Трилогия о маге. Свободное плаванье. 19

E ea I автор
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Забытые Королевства (Forgotten Realms), Advanced Dungeons & Dragons, Dungeons & Dragons (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Лариат, Хеброр Шидз, Виттер Рейш и другие.
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 226 страниц, 15 частей
Статус:
закончен
Метки: Ангст Вымышленные существа Групповой секс Драма Насилие Нецензурная лексика Философия Фэнтези Элементы гета

Награды от читателей:
 
Описание:
Когда кто-то сбегает из дома, в какие тяжкие бросается опьянённый свободой? Не перед кем стеснятся и прятать свою натуру – никаких запретов! Безнадзорная раскованность, когда нет давления и угроз схлопотать неминуемое наказание от более могущественных магов, блюдущих правопорядок и свои интересы. Что вздумается воротить сбежавшему магу?

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Иллюстрации: http://samlib.ru/img/e/e_e_i/book03/index.shtml

Первая часть: https://ficbook.net/readfic/5310107
Третья часть: https://ficbook.net/readfic/5840474

Глава 6, невольники и невольницы.

10 июля 2017, 18:25
      9 элесиаса Года Голодания.              - Чего тогда не пришёл? – Раздался голос в ночи, прямо под ухом, чтоб перекрыть пьяные вопли, горланящие матросские песенки, где даже предлоги и союзы помазаны бранными оттенками.       - Зачем? – Вздрогнул мужчина, начав вертеть головой. Движением по загривку своей собаки рейнджер приказал мастиффу нюхать врага, взяв за ошейник, как перед началом поиска. Увы, только блевотина пьяниц, травящихся самогоном из водорослей.       - За делом, - в тон ответил тенор незримого гнома. – И сними одну из перчаток, Виттер, - приказным тоном изрёк Грей, поскольку другого этот охранник не понимал. Как же не хотелось ему ради вот этого вот замкнувшегося калеки отрываться от наливной титьки, такой бархатно нежной и упругой, такой…       - Зачем? – Вновь спросил мужик приглушённо, не сходя с места.       - За этим, - просто ответил тот же голос, из мужской солидарности не способный пройти мимо позорно-унизительной инвалидности, исправить которую было в силах мастера.       Коготь внезапно налетевшего дракончика царапнул бровь Виттера, поздно присевшего – короткий меч рассёк воздух. А потом и полоснул внезапно появившуюся копию человека, однако фантазм остался невредим, открывая не только склёванные уши и скальп, но и женские половые органы в паху.       - Убью, – зло прошипел взбешённый Виттер под рык своего питомца, не понимающего, где же обидчик хозяина.       - Исправлю, - заверил голос Грея, помимо удержания голограммы готовящего фантома на основе крови калеки и вокруг его же плоти, восполняя утраты.       Двеомер Альтер натуральнее и на круг ниже по уровню, зато разработка мастера-иллюзиониста многократно дольше держится и выдерживает часть повреждений без их отражения на пользователе, естественно, сам фальшивый гном применял качественно лучшую версию, которая по уровню трудности соответствует шестому заклинательному кругу и включает в себя двеомер Кажущийся. Контрольная примерка.       Виттер вновь атаковал воздух, только чтобы подставиться для выпада, сделанного сверху невидимкой, коснувшегося ранки на лице и моментально обернувшего изуродованное тело. Разозлённый мужчина принуждённо застыл, одновременно ощутив тесноту в штанах и наушниках шлема; зачесался левый глаз, а правый заметил вновь полный набор пальцев, ставших ощущаться совершенно реальными. Невеликого роста маг все прошедшие четыре дня и ночи совершенствовал двеомер фантомного обличья с его псевдо-плотью, ставшей неотличимой от настоящей.       - Испытай с рабыней. Пока фантомное протезирование на час. Захочешь продаться мне в рабство – принеси завтра к открытию ошейник и мастер-кольцо к нему, - серым голосом произнёс Грей магией чревовещания. Искуситель проверял железную волю кандидата в приспешники.       Иллюзионист так и не вернулся к спящей милашке, которой предстояло увидеть сон, чуть повторяющий явь для закрепления обмана. Легко променяв похоть на магию, Грей остался на летающем диске Тенсера под сферой невидимости, чтобы войти в транс и сродниться с фантомной оболочкой Виттера с целью обучиться перехвату чужих эмоций и мыслей. Его фамильяр Хмель вместо безделья сконцентрировался на пертурбациях в своей магии вокруг калечного мужчины и почти сразу заключил: шаманское проклятье оказалось настолько мощным, что всего лишь из-за капель крови квази-реальный «костюм» вместо шести часов вряд ли продержится даже половину, нельзя было исключать накопление критической массы обезображенной энергии с лавинообразным извращением нормального фантома до истечения обещанного часа.       Искалеченного мужика реально застало врасплох ощущение мужского естества. В памяти нежеланно всплыл ворох болезненных воспоминаний о том, как его команда Истребителей угодила в засаду аборигенов. Как его одного оставили в живых и доставили в Зопал. Как распяли на алтаре пирамиды. Как верховный жрец забирал себе: его зоркость, склёвывая глаз; его точность, склёвывая указательный пальцы; его мужество, склёвывая мужское достоинство. Как верховный жрец проклинал юродивой жизнью, извращая тело пленника. Как надругался первым из вереницы преображённых в птиц людей-орлов по числу тех, скольких этот лучник-снайпер подстрелил. Виттер крепко помнил каждого осквернителя – магия заставила. Помнил перелёт и швыряние на частокол в назидание всем чужеземцам с Фаэруна. Сам себя Виттер не мог убить, со временем заживали у него всякие раны, кроме тех самых, оставленных на алтаре. Мучился проклятьем, превращавшим его в орлицу по полнолуниям в начале каждого месяца и при любой высадке на материк – на разносимый ветром запах слетались все птицы-самцы. Мучился от насмешек и унижения, когда по совету заезжего провидца ради снятия проклятья… - бестолково!       Залётный иллюзионист действительно задел рейнджера за живое. Виттер из-за шаманской магии Культака просто не мог причинить себе вреда, полоснув по фантомному пальцу с целью развеять это издевательское наваждение, сводившее его с ума наказом испытать. Пусть фантомные пальцы не отличались силой и ловкостью прежних, а псевдо-глаз видел слабее настоящего, зато рабыня-туземка при тусклом свете огрызка луны действительно увидела пенис, реально вставший и принёсший мужчине позабытое удовольствие. Впервые в этом году Виттер во время своего дежурства нажрался, вылакав запасы креплёного рома и вырубившись до истечения часа. Словно предвестником ночных кошмаров ему приснился дракончик Хмель…       Благодаря многолетней работе со своими сновидениями и нескольким месяцам практики со многими чужими, Грей на пару с Хмелем сумел обезопасить кошмар Виттера от их пожирателя, Ночного Змея. После этого сноходец с ужасом и отвращением восстановил последовательность того шаманского ритуала на срезанной макушке пирамиды, самой высокой в многотысячном городе Зопал. За предыдущие ночи Хмель выяснил, что способ снятия проклятий обычно кроется в исполнении. Виттеру правильно подсказал провидец, однако не уточнил, что не сто мужей за сто ночей, а безостановочная череда простых действий сунуть-вынуть.       