И всё-таки

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Фантастические твари и где они обитают

Пэйринг и персонажи:
Серафина Пиквери
Рейтинг:
G
Жанры:
Психология, Пропущенная сцена
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
«Посмотрите в её глаза, посмотрите на её кожу. Об этом молчат, но каждый думает об этом — каждый, кто наблюдал её, кто говорил с ней чуть более откровенно, чем дозволено говорить в стенах Конгресса». Фантазия на тему принадлежности Серафины к вудуистским мамбо.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Серафина является обладательницей палочки от Виолетты Бове. Палочка сделана из древесины болотного боярышника и содержит сердцевину из шерсти ругару (опасное существо с головой собаки).
Ругару — оборотень в фольклоре франкоязычных жителей Луизианы. Считается, что ругару становятся люди, которые продали свою душу дьяволу.
22 марта 2017, 15:12
      Если иудео-христианские религии велят вам подавлять ваши эмоции, боги вуду говорят, что страсть заслуживает уважения, что гнев может быть оправдан, что в воле к власти нет ничего постыдного.
      Они не будут убеждать вас в том, что половое влечение «недуховно» или что заклинания для привлечения денег — это «низшая» магия. Не будут они и утверждать, что проклятия запрещены и «возвращаются к пославшему их». Всё это вздор, распространяемый неудачниками, которые используют ловушки «духовности» для оправдания собственного бессилия; в их извращенном восприятии неудача становится доказательством духовного продвижения.
      Боги вуду — от мира сего, и для них мир — хорош, как и те желания, которые он порождает.

— «Вуду в мегаполисе», Блэк Джейсон




      …Уже никто в современном американском магическом обществе не верит в подобные предрассудки. Давно миновала Гражданская война; теперь войны, сотрясающие мир — и нас, — носят совершенно иной характер.
      В наше время никого не заботит происхождение мага и его цвет кожи. Важны лишь его принципы, его идеи, его — как сказать? — производительность. Мы, американцы — и маги, и не-маги — ценим свободу воли и профессионализм.
      Свободу, которой человек умел бы грамотно распоряжаться.
      Профессионализм, который бы он подтверждал из раза в раз очередным своим верным суждением и поступком.
      Среди магов МАКУСА достаточно тех, кто обладает качествами, свойственными исключительно профессионалам — и профессионалам исключительным.
      Серафина Пиквери, безусловно, одна из них.
      Начиная с момента своего вступления на пост президента, она не дала ни единого повода усомниться в правильности решения, принятого Конгрессом. Из года в год она оправдывает возложенные на неё надежды и оказанное ей доверие.
      И всё-таки — всё-таки…
      Что-то было в ней с самого начала. Какая-то странная, неодолимая воля скрыта в её глазах. Ни одному здравомыслящему человеку не придёт в голову назвать её женщиной дикой, пылкой или хотя бы спонтанной, но…
      Её магической силе покровительствует образ ругару — твари с луизианских болот. Посмотрите в её глаза, посмотрите на её кожу. Об этом молчат, но каждый думает об этом — каждый, кто наблюдал за ней, кто говорил с ней чуть более откровенно, чем дозволено говорить в стенах Конгресса.
      Разумеется, вы скажете: вудуистские ведьмы — пережиток прошлого. Вы будете правы. Кровавые ритуалы, пляски на раскалённых камнях и горящие костры — всё это баловство, всё это дикарство, дающее лишь иллюзию силы тем, кто был изначально её лишён.
      И всё-таки — всё-таки…
      Восхождение Серафины на президентский пост ныне принято считать решением неоспоримым, но среди работников МАКУСА ещё находятся те, кто помнит: в 1920-ом году эта должность ускользнула от Персиваля Грейвса образом совершенно необъяснимым.
      Необъяснимые вещи случаются с нами и вокруг неё ежечасно, ежедневно.
      Как правило, они незаметны, а, может, мы просто привыкли к ним.
      Серафина Пиквери — человек исключительного ума и прагматик до мозга костей. Она способна мыслить огромными масштабами, не отвлекаясь на частное. Она хладнокровна, принципиальна, сдержанна.
      Полагать, что в её венах течёт кровь луизианских «мамбо», право дело, смешно.
      И всё-таки — всё-таки…