Безумный дух? 62

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион», Толкин Джон Р.Р. «Арда и Средиземье» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Намо, Финвэ, Феанор, Маэдрос, Маглор, Карантир, Куруфин, Нэрданэль Мудрая, Келегорм, Арэдэль Белая, Эол
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фэнтези, Мистика, Даркфик, Hurt/comfort, Songfic, Мифические существа, Пропущенная сцена
Размер:
Макси, 156 страниц, 44 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Мне нра!» от ElvenGard
«Я за такой пост-канон!» от DarkEldar
«За бесподобный фф» от ЛуННая_Волчица.
«Отличная работа!» от СветлаяВолчица
Описание:
И рассыпалось его hroa пеплом. И не имел он ни кургана, ни гробницы...

Я думал, что история закончена, когда написал про Безумный дух. Однако Пламенный Дух решил иначе.
Продолжение пишется после многочисленных просьб рассказать, что было дальше с душами Фэанаро и феанориан в чертогах Мандоса. Время перед Дагор Дагоррат. И возможно, уже слышна увертюра Второй Песни...

Посвящение:
Мятежному Духу

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
https://www.youtube.com/watch?v=yJ564b5YLlQ Пепел
https://www.youtube.com/watch?v=1LTWwpSM0f8 Catharsis - Симфония Огня
37-е место в топе "Джен по жанру Songfic" 30 марта 2017 года

Продолжение истории про Пламенного Духа https://ficbook.net/readfic/6878268

По ту сторону моря

19 марта 2018, 13:10
Примечания:
https://www.youtube.com/watch?v=3rdK3HfLl0E ДДТ - Ветер
https://www.youtube.com/watch?v=XBSqQPP4aVM The Skye Boat Song - Ella Roberts
      Поиски увенчались успехом, Нэрданэль нашла Друга на пустынном берегу моря. Большой лохматый пёс лежал на нагретых солнцем камнях, наблюдая за набегающими на берег ленивыми волнами. Услышав голос эльфийки, с радостным лаем вскочил с места и бросился ей навстречу.

— Друг! Где ты пропадал? — Нэрданэль взъерошила чёрную шерсть на мощном загривке пса. Энергично виляя хвостом, Друг широко, во всю пасть зевнул в ответ. Однако когда они добрались до аэропорта, возникли непредвиденные проблемы — собаке нужен был паспорт, а ещё просторная клетка для перевозки. Служащий аэропорта равнодушно положил на стол перед Нэрданэль правила перевозки крупных животных. Вакцинация от бешенства, справка о ней, разрешение на вывоз от кеннел-клуба, что пёс не представляет ценности для разведения… Эльфийка читала и не могла понять, что ей сейчас делать и где что брать. Сколько времени понадобится на то, чтобы выполнить все эти условия? Вдруг пёс мягко прихватил зубами за ткань рукава её платья и потянул нолдиэ на выход из здания.

— Друг? — Нэрданэль вышла за ворота аэропорта, подчиняясь зовущему её псу. Чёрный ньюфаундленд требовательно лаял до тех пор, пока эльфийка не направилась вслед за ним в ближайший сквер. — Что случилось? Ты хотел погулять? Друг, нам с тобой нужно уехать в другую страну. Там мой сын. Ты можешь мне помочь найти Карнистира. Он такой непутёвый…

— Гав! — словно согласившись с ней, пёс закружился на месте. Гоняясь за своим хвостом, он двигался всё быстрее, пока не превратился в чёрный вихрь. Эльфийка от неожиданности отпрянула назад, прикрыла ладонью рот, чтобы не вскрикнуть. Что это? Чары? Круговорот смерча уменьшался в размерах всё сильнее и сильнее — вскоре на траве осталась лежать статуэтка из эбонитового дерева. Нэрданэль бросилась к ней, взяла в руки — теперь Друг легко умещался на её ладони. Нолдиэ поцеловала тёплую на ощупь фигурку. — Благодарю.

      Но служащие аэропорта потребовали бумагу, что вывозимая из страны статуэтка не представляет художественной ценности. Бродяги устроили доброй женщине встречу, на которой за некоторую сумму вознаграждения все формальности были соблюдены, и на следующий день Нэрданэль без проблем села в самолет, улетавший в Лондон. Ещё несколько напряженных дней, наполненных переездами и перелётами, и вот эльфийка стоит на вершине одной из серых скал, глядя на безбрежную ширь Атлантического океана. Нэрданэль вытащила из кармана куртки статуэтку и, крепко держа фигурку собаки в руке, показала открывшуюся вокруг панораму местности. — Ela! Вот мы и на месте, Друг. Посмотри!

      Статуэтка в руке стала теплее — на чёрной поверхности заиграли всполохи искр. Вскоре от невыносимого жара пришлось поставить фигурку на плоскую поверхность серого замшелого камня. Статуэтка внезапно полыхнула огнём и… к Нэрданэли бросился оживший пёс. Положив ей лапы на плечи, слизнул жарким языком непрошеные слёзы, ткнулся мокрым носом в щёку.

— Друг, мы на месте.

      Покрутившись вокруг эльфийки, пёс с громким лаем умчался к океану. Нэрданэль вздохнула, надеюсь, я сделала всё правильно, мельдо. В ответ на её слова, на шее мгновенно нагрелся и тут же остыл камень в подвеске, сделанной мужем. Услышал. Нолдиэ легко подхватила рюкзак, в который умещались все её нехитрые пожитки, неторопливо следуя вдоль кромки воды за псом, радостно носившимся за стаями орущих чаек.

      Останавливаясь на ночлег в прибрежных гостиницах, эльфийка доставала из рюкзака планшет и просматривала ирландские новости. Вдруг да и мелькнёт какая-нибудь весточка о сыне. Эх, Морьо, Морьо, где же ты можешь быть, сынок? Иногда в голову Нэрданэль исподволь пробиралась мысль, что ей привиделась вырезанная на мачте звезда, и конечно, Карнистира тут в принципе не может быть. Нолдиэ гнала сомнения прочь, она по осанвэ почувствовала близость сына. Мрачного ни с кем не перепутать! Однако кто-то очень сильно не хочет, чтобы они встретились…

***


      Карантир научился влиять на приборы, чтобы они не реагировали на его движения. Поначалу это было трудно, и шприц с инъекцией снотворного вновь отправлял его в забытье. Но нет худа без добра, за это время поврежденные кости срослись, а эльф набрался сил. Правда, его бесила еда через трубочку, которая была вставлена в рот. Кто додумался до такого извращения, морготово искажение!
      Дождавшись наступления темноты, Морьо отцепил провода и мысленно успокоил приборы, дёрнувшиеся сообщить людям о его пробуждении. Огоньки на контрольном пульте возмущённо заморгали, но тревога не сработала. Эльф встал. Прошёлся по палате. Всё тихо. Накинув себе на плечо конец простыни как тогу, Карантир ухмыльнулся, он вспомнил слово, которым называла этот вид одежды Летиция. Интересно, где она теперь? Лежа в палате реанимации, Мрачный по началу часто представлял, как двери открываются и заходит его юная подружка. Но вскоре нолдо понял, что его мечты никогда не сбудутся — очередная проделка Намо. Может быть, и сама дева была только в мыслях Карантира, а не наяву? Тем более, у неё на шее оказался кулон, который лорд Таргелиона дарил херову тучу столетий назад Халет. Как такое возможно? Однако Морьо ловил себя на мысли, что если бы он добрался до палантира, то непременно бы нашёл на просторах интернета хоть какую-нибудь информацию о так внезапно сбежавшей деве.

      Эльф осмелел, заметив, что приборы молчат, и никто не ворвался в палату со шприцем в руках. Как следует размялся, заставляя кровь быстрее бежать по жилам, а мышцы — вспомнить былые умения. Перебрал на столике возле приборов медицинские инструменты, но ничего колюще-режущего не нашлось. Из коридора донёсся чей-то весёлый голос. Тенью скользнув к дверям, верхняя часть которых была прозрачной, Карантир притаился у стены и выглянул в коридор. По нему шла молоденькая медсестра, катившая перед собой столик на колёсах. Когда она, забежав по очереди в несколько палат, открыла двери в палату эльфа, Мрачный успел обругать на кхуздуле не только всех валар, но даже майяр.

— Меллон! — Карантир обнял ничего не подозревавшую деву сзади. Та от неожиданности выпустила край столика из рук.

— Что?

— Скажи друг, и я войду, — эльф продолжал её обнимать сзади, горячо дыша в ухо.

— Как ты встал? — медсестра пыталась обернуться. Её сердце бешено колотилось в груди, она ещё ни разу не видела, чтобы пациент, лежавший несколько дней без сознания в реанимации, так быстро восстановился. — Это невозможно!

— Ерунда! Я хочу войти в твои врата, — не унимался Карантир, помня, как это безотказно действует на дев. — Для меня нет ничего невозможного!

— Прекрати! Сейчас охранник увидит нас на экране камер слежения, и меня уволят! — у медсестры вспыхнули щёки, когда «лежачий» пациент нахально полез руками ей под халат.

— Тогда давай найдём такое место, где нас не увидят, — Мрачный разрешил деве обернуться и поцеловал в губы. — Хорошо? А потом ты расскажешь, кто и откуда за нами наблюдает?

— Какой ты! — в перерывах между поцелуями и объятиями смогла выдохнуть медсестра. — Горячий!

— Я — сын Пламенного, я обязан быть горячим, — Мрачный тщательно подбирал слова, чтобы дева его поняла. — Так, где ты говоришь, нас не увидят?

      Охранник оторвался от созерцания грудастых девиц в глянцевом журнале и, уставившись на монитор, удивлённо протёр глаза. Он спит и ему снится, что на экране идут кадры порно? В окошке камеры видеослежения мелькало изображение пары, занимающейся тем, чем не должно заниматься медперсоналу и пациенту отделения реанимации. Стряхнув с себя дремоту и смачно выругавшись, охранник приблизил изображение, транслируемое из одной из палат интенсивной терапии. То, что он там увидел, заставило его быстро покинуть свой пост и лично проверить палату. Камеры не наврали — он убедился в реальности происходящего, едва распахнув дверь.

— Что здесь происходит? Эй, дружок, ты не слишком ли энергичен для ожившего трупа? — рявкнул охранник, пытаясь пресечь «действо», однако Карантир, мельком оглянувшись на него, не думал останавливаться. Когда человек вытащил шокер и решил подойти ближе, чтобы успокоить не в меру живого пациента, то вмиг оказался сбитым с ног столиком, который резко катнул в него Морьо, а разряд шокера пришёлся по самому охраннику. Мрачный кулаком объяснил глупому адану, что вмешиваться в открытие врат некрасиво и крайне неблагоразумно, но дева успела в это время подхватить с полу свой халат и выскочить из палаты. Сработавшая сигнализация заставила проснуться остальную охрану. Однако появление ещё большего количества людей не помешало Карантиру уложить их отдыхать рядом с первым аданом.

— Вау, вау! Браво! — вошедшая в комнату дева восторженно похлопала полуобнаженному Мрачному, опять накинувшему на себя простыню вместо одежды и зло пинавшему валявшихся на полу охранников.

— Ты кто? — Карантир с недоверием посмотрел на подходившую всё ближе «медсестру». Та, мило улыбаясь, расстегнула верхние пуговицы своей синей блузы и призывно облизнула губы.

— Не хочешь пошалить со мной?

— Кто ты? — эльф заметил, что один из охраны пошевелился и вновь приложил его кулаком, но дева смело шагнула ещё ближе, переступив через лежащих на полу.

— Ты мне нравишься, котёнок.

— Что? — Мрачный пытался сообразить, что задумала «медсестра».

Дева встала на цыпочки и одной рукой приобняла эльфа за шею.

— Ты хочешь меня? — выстрел из шприца-пистолета заставил Морьо вздрогнуть. Анестезиолог убрала шприц обратно в карман блузы и смеясь, послала падающему эльфу воздушный поцелуй. Это было последнее, что увидел Карантир перед тем, как вырубиться под действием препарата.