Заклинание «Знание Легенд» всё лучше и лучше получалось в условиях Царства Снов? Увы и ах, всё допотопно – нюх фамильяра, которому хватило разъярённого лица, измордовавшего пойманного снайпера. Привидевшись и наслав сновидение, Хмель получил ответ на заданный вопрос. Применённое на Виттере дьявольское наказание шаманы-жрецы Культака разработали в древности. Заклятье продуманное и отработанное: со снятием извращающего естество проклятья отбирается и регенерация с воскрешением, оставляя морально и физически калечным - в отместку за горечь родных и близких всех убиенных. Свихнуться или вести себя по-бабски Виттеру до сих пор не давала вера в богиню Миеликки, за что его в итоге и стали уважать, оставив самого результативного ветерана в Нью-Уотердипе - вместо изгнания оборотня. Собственно, именно благодаря своим изысканиям с внедрением своих проекций в чужие тела невеликого роста маг заподозрил, что шаманы Культака втихую используют Виттера в качестве своего шпиона – это объясняло налёт команды людей-птиц на облюбованный Греем пляж и другие попытки его ликвидации, из которых иллюзионист выскальзывал и от которых более-менее успешно скрывался. Выход через сон Виттера на его обидчиков подтвердил подозрения.       До сих пор Грей мало знал о Котале и Залтеке, двух враждующих братьях – местных богов, бледных примеров сестёр Селунэ и Шар на Фаэруне. Первый являлся пернатым драконом и предоставлял своим приверженцам магию перьев, запрещая жертвоприношения. Второй предоставлял магию когтей, поощряя жертвоприношения. Люди-орлы и люди-ягуары. Культ Залтека был крайне силён в Культака, однако проклятье юродивой жизни наложено в храме Котала – жертва не издохла.       Вслед за фамильяром сгонял Грей и в сон Охена, чтобы убедиться – торгово-пассажирский караван Дома Зулпэйр действительно бросил якорь в порту Трифосфорда. Пассажиры и экипажи всерьёз устали друг от друга, однако разум возобладал, как и во время затянувшегося отдыха на острове. Как рассудили в «Нью-Нью», корабли там разгрузятся, передохнут несколько дней, а потом соберут припасы и бойцов для отвоевания развалин форта первой колонии Города Роскоши. Прекрасно вооружённой Люцентии предстояло не один месяц простоять в устье Акситц, прежде чем восстановят укрепления. Это в корне не устраивало Грея, как и новых собственников современного галеона, зато для капитана Сарастина – отличный повод списать ущерб на войну.       Время далеко за полночь, когда Грей пробудился. Позёвывая, гном бултыхнулся в воду, чтобы проснуться и взбодриться. Мастер оттестировал и другие свои разработки – для них тоже пришла пора выпускных экзаменов. Привычно объединившись, Грей и Хмель создали – огромного сапсана. Первый устроился в теле и погрузил себя в волшебный сон, второй проник в псевдо-плоть головы фантомного летуна и спокойно направил его ввысь и на юго-запад.       Превозмогая скуку, осознавший себя в Царстве Снов сноходец устроился в медитативную созерцательность, намеренно синхронизировав свой сон со звёздным куполом Прайма. Важен настрой и целеустремлённость, а также огромность пространства, дабы улавливать энергию мелких соседей. Плоть оставалась в реальности, и Грей из собственного подсознания, как передал Хмель, сумел направить поток вырабатываемой организмом магии наружу. Фамильяр без особых усилий контролировал комплекс двеомеров, распределяя поступающую силу между фантомом и наложенной на него вариацией ускорения.       Менее чем через пару часов чрезвычайно резвый сапсан долетел до Хелмспорта, достаточно разросшегося и людного для наличия кабаков и трактиров, круглосуточно открытых. Однако Грей пошёл на компромисс с совестью. Прокравшись на склад и забив пространственные кармашки кушака бутылками с алкоголем, мастер-иллюзионист прикрыл воровство мороком и проник в кабинет владельца, где оставил список изъятого и драгоценные камешки числом побольше, нежели можно было сторговаться. А ещё Грей заныкал посиневший осколок обсидиана, дабы утром его фантом сыграл роль эксцентричного и могущественного покупателя: удастся или нет данная затея – роли уже не сыграет, ведь совесть почти успокоена предпринятыми мерами.       Испытания скоростного перелёта оправдали ожидания. Грей наполнил магией своего фамильяра и под мерное укачивание с благолепным видом на созвездия благополучно заснул, чтобы во сне с удовольствием предаться воспоминаниям и подобрать репертуар.       - Простите, мастер Грей. Что-то не так? – Наконец-то не выдержал Кудря, спавший сегодня менее шести часов, чтобы успеть ублажить завтраком привередливого сероглазого постояльца. День трактирщику предстоял хлопотный ещё и потому, что некоторые по старой памяти упёрли почти все деревянные ложки из иллюзорного золота – стоило только Грею прошлым вечером включить свой мозг и начать оболваниванивать иллюзиями за мгновения до факта свершения кражи.       - Хм? – Грей поднял на него стальной взгляд, от которого ветеран сглотнул.       - Вы выглядите очень недовольным, мастер Грей, - согнулся мужик, не рискнув вякать про хронический недосып. Молодость вызрела опытом. – Что-то случилось?..       Жмурившийся от довольства юнец расплылся в улыбке - отражающая иллюзия на фантомной личине сделала его ещё более мрачным и грозным. Успех на лицо!       - Мне не перестаёт нравится Ребекка, но я буду счастлив засыпать между ней и Келли, - известил сутенёр, действительно позволивший себе лишний час на то, чтобы утром понежиться с бабой, лапая всюду, где ему хотелось её потрогать и приласкать, будя сладостным удовольствием. О, да, взрослый удел и материнский инстинкт, пробуждённый низкорослостью и миловидностью фальшивого гнома. Грей в постели с этой страстной и умелой молодкой, тискающей его нежно-нежно, набрался райской благости, бережливо сохранённой в склянках, оставшихся после завозных зелий, израсходованных в Нью-Уотердипе по мере необходимости.       Конкурентка Келли, как показали сны, родилась в одном из борделей Уотердипа от шлюхи из Калимшана. Выдержав плавание до Мазтики, сбежавшая от патрона деваха смогла сама установить себе цену, подспудно поощряя самых успешных головорезов с нехитрой мечтой вернуться в Уотердип. Ребекку роднила с Келли мечта стать женой богатого и хваткого, чтобы не растранжирил трофеи, а пустил в дело, желательно, ювелирное или портняжное. Увы, гном не устраивал обеих женщин из-за их желания иметь нормальных детей своей, человеческой расы.       - Меня не устраивают рабыни по одной серебряной монете, - без пауз, заявил сутенёр, теряющий клиентуру. – Я согласен сделать сегодня к открытию борделя картину с бухтой Культака и устьем Акситц, но за приобретение в своё рабство всех туземок. До единой на острове Мазтапан – я уже всех сосчитал. В придачу сделаю за каждую по яркой и негасимой свечке с охлаждающим эффектом – качество неизменно подтвердит двеомер рассеяния магии, - привёл довод невеликого роста маг, чьи зачарованные камешки успешно выдерживали проверку на пробу и в деле.       - Э-э-э… Даже не знаю, - растерялся хозяин Чёртовой Задницы на такой запрос.       - И ещё мне к ночи нужен бочонок креплёного рома, - потребовал Грей.       - Могли бы вчера сразу сказать, мастер Грей, - осмелился упрекнуть Хеброр, поутру обнаруживший пропажу контрабандной выпивки, но не выдувшего её сторожа. – Осталась только местная брага… - развёл руками трактирщик.       - Хм? Если воры достали, Кудря, так и скажи. Я приму меры, чтобы из Чёртовой Задницы они тащили только чёртовы иллюзии или помои, - попенял постоялец, ранее не поднимавший эту тему. – Аборигенки должны быть отдраены мочалом с мылом, их не кормить, но в приказном порядке поить ежечасно по чашке до отмены мной этого распоряжения. Твой сарай для моих рабынь следует отмыть и два корыта поставить для сбора их нужд. Сегодня с моими аборигенками секса ни у кого не будет, а дальше посмотрим. Запомнил, Кудря?       - Да, мастер, - любезно ответил Хеброр, не горящий желанием продавать живой товар с «птичьими правами», хотя после разворачивания фантомного борделя содержание «пленниц» теперь не оправдывало затрат на их кормёжку и пригляд.       - Последнее, Хеброр Шидз. У меня созрел план, как и богов местных не оскорбить, и попытаться за двое суток вернуть первую колонию Уотердипа без потерь среди фаэрунцев. Птицы, ветер, рыбы – всё в родном мире Культака может быть использовано ими в качестве шпионов. Поэтому раскрывать свой план я никому не буду. Главное, чтобы мне не мешали, не обсуждали догадки и выполняли несложную работу за моё же золото. Хеброр, передай губернатору Нью-Уотердипа мою первую просьбу – срочно отозвать с материка на остров всех фаэрунцев с прекращением всякой деятельности на, над и под вражеской территорией ровно на пару суток, начиная с завтрашней зорьки. Попытка не пытка, как говорится. Запомнил?       - Запомнил, - сверкнул он лысиной, заблестевшей от бесовского скача толпы чёртовых мыслей. – А если ваш одиозный план провалится, мастер Грей? – Спросил Кудря с пересохшим горлом. Подобное предложение превосходило накопленное к иллюзионисту доверие и уважение – замахнувшиеся на власть пропадали пропадом.       - Кстати, трактирщик, хватят тянуть дракона за хвост – сегодня торг и работа по тому прайсу. И где моя плата за околдованные кварциты?       - Скоро будет, мастер Грей, не извольте беспокоиться, - враз занервничал Кудря.       - Я больше не намерен работать в кредит. До встречи днём, - попрощался Грей, насытившись от пуза и с трудом вылезая из-за стола, специально сделанного под половинчатый рост, хотя серый гном редко видел тут кого-либо из своих «сородичей» или халфлингов. Полурослики в силу своих габаритов вели разведывательную и диверсионную деятельность с обязательным обворовыванием скудных богатств нищей Культака, доставшейся Уотердипу прохладным объедком с пиршественного застолья Амна.       Юнец не собирался повторно настаивать на своём по той простой причине, что в любом случае намеревался провернуть свою операцию. Просто при несогласии с ним эффект получится кратковременным ровно настолько, чтобы Люцентия от Нью-Уотердипа отправилась сразу в Уотердип за новым капитаном и офицерами. Хотя островная колония должна быть заинтересована в торговле с Культака или через их территорию. Грей желал власть лишь над магией, полнейшую волю и личный комфорт: он не терпел приказов свыше и точно не собирался встречаться или знакомиться с располневшим главой колонии, даже ежедневно имея его дружественное приглашение в управу – сероватый гном в любом случае не связывал свою судьбу с Мазтапаном.       Сегодня Грей вновь купался и загорал в облюбованной каменистой бухточке, пока фамильяр спал, заботливо укрытый в песке - вместо клубочков пропитывал своей магией кисет с полученным вчера алмазно-магическим бисером по числу заказанных свечей. Праздное времяпрепровождение опять продлилось жалкий получас. В связи с планом требовалось выполнить ряд приготовлений, в том числе обработать перья людей-орлов и дварфским ножом соскоблить со стержней опахало. Лёгкий бриз не помешал набить склянку с голубоватой субстанцией, чтобы к ночи материал основательно пропитался сырой магией. Потрудился мастер и над парой больших алмазно-магических горошин, применяя методы работы с артефактами на основе личного опыта и подчерпнутых рекомендаций из книг с чужими трудами.       Увы, сегодня никто не спешил «внезапно» нападать на него со всех сторон. А как было славно в прошлый раз заставить людей-птиц поверить: что вода - это воздух, а воздух – это вода; что верх – это низ, а низ – это верх? Дезориентированные, все до единого захлёбывались на границе сред, поскольку защищались совсем от других страхов. Поочерёдно вырубить ударом булыжника по затылку мастерства не составило. Бдительный Грей помнил о соглядатаях и душах на Эфирном Плане, а потому позаботился о клубах непроглядной тьмы, когда внедрял в бесчувственные тела своих фантомов, отводил группу подальше от любимой бухточки и проводил в кустах эксперименты по превращению, частичному и полному. Любопытнейшие исследования вчера так увлекли, что Грей унялся только далеко за полдень, как заурчал пустой желудок, а урок плаванья был безнадёжно прогулян.       Миролюбивый по натуре Грей не смог сам совершить хладнокровное и массовое убийство, хотя производил смертоносные иллюзии, доказавшие свою эффективность. Невеликого роста маг просто-напросто выкачал из аборигенов почти всю их жизненную силу и откачал достаточно крови, чтобы довести атаковавших до полусмерти. К тому времени уж подоспел Флюрин Коготок, ранее проваливший тест и на коленях вымаливавший прощение в ещё не открывшемся трактире, но отосланный до времени, когда представиться случай извиниться делом. Вот рейнджер и приголубил аборигенов да ощипал их, справедливо получив золото за их головы, а всё волшебное досталось мастеру. В тот же вечер Грей при содействии Кудри обменял слегка светящиеся магией копья и дротики с духовыми трубками на драгоценные камешки. Набедренные повязки, так и напрашивающиеся быть перешитыми в цивилизованные трусы с добавлением функции охлаждения за счёт потребления тепла, Грей оставил пока при себе нетронутыми, как и ожерелья, которые разъял, часть замочив в волшебной эссенции, а часть лишив магии и продав коллекционерам за волшебные мелки.       Просившие обождать с «выступлением» Энсли с Милто не подвели, за два захода к секс-куклам в грядущий вечер договорившись с худощавым тренером по плаванию, действительно умевшим преподавать. Так что по возвращении в поселение Грей, как позавчера, на виду у всех желающих вновь обвязался верёвкой и под более-менее толковым руководством стал плавать вдоль понтонов, изображая то лягушку, то дельфина, то нормально гребя кролем, то ныряя на дно за крабом, слишком мелким для еды, но цапающимся тоже весьма и весьма болезненно. Правда, Грей, отдельно ото всех занимаясь гимнастикой и тренировками единоборств, уставал гораздо быстрее положенного для юноши-гнома, что стимулировало мастера при помощи магии улучшать выносливость и силу, постепенно создавая свои аналоги заклинаний силы быка и медвежьей выносливости – тем и спасался от прозвищ типа Хлюпик.       - А где же ассортимент, Кудря? – С мрачной угрюмостью спросил фальшивый гном, ожидавший большего за свои старания и милости.       - Извините, мастер, это лучшее, что мне удалось достать для вас. Больший выбор только в управе, - с притворной любезностью пояснил ветеран, поправив обрубком свою приметную чёлку, за которую кое-кто сердитый его сегодня оттаскал, прижав к ногтю.       Сероватый гном выглядел мрачнее грозовой тучи, внутри радуясь удавшемуся обману – повелись! Человеческая натура всегда стремится схитрить для себя, чтобы часто обхитрить саму себя. А ещё власть да помноженная на деньги – это разъедает личность. Впрочем, не только власть имущие и предержащие не любят, когда их игнорируют, наплевательски относясь к приглашениям побеседовать или вместе откушать деликатесов. А Грей не спешил разъяснять, за что так взъелся на пузана.       Собственно, изучая предложенный ассортимент, мастер без проблем пришёл к неутешительному умозаключению: устроившиеся в Нью-Уотердипе пятеро волшебников, сговорившись, якобы тайно образовывали магический круг. Четверо вложили в старенький щит соответствующее заклинание, а пятый накрутил редкостный двеомер ложной ауры Нистула, словно бы магия реально внедрена на постоянной основе и обладает четырьмя зарядами – совокупная мощь пятёрки волшебников превосходила могущество Грея и Хмеля вместе взятых. Тоже самое касалось примечательного деревянного колечка, изначально сделанного настолько качественно, что оно не рассыпалось в труху, когда исчерпалась водная магия для приятной помывки – тот же почерк с четырьмя зарядами «освежающих доспехов мага». Ручка простейшего и никак не украшенного кинжала делалась под человеческую ладонь, но из-за кольца посередине превращала оружие – вроде как в двуручное для халфлинга или гнома. Вот тут без обмана – слабенькая магия действительно вкладывалась в это типовое оружие на всех этапах его изготовления. И прут из только вчера разогнутого железного крюка с нагревом до красноты да ртутной обработкой, как заказывали – одноразовый двеомер мобильной площадки с выдерживанием веса пяти среднестатистических людей по сто пятьдесят фунтов. И склянка с заговорённой ртутью в точности, как в свежеизготовленном свитке. А также более поздний заказ со свитком и такой же одноразовой палочкой уменьшающего заклятья.       - Площадь холста в разы больше, Кудря, - угрюмо заметил Грей, потеребив сшитый-перешитый брезентовый навес, которым, как сложенной в несколько раз скатёркой, накрыли стол с красиво выложенным «ассортиментом».       - Так и залив Культака большой, милорд, - натянуто улыбнулся потеющий трактирщик, опасающийся за сохранность своего растущего пуза и мошны. Шальной заработок вскружил голову совсем не до такой степени, чтобы слепо следовать за пришлым и мутным типом с незнамо какими целями в жизни. Как говорится, Кудре промыли мозги, настроив на обмишуривание лживого иллюзиониста.       - Следует понимать, что на его просторах и потерялись остальные аборигенки с острова Мазтапан? – Зло спросил гном, глядя на тринадцать самых тощих и забитых женщин, на которых наливались свежие синяки, а по внутренним сторонам бёдер текли результаты групповых изнасилований, на прощанье, так сказать. Грей вполне представлял, кому его бордель мог вдарить по яйцам, душа их собственный бизнес и откаты, тогда как большинство простых обывателей рвались тусоваться в некогда отстойную Чёртову Задницу, заказывая жрачку и пойло по сильно завышенным ценам.       - Ну-у, э-э, за пятнадцать ошейников и мастер-кольцо к ним надо ещё доплатить-с, мастер, - проблеял Кудря об амнийских безделушках на шеях и столе, словно недоставало стоимости тех популярных камешков с одноразовой невидимостью да фантомными обличьями аборигенов, позавчера помогших втихомолку перерезать стоянку с несколькими десятками воинов из Культака.       Указанное тонкое мифриловое кольцо было выполнено в форме солнышка с восемью длинными и семью короткими лучами – верхний шестнадцатый загибался к ободку в качестве старшего над всеми остальными. Такой вот грубый губернаторский посыл Хеброру и Федену, хотя Кудря примеривал второй не на бычью шею совладельца, а к потерявшемуся и отыскавшемуся Виттеру, которому трактирщик вынужденно проболтаться об уговоре исцеления ради предотвращения попыток убийства гнома.       Маг с желанным Греем волшебным рюкзаком работал на обидевшегося губернатора, поэтому Кудря сегодня реально думал о продаже себя в рабство ради исцеления беспалой руки, что не шло в сравнение с тяжестью обстоятельств Виттера, поведавшего о своём ночном инциденте с иллюзионистом. С учётом ожидаемого захвата первого материкового форта Нью-Уотердипа в устье реки Акситц, островной анклав опустеет минимум на три четверти, поэтому свою развалюху трактирщик мог продать лишь за бесценок – либо пораньше и подороже. Кудря честно пытался выбраться из тенет иллюзий, однако прикладываемые усилия лишь усугубляли его положение.       - Полагаю, обеспечивавший залоговые сделки Мертан Сестулон зажал весь мой доход, ультимативно требуя невозможной встречи со мной? – Выгнул бровь серый гном, глянув в лицо человеку, которого губернатор припёр к стенке, припомнив Шидзу все старые долги и грешки перед ним лично и законом.       - Да, мастер Грей, - уныло кивнул Кудря, отводя взгляд. – Обижать власть колонии не стоит, послушайте доброго совета…       - Хотел бы встречи – пришёл бы сам сюда, а так всё это блажь. Ладно, сколько доплачивать без учёта зажиленного губернаторской?.. – Грей подвесил оскорбление, глянув на рядовых представителей управы, скалящихся и с интересом прислушивавшихся.       - Вся наша золотая выручка, мастер Грей. Вот, пожалуйте, документы на владение публичным трактиром Чёртова Задница, - приторно сладко заговорил Кудря. Лист дёрнулся под его рукой, трясущейся от нервного стресса. – Вам только тут подписи надо… роспись… вашу… - стал мямлить человек, на котором скрещивались все взгляды.       В чёрных глазах обнажённых аборигенок до небес пылала злоба и ненависть к захватчикам. В последние полдекады этих рабынь почти не тр***, впрочем, и кормили тоже - чуток. Магия ошейников принуждала стоять и жать, как приказал носитель мастер-кольца? Отнюдь. Просто ослушание грозило пленницам зверскими пытками. В общем, крючкотворцы знали своё дело достаточно, чтобы к ним было сложно подкопаться.       - Хм, «недвижимость заложена под покупку снаряжения для содержания пленниц», - угрюмо прочитал гном, которому под шумок пытались сбагрить развалюху по цене особняка в Уотердипе. Шестнадцать тысяч золотых монет за ошейники с мастер-кольцом, хотя аборигенок выделили всего тринадцать, так сказать, от щедрот. Всяк обманщик так и норовит облапошить бедного иллюзиониста! И чего рогом упёрся с ответом на вызов в управу, штатный состав которой совершенно не горел желанием силой тащить придурковатого мага к губернатору Мертану. – Полагаю, мои камешки зажали в счёт рюкзака, заморозив частную сделку до завершения правительственной? – Угадал Грей, беря следующий документ о согласовании сделки купли-продажи с намерением совершить её в присутствии нотариуса и губернатора в одной харе.       - По-другому было никак, мастер, п-прост-тит-те… - стал заикаться Кудря под стальным взглядом. Если гном не поставит свою закорючку, то молча стоявшего у рабынь Федена и самого Хеброра гвардейцы закуют в два рабских ошейника в счёт финансовой кабалы, в которую те сами себя загнали. Цирк с двумя клетками и укротителями, каждый из которых выпустит…       - Сам оденешь? – Без капли жалости прозвучал голос мастера.       Грей прекрасно понимал, что, став рабовладельцем, он не сможет избежать явки в управу. Сегодня вечером все узнают о сделке и в корне изменят своё мнение о сутенёре. Завтра при отказе явиться точно приволокут силой, обступив заведение сотней молодчиков. Нью-Уотердип является колонией города, презирающего и борющегося с рабством, потому формально все аборигенки числились военнопленными, которых неустанно и старательно допрашивали, и допрашивали, и допрашивали всем мужским населением день ото дня, из ночи в ночь. Мастер Грей рассчитывал на кое-что другое, но успешно сориентировался - текущий исход тоже его устраивал ввиду развязывания рук и совести для принятия жёстких ответных мер. Поддаться и заглотить наживку? Разумеется, оставался мизерный шанс, что прикупившему рабов иллюзионисту не дадут форы до завтра, а сразу поднимут бучу и попытаются скрутить, отжимая все богатства в пользу управы.       Громкий глыг оглушил всех в пивном зале.       - Прошу… - Кудря рухнул на колени и смял кудряшку о земляной пол, по случаю присыпанный свежим песочком.       - Феден? Ты с обманщиком? – Гном повернул голову к верзиле, намекая словом.       - Я друзей не кидаю, - прогундосила гора мускулов, хрустнув костяшками.       Грей молча повёл рукой, приглашая показать пример, конечно, начав с аборигенок. Нечто связывало этих двоих настолько, что первый вышибала в трактире грузно протопал к столу. Вскоре раздался первый щелчок, второй, третий. Четырнадцатая испещрённая рунами полоска металла сжалась по размеру толстой шеи Федена.       - Оденьте кольцо… Прикоснитесь тут, - обрывисто выговорил Феден, вставая на колени для удобства низкорослого гнома-хозяина.       Кудря всхлипнул и задрожал, вспоминая своё рабство в богатом доме, где его подростком школили манерам. Пока трактирщик обливался крупными и липкими каплями холодного пота, призрачная проекция Грея оприходовала женщин.       - Сам.       В смешенных чувствах Феден доделал своё заковывание – четырнадцатый лучик засветился активацией управления. И магия принудила раба панически снять кольцо и отбросить, словно скорпиона – упало в песок на полу. Феден остался на коленях, но не осунулся и не склонил голову, а молча покосился на дрожащего друга, запутывавшегося в афере и терявшего доверие побратима.       Хеброр сгрёб землю с песком. Прошло более минуты, пока он отдышался. Покряхтел и покашлял, ничего не сумев вымолвить в оправданье – его предупреждали об испепелении в случае нарушения тайного уговора об исцелении. Слёз не было, но с глазами на мокром месте мужик попытался подняться, но ноги не держали под тяжестью стального взора гнома, чей фамильяр тоже прокашлялся – с огненными искрами на стекленеющий при попадании песок. На карачках Кудря сползал за мастер-кольцом. Одел. Посмотрел в глаза Федену. Глянул на пристально следившего за ним Грея, не менявшегося в застывшем лице. И с усилившейся нервной дрожью повторил добровольную передачу себя в рабство, лелея надежду на обещанное исцеление. Проекция подобрала кольцо и доставила в раскрытую ладонь мастера. Невеликого роста магу не требовалось спрашивать командное слово – сам выяснил и произнёс, становясь для всех новым хозяином, пока кто-нибудь другой не отнимет и не сбросит привязку. И в той же тишине с громким и неровным дыханием бывшего владельца Чёртовой Задницы сероватый гном подписался мастером Греем.       - Нокдаун и Кудря, я объявляю вас главными над этими женщинами. Для каждой из вас их слово – моё слово. Ваши роли в трактире остаются прежними. Документы передадите вместе с готовой интерактивной картой в обмен на рюкзак. Это всё отнесите в полусферу, я сейчас её поставлю. И готовим вечеринку, как намечали, - отдал распоряжение сутенёр, исподволь глядя на приставных, получивших инструкции на сей счёт при помощи дуновенья ветерка, прошептавшего подтверждение по велению волшебника, наблюдавшего за сделкой сквозь магический шар. Фора обеспечена.       - Х-хозяин… - выговорил Кудря, красноречиво показывая беспалую руку. Грей решил тоже сыграть в буквоедство, ведь формально рюкзак приобретался на законные средства самого мастера, а не с липовой продажи трактира.       - Да, Кудря, я и сегодня начну обход со второго этажа. Только пусть Корд открывает мне двери. Всё, вставайте и работаете, как прежде. Публика хочет секса и зрелищ – публика их получит, - мрачно предрёк сутенёр, пронаблюдав, как скривилось лицо Кудри, которого магия заставила встать. – Каждый сам обманываться рад.       Грей погано себя ощущал рабовладельцем. Мастер-кольцо жгло злобой и ненавистью множества тех, кем когда-то управляло. Одно радовало – кое-кто сам себя перехитрил в попытке проучить зарвавшегося юнца. Оставалось доиграть этот спектакль, вызывающий толику азарта и щекотание нервов от риска. Каков станет ответный ход – это предстояло решить до наступления завтрашнего утра.       С большим полотном на всю стену в холле управы иллюзионист поступил иначе, не став кипятить заготовку или избавлять от швов, но обеспечив стойкость к попыткам развеять магию: навес с изображением вниз был повешен над парящим колдовским котлом, а дракончик стал подогревать эссенцию магии для образования паров, которые разгонял по полотну фальшивый гном, учась жестами и словом управлять воздушной стихией на примитивном уровне кантрипов.       Невеликого роста маг испарил в колдовском котле содержимое четырёх склянок, сделав ярко-голубой бисер из рубинового, сапфирового, изумрудного, опалового крошева. Деревянное кольцо четырежды вываривалось в магической эссенции, приобретя твёрдость и оттенки голубого, синего, красного, зелёного и оранжевого цветов по спектру камней и магии. На дне котла с четырёх боков глазировался стержень из разогнутого крюка, в острие которого Грей предварительно внедрил синеватую песчинку с алмазной начинкой, а в торец – целую горошину кристаллической магии с подобной алмазной песчинкой. Как раз вчера утром мастер прорвал плотину не только с кристаллизацией магии в ладонях, но и поставил успешнейший опыт по внедрению частицы одной материи в другую: окружённая твёрдой магией песчинка удивительным образом соединилась с древесиной щепки, а потом и более крупная каменная крошка причудливо перемешалась с волокнами пальмы, однако попытка внедрения такой же в кварцитовую гальку окончилась трескучим провалом, хотя более мелкая крупинка благополучно осталась внутри, правда, этот камень после использования вложенной в него магии рассыпался в песок.       Грей с неким извращённым удовольствием хотел бы пройтись по лицевой стороне да по старинке обоссать отпаренный «холст», однако отказал себе в этом мальчишеском поступке. Завершив прошивку синими нитями магии для закрепления иллюзии, мастер заставил мускулистого раба снять и разложить по наколдованному полу домика Леомунда для обливания и повторного развешивания. Затем Грей, без ухищрений и утайки, приказал Федену растолочь хрусталик с мутным алмазом, чтобы на пятый раз выварить в магической эссенции железный прут с закрепляемым заклинанием мобильной площадки – крышкой для котелка стал черепаший панцирь, благополучно подогнанный на стойках под горизонталь. Пока булькала шестая порция, разведённая в воде для отпаривания холста с запрограммированной иллюзией, сутенёр отправился повторять опрыскивание кривобокого здания трактира и выставленной посуды. На сей раз у всех отсутствовало настроение заниматься одеждами обслуги, по-разному воспринявшей резкую смену владельца, но главное, оставшихся работать в трактире на прежних условиях, стараясь не вскидываться от того, что теперь ими командуют люди в рабских ошейниках, которые уже не имели права раздавать подзатыльники и пинки – свободным. Пятеро официанток уже не смотрели на серого гнома восторженно и не радовались процессу обряжания их в новую униформу, включающую иллюзорный макияж и настоящую укладку волос маленькими и сноровистыми пальчиками мастера, вынужденного самостоятельно отобрать общий фасон.       Плох тот трактирщик, что не способен угождать клиентам. Нервный Кудря к моменту открытия отошёл от пережитого шока, тяпнул рому и с натянутой улыбочкой чесал языком, подправляя модное кашне, когда губернатору при стечении народа вручал его заказ и подписанные документы, в то время как новый владелец Чёртовой Задницы отсутствовал там необщительной грозовой тучей, заполнившей собой игорный зал и концентрировавшейся на закладке музыки. По-настоящему задорной и райской музыки, которую собственными ушами слышал в царстве бога всех бардов – простых смертных мелодия цепляла за душу и притягивала сама по себе даже при таком волшебном воспроизведении лишь с эхом для улицы. Первая мелодия как раз начала изливаться, когда «парламентёр» подходил к управе, где Кудря был вынужден показать ошейник. Райская музыка испортила губернаторскую игру, и все те, кто хотел бойкотировать Чёртову Задницу из-за взятия её бывших хозяев в рабство, – все они в итоге стояли под окнами с желанием пробиться в тесную общую залу при цене в золотой с носа для полноты восприятия и собственной причастности к поистине королевской роскоши.       - Прошу внимания! Многие из вас верно угадали о сегодняшнем сюрпризе – нашлись желающие показать свой секс мечты! Да-да! Есть такие! Но увы тем, кто ожидал оргию! Чёртова Задница – это приличное заведение! – Пошутил звонкий голос неведомого барда, до того исполнявшего смешную плясовую песню для танцующих в центре пивного зала.       Хохот стал ответом. Чужое горе быстро вытеснила весёлая гульба, впрочем, плечи порабощённого трактирщика уже заболели от приятельских подбадриваний.       – Мм, маленькая смена декораций, - пояснил незримый бард исчезновение дверей на стенах, вместо мраморных ставших древесными с оплёткой виноградными лозами и плющом. - Мужчины, видите порхающих фей? Они будут появляться перед вашим лицом, когда вы вот-вот испачкаете штаны. Ха! Срывайтесь с места и бегите за ними, феи проводят вас к секс-куклам, где вы никого не стесните, и вас никто не смутит. По этому случаю куколки будут для вас бесплатны! Возрадуйтесь! К сожалению, правила те же: кончил, значит, кончил – на выход. К счастью, вы заплатили за лицезрение роскоши, потому сможете досмотреть показ снаружи, когда другие увидят в окнах лишь Чёртову Задницу! Кто не хочет смотреть – поднимите руки! Что, все хотят? Тогда-а-а… начинаем смотреть чёртово зрелище чертовским зрением!!!       Кому как не адской твари распалять грехи? «Чёртово зрение» подкрадывалось с разных сторон и таких ракурсов, что мужское дыхание само сбивалось, а в паху всё возбуждалось колом. Не знавшие подробности демонстрации Энсли с Милто лишь поначалу были раскрасневшимися от стеснения, но потом, никого постороннего не видя и не слыша, они забылись и полностью отдались сексу, показывая самих себя и потому не шибко часто и разнообразно меняя позы. Магическая нить незримо стягивала, где и что надо, дабы юношеский пыл продолжался минимум полчаса, за которые трактир практически весь опустел. Лишь ветераны держались, но после громкого финала Милто, мощно и обильно забрызгавшего длинноухую бабёнку мечты, даже они с рыком сорвались, чтобы успеть вместе Энсли. Кое-кому даже пришлось напомнить, что они, вообще-то, работают в трактире и что их задача- запускать страждущих расстаться со своими кровно заработанными монетами. Из двоих победителя выбрали оставшиеся в зале дамы, алые от смущённые и где надо мокренькие уже. Всё-таки доработанная сутенёром куртизанка-тренажёр спасла репутацию Энсли.       Конечно, развратное зрелище не для слабонервных – не на трезвую голову! Так бы и разошлись многие, несмотря на зажигательную музыку, но…       - Дорогие колонисты! – Празднично обратился звонкий бардовский голос. – Этим вечером Чёртова Задница предлагает вам не только чёртово зрелище, но и… чёртову выпивку с чёртовым куревом сегодняшней доставки из чёртового Хелсмпорта! Предложение ограничено! Эль! Пиво! Грог! Ром! Вино! Бренди, коньяк, портвейн, ликёры… - зазывно перечислял оратор, позволяя через окна разглядеть изменившуюся барную стойку с заявленной выпивкой, забившей пустые полки и пару бочонков.       Названия распространённых сортов табака заставили стучать сердца десятков заядлых курильщиков. Как мало надо для выправления подорванной репутации! Больше половины посетителей вновь отдало по золотой монете, чтобы вернуться в развращающую роскошь. Из желающих войти образовалась чертыхающаяся толпа. Дюжие и вооружённые вышибалы не дали народу продавить себя и пропускали только после оплаты входа.       Вот только для бравых молодчиков ещё не время было обмывать своё участие в развратном конкурсе и победу на полученные барыши: многим клиентам не терпелось встать в очередь «на приём» к тем же самым куртизанкам в тех же рыцарских апартаментах. Фантомные жрицы любви, сняв первые сливки, теперь показывали себя, наглядно доказывая, что стоят всю дюжину золотых монет за полный сервис – доля с каждого клиента двух куртизанок падала в соответствующую копилку. Теперь двое друзей точно познали, что значит быть в центре позитивного внимания, а также как можно изнемогать от удовольствия в постели с опытной женщиной - собирательный образ от многих десятков мужских представлений и мечтаний. Благодаря фантомному организатору, Энсли и Милто оказались порознь и в кругу прихлебателей, хваливших за смелость и всё такое прочее – норовя примазаться к халявному угощению элем!       О, нашлись и ещё пятеро развратных бесстыдников, готовых поочерёдно дорваться до бесплатной тёлки, невзирая на то, что платно собравшиеся за стенкой в игровом зале и внутри полусферы будут видеть и слышать их ***. О, феи неустанно летали, неизменно выключая иллюзию для непослушных, оставляя их среди обшарпанных стен и кособоких столов, без хлеба и зрелищ – крайне действенная мера для поддержания видимости приличий. О, фантомные куртизанки борделя теперь были не просто неотличимы от настоящих женщин с их естественными телами, выгибаниями и стонами – наколдованные милашки во всём превосходили натуральных и даже могли бы дать фору демоническим суккубам, по крайней мере, для ранее посещавших бордель клиентов, оценивших разницу первых вечеров и теперешнего. О, сутенёр благоразумно прятался, дуря всех иллюзиями и своими голограммами, с которыми толком не перетрёшь лясы о таком плохом рабстве. О, Хеброр Шидз пользовался уважением многих десятков авантюристов, пожелавших вступиться за него и при этом не обидеть благодетельствующего мастера Грея, который всем доброхотам отвечал приглашением на публичную схватку – к концу разгульной пирушки так и не сыскался тот, кто бы решился стать спарринг-партнёром для сероватого гнома, в случае проигрыша готового снять все рабские ошейники.       Тяга к наслаждениям – разорительна. Отсутствие в Нью-Уотердипе выраженной церковной силы привело к морально-нравственному упадку. Играя на низменных потребностях, сутенёр безжалостно к себе и окружающим вскрывал аморальный гнойник, возведя к апофеозу невоздержанность к роскоши и сексу. В отсутствии зрелищ и при скудности хлебов да при ежедневном риске сдохнуть от ядовитой иглы треплющих нервы людей-орлов – власти колонии едва держали бразды правления. Наёмников легко отправлять на убой, обманывая на утолении жажды наживы и правдивыми россказнями о том, как Капитан-Генерал Корделл со своими пятьюстами легионерами обобрал десятки тысяч жителей Улатоса – за раз собрав эквивалент миллиона золотых монет! Однако Город Роскоши не смог противопоставить Золотому Легиону какой-либо внятной организации, кроме соревнования благородных Домов, тянущих одеяло каждый на себя. А религиям Фаэруна и на своём материке хватало не окученных участков, чтобы за свой счёт отправлять в рискованное путешествие высших сановников или божественные реликвии - для организации освящённого алтаря с очень посещаемым местом поклонения. В общем, мелкий прыщ преследовал сразу много целей – как обычно.       - Феден, - раздался призрачный голос в ухе усталого и злого вышибалы. Грею не пришлось напрягать Флюрина, честно спустившего все деньги за головы аборигенов на выпивку, курево и фантомную куртизанку, как бы отдавая сутенёру долг жизни и забывая о нём, утопая в невозможном кайфе всё длящегося и длящегося оргазма. – Готовься по моей команде выйти во двор и вырубить Виттера. Затащи в сарай, раздень, свяжи и вставь кляп-намордник, перетащи в полусферу и там запри в колодки строптивой потаскушки. Всех моих рабынь туда же сгони и построй в ряд.       Обещанные шесть часов кутежа подходили к завершению вместе со всеми скудными яствами на остатках продовольствия – столь необходимая дойка с сотни мужиков была превышена в сумме на восемь секс-кукол. Пока языкастый Кудря продавал королевские опочивальни реальным любовным парочкам, желавшим заснуть и проснуться в роскоши, сутенёр в освобождённом от клиентов фантомном борделе на заднем дворе трактира напрягался с соединением всех восьми «доярок» в один полный «сосуд», впихнутый в фантом с нынешним обликом Виттера, только без изъянов и с эрегированным мужским достоинством с преувеличением до футовой длины. Искалеченный бедняга скалился и мычал, видя, кто и что собирается сделать. Своими протестными дёрганьями Виттер лишь глубже насаживался на взболтанный шприц, не зная, что тот призван избавить его от проклятья Культака – как не знал он своей участи на той пирамиде в Зопале.       Невеликого роста маг приготовился к великому свершению, каждому свидетелю затмив глаза своей иллюзией - на всякий случай.       Девяносто восьмой толчок. Девяносто девятый. Сотый… Вспышка фиолетовой магии заставила рабынь вжаться в стены в немом испуге и упасть из-за понукания волшебства ошейников молча оставаться на месте. Клубящееся проклятье взмахнуло пернатыми драконьими крыльями и змеем проникло в обманку, совершенную настолько, насколько Грей с Хмелем вообще могли создать на данном этапе мастерства.       Собранный мастер не растерялся, хотя иначе представлял себе избавление от шаманско-жреческой магии Культака, умеющей коварно перекидываться на невинную жертву – возникла прямая угроза Грею и Хмелю! Грей до глубины души прочувствовал, что значит нехватка времени и опоздание! Именно этого настроя ему не хватало для колдовства – ранее разрабатываемая вариация двеомера ускорения вышла на ура.       С мрачной решимостью невеликого роста маг вытащил из поясного кармашка недавно приобретённое оружие и торопливо подскочил сзади, пока проклятье не сбежало из фантома Виттера к нему самому. Гном обеими руками воткнул волшебный кинжал в чёртову задницу, сморщившись от той мерзости, что был вынужден спешно абсорбировать – удерживая внутри сосуда своей дюжей волей. Вставил не абы как: отходящее от гарды лезвие касается копчика, а острие в солнечном сплетении, что замыкало нервную систему деградирующей псевдо-плоти.       Сверху на голову фиолетового фантома миг спустя налетел яростный фамильяр, трещавший моментально распушившимися коронными разрядами так, что у всех в защищённом домике Леомунда волосы встали дыбом: задние лапы фейри-дракона принялись выцарапывать светящиеся фиолетовые зенки из псевдо-плоти, передние вцепились в затылок, а длинный хвост воткнулся в кадык и выпустил молнию – часть электричества разветвилось по торсу к кончикам шести игл, отстрелянных в полёте по местам, самым ярким в магическом зрении.       