Безумный дух? 66

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион», Толкин Джон Р.Р. «Арда и Средиземье» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Намо, Финвэ, Феанор, Маэдрос, Маглор, Карантир, Куруфин, Нэрданэль Мудрая, Келегорм, Арэдель Белая, Эол
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фэнтези, Мистика, Даркфик, Hurt/comfort, Songfic, Мифические существа, Пропущенная сцена
Размер:
Макси, 156 страниц, 44 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Мне нра!» от ElvenGard
«Я за такой пост-канон!» от DarkEldar
«За бесподобный фф» от ЛуННая_Волчица.
«Отличная работа!» от СветлаяВолчица
Описание:
И рассыпалось его hroa пеплом. И не имел он ни кургана, ни гробницы...

Я думал, что история закончена, когда написал драббл про Безумного духа. Однако Пламенный решил иначе.
Продолжение пишется после многочисленных просьб рассказать, что было дальше с душами Фэанаро и феанориан в чертогах Мандоса. Время перед Дагор Дагорат. И возможно, уже слышна увертюра Второй Песни...

Посвящение:
Мятежному Духу

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
https://www.youtube.com/watch?v=yJ564b5YLlQ Пепел
https://www.youtube.com/watch?v=1LTWwpSM0f8 Catharsis - Симфония Огня
37-е место в топе "Джен по жанру Songfic" 30 марта 2017 года

Продолжение истории про Пламенного Духа https://ficbook.net/readfic/6878268
https://ficbook.net/readfic/7360430

Мы вместе!

27 сентября 2017, 17:11
Примечания:
https://www.youtube.com/watch?v=kJ0n-1FmFiw Van Canto - Lost Forever
https://www.youtube.com/watch?v=63C0fupZjDE Catharsis – Мы победим!
      Сумрак. Пелена тумана. Яркая вспышка света. Тьелкормо мотает головой из стороны в сторону, сильнее смыкая веки. Но держащие его руки? Их не спутать ни с чьими другими. Отец? Горячее дыхание рядом. Fёa Светлого верит и не верит в присутствие рядом Фэанаро. Пламенный дух летит сквозь тьму Небытия. Торопится. Атто. Где ты был раньше? Я хочу. Мне надо. Нет, не так. Нам нужно. Мы… неужели мы всё-таки встретились в чертогах Мандоса?

— Потерпи, Турко, — огненный силуэт Фэанаро, держа душу сына в руках, легко пролетает сквозь защитный барьер дома. Приняв облик эльфа, бежит по дорожке от калитки к крыльцу, с шумом распахивает дверь в дом. Стремительно шагает по коридору. Из кухни выглядывает Нельо, его глаза округляются. Следом за ним оттуда высовываются ещё две рыжеволосых головы. Старший пытается удержать близнецов, но те выскакивают навстречу отцу.

— Атаринья! Что с ним? Он ранен?

— Я нашёл душу Турко, — Фэанаро продолжает бережно прижимать к себе окровавленного сына. Прибежавший из сада Макалаурэ молча начинает помогать отцу обрабатывать порезы на руках Светлого: он почему-то не удивлён наличию у души телесных ран.

— Что случилось? — из мастерской выходит хмурый Атаринкэ, недовольный, что ему помешали. — Турко?!

— Всё будет хорошо, — отец кивает подбежавшему Куруфину, получше перехватывает раненого.

      Когда осколки вынуты из ладоней Тьелкормо, руки тщательно перевязаны, а с лица смыта кровь, все братья облегчённо вздыхают. У Светлого изранены только ладони. Всё лицо было залито кровью, но глаза оказались целы и невредимы. Тьелкормо смотрит на взволнованные лица братьев, собравшихся вокруг него. Чувствует, что Фэанаро всё ещё держит его на руках.

— Пусти! Я сам! — угрюмо набычившись, Светлый предпринимает попытку освободиться из отцовских объятий.

— Конечно, сам, — поддакивает ему Фэанаро. На лице Пламенного появляется радостная улыбка. — Турко, узнаю тебя! Заискрил, заискрил!

— Как долго ты его искал, атто! — облегчённо выдохнув, братья с весёлым смехом начинают тормошить Тьелкормо. — Он забрался в самый-самый дальний предел чертогов?

— Что у тебя с глазами, торонья? — близнецы пытаются заглянуть в лицо, привычно спрятанное за длинными светлыми прядями.

— Я в порядке! Отстаньте! — Светлый ворчливо отмахивается, но Фэанаро только сильнее прижимает его голову к своей груди, пряча от остальных сыновей мокрое от слёз лицо Тьелкормо. Тот всхлипывает, неумело обнимая отца перевязанными руками.

— Ты дома, сынок. Мы тебя все любим, — от Пламенного идёт жаркая волна, которая согревает стылую душу Светлого. Ледяной осколок в сердце плавится от забытого, но такого родного отцовского огня. И все страхи, что измучили Тьелкормо за время пребывания в чертогах Забвения, кажутся такими мелочными. Как он мог усомниться в том, что другой, не такой, как братья? Отец рядом, он никогда не давал повода думать, что Светлый чем-то отличается от остальных. И сейчас Фэанаро прижимает сына к своей груди. Успокаивая, гладит по голове.

— Атаринья… я балбес… — Тьелкормо пытается успокоить бешено стучащее сердце.

— Ремня бы тебе, — почувствовав, что сын прекратил вырываться и его душа вновь не исчезнет среди безмолвия Небытия, Фэанаро отпускает его. Нельо приносит с кухни кружку, подаёт младшему.

— Благодарю, — кивает старшему Турко, жадно пьёт воду. Его зубы выбивают дробь по стенке чашки. Вновь оглядывает окруживших его братьев. — Мы теперь все вместе в чертогах Намо?

— Морьо нет, — задумчиво качает головой Куруфин. — Где он, только гномы знают…

***


— Линдо…

— Что, Турко? — менестрель оторвался от исписанного нотного листа и поднял голову на вошедшего Светлого.

— Я…

— Давай-как перевяжу, — Макалаурэ заботливо усадил младшего у окна. С тревогой осмотрел на повязки, сквозь которые продолжала сочиться кровь. Как такое возможно? Стараясь не выдавать своего волнения, менестрель приготовил свежие бинты. Тьелкормо сидел на стуле, безвольно уронив израненные руки на колени. Он наблюдал, как за окном, в саду Куруфин закидывает верёвку на толстую ветвь яблони.

— Я хочу… — Турко поморщился, когда брат стал разматывать повязки.

— Потерпи, — Макалаурэ тихонько замурлыкал себе под нос, пытаясь нехитрым мотивчиком унять боль.

— Я хочу задать тебе глупый вопрос, — Светлый вздохнул. — Можно?

— Да хоть десять! — Макалаурэ кивнул, отбросив окровавленные бинты. — Когда ещё беседовать по душам, как не в чертогах Мандоса?

— А, ладно, — решительно тряхнул светлыми волосами Тьелкормо. — Линдо, ты или Руссандол когда-нибудь звали меня принцессой?

— Что? — менестрель опустился на корточки перед сидевшим на стуле младшим, держа его руки в своих. — Почему ты сейчас вспомнил об этом?

— Это было глупо спрашивать, — мотнул головой Светлый. Но Макалаурэ заметил, что кровь из порезов потекла сильнее.

— Тьелко, ты не можешь этого помнить. Ты был совсем маленьким! Года два-три самое большее!

— Так это правда?

— Да. Хорошо, я тебе расскажу, — настала очередь Макалаурэ покачать головой и тяжело вздохнуть. — Мы с Майтимо играли в воинов, а ты требовал, чтоб мы взяли тебя в игру. Отец, наверно, был на охоте, а мама — на кухне. Мы были втроём.

— Причём тут детские игры? — Светлый задумчиво смотрел в окно, где Искусник доделал качели на дереве, и Амбаруссар вдвоём с весёлым смехом залезли на них.

— Мы сделали себе плащи из покрывал, а ты всё ныл и ныл, — после паузы продолжил вспоминать Макалаурэ. — Тогда мы решили сделать из тебя принцессу, которую будем спасать от врагов. Заплели тебе косички, завязали бантики, нарядили в снятую с окна занавеску. Подвели к зеркалу. Ты разревелся, грохнул по нему какой-то игрушкой, и оно сломалось. Мы с Майтимо тогда сильно испугались. Не знали, что делать сначала - заметать осколки или искать тебя.

— Я тогда удрал в лес? — Тьелкормо перевёл взгляд с окна на старшего, продолжавшего сидеть перед ним на корточках. Макалаурэ кивнул, всё ещё держа ледяные ладони брата в своих руках. — Мы подумали, что ты убежал в лес. Искали тебя сначала вдвоём, потом с мамой. Она, наверно, заставила отца искать тебя в лесу. Но ты прятался у родителей в спальне. В шкафу. И сидел там плакал. Мама тебя нашла и расплела косички. Но когда ты подрос, ты и правда, стал часто сбегать в лес. Я не думал, что ты это можешь помнить…

— Я помнил. Всю жизнь… — Турко хотел сжать руки в кулаки, но Макалаурэ не разрешил ему это сделать.

— Смотри, кровь перестала течь, — менестрель показал младшему брату на его ладони. — Твоя душа больше не кровоточит, Светлый.

— Да, — Тьелкормо обнял старшего. — Благодарю. Мне стало легче.

***


— Нельо, вы молодцы! — довольно улыбаясь, Фэанаро хлопнул старшего сына по плечу.

— Ты о чём, атто?

— Вы придумали вокруг дома защитный барьер из музыки? Я вами горжусь! — Пламенный Дух выглянул в окно, кивая Майтимо на чуть слышно гудевшую призрачную сферу.

— Пришлось, — вздохнул сын.

— Что у вас тут произошло без меня? — отец услышал тревожные нотки в голосе Нэльяфинвэ. Обернулся.

— Помнишь, когда мы с тобой уснули, тени пытались разрушить наш дом?

— Да.

— В этот раз безликие пытались утащить Амбарусса. Мы смогли отбить его.

— И меня не было с вами! — Фэанаро нахмурился.

— Атто, мы смогли. Когда перестали петь, вокруг дома возникла защита. Это совершенно случайно получилось, само собой.

— Ты думаешь, это проделки Моргота? Ему всё неймётся! - облик Пламенного засветился от негодования.

— Нет. Не уверен, что это Чёрная Морда, — Нэльяфинвэ покачал головой и задумчиво посмотрел на защитный барьер.

— Только бы мне выбраться из чертогов Намо! Я доберусь до Моргота! — погрозил кулаком в окно Пламенный Дух.


По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.