Изумрудный кошмар +3

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Волков Александр «Волшебник Изумрудного города», Undertale (кроссовер)

Основные персонажи:
Железный Дровосек, Смелый Лев, Страшила, Урфин Джюс, Элли Смит, Ж! Чара (Кара)
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Фэнтези, Даркфик, POV, Hurt/comfort, AU
Предупреждения:
OOC, ОМП, Каннибализм, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Миди, написано 11 страниц, 5 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
История начинается с эпохи Урфина Джюса. События "Волшебника Изумрудного города" произошли без участия Элли, она впервые попадает в Волшебную страну. Чарли Блэк не пережил путешествия через пустыню, но девочку спасает таинственный незнакомец с тёмным прошлым, пришедший из другого мира.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Это продолжение приключений Пауля Херлиха, на этот раз в совершенно новой Вселенной. Предыдущие:
"О монстрах и людях" https://ficbook.net/readfic/4575773
"Королевский детектив" https://ficbook.net/readfic/5026922

Ненасытные челюсти

10 ноября 2017, 13:22
Взвод и командир — ещё девять ходячих деревяшек послушно пришли под топор до темноты. Коротышки действовали грамотно, словно опытные диверсанты они разделили оккупантов и успешно водили их в разные стороны от деревни, приводя в засаду лишь когда к очередной жертве подкрепление подойти уже не успевало. Я лишал их конечностей, а несколько крепышей утаскивали беспомощные куклы в кусты. Было в этом что-то неправильное, я чувствовал себя хулиганом, ломающим чужие игрушки, пусть эти игрушки и могли проломить человеческий череп.

Так или иначе, работа была выполнена, запах свежих опилок заглушил аромат высохшей крови.

— Думаю сейчас самое время войти в деревню. При отсутствии солнечного света вы выглядите не так пугающе. — болтливый волк выдохся, даже говорил с трудом.

— Отлично. Ещё шутки по поводу внешности будут?

— О, никоим образом не хотел вас оскорбить, на скромный звериный взгляд эти шрамы лишь придают вам индивидуальности. Но ваша необычная черта днём слишком бросается в глаза… — Тотэм смущённо пошевелил ушами.

— Что ты имеешь в виду?

— Вы не отбрасываете тени, Мистер. — прервала неловкую паузу Эльза.

— Что?! — я встал к исчезающему солнцу и обернулся, чтобы получить подтверждение необъяснимой аномалии.

* * *
Деревня встретила на ликованием и стуком сдвигающихся столов, под открытым небом шли приготовления к пиру. Толстяк, что привёл ко мне первых дуболомов, оказался местным старостой. Он поспешил ретироваться после короткой восхваляющей речи, а я незаметно (насколько это было возможно) проследил за мутным типом. Но нет, он не посылал почтового голубя загадочному Урфину и не подговаривал односельчан перерезать горло спящему спасителю, всего лишь отдал невинные указания приготовить для дорогих гостей лучших баранов.

Стоило уйти сразу и пировать со спокойной душой, но как-то слишком уж жалобное блеяние заставило подойти поближе.

За низенькой оградой пять молодых барашков стояли уткнув морды в землю напротив матёрого барана с завидными рогами. Пара молодых жевунов точили ножи демонстративно повернувшись с загородке спинами.

И тут баран заговорил, обдав мой разум холодной волной. Все животные в Волшебной тсране умеют разговаривать.

— Будьте сильными. Хозяева заботятся о нашем народе, дают нам кров, пищу и защиту. Они лечат наши болезни и улучшают породу. Их труд невозможно оценить, и ваша жертва станет лишь малой частью неоплатного долга. Благодаря вам ваши братья будут жить вечно. Гордитесь этим.

— Но я… я даже не успел познать самки! — вхлипнул барашек.

— Не нужно скорбеть, дети мои. Жертвенные ангцы вознесутся к самому Гуррикапу на небесные пастбища, где каждого из вас ждёт целое стадо прекрасных невинных овечек. Идите же, примите свою судьбу с честью!

— Господин! — я обернулся к старосте. Кажется, он прочитал на моём лице ненужные эмоции. — Простите нашу бестолковость, должно быть у людей из-за гор не принято есть живых существ.

— Принято, — процедил я сквозь зубы. — Просто следи, чтобы девчонка случайно не подошла к хлеву.

Я не стал оставаться на заклание и повернул к деревенской площади. Конечно, можно было спасти несчастных овечек. Спасти — громко сказано. Скорее отсрочить неизбежное. Но это было бы чистейшей воды лицемерием. И я действительно сильно проголодался.

В центре площади уже разгорелся праздничный костёр, языки пламени поднимались выше крыш. А в огне корчились искалеченные мною деревянные солдаты…