Sentinel

Гет
R
В процессе
186
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 34 страницы, 10 частей
Описание:
История о попаданке, фанатке Mass Effect, с небольшой поправкой.
Попала я не в шкуру Шепарда, а практически в себя — среднестатистическую папенькину дочку. Да еще и плюшек не дали. Приходится довольствоваться тем, что есть, чтобы просто выжить и, желательно, как можно подольше. Жнецы? Вот это да, это проблема.
Но кто сказал, что мне кровь из носу нужно с этим разбираться и нагибать, а не пытаться жить?
Посвящение:
Солдат, булочка, спасибо. Любовь к писанине у меня появилась благодаря тебе.

А также посвящается фанатам МЕ, что не боятся выкладывать свои фанфики. Я тоже рискну, и пускай меня забросают гнилыми помидорами.
Примечания автора:
Активно переписывается, надеюсь, об этой мути еще кто-то помнит.

ДО ПЕРЕРАБОТКИ

??.??.2019 — 100 ♥

02.05.2019 — №18 в топе «Смешанная по жанру Фантастика»
02.05.2019 — №33 в топе «Смешанная по жанру Экшн (action)»

После переработки:

05.11.2020 — №5 в популярном по фэндомам Mass Effect ♥
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
186 Нравится 45 Отзывы 74 В сборник Скачать

Попасть — как бы не пропасть

Настройки текста
Примечания:
Фанфик переписывается третий раз и теперь только мной одной и не так заунывно без научной части. Надеюсь, что так дело пойдет веселее.
      Часы на тумбочке противно пищали, постепенно заполняя пространство пустого дома высокими фальшивыми нотами, но желания вставать не было от слова совсем. Я спрятала голову под тонкую подушку в напрасной надежде спрятаться от раздражителя — не особо-то и помогло. Из приоткрытого окна неспешно начался марш с ближайшей военной базы, а свежий воздух, полный незнакомых примесей, неуловимо донес до меня запах острых специй с соседнего блока этажом ниже — торговцы на рассвете не спали, готовясь принять спешащих на быстрый завтрак рабочих, гремели навесами и громко здоровались, постепенно увеличивая шум. Раздалось легкое гудение и жужжание, затихнув спустя несколько секунд где-то ярусом выше, — между домами пронесся дрон.       С судорогами в затекших мышцах заворочавшись, я высунула нос наружу, едва противная мелодия замолкла спустя пару минут, но глаза так и не разлепила, морщась. Эта ночь была для меня самой странной за всю мою недолгую жизнь. Не сказала бы, что она была плохой или хорошей… Странной — и все тут.       Трудно было понять, приснилось ли мне все это или снится сейчас. Я помню, что жила в двухкомнатной коробке с ободранными котом обоями и скрипящим желтоватым паркетом, что в квартире всегда пахло мамиными оладьями и чуть-чуть — бензином (из-за наличия под окнами местной гопоты на «тазах»). И от того трудно было поверить, что светленький блок размером с приличную однушку с номером «1099» на железном боку, и где от пола несло антисептиком и озоном, теперь являлся моим домом.       Я чувствовала, что почти ничего не поменялось, но при этом изменилось все. Светлые, немного выгоревшие волосы до плеч — на месте. Я покрутила на пальце вечно вьющиеся кончики, от которых страдала с самого садика и по сей день, и поплелась из комнаты, забив на не застеленную постель. Длинные ноги, на которые не найдешь обычно нормальных джинс, запнулись о робота-пылесоса, и я выругалась на родном русском, едва не ввалившись носом вперед в кухню-гостиную. Плоский работяга ткнулся мне в ногу напоследок, что-то пискнул и развернулся, на пузе уползая куда-то под комод. Лямка майки сползла с плеча, и груди резко стало прохладно — чертыхнувшись, привычно дернула кислотно-голубую ткань обратно. Нескладная, немного полная. Я — как я. Но одна деталь, отсутствовавшая как факт, заставила меня резко замереть перед плитой и индифферентно проследить за лопнувшим пузырьком в яичнице.       Не было моих очков.       Слепая, как крот, не видящая дальше вытянутой руки, с вечно пыльными стеклами и сидящими криво-косо дужками… А сейчас я видела идеально. И как-то… Не с той высоты. Резко выключив плиту, я понеслась в ванный уголок и прилипла к зеркалу. Нос — прямой, точно мое родное. Лицо круглое, брови чуть темнее волос, тонкие, но густые и вечно недовольно нахмуренные (побудь тут счастливой, когда вечно щуришься). Глаза — немного раскосые, темные, почти черные, все, как помню. А очков не было. Как и не было лишних десяти сантиметров роста и тридцать девятого размера ласт — дылда дылдой, тьфу ты, блин. Я словно стала моложе — хотя, куда уж больше-то? Третий десяток скоро должен был стукнуть — а мне — мне ли? — сейчас сколько?       Память ответила. Да так, что я взвыла на высокой ноте не хуже моего будильника и вцепилась ровными ноготками в волосы.       Шестнадцать.       Да вашу-то мать!       Беннинг являлся второй по счету и ближайшей из четырех планет к станции «Арктур» в системе Эйлер. Зеленый шарик, забитый техническими доками для обслуживания станции Альянса, с фермами и приятным климатом мне нравился (или причина была в том, что это была вторая планета, которую я вообще видела). Мощная военная база, обслуживающая «Арктур», стала началом для колонизации, и вокруг нее понастроили многоярусные дома-коробки, вежливо называемые жилыми блоками или модулями, которые только росли вверх по мере развития инфраструктуры. В дальнейшем начались постройки небоскребов и аэротрасс, а также пригородных зон и городов. Столицей является Джугин — типичный такой киберпанковский центр с жгутами проводов, тянущихся от дома к дому, с неоновыми и голограммными вывесками и летающими в широких просветах между блоками аэрокарами. Именно здесь, на отшибе, где асфальтная дорога по другую сторону моего блока вела к военной базе, а окна с кухни выходили на виднеющийся в паре километров лес, я и жила.       Или жила та, кто носила мою внешность, мое имя, но была младше раза в два и… была биотиком. Хреновы местные маги.       Вселенная РПГ игры «Эффект Массы» каким-то неведомым образом стала для меня реальностью. Как? В душе искренне не знаю. Не помирала, желания не загадывала, демонов не вызывала, не напивалась и вообще вела спокойную жизнь домового сыча.       Или я просто не помню причину и момент попадания.       Помассировав то место, где года три назад не-мне установили имплант серии L2, тут же поморщилась от головной боли и прислонила холодные пальцы к виску. Резкие, но короткие вспышки были очень неприятными, но они прекрасно отрезвляли и не давали впасть в истерику — прекрасно помню, как Кайден в игре жаловался на мигрень периодически. А мне, получается, теперь жить с этим? Хорошо, что я была заядлым меланхоликом, — удивить меня удивили, но держу себя под контролем. Кхм, крепкая матерная конструкция не в счет.       Чего уж греха таить, серию игр я знала и даже играла. Полный ноль в технике и механике, я как-то умудрялась расстреливать сотни «неписей», куда-то ехать и что-то делать. Интересный мир, захватывающий сюжет, те-самые бесячие политиканы и злые ксенофобы. А главное — пришельцы! Которые здесь были вполне себе настоящими! Однако, рано радуюсь. Тело, может, и мое — может, даже имеет какие-то рефлексы, например, биотику, но не-я точно не видела ни одного инопланетянина в живую. Отшиб столицы — не то место, где можно встретить ксеноса. Да и военная база близко. Не пустят дальше политического центра.       Из спальни послышалась трель, а я заметила, что на руке нет толстого браслета инструметрона, и поползла искать неведомую технику, ориентируясь на слух. Нашелся сиротинушка под кроватью — мда. Местный телефон, компьютер и молоток одновременно. Занятная вещица… Ткнув на зеленый огонек в появившейся голограмме противного оранжевого интерфейса, увидела вместо пустого пространства физиономию явно не выспавшегося мужчины, который не сразу сосредоточил на мне свое внимание. Пришлось сесть на кровать во избежание потери ориентации в пространстве на почве шока.       Не-я жила не одна, а просто ждала отца со смены.       — Привет, Зоя, — поприветствовал меня не-мой отец, устало улыбаясь. За его спиной началась какая-то движуха, и мужчина сместился, вероятно, к стене. Яркий больничный свет резко очертил его широкие скулы и пролегшие под глазами тени. — Прости, придется остаться на работе еще на пару недель, такой завал… Так что добираться до базы тебе придется самой. — Чего? Какая еще база? — Ты там как, нормально ешь? Имплант не беспокоит? Денег отослать?       «Отец» засыпал меня вопросами, но ответить я могла только «как обычно», «все нормально», чтобы не вызывать подозрений, а сама думала. Кажется, его зовут Александр. Сосед сверху, индус, чьи лозы из горшков с цветами лезут в мои окна солнечными днями, зовет его Шура — при чем с ударением на последний слог. А насчет базы…       Память услужливо подсказала и в этот раз.       Учебная база Альянса, куда отец-одиночка записал свою дочурку на волне патриотизма и желания социализировать дитятко.       Да еб твою мать…       Долго «папочка» со мной не болтал, успев за несколько минут типично женского трещания выпотрошить из меня — впавшей в ступор — информацию о самочувствии, о питании, о соседях (индус как раз завел какую-то унылую народную песню, поливая цветы, и отец услышал его фоновые подвывания), попутно отметил, что я ему ни разу не улыбнулась, но я бесстыдно сослалась на все тот же имплант, и от меня очень быстро отстали. Только под конец изучающе посмотрел такими же черными косыми глазами из-под густых бровей и поправил вскользь расползающийся «самурайский» пучок, попутно желая мне удачи и отмахиваясь от снующей на заднем плане женщины в лабораторном халате. Имя у предка русское, язык русский, а внешность азиата. А мама тогда кто?       Память молчала.       Печально. Неисповедимы пути генетики.       Робот-пылесос в очередной раз ткнулся круглой мордой в мою ногу, недовольно пискнув, и выжидающе вылупил на меня сенсорный зеленый экран. Мол, мать, убери конечность-то. С нервным смешком подняв босые ноги на одеяло, проследила за едва ли не свистящим от беспечности роботом и грузно выдохнула, повалившись на не застеленную кровать. Вот это жизнь у местной меня! Другая планета, город из киберпанка, папка-ученый (только что-то денег, судя по хате, маловато платят), да еще в Альянс загребут через пару дней. Я нахмурилась, пытаясь понять, что в обращении «папы» меня смутило, и перевела взгляд на тусклый рыжий интерфейс уника. О, вспомнила. «Зоя» не-меня звал только отец или русские друзья/знакомые. Для остальных не-я была «Зои», что на иностранном звучании без переводчиков звучало иногда даже как «Зоэ» или «Зое», тут уж как носитель языка решит.       Прикольно, в общем-то. Хоть какое-то разнообразие.       Но мою радость омрачила одна мысль… Нет, не так — а Мысль.       Если это «Эффект Массы», а я на Беннинге, который в последствии наводнит «Цербер», что, в общем-то, происходит из одного оч-чень неприятного события, что приводит меня как раз к самой Мысли.       Жнецы.       Самая жуткая вещь, которую я только видела за всю мою небогатую игровую карьеру. Техно-зомби, лучи смерти, многокилометровые разумные машины с примесью органики, индоктринация, уничтожение всего живого…       Хорошо, что имплант у меня выключен, а то, боюсь, что сейчас бы я точно что-нибудь да разнесла на волне паники.       Так, значит, теперь думаем не как девочка-попаданка, которая истекает слюной на голоса турианцев и ссытся с жнецов, а как существо разумное, попавшее в мир на грани уничтожения, да еще и в тушу биотика.       Год на дворе 2170, через десять лет — Скиллианский Блиц, в 2183, собственно, начало истории, а тотальное уничтожение еще через 3 года. Мне сейчас 16, так что здесь можно и остановиться. Впереди у меня… Я с серьезным чечлом начала загибать пальцы, подняв руки над головой и поелозив по смятому одеялу задравшимися штанинами спортивно-домашних брюк. Впереди 13 лет до канона и целых 16 до Конца Света. Попутно надо годик отучиться в базовой Академии, потом, желательно, сунуться куда-нибудь, где учат биотике (только не на станцию «Гагарин», нет, нет и нет!), потом еще куда-нибудь, где будут неплохо платить. Ибо кроме биотики я, чую, ничего и не умею.       Я свела брови к переносице, непонимающе смотря на собственные пальцы, будто впервые видела. То есть, мне будет 30 лет на начало истории? Я подорвалась с кровати и вцепилась в уник, считая года на чудом найденном калькуляторе. Мне и так сейчас душевно под тридцатник, а будет и вовсе почти пятьдесят?! Рухнув на подушку, в очередной раз взвыла и прижала ладони к лицу.       Зашибись, повезло.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты