Трилогия о маге. Свободное плаванье. 19

E ea I автор
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Забытые Королевства (Forgotten Realms), Advanced Dungeons & Dragons, Dungeons & Dragons (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Лариат, Хеброр Шидз, Виттер Рейш и другие.
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 226 страниц, 15 частей
Статус:
закончен
Метки: Ангст Вымышленные существа Групповой секс Драма Насилие Нецензурная лексика Философия Фэнтези Элементы гета

Награды от читателей:
 
Описание:
Когда кто-то сбегает из дома, в какие тяжкие бросается опьянённый свободой? Не перед кем стеснятся и прятать свою натуру – никаких запретов! Безнадзорная раскованность, когда нет давления и угроз схлопотать неминуемое наказание от более могущественных магов, блюдущих правопорядок и свои интересы. Что вздумается воротить сбежавшему магу?

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Иллюстрации: http://samlib.ru/img/e/e_e_i/book03/index.shtml

Первая часть: https://ficbook.net/readfic/5310107
Третья часть: https://ficbook.net/readfic/5840474

Глава 7, грабёж и угнетение.

20 июля 2017, 05:05
      10 элесиаса Года Голодания.              Все сутки, уместившиеся в двухчасовую дрёму, мастер Грей шлялся по снам местных воров Нью-Уотердипа, изображая их приятелей, с которыми те шли на дело ограбления управы – или с которыми когда-то уже проворачивали такое. Фантазии так любопытно переплетаются с реальностью, что, порой, диву даёшься! Самое главное в грабеже реальных воспоминаний из Царства Снов: хозяйничать не в быстром сне, правильно менять декорации и вовремя лопать старый сон. Не пойман – не вор. Увы для фантазёров, каждого из них на самом интересном месте ловил губернатор в компании с волшебником Клофером – подельник тут же сдавал сотоварища. Многие закованные в кандалы стойко выдерживали истязания, пока в свете факела не появлялась чудная машинка из сигарной гильотинки и пары чесночных давилок. Раскалывались и выкладывали всё как на духу! А потом их вышвыривали в чёрный проём единственного выхода, побуждая нафантазировать новое сновидение, тогда как пыточная камера лопалась, оставляя кошмарные миазмы, которые не успевали отравить соседние фантазии – сноходец их все улавливал для выпускания во сне следующего на очереди воришки, отмечавшегося в Чёртовой Заднице сим наказуемым промыслом. Вся соль в изоляции сновидения от Ночного Змея.       Грею не хотелось выбираться из тёплых объятий Ребекки и Келли. Женщины красиво переплелись, на лицах спящих царила безмятежность, мерное дыхание обдавало теплом и приятно щекотало. Мужское естество фантомной оболочки выдало соответствующую реакцию, порядком отвлекающую и потому подавляемую Греем, не способным отделаться от осознания всей иллюзорности данного восприятия.       Фальшивый гном поелозил и ласково чмокнул Ребекку в уголок сомкнутых век - сеточка морщинок разгладилась. Убрав локон, подарил нежный поцелуй в лобик – кожа разгладилась. Мягкое понукание лечь на спину. Поцелуй в уголок второго глаза. Серебристо светящимся язычком Грей осторожно провёл по ресницам и облизнул галочку бровок. Прильнул губами к губкам, помяв их и проникнув в сладкий ротик, где пошарил языком по зубкам, излечивая и отбеливая их. Немножко полюбовавшись омоложённым личиком и поцеловав в шейку, Грей опустился ниже и поигрался с сосцами, любовно лаская груди – убирая дряблость и омолаживая. Постепенно сутенёр добрался и до мозолистых пяточек, после серебристых поцелуев ставших нежными, как у младенца.       Мастер уделил внимание и Ребекке, и Келли, сторицей возвращая им благодать. Фальшивый гном не только для удовольствия лапал многих – целительский умысел тоже имелся. Вот и приспособил для точечных воздействий – прицел на освоение двеомера натурального альтернативного облика. Вдобавок, жировые складочки и отложения исчезли, будучи преобразованными в энергию, обеспечившую все благотворные перемены во внешности шлюшек - примерно такими они себя и воображали во снах. Теперь у этих женщин язык не повернётся обзывать друг друга старыми кошёлками.       Обе особы – привлекательны, но для личности фальшивого гнома – несимпатичны. Грей воспринимал их за служанок, хорошо справлявшихся со снятием стресса. Какой между ними нормальный секс? Вот именно. Грей поймал себя на чувствах, что любуется ими в той же мере, как великолепными статуями в парках Уотердипа, - без плотского вожделения или собственничества. Мастер и две его скульптуры, мило обнимающиеся во сне – райская малина. Если б ещё не клоповник вокруг…       Между прочим, взрослый фантом получался тем качественней, чем сильнее расслоение – чем меньше присутствия самого Грея. Это как с фамильяром, когда своё тело уже не чувствуешь, а чужое есть чужое. И как с заклятьем проекции, когда управляешь и знаешь, что яблоко красное, а лакированная столешница гладкая, но нет ощущения зрения, осязания и прочих телесных чувств – всё пронизывающая магия как-то обеспечивает прямой информационный обмен между магом и его проекцией.       За неимением лучшего и чувственные тисканья годились под массаж, захлёстывающий голову Грея взрослыми ощущениями фантомной оболочки – это расслабляло и отвлекало от неустанных дум об улучшении магических приёмов и всём таком прочем. Благодаря этим двум женщинам, старавшимся ублажить гнома, мастер всерьёз задумался над поиском настоящих искусниц и тем, чтобы находиться в Царстве Снов воплоти. Однако верх неизбежно брал страх того, что в быстром потоке времени Грей возмужает столь же стремительно, профукав всё своё преимущество в ускоренном освоении магических наук в осознанном сновидении, где нет нужды тратить уйму часов на еду и сон, где можно многократно воспроизводить эпизоды из прошлого для анализа в качестве стороннего наблюдателя или производить симулирование различных ситуаций во избежание попаданий впросак.       На прощанье Грей подарил любовницам сон-мечту о суженном. Не про абстрактного принца на летающем корабле с розовыми парусами, а с условием выбора кандидата в мужья из местного окружения. Лучше синица в руках, чем журавль в небе. Ребекка и Келли заслужили свою долю женского счастья.       Грей погладил своего фамильяра. Зверёк спал. Как ни хотелось Грею самому провести полномасштабный срез общественного мнения через сны, однако каждый раз находились более интересные, важный или насущные задачи, нежели узнавание реального мнения о себе у колонистов в Нью-Уотердипе. Мастер даже решил ассоциировать отзывы о себе с вином, которое должно отстояться и созреть, - позже надо будет обязательно выкроить ночку на оценку эволюций впечатлений. Конечно, подобные расклады лучше сразу выяснять, но всего не объять, поэтому в этом деле существенно помогал Хмель, давая Грею возможности сосредотачиваться на оттачивании магии, лишь во вторую очередь занимаясь политическими упражнениями для складывания формулы господства посредством: власти, денег, секса. Именно эти пресловутые понятия испоганили его род. Не порча, а конкретно погань – по-другому он сие не мог описать. Собственно, сейчас мастер, преследуя много целей, вознамерился провести в Нью-Уотердипе диверсию – определить зависимость переменной «власть» от переменных «деньги» и «секс». Так сказать, встряхнуть уже порядком взбаламученное колониальное болото.       Ласково разбудив обожаемого фамильяра, мастер невесело хмыкнул возникшим у Хмеля ассоциированием общественного мнения с зельем из множества специфичных ингредиентов – изучение брожения умов вскоре могло начать конкурировать с заболеванием магией. Плохо это или хорошо? Грей задумался, мацая титьку Ребекки и оттягивая разлуку. Вообще - что такое хорошо и что такое плохо? Без определения границ как выявить полутона и разметить шкалу?..       Их покой охранял живучий фантом с обликом Виттера, нутро которого успело раздуться, превратив подтянутый торс в бочку. Уняв «несварение желудка» у ещё не отыгравшего свою роль «бурдюка», Грей приготовился и безоглядно покинул иллюзорную опочивальню со сладко спящими красавицами.       Время неумолимо ползло вперёд, приближая рассвет над островом Мазтапан. Фальшивый гном и несколько суток в Царстве Снов сей ночью, и несколько лет наяву на своей родной вилле в Уотердипе успешно справлялся с охранными контурами и замками. Вот и в здешнюю ночную темень мастер без проблем пробрался в управу. К магам Грей не рискнул наведываться из-за их бдящих фамильяров и более изощрённой магии для защиты от посягательств коллег – с предварительно разведанной стационарной сигнализацией куда как проще. Всё равно волшебный рюкзак лишь повод, а не вожделенная цацка. Собственного пошива кушак многих кармашков полностью завершён, к сожалению, без внедрения метамагии усиления для удвоения объёма – сложновато.       Простой путь – вырубить ночных сторожей. Во-первых, какие-никакие, а соплеменники. Во-вторых, каждый третий спящий шастает по нужде. Репутация убийцы своих - распоследнее. В-третьих, в данном случае экстрим вреден. Мастер обдумал более тонкие меры.       Грей прогнал в сновидениях множество сценариев проникновения, в конце разработав безукоризненный план ограбления и наказания: себя он вором не считал, а вот настоящих стравить между собой – самое то, чтоб в следующий раз карманникам было неповадно промышлять в приличном заведении. Самое забавное и вызывающее тёплые чувства то, что некоторым воришкам вполне хватило куриного помёта, а другие удовлетворили свой спортивный азарт деревянными ложками. Более того, одна компания даже всерьёз строила планы этой же ночью пойти на точно такое же дело, что примечательно, с благими намерениями вернуть магу драгоценные камешки, честно им заработанные на щедрой продаже заколдованных кварцитов, но, увы, ответственного дежурного сморило, и эти задумки остались нереализованными.       Практически выпив магию из скрытой под штукатуркой пластинки близь замка, невеликого роста маг её же потратил на точечное срабатывание отпирающего механизма. Фальшивый гном юркнул в дверь, просто дождавшись мига отворачивания патрульного. Видя в темноте, доморощенный вор тем же способом, что попал через дверь на особо охраняемый этаж, прокрался дальше. Постепенно Грей справился с ловушками и сейфами, первым делом неторопливо абсорбировав магию из окружающего пространства и тем опустошив магические датчики и контуры. «Губернатор ещё пожалеет о том, что он такая жопа», - с этими мыслями мастер преодолел последнюю преграду.       Находкой Грея стал сундучок с сегодняшней баснословной выручкой Чёртовой Задницы и ещё мешочки с расфасованными по номиналу сотнями монет на общую сумму в девятьсот с лишним золотых. Притягательно. Сноходец из соображений в чужих снах почерпнул важное понимание того, что управа должна исполнять свои финансовые обязательства, иначе бунт и всё такое. Разменные монеты должны остаться нетронутыми, в противном случае это удар не по губернатору, а по жителям Нью-Уотердипа, чему новоявленный воришка противился. Расставляя правильные акценты, Грей оставил тут распёртый изнури кварцит, который через дюжину часов рассыплется в песок – так спадёт шедевральная иллюзия обворованного сундука, призванная сохранить содержимое от шибко алчных и ушлых персон, готовых купиться на золото дураков из рыбьей чешуи – оно тоже продержится дюжину часов. Грей был уверен в том, что эти два двеомера выдержат минимум одно заклинание развеивания магии, а вот другие его заготовки должны будут лопнуть с первого же раза. А то как же?! Мастер иллюзий просто обязан напустить туману, главное, не переборщить с дозой.       Во втором, более защищённом и за долгих пять минут вскрытом хранилище обнаружилась казна Нью-Уотердипа в виде драгоценных камешков и слитков. Слава бюрократам – в отдельном кошеле с подписью томилась плата за колдовские кварциты! В третьем лежали мазтиканские изделия из драгоценных металлов. Ещё имелся запас фаэрунских и набор трофейных артефактов, приготовленных на продажу капитанам рейсовых кораблей за провиант, оружие, зелья, шмотки. Навалом хранились кварциты и обсидиан, контрастируя с любовно разложенными по полочкам красивейшими кораллами с таинственными золотыми прожилками и диковинными раковинами моллюсков-хамелеонов, в лавках Уотердипа выставляемых на бархатных подушечках с трёхзначными золотыми ценниками. В одном углу даже хранился большой кап – древесина с необычной фактурой приветствовалась на виллах аристократов не меньше отделочных пород камня, по геологическим причинам добываемом близь Трифосфорда.       Копаться во всех этих богатствах не имелось времени и особого смысла, потому что драгоценные кристаллы дороже и легче. Ими и ограничился юный и совестливый воришка, расстроенный отсутствием здесь волшебных вещмешков или образчиков одёжки с волшебными кармашками, произведёнными по методикам, конкурирующим с применяемой поставщиками Дома Хунаба. К вящей радости, один мошенник шестого числа «потерял» кошель с расширением пространства по двойному коэффициенту. Этого образца мало для изучения, но вполне достаточно для имитации волшебного зоба будущего голема.       Впрочем, растущий мужчина не смог проигнорировать искусно и красиво сделанный волшебный кинжал, чья магия была сильнее той, что ему всучили днём. И длинный нож, похожий на стилет – Укус Зимы с магией холода внутри льдистого лезвия. Увы, запал Грей и на фаэрунские волшебные и не помеченные магическими метками фибулы с наговорами освещения – плюс один крепёж от крепкой непогоды. И на местные волшебные - кулон из серебра в виде дракона в круге и золотое кольцо с чешуйками мистической драконьей шкуры. Проводник заклинательного огня без касания лишил заряда и забрал статуэтку дракона-хранителя с двеомером Меча Морденкайнена, создающего для защиты помещения клинок, летающий и с опытностью ветерана битв атакующий нарушителей охранного радиуса. Ворохи волшебных перьев воришка тоже прихватил с собой, глухо посмеиваясь тому, что фаэрунцы не побрезговали носить чужие набедренные повязки с лёгким силовым полем отталкивания для комфортного полёта птичьих оборотней – чудная магия спасала от дождей и зноя.       Одно зацепило другое. Фальшивый гном всё-таки поживился до сих пор не оприходованным обсидианом из кучки. Рискуя, проводник заклинательного огня также потратил время на тренировку по извлечению магии из предметов без касания к ним: брал медленно и помалу, зато перманентные плетения останутся и со временем сами восстановят свой заряд. Артефактов приличного качества тут хранилось достаточно, чтобы и оставлять в покое низкопробные образчики. В итоге Грей из-за опаски ненароком съесть магию своей маскировки потратил драгоценную четверть часа, заполучив пару иссиня-чёрных обсидиановых осколков, зажатых в кулачках.       Фальшивый гном покидал управу столь же осторожно, как проникал в неё. На обратном пути проводник заклинательного огня очень старался, запирая замки и удалённо напитывая магией все ранее обесточенные им контуры защиты, дабы отсутствовали всякие свидетельства, кроме специально оставленных.       Когда фальшивый гном, «сгибаясь» под тяжестью ворованного добра, спрятанного в почти невесомый кушак, подбросил кому надо улики и вернулся в Чёртову Задницу, его рабы уже давно собрались и ожидали распоряжений. Рабыни дремали, а мужчины понуро сидели рядом с сундуками и позёвывали, не смея засыпать супротив воли отлучившегося хозяина. При появлении гнома магия мастер-кольца подняла всех рабов и согнула пополам – эта пренепреятнейшая роль ублюдка тяготила благородного, однако для осуществления задуманного перелома следовало создать соответствующее психологическое состояние. Пасмурно пройдя мимо бывших совладельцев трактира, Грей направился прямо ко зло пялящемуся колоднику, не верящему рабам, заверявшим в избавлении от позора. Обращаясь к избавленному от проклятья, но всё ещё внешне изуродованному, он заговорил во всеуслышание:       - Виттер. Пока ты не ощутишь природу материковой Мазтики – ты не поверишь в избавление от проклятья. Пока ты мне не поверишь – ты не начнёшь мне подчиняться. Пока ты не мой раб – мне нет резона тебя исцелять. Пока ты инвалид – ты мне без надобности. Смекаешь? Ты с честью выдержал испытания на несгибаемость воли и характер, Виттер. Я знаю, что душой ты с Миеликки, но в бренном мире правят земные владыки. Кого ты выберешь или кто тебя выберет? Скажу честно, я не ожидал такого поведения твоего проклятья, но спасибо тебе за него. Мне пока не ясны все свойства получившегося кинжала, но уровень его магии уже весит более семидесяти тысяч золотых монет – я этим летом подобных артефактов сделал уже более двадцати. Ещё раз говорю тебе спасибо, Виттер. Прощения не прошу ибо не вижу за собой вины. Способ избавления от проклятья кроется в знании о процессе наложения: насильственность, неведенье, сотня… Возможность коварного переселения проклятья к благодетелю стала неприятным сюрпризом для меня, лишь наличие запасных планов помогло выправить ситуацию. Не обессудь, Виттер, я доставлю тебя на материк. Подумай, что хочешь в итоге: освободиться с артефактом с испытанным прошлой ночью функционалом либо исцеление по вышеописанному?       Грей специально произнёс речь, стоя у головы и сверху наклоняясь над лицом, усугубляя впечатление о перевернутости картины мировосприятия – об иллюзорности сущего. О благотворительности фальшивый гном не заикался, полагая, что из-за характера Виттера сия подачка станет для него хуже проклятья. А как было бы просто: исцелить и забыть об этом принципиальном человеке, не мучаясь угрызениями совести за эксплуатацию чужого недуга – Грей облажался со становлением законченным эгоистом и циником и по-прежнему лез с благими намерениями, куда не просят, будучи не способным пройти мимо кошмарных невзгод.       Больше не сказав ничего, гном прекратил действие домового заклятья. Однако внешне всё осталось по-прежнему – из-за масштабного Миража Аркана на всём трактире и чуть дальше за него. Показался доселе спрятанный панцирь черепахи и котёл с варевом, а всякие колбы и прочие пожитки давно хранились в кушаке многих кармашков. Доступных сундуков на выбор теперь хватало: почти всё нажитое Грей переложил в присвоенный себе обитый металлическими полосами сундук Хеброра, имевшего не только замочную скважину, но и две петли для навесных замков. Нелепица объяснялась неизбежными утечками магии, которые невеликого роста маг собирался приспособить под двеомер секретного сундука Леомунда.       Роскошь многоэтажного домика Леомунда в виде голема летающей черепахи дорого обошлась Грею, муторно собиравшему компоненты и потребную прорву разного рода энергий. Дело за малым – не профукать следующие этапы создания.       Блюдя секретность, Грей помощи усиленного фантомного огра и в восемь раз увеличившегося фамильяра поставил в центре начертанного круга с глифом метамагии усиления табурет и водрузил на него панцирь. Изощряясь с фантомной материей, невеликого роста маг залил внутрь панциря суррогат крови – смоляной взвар. Натуральная черепаха не может втягивать вовнутрь свои ласты – голем же создавался способным превращаться в эдакий орех в скорлупе. Для этого с двух сторон панциря доморощенный профессионал приставил обработанные восковые заглушки, заделал их битумом. Кто бы знал, сколько мастер Грей намаялся с поиском и обрезкой подходящих каменных глыб, дабы получить две идеальные по размеру пробки с заданным образом криволинейной стороной, прислоняемой к битумному клейстеру.       Тщательно и досконально представив основательно продуманный образ, невеликого роста маг собрал в лёгких фамильяра магию и его пастью неспешно выдул фантом - на мастера преданно уставилась черепашья морда. Мечевидные ласты-крылья и копьевидный хвост. Выпрямившись, довольный результатом Грей улыбнулся своему творению. Пока фантомная центрифуга-качалка взбалтывала и перемешивала ядрёную субстанцию, невеликого роста маг тщательнейшим образом перепроверил внутренние органы своего изделия, соотнося с готовым к внедрению фантомом. Кое-где подвязал, кое-где подлатал – не без этого. Самолично выполняя роль сердечной мышцы и магического ядра, мастер разогнал тягучую субстанцию внутри черепашьего панциря.       И финальный аккорд промежуточной фазы невыполним без вспомоществования фамильяра. Пока расправивший крылья и распушивший иглы Хмель с напрягом контролировал привязанного к панцирю фантома, играющего роль души создаваемого голема, Грей вручил свиток с тем же функционалом фантому Виттера, в последний момент решив рискнуть привлечь этот «бурдюк», полный качественной магии и спермы как символа зарождения новой жизни. Сам же в левой руке сфокусировал палочку уменьшения и правой взял накануне купленную бляшку. Мастер очистил разум от посторонних мыслей и эмоций, полностью сконцентрировавшись на задаче: силовое поле должно не просто повторить контуры фантомной черепахи, а при уменьшении буквально спрессовать псевдо-плоть в панцире – впихнуть душу в тело.       Сердечко быстро-быстро билось под бронзовой кожей – никакой посторонней в столь ответственном процессе магии быть абсолютно не должно! Одна ошибка или помеха – всё насмарку. Как говорится, семь раз отмерь – один отрежь. Так и мастер Грей провёл семь репетиций вхолостую и…       Крик ликования не потонул в Мираже Аркана – за неимением восклицания. Мастер продолжал держать силовой барьер с односторонним направлением сдерживания, его фамильяр сноровисто подобрал «косточку» многократно уменьшенного панциря и ловко сунул артефакт меж ладошек – фантом с трудом перехватил палочку и бляшку. Принудительное сжатие гарантированно удалило полости, неизбежные из-за неравномерного заполнения черепашьего нутра «кровью» в отсутствии цивильных лабораторных условий. Заодно утверждено сверхкомпактное состояние. Блестяще проведённые расчёты оградили от утечек из привлечённого к ритуалу фантома Виттера.       Каждая единица объёма артефакта оказалась насквозь пропитана магией. Примерно так и положено големам по инструкциям, правда, в большинстве написанным для железных конструктов. Вот только обливающийся от натуги мастер продвинулся дальше, доведя себя до предела и таки кристаллизовав магию меж ладоней!       - Фу-у-ух-х-х… - выдохнул Грей, подхваченный подмышками фантомом, помогшим устоять на подкосившихся от дрожи ногах.       И всё равно мастер переживал, когда верный фамильяр подхватил в пасть выпавшую из рук «косточку», способную взрывным образом расшириться и убить Хмеля. Умненький дракончик с непередаваемым выражением морды лица принялся валандать добычу, стуча уменьшенным големом о зубы. Постепенно стимуляция дала эффект: слюны накопилось достаточно, чтобы скрыть «косточку» под языком. Замерев, фамильяр закрыл глаза и сосредоточился, взывая к душе – к фантомной форме черепахи. И псевдо-плоть проступила – пернатая черепашка вылупилась!       - С-с-с… - началось всасывание.       Дракончик встрепенулся и метко харкнул. Мизерная черепашка перелетела в колдовской котёл и принялась ускоренно да через свою пасть поглощать живительный эликсир – квинтэссенцию, ранее полученную из её кровяного раствора. С каждым глотком голем рос, пока не достиг размеров с мужскую ладонь.       - Крклац, - издала первые звуки артефактная черепашка в руках Грея, приветствуя своего создателя, с трудом поднявшего маленького, но увесистого голема.       Удивительно, что это небольшое существо потребило жизненных сил, как не у всякого дракона наберётся! Впрочем, закономерно – объём компенсировал опыт. Теперь надобно откармливать новорождённого жизненными силами и сырой магией до первоначальных размеров черепашьего панциря, поэтапно и поочерёдно пробуждая вложенные в голема заклинание-подобные способности.       - Грейс, мною созданная Грейс, - особым образом произнёс невеликого роста маг, именуя своё творения и запечатлевая на себе.       Невольник? Невольница? Создание по имени Грейс ощущало свою безусловную принадлежность и всецелую подчинённость своему создателю Грею и вторичную преданность его фамильяру Хмелю, не скрывавшему сейчас свою истинную сущность фейри-дракончика.       Долго эти щенячьи нежности не продлились. Радость радостью за прохождение переломного момента, однако работы над этим артефактом ещё непочатый край. Грей не дал слабины, хоть и упёр локти, когда выставлял перед собой черепашку, тяжёлую словно из чугуна. Подражая вспорхнувшему с плеча дракончиу, черепаший голем взлетел с протянутых рук, быстро превращая неуклюжие взмахи в осмысленные движения, плавные и даже такие же изящные, как махи ласт натуральной морской черепахи, величаво плывущей в толще воды - обучающийся нырять гном имел радость наблюдать за несколькими особями.       - Грейс, мобильную площадку, - попросил создатель.       Белёсый диск силового круга возник чётко на макушке панцирного горба. Дюйм толщиной и пяти футов диаметром. Более чем прилично для начала!       Несколько минут мастер отдыхал, с довольным видом наблюдая за полётами голема. Настроившись на небольшое продолжение, Грей выпил колбу, нацеженную ещё пятого числа, поднял лодочку из ладошек чуть выше чела и принялся продуцировать свежую эссенцию магии – серебряного цвета.       - Попей, Грейс, - попросил создатель.       Голем охотно и стремительно подлетел, задев диском бронзово-каштановые вихры и начав шумно хлебать предлагаемое лакомство. Мастер мог бы скормить синие горошины, которых честно произвёл в расчёте на истинное число пленных женщин из Культака, а потратил всего тринадцать на подсвечники, однако пока придержал.       - Верхнюю полусферу домика, Грейс, - попросил создатель.       Летающая черепашка клацнула в ответ и встрепенулась, в итоге беспомощно спланировав в руки Грея. Сосредоточенному Грею и Хмелю стоило огромной концентрации и ювелирной точности в подаче импульса, чтобы мобильная площадка вспучилась затребованной половинкой заклинанья из того же арканного круга и построенного на тех же силовых принципах.       - Деактивируй способности, Грейс.       Попросив Хмеля задействовать сферу невидимости и покинув трактир, Грей передал своему творенью мысленную просьбу повторить. После этого естествоиспытатель со сдержанным ликованием взобрался в домик и взлетел в небо.       Ох, как же не хотелось прерываться! Надо. Они спустились на землю. И проводник заклинательного огня перевёл ещё пару старых колбу, напоив Грейс для активации увеличения и паруса – поначалу тройного с целью выборки диаметра стандартного заклинания домика Леомунда. Только после проверки и финального прогона Грей попросил-повелел Грейс приземлиться на заднем дворе Чёртовой Задницы для приёма груза и гостей-пассажиров.       - Нокдаун, Кудря. Всю поклажу в центр полусферы, сверху колодки и пса.       - Да, хозяин, - ответили рабы, которым не позволено было задавать вопросов. И которые не шибко ратовали за отправку в неизвестность, скорее наоборот.       - Рабы, заползайте по одному. Каждый садится в позу эмбриона спиной к стене и головой к центру. Когда первый устроится – черёд следующего, - угрюмо приказал гном, разжёвывая желаемое.       Сам же хозяин крутого дома юркнул на землю к увеличенной Грейс, чтобы чутко воспринимать расходы магии и определиться – долетят ли расчётные восемь тысяч фунтов тяжести с заданной скоростью и сколько на это сожрётся маны? Когда весь груз и пассажиры разместились, мастер вполне удовлетворился расходу ёмкости одной горошины на час полёта с максимальной скоростью и на сутки простоя – ноль дополнительных затрат при перевозимом весе в три тысячи фунтов. Неощутимо плавным взлётом и ускорением невеликого роста маг тоже удовлетворился, особенно при задействовании полотнища силового паруса – воздушное течение увеличило скорость лёта до пятидесяти миль в час! Просто умопомрачительное достижение для новорождённого мобильного дома – повод возгордиться!       Для первого перелёта пилот летающего дома с собственным именем Грейс выбрал не горные подножья за полоской джунглей, а более близкое редколесье западного берега в относительно безопасной области регулярных рейдов, расписание которых Грей успешно выведал, нежась в объятьях Ребекки и Келли. Пока Хмель подбадривал Грейс, составляя голему компанию, фальшивый гном ленно возлежал на софе – как казалось со стороны. Хотел предаться полудрёме? Да, имелось такое подспудное желание. Увы, саднящее мастер-кольцо мешало отрешению от мыслей и эмоций. Пришлось проводнику заклинательного огня напрягаться и абсорбировать магию, десятки раз повторяя цикл извлечения и подзарядки, пока в одну из попыток не удалось-таки подобрать резонансную волну, помогшую избавиться от неприятных ощущений от прошлых носителей мастер-кольца и угнетённых ими рабов, - мастер умело сберёг свой фантомный комбинезон. Какой-никакой, а всё же ценный опыт разнообразил, казалось бы, давным-давно отработанный навык.       Короткая дистанция оказалась благополучно покорена раньше срока: фамильяру удалось найти подходящее воздушное течение, раздувшее силовой парус и тем ускорившее медленный полёт Грейс раза в три. Первые лучи восходящего светила грозились изобличающе пронзить летающее средство, однако усталый Хмель до самой посадки сдюжил динамическое поддержание маскировки с гипнотической иллюзией для пассажиров, совершенно не ощущавших перелёт.       - Рабы, приготовиться к полуфутовому падению. Оп! – Волшебный пол молниеносно сузился к центру, и люди оказались в траве. – Разгружайте и составляйте по контуру платформы, - хмуро издал указ Грей.       Центрированная на его сундуке иллюзия сохранила освещённость помещения и непроницаемость стен на время, потребовавшееся для перестановки домика Леомунда. Над грузом образовалась дисковая площадка с общей для рабов лежанкой, в траве появился закуток с ночной вазой. Магия также выдворила всех насекомых наружу, обеспечив комфортную температуру и свежесть. Забравшись в пустую бочку, гном потратил пару зарядов на создание воды и с плеском выбрался, для всех оставаясь по-прежнему изысканно одетым:       - Кудря, напои каждую рабыню пинтой моей воды. Потом всем рабам отмерь по одной рюмке креплёного рома. Рабы, как приспичит в туалет, то ночные вазы вон там, после обязательно выпивайте по кружке воды из этой бочки. Рабы, главным после себя назначаю этого фантома Виттера, слушайтесь его, как меня. Рабыни, плотненько устраивайтесь отдыхать на втором ярусе, разрешаю вам перешёптываться между собой.       - Да, хозяин, - на разных языках хором ответили пятнадцать человек. Двое сонных мужиков приступили к тасканию тяжестей.       Грей перевёл тяжёлый взгляд на по-прежнему скованного индивида. Внутренний стержень личности Виттера стойко держался. Искалеченный рейнджер за годы дурной судьбины не ударился в религиозный фанатизм. Он замкнулся в себе, никого не подпуская близко, кроме своей стареющей собаки. Грей с ужасом видел в Виттере исковерканное подобие себя будущего, когда сыщется тот, кто сумеет обломать мастера и загонит, и затравит, как зверя… Страшная картина.       Мастер своими иллюзиями ещё никого целенаправленно не доводил до безумия – Виттер сам туда скатывался, потеряв почву под ногами из-за считаемого им невозможным избавления от проклятья. Как молния уходит в землю, так и напряжение внутри калеки может моментом уйти – главное устроить пробой. Грей попытался:       - Нокдаун. Вытащи наружу мастиффа и пожитки Виттера, плюс паёк ему на пару суток, - издал следующий указ господин Грей, решив потратить драгоценную горошину. – Рейнджер, за снятие проклятья ты рассчитался самим этим проклятьем. Ты свободный человек и волен делать, что разумеешь. Невдалеке бухта напротив Мазтапана. Сейчас тебя отпустят. Мне нужен отдых, а ты можешь сразу свалить, но тогда обещанный артефакт доставлю тебе в течение декады вместо следующего дня. Если надумаешь принять первое предложение, жди меня поодаль в этом же виде и готовься облобызать мои стопы, иначе – скатертью дорожка. Нокдаун, как вынесешь вещи Виттера на сотню футов от порога, освободи его из колодок и выпроводи из домика, и если он полезет обратно – убей.       - Да, хозяин…       Так с кляпом во рту изуродованный мужчина повалился в траву, попытавшись подняться и запнувшись о своего питомца, очнувшегося от такого грубого обращения. Виттер до последнего мига не верил иллюзионисту, но немного умеющий обращаться с силами природы – быстро убедился в истинности избавления от проклятья. Внутрь и наружу замаскированной полусферы не проникало ни звука. Дверной проём имел едва заметный контур – смерть-избавительница так близко…       Сероглазый, тем временем, самостоятельно забрался в ещё одну пустую бочку, скрывшись с головой, и стал обтекать водой, пока та не набралась. Он сам хотел напиться, но сам себе запретил с момента тисканий с Ребеккой и Келли. Выбраться помогли мужские руки – одна беспалая. Кудря же поставил мелкого хозяина на сундук, желая обтереть, но гном сам высох быстрее. Стальной взор оказался напротив зеленоглазого лица с загорелой желтовато-коричневой кожей. Измождённый человек смотрел с надеждой и мольбой, задавливая злобу. «К сожалению, не дозрел», - мысленно констатировал умник, играющийся чужими судьбами.       - С тобой был иной уговор, Кудря, предельно конкретный. Вчера ты его про***, пытаясь угодить двум господам и себя не обидеть. Нет заказанного волшебного рюкзака – нет обещанного исцеления. Не стоит питать иллюзий. Я предупреждал.       - Да, хозяин…       В глазах полыхнула ядовитая зелень ненависти обманутого. Жилы вспухли, мышцы вздулись – магия ошейника победила. Умозаключение подтвердилось, к сожалению. И этот тоже отнёсся к иллюзионисту с предубеждением. Сноходец имел случай познакомиться с понятием шоковой терапии – именно её готовил для Хеброра.       - Нокдаун, вытряхни всю глину вон из того мешка вон в ту выемку в полу и начинай основательно месить её, пока я не остановлю. Можешь в процессе вымещать на глине всю свою варварскую ярость, - с полуулыбкой дозволил рабовладелец, на самом деле испытывавший уныние и тяготение этой своей ролью во благо столь желанных ему приверженцев вместо обретённых рабов и потерянных слуг. – Кудря. Возьми чайную ложку и ножницы. Я буду подавать тебе склянки, чьё содержимое вытряхну в глиняное месиво. Отрезай от горла мешковины кусок со свою ладонь, этой тряпкой вытирай нутро склянок и потом отправляй грязную ткань в глиняное месиво. Пустые склянки составь к параше, после завтрака перемоешь водой из второй бочки.       Содержимое всех переданных ёмкостей очень воняло – у себя-то фальшивый гном всё успешно фильтровал. Приготовленный днём песок цвета магии Грей сам хотел ссыпать в наполнитель черепашьего панциря, когда понял, что забыл отправить фамильяра дежурить снаружи: через дверь неожиданно вполз Виттер, пока его мастифф поскуливал снаружи.       - Не отвлекайся, Феден, - предостерёг Грей, отменяя свой прежний приказ убить.       Гном не стал менять планы и стойко перенёс все лобызания. Виттер сделал это на глазах его мужественной и здоровой фантомной копии с дракончиком на плече. Все до единой рабыни тоже смотрели. Рабы ожесточённо работали и тоже косились.       - Виттер. Ты пережил более страшные унижения, чем это, - невыразительным тоном заговорил Грей, когда уродец выполнил задачу. Рабовладелец знал, что магия позволяет рабам прекрасно понимать хозяина, на каком бы языке тот не обращался. – Сейчас всего лишь был тест на покорность и смирение – ты не справился. Вернулся.       - Хозяин… вы отказываетесь… от меня? – Виттер с трудом выговорил вопрос.       Грей хорошо понимал этого человека, ибо сам испытывал страх, думая об уходе из семьи. Напряжение всё ещё копилось внутри Виттера. Требовалось закрутить гайку как можно сильнее, но чтоб резьбу не сорвало. Если бы не более сотни исцелённых калек от Дома Силмихэлв, мастер бы ни за что не сумел различить – это не жест отчаяния! Виттер не сломался, отнюдь. Грей сдержался, ничуть не сбившись с дыхания. Раны души совсем не то же самое, что физические повреждения. Ставки повышались – обоюдный риск возрастал. Грей тоже не собирался отступать. Как говорится, нашла коса на камень, ага, столкнулись два гордых упрямца – оленя!       - Вот в чём прелесть магических ошейников: раб слышит своего хозяина, а не свой звон в ушах. Виттер, возьми лопату. Не дальше ста ярдов от полусферы найди землистый участок. Срежь траву квадратом со стороной в два черенка лопаты. Затем вскопай на глубину лотка и тщательным образом избавься от всех корней. Потом утрамбуй ровной площадкой. Когда справишься, вместе с Печенью карауль мой домик.       - Что-нибудь ещё?.. – Выговорил лежащий Виттер, стараясь не цедить сквозь зубы.       - Понадобится – скажу. Исполняй, раб.       - Когда вы меня исцелите, хозяин? – Требовательно спросил уродец, считавший, что его ломают, как бывших владельцев трактира. Рейнджер Миеликки очень не хотел умирать на чужбине.       - «Пока ты не мой раб – мне нет резона тебя исцелять», - Грей процитировал сам себя тем же тоном. – Рабы послушны и не задают дурацких вопросов. Возьми этот камешек с маскировкой и брось в шаге от подготовленной площадки.       Естественно, мужчину выводили из себя едкие смешки рабынь, которых никто не одёргивал. Уродец старался держать себя в руках – силы иллюзиониста конечны. Не у него одного в голове образ сероватого гнома всё никак не вязался с обликом умного и маститого мага, перед которым трясутся поджилки, как и сам Грей всё никак не мог приспособиться к подходящему проявлению харизмы и лидерских качеств.       Когда Грей посчитал, что всё перемешено достаточно, он лично огладил толстенные руки Нокдауна, счищая и смывая остатки синеватой глины с ценными крупицами – походя подлечил царапины. Собравшись и выдохнув стихийный жар для удаления лишней воды, фальшивый гном стал обползать гнездо, в одному ему известном порядке втыкая ранее соскобленные стержни, ещё ранее вырезанные из людей-орлов перья и только что похищенные дубликаты из сокровищницы Нью-Уотердипа. Грей даже про себя невесело хмыкнул, увидев удивление у Федена и Хеброра тому, что они готовили подстилку для своего хозяина, а уж как аборигенки пучили зенки на своеобразное гнездо! Никто не заметил, как иллюзионист выудил и влепил в самый центр ложа своё уникальное творение – фигурку черепашки. По бокам вдавил бляшку и деревянный брусочек, умещавшийся на его ладони – Флюрин по его заказу вырезал подобие сундука. Всё это накрыл шмат глины, в которую Грей во время вечерней работы замесил деревянную стружку и ошкуренные опилки от сундучка, а также результаты вчерашних дневных трудов Энсли и Милто, оплаченных парой камешков с зеркальными копиями: растёртую в порошок ветвь «жилистого магией» коралла, искрошенную раковину моллюска-хамелеона, стёсанный напильником панцирь по размеру кисти взрослого человека и толчённые косточки этой же молодой прибрежной черепашки, умеющей магически маскироваться непримечательным камнем. Имея волшебный зоб внутри големчика, мастер не сомневался в принципиальной возможности и своей способности расширить функционал Грейс, пока та ещё маленькая.       - Всем спокойно отдохнуть, - потирая камень мастер-кольца, угрюмо пожелал рабовладелец, сворачиваясь калачиком и устало погружаясь в волшебный сон.       На сей раз Грей не шастал по чужим сновидениям, а сутками напролёт грезил счастьем: летал выше облаков на крылатой черепахе, превращавшейся в летающую сферу, меблировал и совершал малые телепорты по многоэтажному дому, испытывал орду незримых слуг и фантомных лакеев с горничными, а также прочий функционал. На ниве магии Грей трудился охотно и с удовольствием, не покладая рук. Вдобавок, в сновидении он помнил принципы заклятья секретного сундука Леомунда и мог свободно применять его. Фамильяр на фантоме, переполненном магией, в реальности синхронно облёк настоящий сундук магической энергией, за час сумев синхронизироваться со спящим старшим собратом и создать его проекцию, чтобы втиснуть поклажу в Царство Снов на глубинах Астрального Моря. Увы, из затеи ничего не вышло – сундук остался в реальности Торила. Ну, не с первого раза, так со следующего – это терпит. Главная задача заключалась в соответствующем укреплении и развитии фантомной души Грейс, а также более чётком оформлении и становлении «внутренних органов» - всех уже вложенных заклинание-подобных способностей.       Время в Царстве Снов пролетело незаметно. Не сюрприз, но неожиданность: бдящий в яви фамильяр известил об исполнении поручения – присевший передохнуть Виттер прикорнул наведённым сном. Всего один цикл – этого достаточно. Сноходец дождался быстрой фазы сна и принялся скрытно наблюдать за выкидонами чужого подсознанья на тему пережитого накануне. Разумеется, Грей не стал досматривать чужой кошмар, едва уловив достижение эмпирически выявленной критической массы негативной энергии, способной привлечь Ночного Змея. Как позже доложил Хмель, угнетённый пробудился в холодном поту и без памяти о кошмарном сновидении – сожрано. Заметавший следы Грей еле успел удрать. Дабы под раздачу не попали и сны аборигенок, Федена, Хеброра, а за ними и самого Грея, сноходец от Виттера промчался по колонистам, скармливая Пожирателю Кошмаров один и тот же сюжет с сигаретной гильотинкой и парой чесночных давилок – после чёртовой дюжины порций Ночной Змей отвалил.       (Иллюстрации с 037 по 045)       
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: