Безумный дух? 62

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион», Толкин Джон Р.Р. «Арда и Средиземье» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Намо, Финвэ, Феанор, Маэдрос, Маглор, Карантир, Куруфин, Нэрданэль Мудрая, Келегорм, Арэдэль Белая, Эол
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фэнтези, Мистика, Даркфик, Hurt/comfort, Songfic, Мифические существа, Пропущенная сцена
Размер:
Макси, 156 страниц, 44 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«За бесподобный фф» от ЛуННая_Волчица.
«Отличная работа!» от СветлаяВолчица
Описание:
И рассыпалось его hroa пеплом. И не имел он ни кургана, ни гробницы...

Я думал, что история закончена, когда написал про Безумный дух. Однако Пламенный Дух решил иначе.
Продолжение пишется после многочисленных просьб рассказать, что было дальше с душами Фэанаро и феанориан в чертогах Мандоса. Время перед Дагор Дагоррат. И возможно, уже слышна увертюра Второй Песни...

Посвящение:
Мятежному Духу

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
https://www.youtube.com/watch?v=yJ564b5YLlQ Пепел
https://www.youtube.com/watch?v=1LTWwpSM0f8 Catharsis - Симфония Огня
37-е место в топе "Джен по жанру Songfic" 30 марта 2017 года

Продолжение истории про Пламенного Духа https://ficbook.net/readfic/6878268

Поиски истины

29 января 2018, 22:33
Примечания:
https://www.youtube.com/watch?v=GMCQvhzwgn4 Инсульт - Марш смертников
https://www.youtube.com/watch?v=RgjcYEc2qWs BRAINSTORM - In These Walls
      Сумрачный ветер будит костры,
Воздух, до боли пропитанный бредом,
Теснится в моей груди.
Кто будет мёртвым, кто будет первым?
Я или ты, или кто-то из них?
Солнце, оскалившись, лупит по нервам,
Вставай, надо идти!

Левой, левой, чётче шаг,
Сдохни — и пусть боги смеются!
Где ты видел путь назад?

      Очнись, нам уже не вернуться…
Левой, левой, жизнь — дерьмо,
Так зачем за неё цепляться?
Выживут те, кому повезло,
А мы умеем лишь одно —
Не сдаваться…

Боги забыли о нашей судьбе,
Счастья нет, но мы ещё живы.
Шаг вперёд — и это ответ,
А позади наши могилы.
Мы разучились смотреть назад,
Поздно, всё осталось вчера
Шаг вперёд… Я вижу, брат,
Звёзды в твоих глазах…

Инсульт - Марш смертников



— Отец, ты куда? — Атаринкэ с Тьелкормо с тревогой наблюдали за сборами отца. Пламенный мельком взглянул на них и молча отвернулся. Но затем, словно что-то решив для себя, с улыбкой обнял оставшихся сыновей.

— Вы уже виделись с Майтимо, Кано и Амбаруссар, правильно?

— Да, отец, — сыновья кивнули.

— Кого с нами не было?

— Морьо?

— Правильно. Значит, кого я буду искать в первую очередь?

— Деда и Карнистиро?

— Всё верно. Нужно найти их. Отца не выпустили, потому что я почувствовал близость его fёa, когда только попал сюда, но тогда Ниэнна не дала мне приблизиться к нему, — Фэанаро нахмурился. — А ещё мне показалось, что здесь, в чертогах Мандоса нет души моей матери…

— Это как, атаринья? Ты можешь рассказать поподробнее? — дети с немой мольбой посмотрели на Пламенного.

— Я никого из семьи не чувствовал рядом, — покачал головой Атаринкэ. — А ты, Тьелко?

— Моя душа была занята самопожиранием и поисками… но не семьи, — буркнул Туркафинвэ. — Какой же я был дурак! Заниматься всякой ерундой вместо того, чтобы искать братьев!

— Тьелко, не вини себя. Для этого и созданы чертоги Владыки Судеб, — Фэанаро легонько похлопал сына по плечу и провёл горячей ладонью по его волосам. — Я теперь тоже мудрее и многое воспринимаю по-иному. Вспомни, как изменилась к худшему наша жизнь, когда Манвэ освободил своего братца? Мы тогда не понимали, что искажение как коррозия проникло в нашу семью.

— Да, атто, точно! Коррозия. Плесень. Как не назови, но тогда Моргот сумел найти слабое место в нашем доме! Будь он проклят! — сжал кулаки Куруфинвэ.

— Сын, мы были молоды и чисты душой, и очень доверчивы, — вздохнул Фэанаро и прижал к себе Атаринкэ так, что он уткнулся носом в отцовское плечо. — И мир вокруг нас был юн и свеж. Не надо жалеть о жизни в благословенном краю. Мы всё равно хорошо жили.

— И с аммэ ты стал ругаться после того, как Моргот зачастил к тебе в мастерскую, — упрямо мотнул головой Тьелкормо. — И если вспомнить, мы всегда жили дружно с детьми Ноло и Арьо!

— Да, брат, до тех пор, пока не явился этот Великий Искаженец, — согласился Атаринкэ, прижавшись к отцовскому плечу. — Всё началось именно тогда, когда валар выпустили отсюда этого гада.

— Отец, а ты постоянно был здесь? С тех пор, как сгорел? — не выдержал и спросил Светлый, пытаясь оттянуть время расставания. Он судорожно сглотнул, когда Фэанаро и его крепко прижал к себе.

— Нет, Тьелко.

— Нет? — Атаринкэ поднял голову и посмотрел отцу в глаза. — Как это нет?

— А где же ты был? — Туркафинвэ удивлённо уставился на отца. — Мы думали, что сбылось пророчество Намо, и ты…

— Нет. И ещё раз нет, — Пламенный с печальной улыбкой покачал головой. — Всё было иначе.

— Нам опять наврали! — нахмурился Атаринкэ.

— Я не знаю, кто это придумал, но моя fёa после боя с балрогами не покинула Эндорэ. Тело сгорело, а душа разлетелась над Ардой подобно искрам от костра.

— Да как такое возможно? — Тьелкормо смачно выругался. Отец незримо был рядом с ними всю их жизнь в Эндорэ?

— Мне это не ведомо, я не Эру и не вала, — усмехнулся Фэанаро. — Но я всё видел и всё знаю о вашей жизни. Тьелко, тебе стыдно?

— Да уж были некоторые моменты, которые я предпочел бы стереть из своей памяти, — Туркафинвэ скривился, словно откусил кислое яблоко.

— Думаешь, что-то бы изменилось, если бы мы знали, что отец видит нас? — хмыкнул Атаринкэ.

— Может быть, и к лучшему, что вы не чувствовали этого. Но я про вас знаю всё.

— Атаринья, у меня были видения или сны, что ты рядом, — Куруфинвэ не опустил глаза, когда отец внимательно посмотрел на него. — Мне нечего стыдиться! Только прошу, останься сейчас с нами и расскажи мне про…

— Нет. Тебе лучше не знать про Тьелпэ, — сыновья почувствовали, как отцовский гнев ярым пламенем взвился вверх, и как мгновенно полыхнули огнём глаза Фэанаро. — У нас будет ещё много времени, целая вечность, чтобы поговорить!

— Но отец…

— Запомните, если вы ослабите внимание и слуги Намо почувствуют слабину в ваших душах, Форменос исчезнет! Не забывайте об этом! А мне нужно найти отца и Карнистира!

      С этими словами Пламенный на глазах у сыновей стал терять свою телесную оболочку, превращаясь в огненный фантом. Феанариони невольно отступили от отца.

— Aiya Feanaro! — вырвалось у Атаринкэ.

— Aiya Feanaro! — повторил вслед за ним Тьелкормо.

