Infinity at a glimpse 63

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Звездные Войны, Зан Тимоти «Трилогия Трауна», Зан Тимоти «Сверхдальний перелет» (кроссовер)

Автор оригинала:
sailboatsupernova
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/2566901/chapters/19380445

Пэйринг и персонажи:
Капитан Гилад Пеллеон/Гранд-адмирал Траун, Гилад Пеллеон/Гранд-адмирал Траун, Митт'рас'сафис/Лорана Джинзлер, Трасс/Лорана Джинзлер, Энакин Скайуокер/Гранд-адмирал Траун, Восс Парк/Гранд-адмирал Траун, Гранд-адмирал Траун/Джордж Кар'дас, Митт'рау'нуруодо/Джордж Кар'дас, Трасс, Митт'рас'сафис, Лорана Джинзлер, Гранд-адмирал Траун, Гранд-адмирал Траун, Митт'рау'нуруодо, Гилад Пеллеон, Капитан Гилад Пеллеон, Восс Парк, Энакин Скайуокер
Рейтинг:
R
Предупреждения:
Элементы гета
Размер:
планируется Драббл, написано 26 страниц, 19 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Перевод некоторых драбблов sailboatsupernova.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

V. Всё, что осталось: Пеллеон/Траун

10 ноября 2017, 06:14
Войдя в помещение, Пеллеон обнаружил, что там невероятно холодно. Было ли так всегда, или температура снизилась из-за отсутствия того, кто жил здесь раньше? Пеллеон приказал себе не думать об этом чересчур интенсивно. В последнее время он то и дело перенаправлял так свои мысли.

Он закрыл за собой дверь, отрезав льющийся из коридора свет, и позволил пространству вокруг погрузиться во тьму. На несколько мгновений это принесло покой, но вскоре темнота стала душить, отрезая все чувства, оставляя с мыслями наедине. Рука поспешно нащупала панель управления, и Пеллеон нажал первую попавшуюся кнопку. Зажёгся свет, холодный, тусклый, даже более удушливый, чем темнота.

Хотелось уйти.

Пеллеону хотелось вылететь отсюда, запереть дверь и не впускать в это помещение никого живого до конца его дней.

Но он не мог так сделать.

Это была бы ошибка. Или же промах? Одно из двух.

Это вызвало бы вопросы у экипажа. Тяжёлая задача выпала ему, и, как бы мучительно ни было даже просто здесь находиться, Пеллеон должен был сделать всё сам. Он бы скорее умер, чем впустил сюда какого-нибудь лейтенанта-незнайку. Но легче от того не становилось. Убраться в покоях Трауна, перебрать его вещи — казалось, он нарушает какое-то правило. Откладывал, сколько мог, сколько посмел, в глубине души зная — Траун бы не одобрил его нерешительность. На такую задачу смотреть надо просто и исполнять как можно быстрее и рациональней.

И он был бы прав.

Он всегда был прав.

- Но не в самом важном.

Слова звучали мерзко, как плевок, и Пеллеон извинился. Траун такого не заслужил. Если бы случившегося можно было избежать, они бы его избежали. Он никогда бы не бросил Империю на произвол судьбы. Не бросил бы Пеллеона.

Сначала — рабочий стол. Пеллеон заставил себя сделать шаг, сняться с места, но остановился, полкомнаты не пройдя. Было труднее, чем он ожидал.

- Я бы оставил всё как есть, если бы мог.

Говорить вслух он начал не так давно. Слова несли успокоение. Пеллеон не посмел бы делать так в чьём-то присутствии, но в одиночестве ему нравилось делиться с Трауном ежедневными мыслями, обсуждать с ним планы сражений, рассказывать то, о чём он никогда бы не посмел сказать лицом к лицу. Это помогало, очень. Ему хотелось думать, что Траун слышит его оттуда, где он теперь, слышит каждое слово, которое говорит ему капитан.

Внешнее спокойствие треснуло, самую малость. Жёсткая линия губ дёрнулась, и Пеллеон закрыл глаза.

Адмирал. Верховный главнокомандующий. Теперь это он. Он знал, что должен себя так звать, даже в мыслях, однако не мог. Не в разговоре с ним. Это неправильно. Будто бы он пытается заменить его.

- Лучше бы умер другой. Кто угодно, не ты.

Он пытался сдержаться, но безучастная маска, которую он носил перед экипажем, соскальзывала. Распадалась. Он прижал руку к лицу, а плечи затряслись в попытке сдержать слёзы.

- Лучше бы умер я.

Смешная мысль. Кто знает, как Траун бы среагировал на подобную чепуху? Пеллеон мигом обменял бы свою жизнь на его, если б только мог.

- Лучше бы...

Жёлчь подступила к горлу. Он подскочил к столу и сел в кресло, тщетно цепляясь за ускользающий самоконтроль. Он плакал на похоронах и после, но когда все вокруг перестали открыто скорбеть, перестал и он. Гилад Пеллеон, новый бесстрашный лидер, который сражался непосредственно под началом гения и должен следовать по стопам командира. Он скрыл своё горе. Засунул его в ящик, подавил.

Не раз просыпался с подушкой, мокрой от слёз.

Он зарыдал, закрыв руками лицо. Несколько раз пытался что-то сказать, но не смог и сдался. В мыслях крутилась масса всего, что хотелось высказать, прежде всего извиниться.

- Я... люблю тебя.

Он хотел сказать не это. Хотел извиниться за свои чувства. За то, что откладывал здесь уборку. За то, что не сумел его спасти.

За то, что так ему и не признался.

- Я тебя люблю. Очень сильно.

Так и не проронил об этом ни слова.

- Тебя больше нет, а я...

Сказать он хотел не это.

- ...всё равно люблю тебя.

Но это правда.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.