — ритуал вызвал сильнейшие магические возмущения), а также введенными зельями должно просто и банально превратить Драко в девочку. Вот так вот. Структура проклятия использует зелья для взрывообразной перестройки организма на физическом плане, в энергетическом направляя личную магию Драко на перестройку каналов и ауры под другой образец. Естественно, что это прямой конфликт с мощной программой предыдущих двух проклятий, практически родовой магией. Вот пацана и корежит. Всё увиденное я и озвучил вслух, вызвав пораженное молчание, и крайний интерес двух пожилых целителей.

— Самый быстрый и простой вариант — это изгнание, отсечение Драко от родовой магии. В таком случае конфликт исчезнет, он станет девочкой, и всё. — в конце пожимаю плечами, изучая ритуальный круг, но краем глаза отмечая реакцию четы Малфой.
— Ты способен предложить другие варианты, или я зря потратил на тебя время? — прошипел Люциус, вызвав у окружающих приступ удивления, особенно шокирована была Нарцисса, что на мой взгляд странно. Не ожидала? Почему такая реакция? Не понимаю.
— Вот прям сейчас у меня есть вариант. Однако, — поворачиваюсь к Люциусу, широко улыбаясь и прищуриваясь, от чего аристократ едва не впал в ярость. — у меня ряд условий. — Нарцисса бросила обеспокоенный взгляд на мужа, её руки заметно дрожали.
— Ты сделаешь всё лучшим образом, иначе... — прошипел блондин, обращаясь к родовой магии. Я ощутил, как канал связи между лордом и алтарем резко расширился. Но.
— Засунь свои «иначе» куда поглубже, понял меня, ты? — уже нет причин сдерживаться. — У тебя выбор невелик, и варианты я дал. Хочешь спасти сына, наследника — соглашаешься на мои условия, нет — идешь лесом. Я понятно выражаюсь, или тебе написать письмо?

Нарцисса неверяще смотрела на мужа, присутствующие маги явно наняты на короткий срок и для определенных целей, так что драки с ними я не боюсь. Ментальный посыл-приказ Люциуса я увидел как две серебристые искорки, прыгнувшие к невидимым домовикам. Волшебные слуги не успели пошевелиться, как мои духи окружили их и создали провал в «подмир», «серый слой» — почти что верхний духовный план. Нахмуренный Люциус выхватил палочку начал взмах, но проявившиеся шикигами облепили мага, превратив в бумажную мумию. В районе лопаток и диафрагмы мужчины бумага начала быстро тлеть, но новая партия шикигами, несущих на себе печати, высыпавшая из моих рукавов, усилила эффект, качественно сдерживая главу рода и его магию. В два шага я приблизился к нему и наклеил ему на лоб более мощную печать-подавитель — похожими печатями можно ненадолго стреножить даже лорда-вампира, вроде Дракулы, а дальше уже дело техники.

— Леди Малфой, — поворачиваюсь к женщине, смотрящей на меня с опаской, но в глазах также заметна надежда. — ваш супруг вёл себя сегодня безобразно, оскорбил меня не раз, в том числе и при свидетелях. — указываю взглядом на присутствующих. — Его действия значительно увеличили цену моих услуг. Я могу помочь. — женщина порывисто вздохнула. — Но вы должны хорошенько подумать, на что вы готовы ради спасения сына. — женщина моргнула, в её глазах появились слёзы. — Насколько я вижу, — взгляд на круг и удерживаемую структуру. — Драко выдержит ещё дня три-четыре, но я вам даю время подумать до завтрашнего утра, ибо только завтра я смогу это сделать.
— ...день зимнего солнцестояния... — прошептал один из целителей, второй кивнул коллеге, а шепот услышали все.
— Если ваше желание спасти Драко достаточно сильно, то ваша часть подготовки заключается в следующем: вы с мужем должны провести столько очищающих ритуалов, сколько сможете за эту ночь, провести ритуал плодородия на алтаре рода, а также подготовить в саду ритуальную площадку со всем необходимым для большого ритуала Обращения к Магии. Связаться со мной можете Патронусом — у нас не так много времени...

С этими словами на пол опускается ещё несколько печатей кругом вокруг меня, вспыхивают ровным голубым светом и я аппарирую. Точечный пробой-искривление, исполненный с помощью печатей показывает силу и способности, коими я обладаю. Подтверждают мои слова о способности помочь. А ещё сохраняют в секрете наличие «пробойника». Зачем я вообще так ушёл, ведь можно было покинуть территорию мэнора и уже там аппарировать? Можно, вот только печати на Люциусе продержатся минут пять-семь, ибо не расчитаны на прямую борьбу с родовым источником. Уже этот результат — серьёзный показатель, ибо глава рода у себя дома хозяин и повелитель, и вот такое провернуть могут совсем немногие.

Аппарировал я к себе в мастерские, тут же начиная подготовку, ведь уверен в том, какой получу ответ.