      Загудев, пламя взметнулось вверх и исчезло. Оставшись вдвоём, братья обнялись и пошли исследовать воссозданную их пением крепость.

***


      Взмыв вверх бушующим огненным вихрем, Фэанаро раскалённым смерчем пронёсся сквозь затхлую тишину Небытия. Пламень бешено гудел, и тени шарахались от него, наполняя чертоги тонким, леденящим душу визгом. Для начала Дух разогнал своим слепящим яростным огнём осаду вокруг Форменоса, заставив слуг Намо забиться в самые дальние щели. Однако злость и гнев заставили Фэанаро умчаться дальше по душным тёмным коридорам.

— Как жаль, прекрасное было полотно, — Вайрэ покачала головой, рассматривая гобелен, обуглившийся по краям после шалости Амбаруссар. Среди её верных майяр прошелестел печальный вздох. Уйдёт немало времени прежде, чем они смогут исправить утраченную картину прошлого.
      Внезапная вспышка света заставила Вайрэ и её прислужниц отступить назад. Бушующий Дух огня шагнул к испорченному полотну, прекратив свои неистовые метания по мрачным коридорам Мандоса. Увидев мятежную душу, Вайрэ не произнесла ни слова, а Фэанаро провёл ладонью по полотну. Прислужницы за спиной валиэ дружно ахнули, подумав, что сейчас гобелен бесследно исчезнет, испепелённый безумным пламенем. Однако этого не произошло: наоборот, пыльная ткань очистилась, сожжённые места восстановились, и картина прошлого ожила, наполняясь сочными красками. Пламенный Дух прошёлся по коридору, воссоздавая казалось бы навсегда утраченные полотна.

— Фэанаро, — решилась окликнуть его Вайрэ, когда огненный силуэт готов был скрыться за поворотом.

— Что? — Пламенный Дух обернулся и исподлобья, угрюмо сверкнул глазами на валиэ.

— Зачем ты это сделал?

— Что именно? Убил телэри, сжёг корабли или что-то ещё?

— Нет. Зачем ты сейчас помог восстановить гобелены?

— А почему я не должен этого делать? Полотна пострадали от моих сыновей, — Пламенный сложил руки на груди, наблюдая, как Вайрэ подходит ближе и рассматривает заискрившиеся новыми красками картины.

— Но ты…

— Должен всё разрушать? — Фэанаро ухмыльнулся. — Нет. Валиэ, ты ошибаешься. Это вы в кругу Судьбы просили меня уничтожить моё величайшее творение. Мастера, который по воле Эру пришёл в Арду создавать. Создавать, а не убивать и крушить всё подряд. Не надо путать меня с Великим Искаженцем.

— Фэанаро! Погоди!

— Я слушаю, — душа огненного нолдо светилась изнутри подобно тлеющим углям, вдруг напомнив валиэ о тепле очага.

— Ты должен…

— Нет, Вайрэ. Я никому ничего не должен, — покачал головой Фэанаро. — Это ты должна передать Намо, что запирать душу Творца до Второй Песни в чертогах Небытия, крайне глупо. Не думаю, что Эру Илуватар одобрил бы ваши действия.

— Как ты можешь осуждать…

— Да, да, валар всегда правы. Я помню. Отдать Эндорэ на растерзание Морготу и его прихвостням было одним из лучших ваших решений. Прикажешь мне радостно похлопать в ладоши и попрыгать до потолка? — Пламенный ухмыльнулся. — Да о чём это я? Кого интересует мнение души какого-то давно сгоревшего нолдо?

— Фэанаро, ты не прав!

— Да, я помню. Моя семья проклята. Можешь не напоминать, — Пламенный снисходительно посмотрел на валиэ. — Но то, что я видел за много веков в искажённой Арде, не похоже на мудрое и справедливое правление Манвэ. Извини, наверно, я тебя утомил своей болтовнёй.

      Огненный вихрь взметнулся вверх, потом с гудением унёсся куда-то вдаль, в темноту чертогов Небытия.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.