Подконтрольный создателю фантом Виттера успел вынуть свой пенис из вагины оригинала прежде, чем проклятье захватило контроль над его псевдо-плотью. Оригинал видел, но вряд ли в данный момент осознавал избавление от проклятья и скоротечное исчезновение женских половых органов.       Пальцы переподчинённого бордово-фиолетовой хмарью фантома превратились в драконьи когти, но поднятые к атаке руки не успели кого-либо ударить: Хмель размахнулся хвостом и во второй раз шибанул разрядом молнии прямо под подбородок, а также разгрыз прежде расцарапанный верхний позвонок, тем самым как бы отключая голову от управления псевдо-плотью. Купленный этим днём кинжал из обычной стали оказался дрянным проводником, но за неимением лучшего мастер Грей старался изо всех сил, пытаясь не дать пролиться мимо ни капли проклятой бордово-фиолетовой мерзости.       Сделав своё дело, дракончик спрыгнул с бледнеющего и оплывающего фантома, без воплощённого в голове средоточия силы воли и управления не способного сопротивляться энергетическому поглощению. Развернувшись на Виттере, Хмель прицельно дохнул концентрированной струёй веселящих газов и зарычал на своём драконьем наречии, помогая подавлять сопротивляющееся воплощение мощного проклятья, изощрённым образом обманутого и лишь поэтому сейчас побеждаемого.       Покрасневший от натуги Грей не считал удары своего бешено стучавшего сердца, когда вместе с натужно раздуваемыми лёгкими сумел сделать последнее усилие, вбирая остатки проклятых миазмов, клубившихся вокруг некогда серого лезвия, ныне обрётшего зловещий бордово—фиолетовый окрас с ужасно отвратительным сиянием. Мастер Грей уже поглощал божественные силы нескольких представителей людского Пантеона Фаэруна – Мазтиканское проклятье имело свою чужеродную природу, донельзя противную иноземцу. Проводник заклинательного огня подчистую вобрал и магию собственной маскировки, опростоволосившись принятием истинного обличья, но, благодаря индивидуальным иллюзиям, никто этой оплошности «гнома» не заметил.       Едва не лопаясь, донельзя раздувшийся Грей встретился взглядом с фамильяром, тут же взявшим под прямое управление чуть ранее созданного и отведённого подальше фантома, куда Грей предварительно вылил склянки со вчерашним «надоем» и своей утренней бирюзовой «благодатью». Тощий магический конструкт послушно шагнул и наклонился для поцелуя – для вдоха всего выдоха. Разогнулся фантом – опять с обликом Виттера и таким же готовым к бою «шприцом». Вся вобранная сила ушла в забродившую смесь внутри данного фантомного сосуда. Разрывающее «урчание желудка» угомонили прикосновения мастера и его фамильяра, спустя какое-то время сумевших отправить «оружие в ножны» и стабилизировать фантома Виттера – сам виновник торжества в ужасе и панике трясся, переживая стресс, унижение, бессилие и чёртову тучу хаотичных эмоций.       Торопливо схватив колбу со вчерашней «благодатью» после ночи утех с Келли, невеликого роста маг всполоснул горло, сплюнул в котелок. Выпил почти всё содержимое и прогнал по нутру, вымывая магические остатки проклятья. Отрыгнув в котелок, выплеснул туда остатки из колбы и вылил пробирку с лечебным зельем, окончательно гася негативные эманации.       Трясущейся рукой бледный до белизны Грей извлёк и выпил запасную колбу с фантомным заклинанием Кажущегося, несколько мгновений спустя представ спокойным и могущественным мастером, тютелька-в-тютельку отработавшим план мероприятия. Сей образ в точности соответствовал индивидуальным галлюцинациям свидетелей, так что обошлось без досадных накладок.       Приведя себя в должный порядок, Грей разбавил содержимое колдовского котелка ещё одной колбой с лечебным зельем, далее перелитым в пивной кубок. Чтобы не портить затею, условный доброволец стоял за вуалью невидимости – до сего момента. По приказу хозяина молчавшие Феден и аборигенки увидели, как их безупречно наряженный серый гном встаёт на табурет, передаёт кубок нагому Флюрину и кладёт свои ладони ему на солнечное сплетение: исцелил незначительные увечья полуэльфа и направленным потоком магической энергии попытался распалить дар рейнджера к природной магии – обоим польза и развитие.       - Одевайся, Коготок.       - Есть, кэп! – Браво козырнул Флюрин, ретиво бросившись исполнять волю своего милорда, которому собирался завтра и прилюдно присягнуть на верность.       - Нокдаун. Над колдовским котлом тщательно обрей каждую рабыню: скальп, брови, промежность. Все их волосы, просыпавшиеся мимо, тщательно подмети и тоже в котёл. Следующие указания будешь получать от этого фантома, - издал распоряжения рабовладелец, отвлекая от уходящего пружинистой походкой Коготка, довольного да полного сил и богатырского здоровья – охотник не прогадал и многое узнал.       - Да, хозяин, - коротко ответил раб по повелению магии амнийского ошейника.       С неприязнью повертев проклятый кинжал, Грей с величайшей осторожностью под испуганно-пристальными взорами вложил в ножны и вышел. Дрожавший юнец довольно долго приходил в себя за дверью, подпирая стену в коридорчике у выхода во двор. Потом сам раза три помылся в банном закутке, где для него всё уже было приготовлено Ребеккой и Келли. Всё это время находившийся вне полусферы раболепный трактирщик ждал приватных указаний, он их получил:       - Кудря. Подбери мастиффа на заднем дворе и отволоки в полусферу. Собери вещи Виттера и сунь в его сундук. На койку положи ранее выданное ему оружие, добавь лук по его прежним предпочтениям и полный колчан стрел к нему. Когда освободишь залы от пропойц и отпустишь обслугу спать, сам начни по-тихому собирать вещи, свои и Федена, а также всё самое ценное имущество трактира. Отдельно приготовь еду на плотный завтрак для семнадцати и дюжину трапез для себя, меня и Федена. Не забудь походные принадлежности и всякие бытовые мелочи в расчёте на команду из трёх. В середине ночи мы сматываем удочки, всё ясно?       - Да, хозяин… - устало согнулся измотанный Кудря, даже не нашедший силы на эмоции. Лишь мельком пожалел о самоподдерживающемся заклинании морозильника.       Когда обе нежные с гномом наложницы наконец-то заснули, ласково прижимаемый обнимаемый ими Грей, всюду умасленный губками с язычком и растёртый до блаженного состояния теста, стал бездвижно и беззвучно мочить подушку в тоске по схожим, но чисто материнским объятьям. Самонадеянной иллюзией было думать, что сумеет обойтись без семьи. Грей стал изгоем ради огромной материнской любви для братьев и сестёр – в семье не без урода. Стоило ли? Нет, увы, нет - ошибался патриарх Силмихэлв…       (Иллюстрации с 033 по 036)       
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: