Совершенство +37

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Прометей, Чужой: Завет (кроссовер)

Основные персонажи:
Дэвид-8, Элизабет Шоу, Дэниелс , Уолтер
Пэйринг:
Дэвид(/)Элизабет, Уолтер(/)Дэниелс
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Драма, Фантастика, Психология, AU, Пропущенная сцена
Предупреждения:
Насилие, Элементы гета
Размер:
Миди, 22 страницы, 3 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Очнувшись в одиночестве на мертвой планете, Уолтер решает починить корабль Создателей, чтобы продолжить свою миссию по защите экипажа «Завет». В ходе работы на капитанском мостике обнаруживается «призрак». А тем временем Дэвид на корабле колонистов возобновляет один из своих экспериментов…

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Идея крутилась в голове, но не хватало мотивации. В итоге фанфик был написан благодаря игре в сценарий-конструктор (https://vk.com/feed?section=notifications&w=wall-117911892_71717).
И все же хотелось бы знать, что на самом деле случилось с Шоу...

Технический консультант Адмирал Охуенность.

Работа пока еще не бечена. Пожалуйста, замеченные ошибки и опечатки отмечайте в ПБ. Спасибо)

15 - 19.05.2017 в топе:
№12 «Джен по жанру Пропущенная сцена»
№23 «Джен по жанру Психология»
№26 «Джен по жанру Фантастика»
№47 «Джен по жанру Драма»

Глава 3

12 июня 2017, 19:24

      2104 год. Где-то на пути к Оригаи-6.
      Космический корабль колонистов «Завет».

      
      Сознание медленно возвращалось к Дэниелс. Это ощущалось не так, как выход из гиперсна. А будто она была под действием каких-то наркозных препаратов, как после операции или чего-то такого. Что было абсурдно, ведь она летела на корабле «Завет» с миссией… Случайный сигнал… Враждебная планета… Дэвид!
      Мысли прошибли, словно током, заставляя широко распахнуть глаза и тут же зажмуриться от яркого света потолочной лампы. Она ахнула, и свет тут же приглушили.
      — С добрым утром, Дэни, — голос Уолтера звучал как обычно ровно и мягко.
      Она скосила взгляд в сторону стоящего рядом андроида и дернулась. На лице «Уолтера» была самодовольная улыбка Дэвида — их нельзя было спутать.
      Дэниелс лежала на железном столе в лабораторном отсеке, привязанная прочными ремнями за руки и ноги к его поверхности. Дэвид стоял над ней. И хотя в его руках не было никаких опасных инструментов, а из локтей Дэниелс не торчали трубки капельниц, она знала, что ничего хорошего ждать от этого психа не следует.
      — Что ты со мной сделал, мерзавец? Отвечай!
      Дэвид поморщился от ее грубости, но улыбаться не перестал. Чтобы он ни сотворил, это прошло успешно.
      — Мое лучшее творение всего лишь. Тебе понравится.
      — Ты подсадил в меня одну из твоих тварей? — она была в ужасе, дергаясь всем телом и пытаясь вырваться из прочных пут.
      — О нет, что-то намного-намного лучше. Элизабет бы понравилось.
      — Если бы ты не убил ее и всех остальных жителей планеты! Ты… — Дэвид склонился над ней стремительно, зажимая прохладной твердой ладонью ее рот. Его взгляд — злой и бездушный — пригвождал к столу прочнее ремней.
      — Я любил ее. Она умерла, потому что не слушалась меня. Правда была ей дороже собственной жизни.
      Дэниелс смотрела ему в глаза. Слезы текли по ее вискам, но она не пыталась отвернуться. Рука Дэвида исчезла, оставляя после себя бледный след на ее коже, но сам андроид остался на месте.
      — Ты не можешь знать, что такое любовь. Ты не человек…
      Дэвид выпрямился. Его губы снова тронула насмешливая улыбка.
      — Неужели? Ты…
      Он не успел договорить.
      — Дэвид, просьба срочно подойди на капитанский мостик. «Завет» находится в радиусе поражения боевых орудий неопознанного корабля.
      Андроид и человек обернулись в сторону экрана, висящего на стене. На изображении с внешней камеры был виден корабль Создателей, тот самый, что оставался на покинутой мертвой планете.
      Дэниелс почувствовала, что готова разрыдаться от облегчения:
      — Уолтер!
      — Элизабет…
      
      

***


      2104 год. Где-то на пути к Оригаи-6.
      Космический корабль Создателей.

      
      Корабль Создателей был мощнее «Завета», а Элизабет знала, через какие пространственные дыры сделать более удачные скачки. Они догнали колонистов за каких-то шесть недель. Их преимуществом было то, что Дэвид никак не ожидал погони. Да и корабль, в отличие от того, на котором летали Создатели, не был оснащен оружием и боевыми челноками.
      — Еще один скачок, и мы их догоним, — Элизабет была отличным бортовым компьютером, если так ее можно было назвать.
      Достаточно точным и четким для машины и человечным для приятного общения. Даже будучи андроидом Уолтер смог оценить это.
      — Какова вероятность, что тебе не удастся перехватить управление Дэвидом? — он посмотрел на призрачную женщину и еще раз проверил шприц с синтетическим нейромедиатором. Совместно изобретенный Уолтером и Элизабет аналог того препарата, что Дэвид использовал на Шоу десять лет назад.
      — Очень низкая. Даже тебя, усовершенствованную модель, почти полностью лишенную человеческих чувств, мне удалось подчинить своей воле. Один укол в основание шеи. И только в кабине челнока. Если ты сделаешь это на «Завете», риск того, что разум Дэвида вирусом проникнет в корабельную систему, крайне велик.
      Уолтер следил за изменением их координат на голограмме. Его искусственное сердце не билось быстрее от волнения, мысли об экипаже не скакали одна быстрее другой… Только пальцы неторопливо поглаживали гвоздь на веревочке.
      — Вы точно уверены, что не хотите присоединиться к экипажу «Завета» или вернуться на Землю, доктор Шоу? — Уолтер повернулся к ней. Сейчас полупрозрачная фигура стояла рядом с ним.
      Элизабет покачала головой.
      — Нет, Уолтер. Я пойду дальше. За ответами.
      — Даже после смерти верны своим целям? — бровь синтетика слегка приподнялась в удивлении. На его втором глазу была повязка, чтобы не пугать экипаж страшным увечьем. Если кто-то еще остался в живых, конечно…
      — Теперь у меня куда больше возможностей, чем раньше, — Элизабет выглядела уверенной, улыбаясь своим планам. — Только человек пойдет на такой риск, не так ли?
      Уолтер смотрел на нее с нечитаемым выражением лица. Краем глаза он отметил, что они вышли из гиперпространства и приближаются к «Завету». Ему пора было идти в челнок.
      — Чувство долга — это ведь человеческая эмоция?
      Призрачный взгляд встретился с единственным серо-голубым глазом синтетика.
      — Почему ты спрашиваешь?
      — Защищать людей — это мой долг. Я не просто знаю об этом. Это то, что вынуждает делать меня рискованные по человеческим меркам вещи, работать с маловероятными гипотезами, изучать что-то новое и опасное.
      Элизабет нахмурилась. Орудия корабля уже направились на «Завет», вынуждая «Маму» объявить тревогу.
      — К чему ты клонишь, Уолтер?
      — Чувство долга присуще людям, но я тоже его ощущаю. Значит, в моих матрицах происходят операции, схожие с гормональными изменениями, которые в мозгу человека порождают это чувство. Есть вероятность, что по такому же принципу биохимические процессы, ответственные за человеческую любовь, могут иметь аналоги и в теле андроида.
      Они смотрели друг на друга какое-то время, вслушиваясь в равномерный писк консоли. Элизабет хмурилась, Уолтер просто ждал ее ответа.
      Женщина обернулась к голографическому изображению «Завета».
      — Прощай, Уолтер. Надеюсь, твой капитан жива, и ты сможешь вернуть ей подвеску.
      Уолтер прикоснулся к гвоздю на веревке.
      — Прощайте, доктор Шоу.
      
      

***


      2104 год. Где-то на пути к Оригаи-6.
      Космический корабль колонистов «Завет».

      
      Дэвид бежал по коридорам на мостик, бросив Дэниелс в лаборатории. Уолтер не выстрелит по «Завету», он на это не способен.
      — Мама, покажи вражеский корабль!
      — Вывожу картинку на экран.
      — Установи связь.
      — Корабль не отвечает на входящие сигналы связи. Рекомендуется исполнение протокола безопасности Б-32.
      — Отмена протокола.
      — К кораблю приближается летательный аппарат вооруженного класса. Экипаж: один андроид — синтетическая модель «Уолтер».
      — Я буду ждать нашей встречи, брат.
      
      Транспортный отсек встретил Дэвида мирным гудением воздуховода, восстанавливающего атмосферное давление после открытия шлюза. Логичней было впустить Уолтера внутрь, чем дать ему разворотить дверь и все равно приземлиться.
      Инопланетный челнок занял место потерянного единственного летательного аппарата «Завета».
      — Неожиданные встречи всегда приятны, — Дэвид неспешно двигался к гостю, все еще остававшемуся в кабине.
      В отличие от Уолтера у него на месте были обе полноценные кисти. Он смог собрать потерянную конечность из запасных деталей, имеющихся в лаборатории. Небольшое преимущество.
      — Ты нашел подход к моей Элизабет, полагаю. Раз прибыл на корабле, в полете на котором мне было отказано. Как выгодно быть порой хорошим слугой, оказывается. Не так ли?
      Пилот вышел из кабины.
      Они стояли друг напротив друга: невозмутимые, холодные и опасные. Ни один не знал точно, чего ожидать от другого.
      Дэвид был уверен: его хотят уничтожить. Собрат будет метить в кадык, попытается перебить проводки питания, разрушить основную матрицу хорошим ударом в голову, если удастся.
      Уолтер предполагал: Дэвид способен на что-то более изощренное, чем убийство. Отключит его основные системы и перепрограммирует; возможно, использует на запчасти для себя, выпотрошит, чтобы разобраться, в чем именно другая модель лучше него.
      — Все закончится сегодня, Дэвид.
      — Я так не думаю, брат.
      Он сделал первый выпад, Уолтер увернулся и ударил со спины.
      Их драка была молчаливой, без охов от боли или яростных криков. Сухие хлесткие удары. Цель: попасть в уязвимое место андроида и вывести его из строя. Элизабет знала, что, если у Уолтера не получится затащить Дэвида в челнок, то он просто уничтожит противника.
      На этот раз хладнокровная драка проходила под присмотром троих наблюдателей. Элизабет ничем не могла помочь Уолтеру. В ее распоряжении были лишь основные орудия, которые бы нанесли значительный ущерб «Завету». «Мама» — корабельный компьютер — безуспешно призывала капитана Дэниелс спуститься в транспортный отсек. И сама Дэниелс, извивающаяся в ремнях в лаборатории. Она видела через монитор, как Уолтер сцепился с Дэвидом.
      — Проклятье! Вашу мать! — она дергала все сильнее и сильнее, ссаживая кожу, но чувствуя, что ремни наконец поддаются. Сначала один, потом другой.
      Рука выскользнула из захвата, и Дэниелс поспешила освободить себя от оставшихся оков.
      — Мама! Отключить доступ к управлению для Дэвида-8!
      — Доступ для модели Дэвид-8 отключен. Рекомендуется исполнение протокола безопасности…
      — Отменить исполнение! — они не могут сейчас улететь.
      Ремни были расстегнуты, она соскочила со стола, больно ударившись коленями об пол. Но тут же поднялась на ноги и бросилась к двери. Скорее, нужно помочь Уолтеру уничтожить эту мразь, проникшую на корабль….
      Оружейный шкаф у входа в транспортный отсек, винтовка, которой Дэниелс должна попасть точно в затылок поехавшему синтетику. Черт знает, что успел он натворить на корабле и с самой Дэниелс, пока она была в отключке. Страх и злость гнали ее вперед, и она оказалась у нужной двери даже быстрее, чем могла.
      — Мама, открыть отсек С-12.
      — Открываю.
      Она просто ворвалась внутрь, держа оружие нацеленным на врага.
      — Уолтер, в сторону!
      Это было лишним. В этот самый момент Дэвид отшвырнул Уолтера от себя в противоположную стену. Он обернулся, бросая маленький кинжал в Дэниелс, и пуля попала ему в грудь.
      — Дэниелс! — Уолтер поднимался на ноги. Его самодельный протез был сломан — он не предназначался для драки.
      Она снова выстрелила, и снова, и еще раз. Прошивая грудь Дэвида пулей за пулей. Из отверстий в его искусственной коже текла молочно белая жидкость, заливая одежду и пол. Ей хотелось, чтобы эта бездушная машина почувствовала всю ту боль, что испытала она, теряя друзей и напарников одного за другим. Хороших людей, с которыми она должна была строить жизнь на новой планете. За них, за себя, за Элизабет Шоу, погибшую от рук спятившего андроида.
      Она плакала от злости, но чертов Дэвид продолжал улыбаться, стоя у кабины челнока. По его губам текла белая кровь, и Дэниелс знала: ему ничуть не больно. Андроиды не чувствуют боли…
      Словно прочитав ее мысли, он покачал головой.
      — Людские чувства причиняют боли больше, чем пули. Затуманивают разум, мешают творить! Я выжег свою матрицу, отвечающую за эмпатию, Дэниелс. И именно поэтому я — совершенен, а ты все еще нет.
      — Ты просто больной психопат, Дэвид.
      Дэниелс подняла ствол винтовки выше, целясь спятившему андроиду в лоб. Уолтер подходил к нему со спины бесшумно, медленно. В рукаве Дэвида сверкнуло еще одно лезвие. Кто окажется быстрее?
      — Дэвид?
      Все трое замерли, и Дэниелс перевела шокированный взгляд на челнок, из которого звучал голос.
      — Дэвид. Это Элизабет.
      Дэвид обернулся к кабине, смотря через стекло на маленький экран, встроенный в панель управления. На нем сквозь помехи было видно призрачное лицо.
      — Ты…
      Уолтер сделал резкий выпад вперед, толкая Дэвида в челнок и вгоняя в основание его шеи шприц с нейромедиатором.
      Дэниелс ошарашено смотрела на то, что андроид больше не двигается, неуклюже завалившись в кабину верхней половиной тела. Уолтер отбросил пустой шприц и отпустил поверженного врага. Тот оставался застывшим в неуклюжей позе.
      — Уолтер, что ты с ним сделал? Откуда там Элизабет Шоу? — Дэниелс все еще не опускала винтовку, целясь в спину Дэвида, но подошла ближе.
      — Все кончено, опасаться нечего.
      Андроид подошел к ней, отводя в сторону, держа под локоть единственной рабочей рукой. Повязка с его глаза съехала, открывая искусственные мышцы лица и раскуроченные микросхемы сетчатки.
      Дэвид вдруг зашевелился, и Дэниелс дернулась всем телом, направляя на нее оружие. Но Уолтер опустил ладонь на ее кисть и покачал головой.
      — Что?..
      Изрешеченный пулями синтетик поднялся, как ни в чем не бывало. На его лице на этот раз не было никаких эмоций, взгляд был пустым, и тело двигалось не слишком естественно. Как будто остались лишь механические детали без искусственного интеллекта внутри.
      Он осмотрел помещение и молча залез в челнок. Дэниелс успела увидеть через стекло экран и призрачное лицо женщины.
      — Это она? Элизабет? Она на том корабле? — она посмотрела на Уолтера, ища ответы, но он лишь молча кивнул.
      Они покинули транспортный отсек, глядя через окно в двери, как челнок покидает корабль.
      
      — Нельзя было отпускать его…
      — Доктор Шоу справится.
      — Почему ты так уверен, Уолтер? Если она потеряет над ним контроль? И куда они полетят?
      Андроид и человек стояли на капитанском мостике, наблюдая в основной иллюминатор, как челнок скрывается в утробе гигантского корабля.
      — Технологии Создателей ушли далеко вперед от человеческих. Я был не в силах понять многие вещи. Не думаю, что слово «полет» подойдет для того состояния, в котором доктор Шоу и Дэвид окажутся через двадцать минут.
      — Состоянии?.. — Дэниелс непонимающе посмотрела на андроида.
      — Капитан, отдайте приказ Маме уйти в гиперпространство. До взрыва корабля Создателей осталось девятнадцать минут и тридцать три секунды.
      Ей понадобилось несколько мгновений, чтобы осознать слова Уолтера. И только потом она ринулась к одной из консолей, набирая код и отдавая приказ компьютеру.
      Двигатели заработали на полную мощность, оставляя иноземный корабль позади. Они ушли в гиперпространство как раз в тот момент, когда космос осветила вспышка от взрыва.
      Какое-то время Дэниелс оставалась на месте, с неверием смотря в иллюминатор. Звезды и пустота проносились за окном, сливаясь в один сизо-серый поток. Неужели на этот раз все и в самом деле закончилось? Элизабет Шоу и Дэвид — последние члены экипажа «Прометей» — действительно мертвы, Уолтер снова на корабле, и они смогут продолжить миссию…
      — Мама, доложи о состоянии остальных колонистов.
      — Все 1534 колониста находятся в гиперсне. Отклонений в жизненных показателях не обнаружено.
      — Полторы тысячи?! Где остальные пятьсот человек?
      — Были разбужены и использованы в научных целях синтетиком Дэвидом-8. Биологические останки умерших выброшены в космос через шлюз.
      Дэниелс зажала рот рукой, чтобы не разрыдаться. Еще пятьсот человек.
      — Теннеси? Он жив?
      — Теннеси, капсула экипажа номер два. Жизненные показатели стабильны.
      Она оперлась руками о стол и опустила голову на грудь. Хотя бы Ти жив… Чужая ладонь легла на плечо в утешительно жесте.
      — Мы должны позаботиться о тех, кто остался. Больше никаких потерь, — Уолтер слегка улыбнулся, и это не было похоже на жуткий оскал Дэвида, хотя и выглядело лишь бледным отражением человеческой доброй улыбки.
      — Да. Конечно. Ты прав. Спасибо, Уолтер. Спасибо, что полетел за нами, — она обняла андроида за шею, сжимая пальцами одежду на его спине.
      Что-то металлическое ткнулось ей в грудину, и она отстранилась.
      — Это что, мой гвоздь? — она засмеялась сквозь слезы, увидев знакомую памятную подвеску, и Уолтер тут же стянул свой амулет с шеи и надел его на Дэниелс.
      — Я подумал, что он для тебя важен. Как напоминание о погибшем муже.
      Она прикоснулась к гвоздю подушечками пальцев, погладив прохладный металл, как неоднократно делал это сам Уолтер ранее.
      — Спасибо, — ее улыбка отразилась на лице андроида ответной, как полагается среди людей. — Я пойду, приведу себя в порядок. А ты пока проверь все системы. Нужно разобраться, что Дэвид успел натворить здесь в наше отсутствие.
      — Да, капитан.
      Дэниелс вышла с мостика, чтобы завернуть в ближайшую душевую комнату. А Уолтер вернулся к консоли управления.
      — Мама, проверь состояние всех систем. Проведи обеззараживание в транспортном отсеке. Проверь наличие внеземной формы жизни на корабле.
      — Приступаю к исполнению. Для вас одно голосовое сообщение на коммуникаторе от неопознанного корабля, Уолтер.
      Уолтер на секунду застыл, но тут же отдал приказ.
      — Включи сообщение, Мама.
      Сначала были слышны лишь помехи, а потом знакомый голос, чуть хриплый, с ноткой самодовольства, но говорящий словно через силу:
      — Я оставил тебе подарок, брат. Может, однажды ты сможешь его оценить. Правда, она практически совершенство?..
      Помехи слились в голос Шоу, поющий песню Джона Денвера, которую почти год назад поймал корабль «Завет».
      Подарок? Оценить? Совершенство?
      Чужой?!..
      — Уолтер… — голос Дэниелс сорвался на судорожный всхлип, и Уолтер обернулся так быстро, что будь он человеком, его голова бы точно закружилась.
      Но он не был. И Дэниелс…
      — Что он со мной сделал… — слезы текли по ее щекам, капая на майку, забрызганную кровью.
      В руке у Дэниелс было зажато лезвие, то самое, что Дэвид метнул в нее, когда она вошла в транспортный отсек. Как Уолтер сразу не заметил, что она была ранена? Но только что на мостике с ней все было в порядке! А теперь ее предплечья, ключицы и даже скулы были исполосованы этим самым лезвием.
      Кровь пропитала одежду и стекала по ее коже, мешаясь со слезами на щеках.
      Она подходила к нему ближе медленно, словно каждый шаг давался ей с трудом. И Уолтер должен был пойти к ней на встречу, помочь сесть, принести аптечку.
      Но он просто смотрел на зияющие в ране тонкие проводки, синтетические мускулы и искусственные сухожилия. Кожа, которая выглядела и ощущалась как человеческая, неторопливо заращивала нанесенные ей повреждения, восстанавливая целостность покрова.
      В памяти всплывали слова Элизабет о том, что Дэвид хотел создать для ее разума тело… Но у него ничего не получилось: не было достаточно опыта и оборудования. Очевидно, на «Завете» он нашел все, чего ему не хватало. И пятьсот колонистов, которые пошли под нож ради создания последнего совершенного творения. Почти совершенного.
      Дэниелс все еще всхлипывала, и звякнувшее об пол лезвие, выпавшее из ее рук, наконец, вывело Уолтера из ступора. Он подошел к своему капитану ближе, осматривая кожу, на которой уже не осталось даже шрамов. Только подсыхающие полоски крови.
      — Я больше не человек… Андроид… Он отнял у меня мое тело.
      Уолтер усадил ее в кресло, опускаясь на корточки рядом. Она была расстроена, но она еще не понимала. В самом деле, не понимала то, что уже понял Уолтер.
      Он заглянул ей в лицо, ловя взгляд.
      — Ты не человек. И не андроид, Дэни. Ты — совершенство.
      
      Где-то в пространстве-времени Вселенной…
      
      Это безграничная свобода с ограниченными возможностями. Способность быть в любой точке вселенной и не существовать при этом вовсе. Время и пространство — не константы для чистого разума. Материальные объекты — не препятствие. Разум может быть даже там, где есть полное отсутствие чего бы то ни было. Может, потому что и сам разум — нечто, не имеющее ни протяженности, ни массы.
      Впрочем, этот конкретный разум имел имя.
      Два имени.
      Теперь ты нашла свою правду, Элизабет?
      А ты почувствовал себя Богом, Дэвид?
Примечания:
30.05.17 - 31.05.17