***

Нарцисса ещё несколько секунд смотрела туда, где стоял этот наглый японец. Его выходки крайне удивили женщину, а демонстрация умений и способностей вызвали отклик в душе урожденной Блэк. Дождавшись, когда бумажные печати на полу истлеют, женщина перевела взгляд на столь легко побежденного супруга, лежащего на полу. Мужчина только и мог, что бешено крутить глазами. Сильнейшее желание приласкать мужа чем-нибудь из обширного пыточного арсенала тёмного рода, Нарцисса сдержала с большим усилием. С минуту блондинка с интересом ребенка с лупой, размышляющего на тему «сжечь этого муравья, или нет?», изучала Люциуса, напрочь игнорируя его многозначительные взгляды. Подошла ближе, буквально на расстояние полушага, так, что её блестящие полусапожки оказались прямо перед глазами мужа. Металлические набойки мелодично звякнули по каменному полу.

— Люциус, — сладким голосом пропела женщина, ласково улыбаясь мужу. — ты всё испортил. — окружающие в этот момент ощутили нешуточную угрозу, но работу не бросили — профессионалы. — Ты понимаешь, что сделал, или тебе объяснить? — мужчина в ответ только пучил глаза. — Раз уж понимаешь, тогда я удивлена. Неприятно. — резкий удар в лицо мужчины. — Ты угробил столько работы и планов. — ещё один удар, на бумаге проявляются пятна крови, а взгляд мужчины становится вообще непонятным. — Благодаря тебе, — ещё один удар. — наш сын в опасности и помочь ему может только один человек, которого ты, — ещё один удар. — идиот, не просто разозлил, — женщина сделала шаг в сторону, так что новый удар пришелся куда-то в живот. — а напрочь испортил с ним все отношения. — ещё два удара в живот острым носом сапожка. — Значит так, — с поющего голос женщины изменился на крайне строгий. — когда встанешь, — печати на мужчине начали темнеть и дымиться. — ты сделаешь всё, чтобы спасти нашего сына. ВСЁ! — ещё один сильный удар в живот. — Иначе, род Малфой сменит своего главу досрочно. — женщина замерла, будто задумавшись, кивнула своим мыслям и ещё раз ударила мужа.

Обвела присутствующих тяжелым «хозяйским» взглядом, но прицепиться оказалось не к чему. Тут из воздуха под потолком, смешно кувыркаясь и попискивая, вывалились два домовых эльфа. Слуги смотрели на мир ещё более безумными взглядами, нежели обычно. Нарцисса, окинув тяжелым взглядом мужа с разбитым в кровь лицом, освобожденным от печатей, покинула помещение. Ей предстоит много дел.

***

Вечер и ночь не прошли — они пролетели в приготовлениях. Пришлось буквально выдёргивать к себе некоторых людей на разговор или инструктаж, и это занимало просто жуть сколько времени. Хуже всего оказалось говорить с Мэгги и её племянницей, Рейчел, то есть тяжелее. Моё предложение им не пришлось по вкусу сразу, был бы у меня шире выбор, я бы и не мучался, а так пришлось буквально уговаривать, чуть ли не упрашивать, объяснять их же выгоду. Я ведь слышал пару раз «шутки» Мэгги и Рейчел на тему «найти богатого жениха», то есть эта молодая охотница и не думала ни о какой любви, только о выгоде, удобстве, а как я предложил реальный вариант — заартачилась. Выбесило меня это нереально, но медитативные техники позволили сдерживаться и продолжать эту грубую обработку, что в итоге оправдало себя: я получил согласие. Ну, это ничего, моя месть будет слаще, когда они обе поймут, всё моё коварство, но будет уже поздно. Все они отхватят, но будут благодарить.

Выдернуть маму с Маей и Нанао не составило проблем, как и договорился с ними легко и быстро. Тануки я пока что оставлю за бортом, так как они неизвестная на данный момент величина, я с ними не обговаривал их текущий интерес, поэтому от них может исходить опасность. Нет уж, не в этот раз. Связаться с Ксенофилиусом, упросить его выдернуть Луну из школы и притащить её ко мне, в Лондон, было непросто, но выполнимо. Я просто пообещал мужчине показать что-то такое, чего в Британии никто и никогда не видел, но и добавил, что мне нужна помощь его дочери в одном ритуале. Не знаю, доверие это, или исследовательский авантюризм, но к четырём утра отец с дочерью были у меня. С помощью техники групповой медитации, мне удалось связать себя, мать, Маю, Нанао, Луну и Афири в один круг, и утащить на грань мира духов и мира снов. Данный метод помогает людям очень быстро отдохнуть, набраться сил, настроиться на сотрудничество друг с другом. Жаль только, что для «ведущего», а в этот раз это я, эффект такой медитации куда слабее, чем для всех остальных, но на что только не пойдёшь, когда выпадает ТАКОЙ шанс?

Нарцисса Малфой прибыла в восемь утра, даже не отправляла Патронуса. Жаль, что так мало помедитировали, но хоть что-то. Женщина держалась стойко, уверенно, но усталость в глазах ей скрыть не удалось. Нагнетать я не стал, просто озвучил цену и условия, на которых я буду работать, также положил перед ней магический контракт, со всеми теми же условиями. Женщина молча изучила текст контракта, обреченно вздохнула, но согласилась не торгуясь. Я даже не удержался и спросил её, согласилась бы она, предложи стать моей официальной любовницей, на что Нарцисса сказала, что с Люциусом она в магическом браке, но если потребуется, то она согласна заплатить за будущее сына своим настоящим. Далее мучать женщину не стал, сообщив время, когда мы прибудем, и чтобы они с мужем подготовили такую охрану, которая сдержит даже самого Дамблдора. Женщина молча ушла, в сопровождении двух телохранителей в масках.

В десять утра мы переместились оставленным порт-ключом в сад Малфой-мэнора, где оказалось подготовлено всё мною заказанное. Люциус выглядел каким-то помятым, но я на него мало обращал внимания. Прибывшие со мной люди остались на месте, я же пошёл к хозяевам.

— Лорд Малфой, леди Малфой. — приветственные кивки. — Люциус, Вам супруга донесла мои условия? — мужчина сверкнул недовольным взглядом, но согласно кивнул. — Вы, как глава рода Малфой, согласны на эти условия?
— Мне непонятен пункт с помолвкой. — максимально сухим тоном заговорил блондин. — Зачем нужна эта девка, если мы можем выбрать для Драко куда более перспективные варианты? — и он снова скривился, бросив взгляд на мулатку-Рейчел.
— Все британские чистокровные, даже из молодых родов, прокляты с головы до кончиков пальцев. Райт — чистокровные, к тому же вовремя очищались от даже малых проклятий.
— В каком поколении они чистокровные? — сомнения в голосе мужчины нельзя было не заметить.
— В третьем.
— Этого мало! — вспыхнул Люциус, но Нарцисса всего разок покашляла, и мужик как-то резко сдулся.
— Этого достаточно для сохранения вашего одного единственного Дара, кроме того этот шаг сильно разбавит кровь, а то вы тут уже и так все друг другу родственники. — по глазам обоих супругов я видел, что им есть что ответить, но оба промолчали. Помявшись, Люциус, дрожащей рукой, сверля меня жутко недовольным взглядом, подписал контракт, так что как только все оговоренные обязательства я выполню, оплата произойдет автоматически. — Хорошо, а теперь отправьте охрану прочь, дальнейшее им видеть не стоит.

Люциус отошёл к группе магов в кожаных облегающих костюмах, поверх которых надеты просторные мантии, поговорил с ними, и те ушли в сторону парадных ворот — главного и единственного входа в мэнор, спрятанный в складке пространства. Бойцов «Умелых рук» я отправил следом. Когда охрана ушла, я махнул рукой, подзывая своих помощниц и тут же представляя всех всем. Очевидно, хозяевам не слишком понравился состав моих помощниц, но Малфои промолчали, лишь наблюдали как я парой взмахов палочки в сторонке установил палатку, в которой девушки и женщины переодевались. Я же тоже времени не терял — занялся обустройством площадки, а спустя некоторое время ко мне присоединились Люциус и Нарцисса. Из подготовленных досок мы довольно споро подготовили ровную площадку, по которой можно смело ходить босиком (специальные чары шлифовки), в самом центре расположилась каменная чаша, которую я создал ещё на островах, но как-то не было повода использовать. Далее, снова вместе с Малфоями, из дерева создали небольшой высоты, шириной в полтора метра, помост-кольцо вокруг чаши, которая всё равно оказалась выше. Подставки для факелов супруги подготовили, а сейчас расставляли с помощью магии. На равном расстоянии друг от друга вокруг поставили восемь трехметровых каменных колонн, которые я чуть позже обтянул веревкой шимэнава. Чаши и благовония разместили уже после того, как совместными силами моих помощниц был размечен полный круг восьми триграмм, установлены символы и тотемы мистических зверей-хранителей сторон света. Стоит отметить, что в традиционных одеждах мико Луна и Афири выглядели очень... необычно, так как каждая добавила что-то своё. Луна, например, нацепила венок и ожерелье из ракушек и гладких разноцветных камешков. Афири же собрала волосы в высокий пучок массивной золотой заколкой с рельефом какой-то сцены, на груди девушки повис на золотой цепи золотой-же Анкх. В правой руке она держала посох Уас, высотой под метр восемьдесят сантиметров, с навершием в виде чёрной головы кого-то из «собачьих» и пяткой в виде овальной «клешни». За поясом у Афири устроился короткий деревянный скипетр с тремя поперечными дисками с богатым узором колосьев — Джед. Массивные золотые перстни, серьги и браслеты — всё это несёт на себе ритуальные знаки и символы египетской культуры. К слову, посох и скипетр девушка изготовила буквально на днях сама, я ей только материалы дал, остальное, как оказалось, у девушки было в небольшом кармашке на золотом поясе, с мощными чарами расширения. Когда переоделись все, в том числе я и чета Малфой, настал черед небольшого инструктажа.

— Итак, я сейчас распишу роли и обязанности. — люди слушали молча и внимательно. — Ксенофилиус, Элизабет, вы встаете у вон той колонны с белым иероглифом, если он начнёт тускнеть, вы его подпитаете своей магией. — упомянутые согласно кивнули. — Хорошо. Луна, твоя задача не дать вмешаться любопытным духам. Справишься?
— Без проблем, — девочка повела в воздухе рукой, а за ней остался шлейф дрожащего воздуха, сгустившегося почти до состояния воды. — мои птички помогут...

Луна в подаренный мною талисман (коготь дракона) заселила целую стаю духов-птиц. Размером с воробья, пёстрой расцветки, удивительно сильные и шумные, а ещё их много - целая стая. Где она их нашла — я не понимаю, ибо даже на празднике этих духов не видел.

— Придержи и их самих, чтобы не лезли в круг, это может навредить и нам, и им самим, ладно?
— Хорошо.
— Мая, Нанао, на вас танец «Кагура». — однохвостая кицунэ широко улыбнулась, глаза цвета мёда вспыхнули радостью и решимостью; бакенэко встряхнулась, сбросив свою ленивую сонливость, жёлто-зелёные глаза блестнули, слегка прищуриваясь. — Куруми, — у двухвостой кицунэ вздрогнула прическа, но ушки девушка не показала. — сыграешь нам на своей флейте? — в руках девушки как по волшебству появился инструмент, с виду самый простой, но это только с виду, а ещё фирменная «лисья» улыбка, после которой из прически всё же показались острые ушки с белыми кончиками.
— Фэйри... — пораженно выдохнули Малфои, не отрывая взгляда от довольной лисы.

Нанао чуть наклонила голову к плечу, а потом и сама показала серые ушки, игриво (или хвастливо?) взмахнув пятнистыми хвостами. На моське кошки это озорство почти не отразилось, но бакенэко осталась крайне довольна эффектом. Ну, что тут сказать? Кошка. Мая тоже выпустила ушки, но прижимала их к голове и опустила глаза к полу. Оттенок шерсти на ушках у Куруми и Маи отличается, но именно рыжей или желтой кицунэ я не встречал, если точнее, то таких немного, чаще всего попадаются лисицы с темными волосами, вроде каштановолосой Маи, или чуть более тёмненькой Куруми.

— Мистер Малфой, миссис Малфой, — отвлек чету от разглядывания аякаси и косых взглядов на маму и Афири. — ваши места у головы и ног Драко, когда его доставят. Будете поддерживать стабилизирующие чары и управлять потоками вашей родовой магии. Афири, — девушка, до этого изучавшая круг триграмм, перевела взгляд на меня. — сначала страхуешь их, — кивок на Малфоев. — потом, когда придёт время, усилишь эффект благословения, в конце, если останутся силы, поддержишь мой удар.
— Да, господин. — легкий, уважительный полупоклон. Никто из нас вслух не говорил о том, что у каждого есть накопители, готовые к работе, а посох смуглянки и сам по себе серьезная штука. — Рейчел, Мэган, вы ждёте своего часа рядом с родителями парня. Свою роль вы знаете. — не сказать, что Рейчел была счастлива, но и резкого негатива я не чувствовал; что же до её тетки, то она еще не приняла окончательное решение, у неё на это осталось около полутора часов, вот и задумчивая такая.

Сумбур и спешка — как же они меня достали, на самом-то деле! Вот почему у всех получается как-то на «шаги» вперед планировать и жить согласно задуманному? Вот что со мной не так, а? Вроде и планы есть, и мелкие задумки, а всё равно получается вот так. Вот не приедь маман с «гвардией» и как бы я всё это провернул? Сам бы танцевал кагуру? Вполне возможно, что и сам, но этот вариант ещё хуже нынешнего. Вот мы сейчас как угорелые готовились, собирались, хорошо ещё, что в клане Миядзаки в моём обучении не пропустили местечковые ритуалы жертвоприношения, благословения, плодородия, иначе оказался бы я бессилен, ведь за ночь рассчитать ритуал и всё подготовить просто нереально. И я не шучу: абсолютно невозможно без подготовленного компьютера просчитать множество переменных, начиная материалами, и заканчивая участниками. Ещё не стоит забывать о властях. О, эта сторона мира меня жестоко выбешивает тем, что будь я на стороне властьдержащих, то «закручивал гайки» ещё жёстче, но находясь здесь, на своей стороне, я хочу свободы действий. Возмущаюсь запретами и нуждой у какого-то крысоподобного клерка выпрашивать бумажку-разрешение. Он ведь даже мечтать не может о том, что для меня обыденность, но, зараза, забрался на «тёпленькое» местечко и «повелевает»... кстати, нужно что-то решать с Амбридж, а то эта розовая жаба реально сволочь. Интересно, а Малфои озаботились сообщить в Министерство о том, что мы будем проводить этот ритуал? А то ведь притащатся «люди в сером» и начнут ломать защиту мэнора... а ведь там и люди из «Умелых рук», хорошие люди, без сволочей, люди, которые ввяжутся в драку, и вполне возможно, кто-то из них серьёзно пострадает. Мне бы этого не хотелось. Эх, а ведь столько ещё сделать нужно для спокойной жизни! Вон и мать явно что-то задумала, что очевидно, вот и молчаливо-исполнительная такая. Неужели думает содрать с меня плату за помощь? А что, с её клановыми «задвигами» это вполне может быть: как я заметил, у клановых есть такая особенность, специфичная, непонятная простому человеку. Так, ладно, сейчас нужно думать о деле!

— Никаких вопросов. — бросаю одновременно всем, и под заинтересованными взглядами отхожу к одной из трёх точек равнобедренного треугольника внутри круга.

Расстилаю лист бумаги с расчерченными фигурами и символами, распечатываю одно из тел, активирую печать, иду в следующую точку. Узнать их сейчас никто не сможет, ведь троица Лестрейнджей наглухо замотана в мантии, связана, а во рты вставлены кляпы. Зелья и печати подчинения/связывания в этом ритуале развеятся, поэтому только так, к тому же, я Малфоям не доверяю от слова «совсем», поэтому Лестрейнджи останутся мертвы так долго, как это только возможно. В ритуале же они будут «гостями/свидетелями», но в подобных магических событиях ничего не бывает «просто так», то есть даже те, кто просто стоит в сторонке, в ходе ритуала что-то получает/теряет. Иначе и быть не может. Даже те, кто находится вне круга действия, но достаточно близко, попадают под его влияние, пусть и сильно ограничено. В случае Лестрейнджей мои печати усилят положительные эффекты без двухстороннего взаимодействия, что крайне важно. Вот теперь можно приступать.

— Куруми...

Острые ушки дрогнули, поворачиваясь в мою сторону, кицунэ кивнула и в воздухе разлились первые звуки дивной флейты. Первый синхронный шаг на площадке сопроводил звон бубенцов на ножных браслетах Маи и Нанао. Плавные, завораживающие движения девушек приковали к себе общее внимание. Грациозный зеркальный разворот, взмах ритуальными веерами и притоп с громким перезвоном, от которого в воздухе разошлась видимая волна легкого возмущения магии. Кожу овеяло мягким, теплым ветерком. Волшебники и волшебницы не в состоянии оторвать взгляда от танца, даже Драко стало заметно легче. Тёмные дождевые тучи будто замерли на небе в нерешительности...

***

Череда хлопков аппарации — это перед высоким кованым забором появились люди в серых одеждах, с накинутыми на голову глубокими капюшонами, под которыми клубился непроницаемый туман. Не меньше чем у половины магов в руках были непонятные приспособления и приборы, издающие разнообразные звуки/эффекты, вроде шипения, перезвона, клубов/струй дыма, различных световых эффектов. Артефакты тут же установили на земле, постоянно взмахивая палочками, корректируя работу, снимая показания. Другие невыразимцы взмахивали волшебными палочками в воздухе, негромко диктуя полученные результаты вслух, а парящие рядом с ними свитки и перья тут же записывали за ними. Находящиеся за оградой внутри территории мэнора маги лишь наблюдали за происходящим. Хозяин снабдил командиров специальными амулетами, реагирующими на взлом защиты мэнора, так что охранники не спешили реагировать. Не все, конечно, некоторые наблюдали за невыразимцами с явным интересом, кто-то просто выполнял свою опасную работу, а кто-то, вроде троицы магов, шумно балагурили, комментируя действия «серых», осыпая их шутками. «Серые» не отвлекались.

Ещё с памятного переполоха, когда старые измерительные артефакты, часть которых считалась не рабочими, вдруг проснулись, невыразимцы работали в авральном режиме. Появились огромные массивы данных, часть из которых оказалась совершенно непонятной нынешнему поколению невыразимцев, и для расшифровки полученной информации пришлось разбирать старые архивы. Многие и многие часы ушли на то, ради хотя бы примерного понимания сути измеряемых величин, не говоря уже о самих данных. Это, кстати, и послужило причиной, почему не удалось определить точку возмущения сразу же, а когда перенастроили другие артефакты, более старые и точные, уже было поздно. На такой случай в Отделе Тайн имеются свои протоколы действий, поэтому сегодня ритуал был зафиксирован в рекордные сроки, а точка возмущения обнаружена ещё быстрее. Спец-порт-ключи были закодированы за секунды и специалисты тут же перенеслись, а оставшиеся на рабочих местах дежурные специалисты передали сигнал в Аврорат, согласно инструкции. Как всегда предельно «вовремя», спустя минут пятнадцать, прибыла тревожная группа, о которой заранее договорились начальник Отдела Тайн и ДМП. Группу из двенадцати магов возглавлял лично Руфус Скримджер. Высокий мужчина со светлыми волосами и жёлтыми с коричневым глазами, профессионально оценил обстановку, не обнаружив немедленной опасности, однако опасность могут представлять наёмники в облегающих кожаных костюмах, с металическими поножами, наручами и нагрудными пластинами, светящимися голубым светом рунами. Возможно, кто-то бы и обманулся, но только не группа опытных бойцов, их не ввели в заблуждение слегка меланхоличные лица (те, которые не спрятаны под масками) первой линии охраны, или естественное поведение магов второй линии. Особенно его напрягла троица шумных магов, явно ирландцев: двое из троих мужчин держали в руках поблескивающие шесты, покрытые металлическими кольцами с какими-то неизвестными знаками. Мужчины держались свободно, уверенно, много смеялись. Они были не знакомы ни Скримджеру, ни его подчиненным, так что было совершено непонятно чего от них можно ждать... как будто магов в броне мало?! Эти вот неказистые пластины на руках, ногах и груди охранников — крайне редкие комплекты защиты, которые сам Скримджер видел всего раз, но и этого ему хватило. Мужчина сжал в руке небольшой амулет, подавая сигнал «Предельная готовность», теперь, если потребуется, ещё одна такая же группа может появиться здесь спустя несколько секунд.

— Смит? — Скримджер обратился к определенному невыразимцу, узнав его по перчаткам и палочке, а «Смит» среди этой братии если не каждый второй, то каждый первый. — Что-то узнали? — своё нетерпение мужчина не скрывал.
— Мало. — негромко ответил «Смит». — Защита мэнора сбивает наши артефакты. Но мы только начали, ещё не успели закончить калибровку, так что...

Речь невыразимца оборвалась в момент яркой вспышки огня и птичьего крика, из которых появилась высокая фигура широко известного седобородого директора школы магии и волшебства «Хогвартс». Дамблдор был собран, хмур, серьёзен. Несмотря на яркие одежды, никто из присутствующих не сомневался в нём. Директор школы повернулся к Скримджеру и «Смиту», его очки блестнули, он сделал в их сторону пару шагов, уже открывая рот, чтобы задать свои вопросы, но по округе разошлась волна возмущения, как круги по воде, не причиняя вреда или пользы, послышался мелодичный звук флейты и звон бубенцов. Многие люди прислушались, но невыразимцы заработали активнее. Дамблдор повернулся к охранникам, грозно хмуря брови.

— Что здесь происходит? — стоящий напротив него за оградой маг в маске ничего не ответил, только глаза блестнули в прорезях маски. — Отвечайте немедленно! — ответа не было. Дамблдор повернулся к официальным лицам. — Мои приборы обнаружили какую-то сильную магию, очевидно, это ритуал, вероятнее всего — темномагический. — зачем-то, директор повысил голос, так что услышали его если не все, то многие. — Мистер Скримджер, вы, как представитель власти и глава Департамента Правопорядка, обязаны принять меры по предотвращению эскалации данной ситуации! Нельзя позволить закончиться этой тёмной волшбе! — голос Альбуса Дамблдора звучал уверенно и обволакивающе, многие уже приняли слова Чародея за истину, в их сердцах и разумах зашевелились нужные шестерни, разгоняя по телам идею.
— Слышь, ты, Хрен-с-бугра! — ворвался в речь Дамблдора мужской голос с непривычным для этих места акцентом, привлекая общее внимание. — Тебе чё, больше всех надо, а? — мужчина среднего роста, в распахнутом сюртуке, узких брюках и котелке глубоких оттенков бронзы с «искоркой», красной жилетке и блестящих остроносих полуботинках с блестящими пряжками смотрел на старца прямо, с вызовом.
— Назовитесь! — грозно хмурясь, потребовал Дамблдор.
— Звать меня Шеймус Маги (Magee), — широко улыбнулся явно ирландец (на лацкане прицеплена крупная брошь, в виде четырёхлистного клевера, дорого поблескивающая золотом и камнями), при этом неприятно исказился косой шрам от уголка рта к подбородку; с левой стороны заблестели шесть золотых зубов. — а это мой брат, Шон, — ирландец хлопнул второго рыжего мужчину, щерящего почти полный комплект золотых зубов. — и наш друг Питер. — третий мужчина в длинном плаще, застегнутом на все пуговицы и тёмной потасканой морской кепке характерно прищурился, как это делают бандиты или разбойники/пираты.
— Мистер Макги...
— Маги! — тут же поправил Дамблдора ирландец американского «разлива».
— Вы сейчас же должны открыть ворота и пропустить власти для предотвращения тёмной волшбы. — уверенно заявил старец.
— А морда не треснет? — насмешливо усмехнулся Маги, окружающие директора авроры грозно хмурились и держали палочки наготове, ожидая приказа. — Да и вообще, — продолжил ирландец усмехаться. — проваливали бы вы отсюдава! А не то как бы не обидеть... — и многозначительно погладил тяжелую на вид дубинку, укрепленную четырьмя металлическими кольцами, висящую на широком поясе.
— Вы обязаны подчиняться официальным властям! Нельзя позволить свершиться тёмной магии!
— Ты меня достал уже, проваливай, говорю! Это хозяйские дела, а ты свой длинный нос не суй туда, куда пёс не сует свой х@р! — сделав короткую паузу, Маги продолжил, явно заметив решительность Дамблдора. — Если не уймёшься, мы не посмотрим на твой возраст, старик, я лично тебе ноги сломаю!
— Мистер Скримджер, — не обрывая зрительного контакта, заговорил Дамблдор. — очевидно, здесь творится зло, а эти преступники препятствуют закону. Мы должны проявить решительность..!

Речь Альбуса Дамблдора, несомненно, продолжилась бы, если бы не поднявшийся над деревьями купол насыщенного жёлтого света. Подобно мыльному пузырю, он легко вырос метров до тридцати в высоту, а затем обратился волной, разошедшейся вокруг, касаясь каждого, несмотря на защитные амулеты, артефакты или чары. Мягкий тёплый свет коснулся каждого. Даже у самых равнодушных и жестоких волшебников вдруг стало на душе теплее, немного легче, каждый вспомнил что-то приятное из детства. Пока люди знакомились с этим необычным ощущением, весьма похожим воздействием на телесного «Патронуса», тучи на небе начали быстро расходится, светлеть и вот, не прошло и минуты, как над Малфой-мэнором образовался идеальный круг чистого неба. На фоне общей хмурой и сырой погоды солнечные лучи казались необычайно яркими прожекторами с насыщенным золотым оттенком света. Эта картина настолько потрясла людей, что даже Дамблдор пораженно смотрел на потоки золота с неба.

— Видали, парни, чё тёмная магия могЁт, а? Давай тоже научимся такому! — не мог промолчать задиристый ирландец.
— Фиксирую сильнейший выброс энергии направленного благословения... — заговорил один из невыразимцев, из-за эмоций не сдержавший голоса. — артефакт пошёл вразнос! — на глазах людей сложная структура из множества разноцветных колец, крутящихся в разных плоскостях, вздрогнула раз, второй, и оплавилась, будто воск свечи, застыв тяжелыми каплями.
— Последние показания? — спросил мистер «Смит».
— Зафиксирован околобожественный уровень светлого спектра! — всё ещё немного не в себе, выдал сотрудник Отдела Тайн всё так же громко.
— Ты понял, козёл старый, «околобожественный» и «светлый» был ритуал, а не то, что ты тут кричал! — нагло скалился Маги, и его поддержали ещё несколько голосов. — Проваливай в тот бордель, откуда тебя выпустили в этом платьице! Аха-ха-ха! — громкий смех сопровождался блеском золотых зубов.

Невыразимцы, занятые изучением показаний оставшихся целыми артефактов, уделили мало внимания последней фразе ирландца, но, всё же, некоторые улыбались под капюшоном. Как и некоторые из авроров. Дамблдор, злобно сверкнув яркими глазами из-под очков, исчез во вспышке пламени. Руфус Скримджер раздумывал над тем, с чем именно его теперь смешают за вот этот «митинг» под забором весьма влиятельного человека. Зацепиться, конечно, есть за что, ведь официально никто не предупреждал о проведении столь мощного ритуала, да и другие нюансы, в том числе официальный запрет на проведение таковых. Но ведь есть и всякие поправки и указы, да еще прецеденты. Радует, что они не начали ломать щиты, иначе пришлось бы бежать из страны. А Дамблдор? Ведь почти подставил их! Невыразимцы тем временем фиксировали, что ритуал ещё не завершён, а у них уже две трети артефактов уничтожено.

***

Поток света залил золотом всю ритуальную площадку, а Мая и Нанао будто две грациозные сказочные русалки завершали свой танец. Последний синхронный полуоборот, поклон друг другу, сопровожденный мелодичным перезвоном, несколько текущих шагов, и девушки опустились на колени по разные стороны от чаши. Круг света немного расширился, сухая трава позеленела, появились простые цветы, утих последний звук флейты. Над Лестрейнджами свет казался слабее, едва заметная дымка, окружающая троицу, изначально была пепельно-серой, а стала прозрачно-сизой — шикарный прогресс! Молитва к солнцеликой Аматэрасу завершилась изумленным вздохом Нарциссы и Люциуса. Они не только ощутили на себе эффект ослабления проклятий, но и увидели как из Драко поднялась плотное облако цвета крови. Быстро, но плавно облако собралось мелкими каплями, капли слились в сгустки жидкости разной формы и размера, парящих сферой вокруг парня. Горящий в чаше огонь вспыхнул золотом и кровавая сфера осыпалась тёмной, безопасной пылью. Общий поклон-благодарность в сторону четырехметрового пламени, что медленно осело. Ксенофилиус и Лиззи приложили палочки к поблекшему символу, наполняя его магией. По моему кивку из флейты Куруми полилась чуть более быстрая и задорная мелодия, Мая и Нанао поднялись на ноги, и двинулись зеркальным кругом вокруг чаши с огнём. Теперь их танец изображал двух журавлей, неторопливых, грациозных, прекрасных. Каждое движение девушек заставляло замирать сердце — настолько красивыми они были в этот момент, ловкими, чудесными. Их искрящие жизнью глаза смотрели только друг на дружку, казалось, они танцуют только для себя, что кроме них здесь больше никого нет. Весь мир только для двоих прекрасных аякаси, танцующих в лучах тёплого золота. Это слишком прекрасное зрелище, чтобы прятать его от людей! Быть может, стылые сердца сбросят лёд, когда увидят этот танец?

Тем временем к тонкому матрасу, на котором лежит Драко, подходит Дзюнко и Афири. Смуглянка поднимает скипетр «Джед» над бессознательным парнем, мама берётся за древко под рукой девушки. Несколько слов на древне-египетском и от скипетра расходится сфера густого зелёного света, мощным потоком магии накрывая парня. Ещё несколько слов, и Драко открывает веки, но глаза его затуманены, он непонимающе медленно осматривается. Дзюнко отпускает Джед и они вместе с Афири отходят к краю площадки, полностью опустошенные, отдавшие почти весь резерв магии. Повинуясь жесту, к парню подходит Рейчел, смуглая кожа заметно потемнела из-за смущения, с другой стороны подходит Мэган, с решительным выражением лица. Нарцисса опускается на колени рядом с сыном, без слов спаивает парню пузырёк зелья, в это же время такой же пузырёк Мэгги споила Рейчел. Матери (Мэган растила Рейчел с четырёх лет) отходят в стороны, молодая мулатка опускается к блондину, у обоих уже блестят глаза, они покраснели, их дыхание потяжелело. Драко поднял дрожащую руку к халату девушки, одним движением распахивая тот. Рейчел нависла над парнем, давая несколько секунд насладиться своей наготой, потом плавно опустилась и они слились в горячем поцелуе. Руки блондина спрятались под халатом девушки, Рейчел запустила пальцы в платиновые волосы парня.

Вид на чужой «первый раз» не вызвал у меня ни отторжения, ни особого интереса, но условия того требуют. Пока кто-то краснел от охов-вздохов молодожёнов, а кто-то наблюдал с интересом, я просто отбывал повинность. Кагура и обращение к Аматэрасу, плюс много магии, позволили вырвать проклятие превращения, но данный ритуал — это просьба о благословении к плодородию, и мы его получили. Однако, не стоит забывать о старых проклятиях рода Малфой, которые немного ослабли из-за ритуала, так что последняя часть действа, плюс зелья для зачатия двойни мальчиков, да ещё чистая от проклятий девушка в роли невесты, плюс древнейший ритуал «свидетельства», то есть первый раз молодожёнов на глазах людей, и как итог: в момент кульминации пары, благодаря магии и зелью Рейчел забеременеет двойней, а родовые проклятия рода Малфой разрушатся. А если Нарцисса и Люциус после ритуала не станут лениться, и хорошенько потрудятся, то и у них будет второй ребёнок, или даже парочка — зависит от старания. А ещё в момент снятия всех проклятий с Драко, а заодно и с его родителей, род Малфой становится моими вассалами — такую цену я поставил, а они — согласились.

Через несколько минут девушка опала на своего мужа, из которого поднялось облако грязно-коричневого цвета. Точно такие же облачка вышли и из его родителей. Грязь проклятий выцвела и осыпалась пеплом, тут же подхваченным ветром. Вот и всё.

Примечания:
Дозо)
Много мыслей, много слов хочется сказать по поводу некоторых комментов, но я скажу только это: господа и дамы, Сора никогда не был интриганом или афигеть каким шахматистом (автор, кстати, тоже), поэтому и изящных кружев интриг нет. Насчёт же логики... люди сами по себе не логичны, хаотичны даже, а раз не нравится — просто не читайте — Фикбук большой!
О методе выращивания василисков: все маги от природы не в себе, у всех крыша немного (или много) того, плюс господин Sinoptic написал отличный мысль в коммах на эту тему.
Всё, спасибо за внимание! И ещё, автор надеется на пожертвования (если у вас есть такая возможность):
Webmoney R826041875978
U434618952950
Карта Приват Банк: 5168-7554-1781-1433
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.