      Очнулся нолдо в какой-то странно шумевшей повозке. Попытался встать, но все его конечности были жёстко зафиксированы, Карантир был пристёгнут множеством ремней к какой-то лежанке. Орочье отродье, чтоб вас тридцать раз барлог не снимая кольчуги! Повернув голову вбок, краем глаза Морьо заметил круглое окошко в стене повозки, где виднелся кусочек ночного неба. Летающая повозка? Мрачный попробовал освободить руки, но все попытки оказались безуспешными. Вертолет несколько раз тряхнуло, и вскоре стальная стрекочущая птица пошла на снижение. Поняв, что быстро освободиться не удастся, эльф прикрыл веки и попытался найти отклик у работающих бортовых палантиров. С первого раза не получилось, но перед самой посадкой Карантир ощутил слабый ответ. Вертолет приземлился, и двери в грузовой отсек открылись. Вошедшие бритые люди в одинаковой пёстрой одежде молча вытащили каталку с пристёгнутым к ней чудо-пациентом и направились к зданию военной базы. Мрачный вертел головой, пытаясь получше рассмотреть местность, куда его привезли, но видел лишь звёздное небо над собой да взлётное поле со спящими на нём железными птицами. Намо, сучий потрох, что ты задумал? Карантир выругался на кхуздуле. Затем ещё раз на квенья, под конец поездки переходя на синдарин. Окружавшие его люди продолжали молчать. Мрачному казалось, что они похожи на механизмы, которые когда-то давно придумывал Атаринкэ. Та же отлаженная чёткость движений, то же отсутствие какой-либо мысли в глазах. Что эти мерзкие аданы собираются делать с Лордом Таргелиона? Или… это приспешники Моргота? Последняя мысль весьма не понравилась Карантиру, он в плену у главного извращенца всея Арды?

***


      Нэрданэль пришла на скалистый берег океана, полной грудью вдыхая прохладный утренний воздух. Всю неделю штормило, и они с Другом позволили себе несколько дней ничегонеделания. Вернее, пёс отсыпался у ног эльфийки, которая нашла на побережье пару коряг причудливой формы и теперь вырезала из них ножом фигурки. Нолдиэ в первый раз за всё время пребывания в Эндорэ почувствовала, как сильно её руки соскучились по работе. Ей вновь захотелось взять в руки резец и творить, освобождая из холодной каменной оболочки его сущность. Планшет молчал. Его тёмный экран не желал показать Нэрданэль хоть какую-нибудь весточку о Карнистире. Хоть самую мелочь, чтобы знать, сын тут, в Эндорэ.

      Эльфийка очнулась от своих невесёлых раздумий, когда ей в руку ткнулся холодный мокрый нос Друга.

— Ты нагулялся? — улыбнулась Нэрданэль. Тот не гавкнул в ответ, а вновь ткнулся носом в пальцы нолдиэ. В зубах пса был зажат какой-то предмет.

— Что ты мне принёс, Друг? — эльфийка протянула собаке раскрытую ладонь. — Покажешь?

      Пёс завилял хвостом и отдал находку. Нэрданэль недоуменно покрутила в руках сырую от долгого нахождения в воде вещичку, но затем попыталась рассмотреть получше, что за находку принёс Друг. Чьё это изображение на картинке и что за буквы там напечатаны? Морьо? Сынок! Друг принёс его паспорт! О Эру! Ульмо, ты утопил моего сына?! Нолдиэ без сил опустилась на сырой камень, вглядываясь в фотографию в потрёпанном океаном удостоверении личности. Слёзы застилали глаза, но Друг не отходил от эльфийки, тычась ей под руку своей большой мордой. Не может быть, чтобы её путешествие было напрасной тратой времени! Нэрданэль отправила отчаянное осанвэ, вопреки здравому смыслу пытаясь разрушить пронзительно-ледяную тишину Эндорэ. — КАРНИСТИРО! Сын!

— Аммэ? — материнское сердце сжалось от слабого, едва слышного отклика, но пришедшего незамедлительно. Морифинвэ жив, и он где-то рядом!

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.