Save our asses

Гет
R
В процессе
75
Размер:
53 страницы, 8 частей
Описание:
Розмари Мазур хотела быть обычным свободным подростком, влюбляться и целоваться с красивыми, накаченными парнями, и тусить с друзьями в ночных клубах.
«Ага, размечталась! — сказала судьба-злодейка, показывая ей непристойный жест. — Потом ещё спасибо мне скажешь.» Вместо свободы, девушка получила от судьбы статус моройской принцессы, подругу-дампирку, шикарного во всех смыслах наставника, новых друзей, кучу опасности и приключений на свою бедную головушку.
P.S.загляните в комментарии к работе.
Посвящение:
моему парабатаю Кристине, которую мне удалось затащить в этот фандом.)
Примечания автора:
!!! АХТУНГ !!!
Работа полностью переписывается, дополняется сюжет, вписываются и выписываются персонажи. Автор учится (по крайней мере, очень усердно старается) на своих ошибках и хочет сделать фанфик качественнее. 💕
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
75 Нравится 3 Отзывы 27 В сборник Скачать

ОДИН

Настройки текста
      Когда я поняла, что происходит вокруг, первой мыслью в голове всплыло: «Я не должна быть здесь». Та же машина, та же песня, те же пассажирское кресло и дорога. Я судорожно мотала головой, пытаясь отстегнуть ремень безопасности, который никак не поддавался. Как я снова оказалась здесь? Что происходит?       — Честное слово, пап, если я в соглашусь в следующий раз отправиться с вами к Тарусам, просто стукни меня по голове чем-то тяжёлым. Чтоб я ещё раз сунулся к этим… — Андрей запнулся, аккуратно подбирая слова, не отрываясь от пробегающего мимо нас леса, — хроническим алкоголикам.       Все присутствующие захихикали, а я еле сдерживала застрявший где-то в горле отчаянный крик о помощи. Холод пронизывал с меня до костей, хотя Лисса и Андрей, сидящие по левую сторону от меня, махали картонками в попытках остудиться. Я никак не могла отстегнуть ремень, а брезентовая ткань словно приклеилась к креплению.       — У человека праздник, знаменательная дата. — Рея, сидевшая справа от мужа на пассажирском сидении хихикала от выпитого алкоголя, развернувшись к нам корпусом. — Можно подумать, ты был категорически против выпить.       — Четвёртый бокал явно был лишний, — пробормотала Лисса, едва справляясь с подступавшим сном. Дампирка закрыла глаза и без лишних слов свалилась мне на плечо, кидая бесполезную картонку брату.       — Лисса… — Она ещё не уснула, но почему-то не отзывалась. — Лис, ты слышишь меня? Андрей?       Молчание в ответ. Снова и снова, как бы я не старалась докричаться до них, как бы не трясла тело подруги и переднее сидение. Ничего.       В начале поворота мелькнуло свечение от фар автомобиля. Никто не обратил на него внимания, продолжая перебрасываться колкостями, однако меня охватила паника. Грудь сдавило так, словно из меня медленно выкачивали воздух, минуту назад дрожавшее от холода тело бросило в жар. Я почувствовала испарину на лбу и подступающую тошноту. Свет фар становился всё ближе, а я закрыла глаза, понимая, что даже во сне мне не изменить ход истории.       Громкий удар, страшный скрежет металла. Огонь, кровь, запах дыма, искорёженный корпус автомобиля. Картина обволакивала меня, душила, рациональная часть моего сознания не желала напоминать мне, что всё увиденное — лишь сон. Заставляя снова и снова переживать леденящий душу кошмар. Удар оглушил меня, но сквозь гул я уловила едва слышимый голос, выкрикивающий моё имя.       Я попыталась выбраться из перевёрнутой машины, но каждое движение причиняло мне неимоверную боль. Я чувствовала осколки буквально на каждом дюйме своего тела, больно было даже дышать, словно каждая косточка была переломана, но мне нужно было выбраться.       — Меня кто-нибудь… — Я вскрикнула от вонзившегося мне в локоть осколка. Только освободившись от тесного плена перевёрнутой машины, я сумела нормально вдохнуть воздух. — Вы слышите меня?       В ушах гудело от звенящей тишины, и я уже не пыталась сдержать слёз. Мой крик, полный нескончаемой боли и отчаяния заполнил лесную тишину, когда я кое-как сумела освободить бездыханное тело Лиссы от ремня. Её израненное, а некогда совершенно прекрасное бледное лицо было таким спокойным, словно она не просыпалась с тех пор, как упала мне на плечо.       — Посмотри на меня!       Я вскочила с кровати, задыхаясь, словно пробежала несколько километров, не осознавая, где кончается сон и начинается реальность, дрожа всем телом.       — Я здесь, всё в порядке. — Лисса прижала меня к себе, и я уткнулась носом в её плечо, вдыхая привычный аромат астры. — Ты опять втянула меня в свой сон.       — Прости, — невнятно пробормотала я, хватаясь за голову и убирая прилипшие к мокрому от пота лбу волосы. — Который час?       — Почти три часа утра.       Она бросила взгляд на раздражающе тикающие настенные часы и встала с постели. Светлые волосы были заплетены в косу, а помятая пижама и отпечатки ткани на лице придавали дампирке менее угрожающий вид. Я знала, что никакая сила на свете не заставит меня снова уснуть, и откинула одеяло, усаживаясь на край кровати. Сны об аварии преследовали меня в течении трёх лет, иногда лишая сна на всю ночь. Ломота в теле раздражала, и странный хныкающий звук слетел с губ.       — Хочешь поесть? — Я отрицательно мотнула головой, хотя при упоминании еды тут же усилилось слюноотделение. Лисса хмыкнула. — Лги всему миру, но только не мне. Я чувствую твой голод, хотя почти уверена, что мой желудок всё ещё переваривает ту курицу с пивом.       — Это же абсолютно несочетаемые вещи!       — Зато как вкусно, — бросила она, исчезая в дверном проёме. Я негодующе уставилась на стену без какого-либо желания вставать, хотя слабость и голод давали о себе знать.       Кровь для мороев слово вода для людей — она необходима нам для поддержания жизни, а я не «кормилась» со вчерашнего дня, а вчерашняя курица без дополнительного "подкрепление" была полностью бесполезна.       Вялой походкой я покинула маленькую комнатку, хватая по дороге кота Оскара, и прошла на такую же маленькую и тесную кухню. Лисса, откинув за спину белокурую косу, уселась у окна с бутылкой воды в руках, оголив шею. Совесть тут же дала о себе знать неприятным чувством где-то в животе, взывая к моему разуму: «Это же твоя лучшая подруга! Как ты можешь?» Без крови мороям не жить, а «кормильцы» на дороге не валяются. Мы ходили по клубам, закрытым вечеринкам, подцепляли парней, и этого было достаточно, чтобы прожить ещё несколько дней без раздражительного чувства голова, но не сегодня. В сумеречном мире дампиру давать кровь человеку было делом настолько постыдным, что для этого существовал даже отдельный термин: «кровавая шлюха». Мерзкий и отвратительный, как и дампиры, по мнению мороев, позволяющие испить своей крови во время секса, при этом к работе «кормильца» все относились спокойно.       Но Лисса всё понимала. Она чувствовала моё колебание и волнение, а также сковывающие меня голод и головную боль, что лишь придало ей решимости. Это в последний раз, пообещала я себе, медленно сокращая расстояние между нами. В её взгляде не было ни капли упрёка, только полное понимание и согласие. Я слегка наклонившись, выпустила клыки и осторожно, стараясь не причинить ей сильной боли, укусила. Дампирка издала еле слышный писк и вцепилась в мою руку, полностью расслабляясь; бутылка воды выпала из рук, покатываясь по деревянным половицам. Она быстро пришла в себя, когда я оторвалась от неё, чувствуя, как по телу разливается тепло, и к своей радости отмечая, что следы от прошлых укусов на её шее полностью зажили.       — Завтра сходим в какой-нибудь клуб, — заявила она, вытирая капли крови ватным диском.       Мы и без того подвергали себя риску, выходя на улицу в дневное время суток, но позволить себе «кормиться» Лиссой и дальше я просто не могла. При укусе мороя в кровь "кормильца" выделяются эндорфины, доставляющие неимоверный кайф, любой «кормилец» подтвердит. Однако, он же скажет, насколько сильна зависимость от укусов, словно от сильнейших наркотиков. Тело ломает, а мораль и принципы зарываются глубоко в подкорку сознания, не высовываясь из-за окружающей тебя дымки эндорфинов, твои мысли вертятся лишь вокруг мороя, готового подарить тебе столь желанный укус. Я не могла позволить, чтобы с Лиссой произошло такое, как бы сильно я не была голодна.       — Я у тебя в долгу, — бросила я, падая на стул. Оскар устроился на столешнице напротив, совершенно не беспокоясь по тому поводу, что вся кухня теперь будет в его шерсти, всматриваясь в окно, словно что-то привлекло его внимание.       — Я — твой страж. Ты всю жизнь будешь у меня в долгу. — Она улыбнулась и принялась разминать шею. Чертовка белокурая. — Знаешь, это даже забавно, что мы с тоб…       Я вытирала кровь с губ, когда она внезапно смолкла и уставилась в окно, остолбенев. «Что не так? — подумала я, зная, что она слышит меня по нашей связующей нити. Ответом мне послужил едва заметный кивок головой в сторону улицы. — Стригои?»       Наш школьный учитель Стэн Альто часто повторял фразу: «Вы либо охотники, либо жертвы. Убиваете или убьют вас.» Для стригоев все мы были жертвами. Злобные порождения ночи и самой смерти, воскрешённые тёмной магией, те самые монстры в ночи, которых следует бояться всем — от маленьких детей до взрослых. Нам не доводилось лично встречаться со стригоем, но рассказы школьных стражей и учителей поражали и ужасали. Не живой-не мёртвый, бледный словно труп, с холодной, почти ледяной кожей стригой десятикратно превосходит силой любого, даже самого смертоносного стража-дампира, не говоря уже о практически беззащитных мороев. Не хочу подвергать подготовку Лиссы сомнениям, но окажись мы в нашем путешествии лицом к лицу хотя бы с одним не-мёртвым, мы обе были бы уже мёртвы.       Резкое движение рук, но этого хватило, чтобы догадаться. Не стригои. Кое-кто похуже.       Два года мы успешно скрывались в толпе жителей крупных американских городов, страшась лишь мысли о возвращении в Академию. Дневное расписание, постоянные смены жительства, прожигание половины моего наследства, использование принуждение — всё ради того, чтобы не быть обнаруженными стражами, которые могли бы поспособствовать этому. Мы просто не могли вернуться обратно. Однако сейчас… Что нас могло выдать? Где мы засветились? Кто мог сдать нас?       Лисса пробормотал что-то невнятное и, выждав ещё минуту, стараясь придать себе расслабленную позу, она простояла у окна, после чего рванула в гостиную. Счёт шёл на секунды. Если стражи нашли нас, то сбежать от группы будет практически нереально. Они не упустят отличной возможности вернуть непокорного королевского мороя под крыло Академии.       — Как будем выбираться? — Я старалась говорить спокойно, но страх быть обнаруженными был сильнее, и Лисса это чувствовала. Взгляд зелёных глаз лихорадочно скользил по спальне, стоило только покончить с переодеванием — не бегать же от академических стражей по всему Портленду в один пижамах? Я вытащила сумку для форс-мажорных ситуаций, хранившуюся на протяжении двух недель, что мы снимали эту квартирку, под моей кроватью. Деньги наличными, необходимые документы, телефоны — стандартный набор для бегства, правда, Драгомир отчаянно надеялась, что он нам впредь не понадобится.       Благодаря существовавшей между нами неизвестно откуда взявшейся психической связи, она ощущала моё беспокойство, а мне не требовалось наличие двухсторонней связи, чтобы понять её чувства — чувство вины. Дампирка кусала губы, мчась по лестничным пролётам и коридорчикам подъезда, всё время осматриваясь в поисках притаившихся за углом стражи и оглядывалась на меня, словно я могла испариться в любое мгновение.       Она поклялась, что мы не вернёмся в Академию, что весь ужас, что творился там на протяжении полугода, никогда не повториться вновь, и сейчас все её планы уберечь меня медленно обращались в прах.       — Скольких стражей ты видела?       Мы свернули к запасному выходу.       — Один стоял в тени машины, — бормотала Лисса. — Два под видом прохожих прошли к магазину, за машинами должны быть…       — И как минимум ещё четверо у главного и запасного выхода, — заключила я, тихо выдыхая. Мы в ловушке. — Если перелезем через окно, у нас будет шанс?       Ответа не последовало, но она, схватив меня за руку, повернула в другой коридор и перешла на бег. Окно! Оно находилось недалеко от земли, и мы без проблем спустились на мокрый от недавно закончившегося дождя асфальт. Ночь выдалась на удивление холодной, несмотря на тёплую сентябрьскую погоду, господствующую в городе уже неделю. Оскар, которого я поспешно сунула в рюкзак, недовольно зашипел, отнюдь не радуясь таким встряскам.       «Нужно выйти к дороге и свернуть на Белмонт-стрит к той новостройке. — Я потянула за связывающую нас ниточку, чувствуя её нахождение в моих мыслях. — Техника и закрытая дорога их задержат.» Мы осмотрели периметр, прислушиваясь к каждому шороху, каждому звуку падающей с крыши капли. И побежали. До дороги добираться… сколько? Около пятисот ярдов? Успеем ли мы добежать? Из оружия у нас были только подготовка Лиссы, моя магия и, не сказать, что плохие, но и не самые лучшие боевые способности, которыми я успела овладеть в Академии.       Лисса опережала меня на несколько шагов, и мы были почти у калитки, когда дорогу нам преградил появившийся из-за угла чёрный джип. Фары на мгновение ослепили меня, и этого хватило, чтобы стражи повалились из машины, словно рой диких пчёл. Дампирка тут же загородила меня своим телом, но оставаться в стороне я не собиралась.       — Не глупи! — прошипел она над моим ухом, когда я прислонилась к ней спиной, разминая руки.       — Ты видишь, сколько их? — с паникой в голосе крикнула я, видимо, разбудив полквартала. — Это ты не глупи.       Её чрезмерно обострённое чувство ответственности порой раздражало. Словно я была для неё маленьким ребёнком, которого просто необходимо защитить от всего самого плохого, что существует в вампирском мире. И это чувство после пережитой нами аварии ещё больше возросло.       Примерно в это же время в нескольких Академиях утвердили экспериментальную программу по подготовке стражей-мороев для всех желающих, мечтавших сражаться наряду с дампирами. И тот факт, что я записалась туда одной из первых с нашей школы, словно нанёс ей жуткое оскорбление, но ничуть не уменьшил её страстное желание в будущем получить почётное звание «страж Розмари Мазур — Василиса Драгомир».       Я не могла позволить им вернуть нас в школу. Для меня это как окунуться в собственный ночной кошмар, ставший реальностью. Я смотрела на окружавших нас стражей с одной лишь мыслью: «Не дай им себя схватить.» Страх смешивался с разгоравшейся внутри яростью, а изнутри наружу стремилась высвободиться магия. В особо волнительные моменты я была близка к ней как никогда, словно это единственная её функция — защитить меня.       — Вам обеим стоит оставить эти глупые попытки, девочки, — заговорил незнакомый женский голос. Его обладательница, поднимая руки в знак своей безоружности, осторожно, шаг за шагом приближалась к нам, но заметив образовавшийся маленький клубочек огня, остановилась.       — Никто не причинит вам вреда, принцесса, — снова послышалось из толпы. Стражей становилось всё больше, а шансы сбежать от них с катастрофической скоростью стремились к нулю.       Я почувствовала, как Лисса едва заметным жестом касается моей руки с шаром, словно призывая к действию. Я вздохнула, на мгновение закрывая глаза, а затем метнула пламя в толпу, не заботясь, попало ли оно в кого-то. Драгомир рванула вперёд, а я старалась оставаться позади неё для прикрытия. Конечно, стражи не собирались причинять нам вреда, но мы — да, если это был наш путь к спасению. Я снова метнула пламя в незнакомого дампира и, судя по яростному шипению, задела руку или плечо. Ещё двое подбирались справа, но удар в колено пришёлся с противоположной стороны. Больно не было, но упасть-упала. Лисса тут же бросилась ко мне, но была схвачена, а тоненькая ниточка магии, за которую я сумела схватиться, исчезла.       — Хватит!       Громкий холодный голос, внезапно раздавшийся во темноте, привлёк внимание всех присутствующих и дал возможность скрутить мне руки за спину. Я протестующие зашипела, по привычке оскаливаясь. К нам приближалась группа других стражей, которые, видимо, засели в засаде у главного входа в ожидании нас. Шесть человек, половина из которых явно была из Академии — по знакомым лицам расползлись довольные улыбки, а мне захотелось провалиться сквозь землю, лишь бы не найти в этой толпе Тони.       Шестеро стражей вернулись к машине, остальные два удерживали нас с Лиссой, озлобленных и брыкающихся, что, казалось, забавляло всех.       — Отпустите! Больно! — рявкнула Лисса, впиваясь взглядом на удерживающую её женщину.       — Не так сильно, Джоанна, — снова сказал тот же холодный незнакомый голос.       Нас снова окружили, но хватка ослабла и почувствовала наручники на своих запястьях. Это они сейчас серьёзно? Наручники на королевского мороя?       — Кто Вы, чёрт возьми, такой? — прошипела я, разглядывая в ярком свете фар лицо дампира, явно предводителя группы. Старше нас, лет двадцати пяти или около того, и очень высокий — не меньше шести футов. Возможно, окажись мы в иной ситуации — не в той, когда он схватил нас при попытке очередного бегства, — я бы назвала его даже сексуальным. Тёмные волосы до плеч, связанные «конским хвостом» сзади, карие глаза, длинное коричневое пальто. И угрожающе недовольное выражение лица, даже злое.       — Не трогайте её! — прорычала Лисса, когда он протянул ко мне руки, но я сама нанесла ему первый удар ногой в живот. Было глупо, согласна, но то была инстинктивная реакция, порождённая быстро охватившим меня страхом. Я увернулась от другого стража, но бесполезно. Парень в пыльнике не новичок на грани истерики; он чертовски быстр и силён. Я попыталась отпихнуть его локтем, но он схватил холодную сталь наручников, прижимая руки к телу.       — Если Вы созрели для спокойных переговоров, принцесса, — негромко заговорил он с еле заметным русским акцентом, — я Вас отпущу. В противном случае, придётся оставить наручники до конца поездки.       Русский дьявол в ковбойском плаще! У меня не было иного выбора, кроме как оставить всякие попытки снова побольнее пнуть его и убежать. Даже Лисса успокоилась, понимая всю безвыходность сложившейся ситуации.       — Меня зовут Дмитрий Беликов, — всё так же спокойно продолжал дампир. — Я здесь, чтобы доставить вас обратно в Академию Святого Владимира.       Надо признать, это было самое большое фиаско моей жизни и позор для мороя, мечтой которого было встать на один уровень со стражами. Пока нас вели к подъехавшим машинам, я с опаской искала Тони, не в состоянии поверить, что мой же инструктор не принимал участия в нашей поимке. С другой стороны, это означало, что он в школе, и по приезде ждёт хорошенькая взбучка, не только от него и не только для меня. Я с ужасом представляла, что ждёт Лиссу, как этот побег отразиться на её личном деле, а в будущем и на её распределение. Она всегда с большой ответственностью подходила к своим обязанностям стража и с гордостью делала снимки для доски почёта как лучший новичок в потоке. И два года назад всё разрушилось, а её будущее назначения ко мне, как и само дальнейшее обучение, было под большим вопросом.       — В машину их, — приказал Дмитрий, словно мы какая-то ненужная для него вещь.       И стражи повиновались. Страж Алан Даллас, работавший всю мою сознательную жизнь в Академии, открыл дверь, позволяя другим усадить меня, после чего, одарив меня своей улыбкой, смылся к другим. Дверь машины была открыта, и я ждала, пока Лиссу тоже усадят рядом, однако, когда дампирка, удерживающая её подходила к машине, Беликов её остановил.       — Нет. Мисс Драгомир посадите в другую машину, — сказал он.       — Эй-эй! — недовольно воскликнула я, высовывая голову из машины и видя, как Лиссу уводили в глубь двора, но никто не обратил на меня внимания. Прекрасно!       Четыре двери захлопнулись, страж-мать-его-Беликов завёл мотор, и мы тронулись с места. Господь всемогущий, поверить не могу, что мы потерпели столь унизительное поражение!
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты