Трилогия о маге. Свободное плаванье. 19

E ea I автор
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Забытые Королевства (Forgotten Realms), Advanced Dungeons & Dragons, Dungeons & Dragons (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Лариат, Хеброр Шидз, Виттер Рейш и другие.
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 226 страниц, 15 частей
Статус:
закончен
Метки: Ангст Вымышленные существа Групповой секс Драма Насилие Нецензурная лексика Философия Фэнтези Элементы гета

Награды от читателей:
 
Описание:
Когда кто-то сбегает из дома, в какие тяжкие бросается опьянённый свободой? Не перед кем стеснятся и прятать свою натуру – никаких запретов! Безнадзорная раскованность, когда нет давления и угроз схлопотать неминуемое наказание от более могущественных магов, блюдущих правопорядок и свои интересы. Что вздумается воротить сбежавшему магу?

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Иллюстрации: http://samlib.ru/img/e/e_e_i/book03/index.shtml

Первая часть: https://ficbook.net/readfic/5310107
Третья часть: https://ficbook.net/readfic/5840474

Глава 12, вечер расставания.

8 августа 2017, 05:15
      15 элейнта Года Голодания.              - Ничья, - улыбнулся мальчик, признавая очевидное.       - Пятнадцатая подряд, - ответил мужчина, незряче глядя на расположение резных фигур на шахматной доске. Ему сейчас постыдно мечталось напиться и забыться. Арлос откинулся в фантомном кресле, обратив свой взор на солнечный диск, раскрасивший перистые облака в закатную палитру.       Дед с внуком играли каждый вечер с момента отбытия из Нью-Уотердипа, затянувшегося до первого числа элейнта – всем хотелось поучаствовать в праздновании полнолуния. Ну, дел тоже было невпроворот: корабельные умельцы со своими инструментами помогали выкорчёвывать и распиливать дубы, упорядоченно выросшие на территории колонии к рассвету на следующее утро после явления богини Селунэ – на этих местах рыли полуподвалы для возводимых следом добротных двухэтажных домов с мансардами. Строительный бум скорее был направлен на возведение храмового комплекса и постройку вокруг него защитной стены из бетонной смеси, намешиваемой друидами заклятьем размягчения земли и камня. На обмен делегациями с Культака тоже понадобилось время – сам великий жрец бога Котала прибыл из Зопала к Маяку Драконьего Пера на празднество Полной Луны и заключение мирного договора с визированием торговых соглашений.       Арлос пожурил, конечно, но ему пришлось смириться с тем, что его малолетний внук в личине половозрелого гнома целую декаду стоянки в Нью-Уотердипе кувыркался в объятьях Зелзиры, оправдываясь неприкрытым посылом самой Селунэ. Уже сплетённый и предназначавшийся для Хеброра браслет куртизанок ныне хранился в шкатулке и активно использовался по долгому пути к Адриану Деслентир, которому суждено управлять галеоном Люцентия - было. Поэтому трактирные шлюхи Джоуси, Хесе, Куа, Келли были благополучно повышены до мадам: мастер Грей изготовил каждой комплект жемчужных серёжек, за десять дней круглосуточной работы набравших не одну сотню обслуженных клиентов на каждую, чтобы ещё более усовершенствованная магия фантомных куртизанок в комплекте с галлюцинаторной спальней - капитально и навсегда внедрилась в серьги.       О, мастер Грей из-за полового дисбаланса в клире и для скромной наставницы Элании смастерил серьги соответствующего назначения. Эта полуэльф за артефакты расплачивалась ежедневным выделением четырёх часов на персональное обучение Грея магии из школы Ясновиденья-Прорицания, а также тонкостям заклинания создания пищи и питья. Другая полуэльф, Зелзира, обучала мастера универсальным основам магии из Школы Проявления в обмен на новое для корабельной волшебницы козырное заклинание – целенаправленное веретено молний, по всем статьям превосходящее её коронную шаровую молнию. Постельными же утехами любвеобильная и страстная Песнь Молнии занималась в счёт волшебной заколки многих причёсок, даже не подозревая, что спаривается с фантомом, неустанно совершенствующимся мастером для овладения двеомером дублирования – создание настоящей плоти с копией сознания мага и частью его сил и способностей венчалось сотворением долговечного эидолона. Собственно, мастер Грей и с друидом Ясемтаором занимался по четыре часа в день, обучаясь у него взращиванию из косточек: оливковых деревьев, черешен, эвкалиптов, мандариновых и лимонных деревьев, лоз винограда, клубники, огурцов, помидоров, бобовых. Одному ударными темпами преподаваемая наука друидизма – другому в рекордные сроки плодоносящие сады и фруктовые рощи для обеспечения колонии своим и привычным продовольствием. Этот друид покамест не заслужил желудей вейрвуда, волшебного побратима дуба, – мастер Грей успешно «сгонял» за ними в Уотердип, проверив работоспособность заклятья призыва кушака многих кармашков, под завязку забитых свежими морскими дарами с Мазтики, проданными рыбацкому Дому Фаулл за жалкую дюжину платиновых монет – из-за срочности сделки для покупки у лесничего Дома Нешер желудей волшебного дерева вейрвуд по золотой монете за штуку.       Взявший псевдоним Грей, глядя на закат из корабельной кабины, вспоминал Зелзиру - как они вместе встречали вечерние зорьки на пляже. Стройная женская фигурка с аккуратными грудями, до твёрдых сосцов которых гном вполне доставал, когда дарил неземное наслаждение своей тычинкой прямо в истекающий соками пестик орхидеи. Не барабанная дробь, а томная нежность, плавно уносящая в эйфорию. Грей обожал мять её груди, пока Зелзира язычком и губками прелестно игралась с его бубенцами. Увы, с отплытием Люцентии корабельная волшебница вернулась ублажать капитана Сарастина, жёстко берущего эту потаскушку повсюду на галеоне, тем самым как бы выражая своё презрение богине Селунэ и демонстрируя приверженность Амберли, а также наказывая строптивую девку и побуждая её совершить покушение с целью оправдать законное убийство опрометчиво напавшей пассии.       - Грядёт третья ночь, как отплыли от северной Зелёной Сестрёнки, деда Арлос, - констатировал внук, припомнив знакомый остров, где ветерок трепал мокрое бельё и гнул столбы дыма от бань для санитарной обработки. Всего две ночи там провели, за которые мастер Грей зачистил теневую сторону, а на месте капища аборигенов самолично возвёл двухэтажный дом Леомунда, благодаря чему изрыгаемая идолом вода образовывала на самом морском берегу глыбы пресного льда и соляные отложения – некогда разрушенный функционал.       - Да. Обратный путь приятнее и легче, - улыбнулся усталый капитан, оставляя инициативу в беседе маленькому министру Ао. А как иначе? Даже богиня Селунэ признала министерскую причастность его внука к Всевышнему Лорду Ао, которого весь Уотердип слышал. Впрочем, и родители Лариата отмечены богами: мать – Селунэ, отец – Денейр. И дед теперь лично пообщался с богиней своего Дома, сделавшей Арлоса старейшиной и хранителем особой навигаторской магии.       Собранная его троюродным братом Адрианом команда наконец-то признала Арлоса в доску своим – ещё бы не принять после ласки от самой богини Селунэ! Почти два десятка моряков с каракки Сильроадвер стали священниками Лунной Девы, оставшись в Нью-Уотердипе. Их заменили другие причащённые, которые вместе с капелланом Венсом регулярно свершали на борту корабля все положенные церемонии, посещаемые и всеми пассажирами, вместе с которыми численность народа на некогда скромном борту сравнялось с сотней: хотя большая часть прежнего населения Нью-Уотердипа передумала рваться обратно на Фаэрун, в Хелмспорте нашлось достаточно разбогатевших авантюристов, готовых выложить сотни золотых монет за две плошки похлёбки в день и спальное место до Уотердипа, не говоря уже о сервисе в виде неограниченного доступа к фантомным куртизанкам.       Капитана Арлоса всё это мало радовало – из-за той же причины в лице внука. По нормальному если, по-людски, то Лариат должен был быть со своей семьёй, увы, взрослое поведение и поступки мальчика не нашли понимания и признания у его родителей. За прошедшие полторы декады жизни со внуком в одной кабине дед разобрался в конфликте внутри семьи своей дочери. Повлиять на министра Ао он мудро решил в русле смягчения накала страстей путём рассказов внуку о прошлом его матери и намерения исполнить свой собственный родительский долг по отношению к запутавшейся дочери, ведь Арлос тогда, в те полутора суток между злополучным раутом на вилле Дома Силмихэлв и спешным отплытием на галеоне Люцентия, он, как отец, не смог, не успел, не прочувствовал трагедию своей дочери Коринны и должным образом не посочувствовал, не оказал положенного участия, занявшись улаживанием всего, что угодно, кроме пошатнувшейся психики любимой дочурки, отданной замуж за тогдашнего наследника Дома Хунаба, представлявшегося любящим бастионом - бесславно павшим под натиском коварной богини Амберли из-за червоточины, возникшей от совращения подростка его же наставником по риторике. В такой кутерьме немудрено повредиться рассудком и любой ценой отстранить от себя якобы виновника всех бед…       А невеликого роста маг всё плавание – процветал и радовался жизни. Устраивал сеансы одновременной игры в шахматы, учился левитировать во время лазанья по снастям, вдосталь купался и нырял во время ночных стоянок у островной гряды Зелёных Сестричек. Однако пуще всего наслаждался – подаренным богиней Желанием. О, мастер не ломал себе голову над тем, что ему хочется, но подачки ему не нужны были. Лариату интересно было самому освоить всякие разделы магии. Пока он не осел, то не нуждался в каких-то особых инструментах или лабораторном оборудовании, к которому всегда мог получить платный доступ в Хелмспорте или многочисленных предлагаемых в аренду лабораторий в Уотердипе или Аскатле – сноходец натренировался в свободном транзите через Царство Снов и любого спящего индивидуума. Деньги – всегда сможет заработать, знания – раздобыть. Умения?..       - Приготовим ужин, деда Арлос?       - Давай. А то я смотрю, твой фамильяр скоро так загипнотизирует бутылку рома, что та сама к нему бегать начнёт, - постарался пошутить Арлос.       Из карманов кушака как по заказу появился маринад со специями, чистый поднос и шампуры. Вскоре дракончик принялся отрабатывать каждый глоток лакомого рома, прожаривая насквозь и поджаривая запашистые шашлыки до аппетитно хрустящей корочки – аромат из капитанской кабины бередил фантазию моряков, хотя почти никто не сомневался, что капитана там потчуют – драконьим мясом. Трудно не замечать, как разменявший полувек человек постепенно становится сильнее и жилистее, неутомимо обходя каракку с утра до вечера и долго не пьянея за офицерским столом.       - Мужик, - одобрил дед и впился во второй лакомый кусок волшебного кушанья по эксклюзивному рецепту собственной разработки его одарённого внука. – Обалденно вкусно, внучек.       - На здоровье, деда.       О да, двеомер смены формы – заветная мечта, одна из. Кромешный ужас ошибки с изменением собственной натуры подвиг невеликого роста мага Пожелать обрести полиморфизма – если бы не простота зарядки трофея с красного дракона примерно с тем же функционалом. Увы, неполовозрелое мальчишеское тело Лариат не спешил обращать во взрослое, начав отрабатывать магию с более простого метаморфизма: чуть подрастая или обрастая мышцами, меняя физиономию или телосложение, исключая смену половой принадлежности. Так что под личиной гнома невеликого роста маг активно и ежедневно перенимал типажи экипажа и пассажиров со всего каравана судов. А перед дедом внук всегда представал прежним - смуглым сероглазым шатеном, который часто медитировал. Невеликого роста маг, будучи на декаду оседлым в Нью-Уотердипе, целенаправленно изучал естественный процесс обмена магии между его внутренним источником, Плетением и Теневым Плетением, а потому мало собирал, в основном прогоняя через себя ранее собранное - по многу раз. Характерно, что он тратился на востребованные у моряков канделябры с дополнительной функцией охлаждения или обогрева освещаемой ими области. В море Грей совсем не стеснялся собирать магию, учась делать это в движении и катая меж ладоней горошины кристаллов для ещё двух артефактов для Амберли, чтобы откупиться от прежнего уговора с телепортацией монстров с побережья вглубь материка. Также мастер активно подкармливал народ результатами неустанно улучшаемого заклинания создания пищи и питья, превращал пляжные пески в стеклянные изделия с тратой обломков горного хрусталя для кристальной прозрачности, устраивал соревнования по дальности волшебных прыжков в воду или точности запрыгивания в воронье гнездо на грот-мачте, упражнялся с газовым обликом и самостоятельными полётами, во время развлекательно-развивающих игр в дартс и метании ножей по мишеням в условиях качки отрабатывал на себе и других заклятья меткости и верного удара, обнаруживал поверхностные мысли и упражнялся в ясновиденье и яснослышанье происходящего на палубах своего и соседних кораблей, куда после отработки малой телепортации учился по ночам открывать двери измерений в качестве этапа перед переходом к освоению телепортации. Иными словами, жил насыщенно и на широкую ногу, впрочем, прослыл затейливым, но замкнутым гномом, боящимся сходиться с людьми.       Дед не сомневался в способности шибко рано оказавшегося взрослым внука самостоятельно добраться с Мазтики в Уотердип, когда он тут обернёт все свои дела. Прожив несколько счастливых лет с эльфом, бабушкой Лариата, и взрастив двух полукровок, Арлос видел в пацане ту же хаотичность и самостоятельность, какие характерны расе длинноухих волшебных существ. Внук точно так же что-то втемяшил себе в голову, какой-то суперсекретный и архиважный проект, к реализации которого стремился всеми силами и в одиночку. Вся разница с эльфами состояла в том, что падкий на шансы Лариат не разбирал средств, принимая решения по-человечески молниеносно и специально напуская тумана там, где можно обойтись простыми объяснениями или получить бескорыстную помощь. С высоты более-менее осознанно прожитого полтинника, большую половину которого Арлос отпахал патриархом своего благородного рода и Дома Деслентир, он кое-где зазря не усматривал злого умысла, даже кратковременное убийство его дочери Коринны было обёрнуто на пользу Домам – всем трём пострадавшим. Капитан не одобрял, но понимал скрытничество Лариата. Арлос скорее жалел внука за исполняемую им миссию министра Ао и непредставимо корил себя за невнимание к малолетнему внуку, не просто бездарно воспитывавшемуся в Доме Хунаба – кошмарно! Дед не подвергал сомнению, но лучше бы он никогда не задавал вопроса о Скарлет, сызмальства откровенно издевавшейся и эксплуатировавшей одарённого ребёнка и благополучно ускользнувшей из-под ответственности – дорогущие клирики и маги на момент отъезда Арлоса из Уотердипа так и не смогли отыскать старую каргу или вызвать душу мёртвой волшебницы Скарлет. Версия о становлении старой карги вампиром в этом свете становилась истиной.       - Арлос… - обратился малец, доев мясо без обжираловки на ночь. - Удача - капризна. Я считаю, что кораблям Дома Деслентир покамест лучше курсировать караванами по классическим маршрутам вдоль Побережья Мечей от Уотердипа до Калимашана с Лантаном и Муншае. Надеюсь, Люцентия дождётся, когда Дом Хелмфаст достроит и обкатает галеоны-близнецы – вместе им будет легче совершать длительные экспедиции.       - Что за галеоны-близнецы? – Ленно уточнил Арлос, насытившийся превосходными драконьими шашлыками с лимонными дольками.       - Предполагалось, что Хунаба. Это был мой сюрприз близнецу ко дню нашего десятилетия, включая конечное место назначения первого рейда в наш одиннадцатый год – Джаспер на Лантане смог бы принять самое деятельное участие в дальнейшем техническом улучшении судна, - с мечтательной улыбкой поделился он старыми фантазиями на будущее, привычно при помощи облегчённой версии заклинания из школы Чар влияя на Арлоса с целью улучшения запоминания всех сведений. Однако улыбка быстро завяла: - В следствии моих действия они стали патриархом и матриархом, я свёл любовников и прямо поручил им распорядиться восемьюстами тысячами драконов за пятнадцать оружейных реликвий Амберли. Но стоило мне не почтить юбилей Амонра, как они сговорились и патриарху Дома Зулпэйр продали этот заказ по номиналу, по своему уразумению обернув по сто пятьдесят тысяч – присвоили себе мой заработок. Как вы понимаете, Арлос, никаких гостинцев из оставшихся у меня драконьих сокровищ я Домам не отправлю. Перед отбытием я ещё успел пообещать Адриану исцелить сотню его людей с их семьями. Но теперь… - многозначительно замолчал внук, тяжело вздохнув и выдохнув, по-взрослому покачав головой.       - Конечно, Лариат, понимаю. Тогда и браслет куртизанок не стоит передавать, - тяжело выдохнул бывший патриарх, всыпавший бы родичу по первое число.       - Это подарок Дому Деслентир, а не ему лично. Стоит обзавестись собственным домом терпимости в Уотердипе для качественного и дешёвого обслуживания чисто своих сотрудников, слуг и партнёров, - произнёс мальчик здравую взрослую мысль. Бесстрастный голос из уст ребёнка уже не вызывал у взрослого когнитивного диссонанса:       - Согласен, - деловито кивнул старейшина, сам намеревавшийся так поступить, просто недопонял сразу внука.       - На счёт кораблей. Выкуп обратно – деньги на ветер…       - Так ты по имевшемуся генплану Пожелал каракке превратиться в галеон? – Запоздало догадался капитан пафосно обновлённого судна.       Внук явственней погрустнел. Да, именно ранее проработанный план мастер детально вообразил в голове, когда там жгло Желание от богини Селунэ. Не сразу, а сперва вырастив из жёлудя строительный вейрвуд и доставив его на верхнюю палубу оставшейся без экипажа каракки, чтобы материала хватило на всё судно, пусть и без заложенной машинерии – подаренное богиней Желание создало привычные морякам альтернативы конструктам. Так что теперь Сильроадвер по габаритам не уступал Люцентии, а по элегантной красоте даже превосходил, хотя оба корабля по одному лекалу. Для мастера Грея важно было увидеть и прочувствовать трансформацию обычной материи, а также испытать грандиозность масштабов высшего двеомера, не прослыв эгоистом.       - Отчасти, - уклонился малец от прямого ответа. – Адриан нарушил условия, Арлос. Поэтому то, что я ему дал, то и отниму. Это дарственная на галеон Люцентия для Открытого Лорда, а не персонально на имя Пьергеирона, - положил он свиток. – Если патриарх Адриан Деслентир не подпишет это в течении суток после вашего прибытия в порт, то умрёт, - просто произнёс ребёнок, отчего у его деда похолодело в груди. – Правителю весь корабль, как покупался, за исключением алтаря, который я рекомендую вам, Арлос, забрать к себе в загородное поместье. Он теперь способен постепенно восстанавливать утраченные конечности и органы каждому верующему в Селунэ - эту святыню лучше держать на суше в хозяйстве добропорядочного человека.       - Хорошо, - согласился Арлос, нехотя беря свиток и раскрывая для ознакомительного чтения. Как-то поучать или возражать он не видел особого смысла – только портить и без того шаткие отношения.       Собственно, освобождение от связей с дальними владениями Дома Деслентир означало переключение на более тесное сотрудничество с Открытым Лордом Уотердипа – скромная арендная плата и делегирование управления флотом высвобождало Арлосу время для сбора бастардов от всех родичей и реорганизацию Дома Деслентир, вполне привычного к отсутствию шика в тесноте кораблей да скромных трат на своё содержание и на суше тоже. Десятки страниц личного дневника капитана Арлоса посвящались идеям и мыслям по этому поводу. Симпатяга Сильроадвер тоже будет передан, ведь капитана Адриана этот корабль уже никогда не примет обратно. А механизированный галеон Люцентия скорее дорогая игрушка и бремя, чем статья дохода, реально получаемого лишь в рейсах к Мазтике – спорный подарок городу. К слову, Арлос уже посвятил несколько страниц своего дневника расточительству Лариата, не знающего настоящую цену большим деньгам, которые легко зарабатывал и столь же просто ими раскидывался, за что получил переменчивую любовь и уважение среди простого народа – это оценят заядлые игроки-вотердевианы.       Малец взгрустнул по прошлым вечерам со смешными или милыми историями о маме с её братом-двойняшкой – о родном брате и сёстрах в период кантования в Доме Знаний. Припомнил игры в шахматы, когда важно не выиграть и не проиграть, заводя всё в тупик. Арлос был более сильным шахматистом, чем Хаскар Второй, потому вундеркинду было интересно тягаться с дедушкой. Что-то такое было завораживающее - брать резные костяные фигурки и шаркать ими по матово лакированной клетчатой доске. Простой чёрно-белый мир, где всё просто и понятно, а комбинаций не счесть. Сава они оба не любили, как и карточные игры. Вспомнил Лариат и совместные гимнастики с Арлосом – места в неразделённой пополам кабине было море. Взрослый мальчик всё-таки признался самому себе, что зря не давал деду возможности перенести сладко заснувшего внука из кресла в подвесную койку – Арлос заботился искренне и ненавязчиво. Такого бы в отцы…       - За Родину! – Поднял малец винную рюмку с тостом.       - За Родину, Рода и Богов! – По-своему поддержал Арлос, чокнувшись подаренным внуком бокалом-непроливайкой-неваляшкой и сделал большой глоток сочно-бордового напитка из мазтиканского урожая с плантаций близь Хелмспорта, сухое и полусладкое с необычным для северного вкуса букетом приятно согрело нутро.       Арлос не пытался притворяться. Он действительно зауважал Лариата и легко относился к нему, как к совершеннолетнему юноше. А вот за себя ему было невыносимо стыдно – воспитал потребителей на свою беду. Вообще общество вотердевианов – общество потребителей. Больше, больше, больше – взамен хоть бы слово доброе. Нельзя всех под одну гребёнку – это просто не повезло породниться с дурным Домом Хунаба. Или наоборот крупно повезло – получился гений Лариата.       - Лариат, может быть всё-таки домой, а? – Волнительно спросил дед, прервав тягостное молчание. На душе муторно – отпускать не хотелось. Арлос с трудом удержался от намёка на семью – это слишком болезненная тема для Лариата.       - Я заделался черепахой, деда Арлос. Мой дом всегда со мной, - ответил взрослый мальчик, печально улыбнувшись. И хмыкнул иронично, метнув взгляд на собственноручно сделанную и подаренную родичу икону: – Странник.       - Да уж… - вернул полуулыбку дед в самом расцвете сил, готовый заменить отца и надеющийся вернуть мать, но малец уже успел стать жутким индивидуалистом, способным и стремящимся к полной самостоятельности, чтобы, как и все до него, нагуляться вдосталь и вернуться в отчий дом. – И всё же я настоятельно рекомендую тебе вернуться в семью и попробовать начать отношения с чистого листа.       - Некуда возвращаться, деда… - уныло ответил малец с глазами на мокром месте. И с болью отвернулся.       - Как некуда? Ты же купил поместье в Доме Знаний. Можешь вернуться обратно или без проблем приобрести особняк в Сильверимун…       - Нет больше семьи… - ещё тише ответил ссутулившийся внук, чуть вздрогнув.       Дед подавился воздухом. Вмиг его взор потяжелел, а лицо нахмурилось.       - Как нет?.. Объясни старику, внук, будь добр, - хрипловато потребовал капитан.       - Корни этой истории уходят лет на двадцать назад. Нужны ясные мысли, - угрюмо добавил подобравшийся Лариат, придерживавшийся линии честности. К этому тягостному разговору он готовился полторы декады. Лариату безумно хотелось выговориться и наконец-то отпустить всё наболевшее – излечить нарывы.       - Я готов, - известил хмурый Арлос, сверкнув бриллиантом волшебного кольца.       - Вкратце если обобщить… Гедув – полуэльф. Он использовал рассчитанную на себя помаду и смазку удовольствий – Скарлет схожие делала. Коринна – полуэльф. Она училась очаровывать по эльфийским фолиантам – я с согласия патриарха утром тридцатого флеймрула прочёл их все от корки до корки и на следующее утро отдал вашей дочери. Простой человеческий юноша Хаскар Второй, будучи совращённым и отчасти понимая последствия, доказывал семье и окружающим свою нормальность и пригодность для продолжения родословной, когда позаимствовал мазь для того, чтобы произвести впечатление на приглянувшуюся девушку. Во время раута та сама пригласила его в кулуары, где незаметно применила очарование для гарантии пошива брючного костюма, а потом ей настолько понравилось слишком быстрое соитие, что захотелось ещё прямо здесь и сейчас – дважды закляла. Магия взаимно усилилась - секс приворожил обоих. Потом её дар к магии перешёл ко мне вместе с эльфийской частью её души, насколько я понимаю, а после клинической смерти очарование мужем напрочь спало. Довольно робкий и неразговорчивый юноша стал паталогически вожделеть секса и так превратился в тряпичного подкаблучника. Вертя облупленным мужем, жена с первых дней посещения нами учебных лагерей на Прайме догадалась по смущению и переглядываниям всех трёх мужчин, что не всё чисто с посланцами от Дома Силмихэлв в Библиотеку Всех Знаний. Гедува подвела бытовая мелочь: он не сам стирал своё нижнее бельё, а отдавал служанке-селунитке, заметившей специфичные следы смазки и нашедшей соответствующую баночку как-то при уборке в его спальне. Утром первого элесиаса Коринна уже имела план, требовавший раннего возвращения в Уотердип. Мой давно ею желанный побег пришёлся кстати. Простенькие молитвы всех посвящённых в сан показали, что я где-то поблизости в Доме Знаний – наверняка спрятался в любимой пещере и типа сам себя наказал. Тем же утром все обитатели поместья спокойно переместились на Прайм. Коринна во время праздничного променада по случаю Дня Агхариона в одиночку наведалась в Зоарстар со списком имён парней из Дома Силмихэлв, побывавших в Доме Знаний с её мужем, и передала три пригласительных купона для самых лучших из сорока девяти. Пришли двое. Приперев к стенке каждого, она удостоверилась в подозрениях, а потом в самом разгаре юбилея, когда явившаяся по моей просьбе аватара богини любви и красоты подарила имениннице заказанную мной улыбку, но ещё не ушла…       - По моему примеру призвав божество в свидетели, Коринна мстительно закатила ненавистной тёще преотвратительнейший и унизительнейший скандал, разоблачив подростковое совращение и «длящиеся весь брак измены маменькиного сыночка со своим детским учителем, незнамо кого ещё потрахивающего в этом треклятом Доме». Присутствовавшего и до того момента ничего не подозревавшего Дувега вынудили признаться: что все его ученики в этом Доме в своё время, а Айлет и Армнидл Третий этой весной, изучали его половые органы на приватных уроках анатомии, и что Лариат с прошлого года уличил его с Хаскаром Вторым и стал шантажировать, разводя на заклинания и копии книг – стенд набрался. Забрав младших дочек и отрёкшись от порченных детей, публично развёдшаяся женщина прихватила компенсацией хвастливо выставленные подарки юбилярши, применив предварительно оплаченный телепорт к близнецу Корину в Лес Ардип. Сама Сьюн всем рассказала, как только что сбежавшая с юбилея Коринна в пятнадцать лет подарила ей свою девственность и пожалела об этом своём поступке, за что получила фальшивую любовь и далее потеряла даже такую, выбрав служение Селунэ. И за то, что она сейчас, уже будучи лунной жрицей, мерзопакостно опозорила богиню любви и красоты – ей тоже воздастся.       - Не настал ещё новый день, как привлечённые телепортацией фазовые пауки в Лесу Ардип изнурили оборону оберега и захватили её, облив слюнями и впрыснув пищеварительные соки. Корин доверился ещё не понявшей о своём отлучении жрице, отказавшейся принимать помощь таких же защитных браслетов-змей у близняшек. Полуэльф убежал с девочками, поздно вернувшись с подмогой, не рискнувшей сунуться внутрь паучьего логова с эттеркапами. Через пару дней нанятые Корином авантюристы зачистили то гнездовье: её кокон вскрыли, сочли трупом, обворовали, утащили на стоянку для отчётности, а ночью она очнулась, из-за потери веры во всех и вся не разобралась толком и сбежала от спасителей, ночью да в чащобе основательно заплутав. Насилу выбралась, но кто ж поверит уродской голодранке, хлебнувшей кислотной слюны и повредившей голосовые связки, отлучённой от жреческой силы и толком не занимавшейся восстановлением арканной магии. Дессарин она сама не успела пересечь. Разбойники с большой дороги захватили гордую побирушку и поглумились над ней. Избитая пленница не запомнила перевозку в телеге с награбленным барахлом. На текущий день её держат на цепи в какой-то сырой пещере со светящимся мхом и грибами; свой чёрствый хлеб она отрабатывает штопаньем и стиркой бандитского тряпья, скрытно разрабатывая арканную магию для побега…       - Стоило безутешному Хаскару Второму следующим днём бесстыже вернуться в небесное поместье, как туда нагрянули бюрократические ангелы, зафиксировавшие не только нарушающий договор распад семьи, но и рабскую эксплуатацию труда малолетнего сына, которого чудовищно истязали с люльки, который дважды умирал и который в итоге осознанно сбежал от невзлюбивших и предавших его горе-родителей, качественно заметя следы – обычные поисковые заклинания указывают на девятерых котяток, родившихся в ту ночь у Зити от Сату – все они остались у жителей Северопрудного. Хаскара Второго Хунаба вердиктом скорого ангельского суда лишили родительских прав и сослали доживать службу в монастыре Кэндлкип без права покинуть его стены под страхом проклятья вечного одиночества. В ночь он попытался покончить жизнь самоубийством, сбросившись с крыши башни на острые камни, но его спасли, вовремя исцелив зельем, уплаченным мной за урок лингвистики. Трёх оставшихся у него детей передали приёмышами в семью Хаскара с Ивлу, вымоливших право вместо Лантана жить и служить в деревне Джапа Бонадза. Перед продолжением поисков двойняшки Корин отправил Ан-Па на воспитание в деревню к деду. К счастью, близняшки узрели добрую маму в Ивлу, всегда мечтавшую родить девочку и уже знающую о своей беременности от Хаскара, давно хотевшего ещё своих детей – Сьюн благословила эту позднюю супружескую пару разведенцев. Домашнего духа моей усадьбы планетар благополучно превратил в душу рощи синелистов на том же месте, а уплаченные мною деньги Бюро Недвижимости передало в земное отделение церкви Денейра на организацию интернатов, приютов и школ для сирот и беспризорников…       - Не осталось ни семьи, ни дома. Я отжившее восстанавливать не буду – хватит с меня сей байды, - жёстко и непререкаемо заявил хладнокровный малец, не поджавший губы и не сжавший кулаки, ибо пережил и отпустил, как он сам считал. – Я оставил их во здравии и богатстве да в том счастье, какое они сами себе хотели и устраивали. В случившимся нет моей вины – это их свободный выбор и ответственность. Вклад в их будущее я загодя совершил: Джап Бонадз совершенно здраво рассудил, пустив мою часть доходов с нашего предприятия на устройство и содержание приблудившихся к нему Хунаба, как и опоздавшая ангел-хранительница правильно решила учесть мою молитву у алтаря Огма в Кэндлкипе, когда принималось решение о спуске всех уплаченных за поместье средств на благотворительность во имя благополучия других обездоленных детей, что выразилось постройкой учебно-трудового интерната и в деревне Бонадз тоже.       Лариат перевёл дух, отпив сока и замолчав, устремив рассеянный взгляд в окно.       - Спасибо за сведения, Лариат, - сипло вымолвил Арлос, в скрюченной позе уткнувшийся лицом в ладони. Его мутило от всей выпрыснутой информации. Кошмарная трагедия!.. И внук всё это знал на протяжении полутора месяцев! Бывшему патриарху очень хотелось счесть всё это абсурдными выдумками ненадёжного информатора, но сама Селунэ признала этого недоразвитого архимага… – Я запомню твою правду.       - Пожалуйста, Арлос, не обижайтесь, я позволил себе взять пример с лунной богини и оттягивал рассказ с целью исключить излишний стресс: всё равно отсюда ничего не сделать, а плыть ещё больше месяца, - повинился Лариат, достойно принимая взгляд покрасневших глаз. Лукавство стало натурой… и даже не стыдно.       Мастер слишком поздно сообразил, что Сьюн оскорбилась его фантомным борделем, прозрев наперёд, и что Селунэ в отместку за свою жрицу Коринну уязвила собственную небесную патронессу поощрением распространения фальшивых жриц любви. Чего стоило вечерок подождать с явлением на Люцентии? Глядишь, всё б иначе сложилось для родных…       – И огромное спасибо вам за беседы, Арлос. Эм… в ходе них я многое уразумел, в том числе, отчего мне так больно далось расставание с Джаспером. Его Разз тогда ощутила моего Дога, прятавшегося в невидимости на крыше отъезжающей кареты, чтобы проконтролировать оживление Коринны. Близнец решил, что я тоже там, вот и бросился вослед – за мной. Никому тогда не было дела до разбирательств со всем испытанным Джаспером ужасом, а я потом оказался предвзят и заблуждался о его мотиве следования за родителями. Вдобавок, у него в тот раз впервые случился прорыв восприятия посредством фамильяра – он невольно шпионил за взрослой беседой в вашем кабинете… Арлос, пожалуйста, передайте Джасперу мои глубочайшие извинения. Он, конечно, вправе и пошлёт меня ими подтереться. Вот и проверим его великодушие и корни – пойдёт ли по моим стопам прощения?..       - Как?! Как… Прошу, как ты узнал?.. – Вопросил Арлос, с трудом сдерживаясь. Левый кулак в районе сердца болезненно крепко сжимал подаренный Селунэ талисман.       Мастер Грей сочувствовал Арлосу. Обоим дедам Лариата исполнилось едва за двадцать лет, когда на их молодые и неопытные плечи свалилось патриаршество. Какая уж тут нормальная семейная жизнь? Оба весьма достойно справились с поддержанием своих Домов на плаву. И если Хаскар имел сменщиков и сейчас благополучно занимался лишь женой и семьёй с чужими детьми в ожидании новых собственных карапузов, то Арлосу не на кого оставлять Дом – его вахта ещё будет длиться, хоть и в облегчённом виде – без забот о колониальной собственности и тамошних сотрудниках. Сдача в аренду или вовсе продажа старого и поддержанного флота городским властям Уотердипа сулит льготы и преференции, достаточные для процветания лишь за счёт этой весной присоединённой ветви речного судоходства. Некоторые Дома вполне перебиваются ежегодным доходом, выражающимся в золотых цифрах всего лишь сотенного порядка. Главный ресурс для вложений – человеческий. В этом плане внук здорово прокачал деда, обеспечив здравие до ста лет.       - Я вам рассказывал, Арлос. Вожделенный Амберли сноходец – это мой фамильяр. После смерти и воскрешения мы оба теперь можем путешествовать по Царству Снов. В этом часть объяснения ускоренного взросления личности: раньше я осознавал себя только в короткой фазе сна, проживая сутки за двое, а теперь научился пробуждаться в Царстве Снов сразу после засыпания на Прайме. Любой маг, изучавший версию двеомера ускорения через более быстрый поток времени, скажет вам о десятикратном коэффициенте для Царства Снов. После полуночи я сплю для себя - после полудня собираю данные с Фаэруна. Вы по себе знаете: без способностей или специальных тренировок все редко запоминают свои сны, будь то обычные, кошмарные или вещие…       - Всё равно! – Воскликнул горемычный отец, не сдержавшись. Тише: - Извини. Коринна всё равно остаётся твоей матерью, Лариат.       - Этот факт под вопросом, - сдержанно ответил маленький собеседник, вперив взгляд в ночь.       - Говори, - спустя долгую паузу, вымучил Арлос, которого душили эмоции в не меньшей степени, чем его внука, при помощи магии лучше справлявшегося с самоконтролем. Орать и махать кулаками – последнее дело. Хотя очень хотелось.       – Поймите меня правильно, Арлос. Вот вы сейчас в раздрае и еле культурные слова находите - проснётесь бодреньким. Сон снимет весь накал ваших сегодняшних эмоций и страстей, оставив «вчерашнее эхо былого», которое рассудок может накручивать до глубочайшей депрессии, материализуя негатив хворями и неудачами. Обычный человек проплачется или напьётся, а потом новый день с новыми возможностями - право выбора. Тем же эльфам дана способность грезить наяву, чтобы пережигать силу эмоций и затенять память, дабы индивидуум легче переживал невзгоды и развивался к счастью. Я человек, но по-эльфийски всё помню; из-за трудного детства неосознанно научился ставить блоки - они не всегда спасают. За меня с вами сейчас говорит управляемое волей волшебство магических уст, потому что слабую плоть душат эмоции, в том числе по поводу предательства с развалом семьи…       Невеликого роста маг на некоторое время замолчал. Когда-то давно, ещё прошедшим летом, тренер по кикбоксингу говорил о связи между силой эмоций и колдовством. Невеликого роста маг и раньше знал об этом, но с того момента стал чаще думать по этому поводу. Постепенно сообразил, как выгоднее превращать силу эмоций в сырую магию, благим образом поляризуя весь ком энергий; однажды сумел инвертировать всё негативное в позитивное; сейчас добывал магию из эмоций и учился тотальному контролю над ними.       - После её выходки на юбилее тёщи я отказался от деликатной морали и просканировал её память с критерием отбора по отношению ко мне. Единственное, что удерживало её от признания меня исчадьем ада – это моё шевеление в утробе, когда я за мгновения до молнии прикрыл собой близнеца. По крайней мере, этот момент воспоминаний я оттяпал у Дендары. Память моего фамильяра начинается с момента вылупления, моя память – после откусывания им моей пуповины с оживлением всей той силой, что беременная вкладывала в яйцо. У меня получилось узнать о прошлых жизнях Хеброра и Виттера, даже у здешнего юнги выудил его рыбацкую жизнь иллусканца с Муншае времён большой волны миграции из Западного Сердцеземья, но не по отношению к себе с фамильяром. Я рождён молнией и оживлён фейри-драконом. Уникальное стечение обстоятельств не может иметь естественный характер, а применимая к остальным и у остальных методика обращения к прошлым жизням на мне самом и у меня не работает по двум возможным причинам: либо прошлых жизней нет, либо доступ надёжно закрыт. Я даже совершил крупномасштабное исследование процесса зачатия, в общих чертах выявив и утилизировав энергии, определяющие будущий плод и их количество в материнском чреве. Пока ещё я не владею всей мощью математического аппарата для расчёта вероятностей, но в душе и умом полагаю подвох со своей уникальной сверходарённостью – простые смертные не могли породить меня без какого-либо участия высших сил. Отсюда следует, что Коринна – это сосуд для вынашивания, она и сама это поняла, назвав меня кукушонком. Насколько я себя помню, её материнский инстинкт всегда был глух ко мне.       - Для меня дико слышать подобное, - с трудом подобрал слова Арлос. – Словно мы не люди, а скот. Как…       - Я тоже не понимаю Замысла Ао, - перебил младший по возрасту старшего. - Однако кое-что уразумел. Огма, Тир, Нобэньон и некоторые другие боги, драконы, гиганты, эльфы, дварфы, орки – туземцы на Ториле, не задумывавшиеся Всевышним в его Творении. Для этих существ люди – скот и тля, низшие и недоразвитые, пища и потеха. Исконные или Предвечные – загадка для меня, знакомства с одной Дендарой Ночной Змеёй мало для суждений. Как я думаю, уже многие тысячи лет усилия Лорда Ао направлены на поддержание Равновесия в его Вселенной с перспективой добиться от уполномоченных им богов выполнения всех возложенных на них функций. По аналогии с падением и ликвидацией благородного Дома в Уотердипе, расшатанной Вселенной грозит коллапс, вредоносный для соседей. Поэтому, как и Открытый Лорд Уотердипа, юный Всевышний над данной Вселенной ограничен в возможностях претворять в жизнь собственный план развития для своего первого Творения. Естественно, моя аппроксимация допотопна, но великие боги признали меня министром Ао, которым я вынужденно представился в кризисный момент перед смертью во имя сохранения семьи и с тех пор ищу баланс между крайностями индивидуализма и жертвенности.       Серый взгляд встретился с потемневшим голубым и ответил на немой вопрос:       - Да, знай я год назад то, что сейчас, то поступил бы точно также: Дом Силмихэлв и Хелмфаст организовали тысячи людей, иначе бы ставших обездоленными голодающими, подавшимися в разбой; Нью-Уотердип вместе с перемирием и плодовыми садами обрёл добропорядочное руководство и церковь; я стал более могущественным, знающим, независимым – игра стоила свеч. Тоскую, но не сожалею. Люблю и благодарен хотя бы за то малое, что выросшая в неполноценной семье Коринна дарила собственной семье. Не я ей преподаю урок, но Судьба учит через окружающих и ситуации. Для неё я ассоциируюсь со злом, потому не могу вмешаться прямо или косвенно, а как помочь опосредованно – пока ума не приложу. Сестрёнкам я подыграл, чтобы они быстрее адаптировались к новому семейному положению, а у старшеньких близнецов начался пубертатный период, требующий наглядных и общепризнанных примеров для равнения. Касательно обоих Родов – для меня пока туманно, в связи с этим ещё раз предупреждаю вас, Арлос, не забывайте поститься и регулярно молиться богине для ликвидации негативного влияния наследия крови красного дракона. Ао своим видом всем доказал, что люди сотворены по его образу и подобию, что человечество из так называемого числа рас создателей, родных для этого мира. Драконья кровь с магией – это первобытность и агрессивность; эльфийская кровь с магией выпячивает в людях отнюдь не лучшее, а завораживающее и очаровывающее – иллюзии и наваждения. Увы, лишь на Мазтике, выясняя о кровавых обрядах жрецов Культака, я понял, что желанию смеска открыто влиться в высший свет общества Уотердипа никогда не суждено сбыться – умнейшие мудрецы поддерживают традиции на основе родовой памяти о тысячелетиях выживания людей в тени эльфийских цивилизаций. Да, Арлос, я всё равно бы провёл Коринну через смерть и оставил невыносимо страдать ради понимания ею ценности жизни, любви и заботы, ибо иначе за потребление без отдачи ждёт Ад.       - Благодарю, внук… За всё спасибо… И будь счастлив, Лариат, - Арлос порывисто встал и подхватил Лариата на руки, любяще обняв родную кровинку. Как бы плохо не было мужчине от дурных новостей, преданный родичами ребёнок острее нуждался в добром слове и ласковом проявлении родственных чувств. Всё уже случилось…       - Я не скажу вам спасибо за всё, Арлос, но значимо поблагодарю за жизненные истории, - произнёс Лариат.       И дёргано пересел – рядом. Однако не стал прижиматься к боку родича, оставляя чёткую границу между ним и собой. Хватит завуалированных сюсюканий.       - Благодаря воздействию моей магии, вы запомните сегодняшний вечер от и до, во всех деталях, как я помню все наши беседы. Вы пытались наверстать упущенное, а я сумел разглядеть пропущенное… Говорят, факты – упрямая вещь. Ложь. Всё зависит от взгляда на них. Вот я. Плоть от плоти Коринны. Более того, при рождении получил часть её души и ядро магического дара. Но вместо расцвета в лучах обожания я оказался отвержен матерью. Вроде всё её, однако вместо любви к своей части Коринна холит и лелеет чувство потери, страдает и боится того, кого сама же произвела на свет. Теперь я понял причину этого: она – эгоистичная собственница, а прямо у неё на виду вылупившиеся дракончики фактически украли её детей, раскусив и съев часть пуповин. Сама волшебница не обзавелась фамильяром из-за страха перед его потерей, потому оказалась не в состоянии правильно судить о произошедшем запечатлении. Смерть лишила её не только эльфийского наследия, но и части человеческого – от Коринны осталось ещё меньше былого. Покровительница рода всё восполнила на свой манер, но почему-то не прописала санаторный покой для сживания. И кто ж знал, что бабы и на небе – склочницы? Не поделили фигуру, сломали и обе кинули. Не зная о прошлом, я ненароком убил свою мать в большем спектре смыслов, чем намеревался - лекарский перелом для правильного сращивания превратился в худшее увечье. Поначалу я радовался, что на божественно-морфирующем плане бытия душа Коринны излечится. Но какой может быть лекарь душ из выродка? А жрице другого бога там никто не рвался помогать - тихо осуждали и своего жреца за порочную связь. С этой позиции я представляюсь чудовищем, дважды искалечившим собственную мать - до уровня ребёнка во взрослом теле. А может я просто отвалившаяся скорлупа, обнажившая гнилой орех духа? Зная, повторил бы?.. Связи уязвляют.       - Воплощение пословицы: что посеешь, то и пожнёшь. Тут вопросы в следующем: кто, что, когда и кому посеял. На примере Нью-Уотердипа я чётко зафиксировал: как в разрозненной колонии был сформирован городской эгрегор, как произвелось подключение к нему всех жителей, как некоторых причастили к ранее существовавшему и более объемлющему религиозному эгрегору, как бесповоротно разрушился эгрегор Люцентии и как обновился эгрегор Сильроадвер, который я позже лично так укрепил, что вы, Арлос, всерьёз задумывались остаться здесь капитаном. Эта логика легко распространяется и на семьи, и на Дома, и на гильдии, и на тайные общества, и на королевства. Некоторые из эгрегоров созданы и поддерживаются богами и клириками, среди них есть так называемые заклинательные домены, служащие для влияния на поведение индивидуума через предоставление конкретного набора двеомеров. Какие-то соответствуют расам и географическим областям, а другие представляют собой идейную общность, например, на основе неприятия ублюдков в высшем обществе и властных структурах Уотердипа.       - Я не оправдываюсь навязчивой идей или одержимостью бесом, но разномастные эгрегоры объективно существуют и способны незримо управлять людьми, случайно подключившимися к ним в следствие стресса или намеренно кем-то введёнными в конкретную общность каким-либо путём.       Лариат нервно и обречённо хмыкнул, взъерошив волосы, быстро взял себя в руки и продолжил выговариваться, словно на исповеди, которую не мешало бы провести по всем канонам:       - Хех… всё это меркнет по сравнению с господством так называемых богов, кующих души под себя. Источник их влияния – сакральная магия, предоставляемая служителям после переваривания их духовно-эмоциональных сил. Корень власти – лечение, коим обладают все священники. В той или иной мере деньги на блага и секс для удовольствия прилагаются к власти. Самая примитивная и оттого действенная формула господства. Я видел это вокруг себя в Уотердипе. Я самолично выковал себе служащего, слуг, приверженцев. Я приблизился к пониманию самоподдерживающихся систем, как например, знать Уотердипа. К сожалению, я наломал дров, когда обыграл интриганов и попытался вывести своих близких из-под влияния, но всё лишь круто усугубилось. Почему так получилось? Из-за миртуловских заморозков я счёл, что меня намеренно одарили, значит, когда-нибудь взыщут. Вот и направил свою деятельность: с толком исцеляя отставников Дома Силмихэлв, перенаправляя денежные потоки на обеспечение занятости тысяч трудяг, разрабатывая пикантные средства обеспечения мужского досуга, сплачивая и укрепляя заокеанскую колонию, развиваясь для больших свершений… Я мал и масштабы подобны, но велика моя одарённость, значит, мне надлежит соответствовать, причём, укладываясь по времени до Года Синего Огня. Сейчас я свободно применяю двеомеры из шестого заклинательного круга, для примера, цепная молния, а изучаемая мной телепортация относится к пятому. Соответствующий третьему классу сложности разряд молнии я мог выпускать в три полных года, а мой фамильяр уже в два начал делать клубки ниток постоянно светящимися – этот двеомер из второго заклинательного круга. Тенденция налицо, как говорится. Вы сами понимаете, что такого уникума лучше скрывать, а то конкурента удавят в зародыше или выпестуют для собственного употребления, как поступала Скарлет, и старой карге всё вполне удалось бы провернуть со мной, не появись на горизонте событий глобальные заморозки. Мне от всего этого не легче, Арлос, но либо я принимаю всё это и пытаюсь жить в соответствии, либо вновь саморазрушение, метания и прочая дребедень.       Лариат сделал ещё одну тяжёлую паузу, переводя дыхание и успокаивая сердце.       - Необъятно наше невежество, а имеющиеся знания ещё надо уметь применять. Нам обоим, Арлос, показано обдумать всё произошедшее, желательно с ясной головой и чистым сердцем, ибо холодный рассудок бессовестен - я на себе уже убедился.       - Я понимаю это, внук, поэтому никогда не считал тебя виновным…       Однако Лариат не дал Арлосу вовлечь себя в слезливую сцену приобщения к Деслентир, резко подавшись в сторону и соскакивая со словами:       - Догмат позволения быть долгожданными – это ужаснейшая ложь иллюзии, болезненно горчащей разочарованиями. В одну реку не входят дважды. Прощайте.       Дед тяжело и неровно выдохнул упущенный шанс в разноцветные всполохи телепортации, оставившей его наедине с сами собой – с кашей в голове и бурей в сердце. Внук тоже не хотел расставаться и сожалел о том, что они жили на разных виллах и пораньше не узнали друг друга. Арлос и Уотердип связывали Лариата, будучи не способными дать своевольному магу всю свободу учёбы и действий.       (Иллюстрация 073)       
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: