Save our asses

Гет
R
В процессе
75
Размер:
53 страницы, 8 частей
Описание:
Розмари Мазур хотела быть обычным свободным подростком, влюбляться и целоваться с красивыми, накаченными парнями, и тусить с друзьями в ночных клубах.
«Ага, размечталась! — сказала судьба-злодейка, показывая ей непристойный жест. — Потом ещё спасибо мне скажешь.» Вместо свободы, девушка получила от судьбы статус моройской принцессы, подругу-дампирку, шикарного во всех смыслах наставника, новых друзей, кучу опасности и приключений на свою бедную головушку.
P.S.загляните в комментарии к работе.
Посвящение:
моему парабатаю Кристине, которую мне удалось затащить в этот фандом.)
Примечания автора:
!!! АХТУНГ !!!
Работа полностью переписывается, дополняется сюжет, вписываются и выписываются персонажи. Автор учится (по крайней мере, очень усердно старается) на своих ошибках и хочет сделать фанфик качественнее. 💕
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
75 Нравится 3 Отзывы 27 В сборник Скачать

ДВА

Настройки текста
      Несмотря на всю мою ненависть, должна признать — Дмитрий Бели-как-его-там оказался очень сообразителен. После того как нас отвезли в аэропорт и посадили на частный самолет Академии, ему хватило одного взгляда на то, как мы перешептываемся, чтобы приказать разделить нас.       — Не позволяй им разговаривать друг с другом, — предостерег он стража, который вел меня к самолету. — Пять минут вместе, и они разработают план бегства.       Я бросила на него надменный взгляд — несмотря на тот факт, что мы действительно планировали сбежать. Обстоятельства явно складывались не в нашу пользу. Когда мы оказались в воздухе, шансы сбежать сократились практически до нуля. Даже если предположить, что произойдет чудо и я сумею избавиться от всех десяти стражей, оставалось неясным, как покинуть самолет. На борту наверняка имелись парашюты, но, даже сумей я управиться с ними, маленькая проблема выживания не поддавалась разрешению, поскольку мы, скорее всего, приземлились бы где-то в Скалистых горах.       Нет, если мы и сможем покинуть самолет, то лишь когда он сядет в лесной глуши Монтаны. Но и тогда будет над чем поразмыслить — к примеру, как пройти мимо магической охраны Академии и вдесятеро большего числа стражей. Подумаешь! Никаких проблем.       Ближе к концу полета Дмитрий, поменявшись местами с охранявшем меня стражем, уселся напротив меня. Он наклонился вперед, чтобы взять что-то, и стали видны шесть крошечных, вытатуированных на задней стороне его шеи символов: знаки молнии. Они выглядели, как две зазубренные, перекрещивающиеся молнии, образующие букву X. По одной за каждого убитого им стригоя. Над ними тянулась извилистая линия, похожая на змею, — обозначение стража. Многообещающий знак. Этот парень чертовски крут.       Я демонстративно отвернулась, рассеянно глядя в иллюминатор, стараясь не ёрзать в кресле, однако мою нервозность выдавали негромкие постукивания по подлокотнику. Дампир не произнёс ни слова, но я чувствовала, как он наблюдает за мной. Думаю, он хотел поговорить со мной, но я всем своим видом старалась показать, что не собираюсь отвечать ни на один его вопрос.       Когда мы приземлились, стражи не оставили нам выбора: пришлось ехать с ними в Академию. Автомобиль остановился у ворот, и водитель заговорил с караульными. Те удостоверились, что мы не стригои, собирающиеся устроить тут смертоносный кутеж. Спустя минуту нам позволили подъехать к зданию самой Академии. Солнце садилось — это было начало вампирского дня — и кампус окутывали тени.       На первый взгляд Академия не изменилась — все такая же, в готическом стиле. Морои — большие приверженцы традиций, не склонные к переменам. Эта школа не так стара, как другие в Европе, но построена в том же духе. Здания отличала сложная архитектура, почти в церковном стиле — с высокими шпилями и каменной резьбой. Пожив в кампусе обычного колледжа, я могла сказать, что Академия больше напоминает университет, чем среднюю школу.       Мы находились во втором кампусе, с разделением на младшие и старшие классы. Каждое отделение имело большой четырехугольный внутренний двор с каменными дорожками и огромными столетними деревьями. Нас повели во двор старших классов. На одной его стороне располагались учебные здания, а на противоположной — жилой корпус для дампиров и гимнастический зал. С двух других сторон двор замыкали жилой корпус мороев и, напротив него, административное здание, служившее также начальной школой. Жили младшие ученики в главном кампусе, дальше к западу.       Вокруг кампусов сохранялось свободное пространство… свободное пространство без конца и края. В конце концов, мы находились в Монтане, на расстоянии многих миль от городов. Воздух казался прохладным и пах соснами, влагой, гниющими листьями. По периметру Академию окружали густые, заросшие леса, а днем в отдалении можно было разглядеть горы.       Когда мы входили в основное здание старших классов, я вырвалась от своего стража и подбежала к Дмитрию.       — Эй, товарищ!       Он продолжал идти, не глядя на меня.       — Хочешь поговорить?       — Вы ведете нас к Кировой?       — К директрисе Кировой, — поправил он меня.       Лисса, идущая рядом с ним, бросила на меня взгляд, говорящий: «Не затевай ничего».       — Директриса. Ну конечно. Все та же самодовольная старая су…       Алан толкнул меня, не позволив закончить мысль. Мы прошли миновали кучу коридоров и, наконец, вышли к офису Кировой.Эта ведьма выглядела в точности так, как мне помнилось, — с острым носом, отчётливыми скулами, идеально прилизанной причёской. Высокая и худая, как большинство мороев, она всегда напоминала мне грифа. Я хорошо знала ее, потому что провела в ее кабинете немало времени.       Когда нас с Лиссой усадили, большинство стражей вышли. Остались лишь Альберта — капитан стражей школы, Алан и Дмитрий. Они заняли позиции у стены, с видом стоическим и вселяющим ужас — в точности как требовала их должностная инструкция. Кирова вперила в нас сердитый взгляд и открыла рот, без сомнения собираясь разразиться очередной нотацией главной суки. Я ещё раз осмотрелась в поисках Тони, но за то время, что Эллен молчала, он не появился в кабинете. Это меня насторожило.       Настало время лекции. Эта оказалась неплохой — одной из лучших, что о многом говорит, поскольку Кирова была в этом деле мастером. Клянусь, лишь по этой причине она пошла в школьную администрацию, поскольку я не заметила ни единого доказательства того, что она любит детей. Напыщенные тирады затрагивали обычные темы: пренебрежение обязанностями, безответственное поведение, эгоцентризм… ля-ля-ля. Я мгновенно отключилась и принялась обдумывать варианты бегства через окно ее офиса. Ну, спустя какое-то время пришлось очнуться — когда тирада, обращённая ко мне, закончилась.       — Вы, мисс Драгомир, нарушили наше самое торжественное обещание: обещание стража защищать мороя. Это величайшее доверие. Доверие, которое вы потеряли, из эгоизма увезя принцессу отсюда. Стригои спят и видят, как бы покончить с Мазурами, и вы едва не предоставили им такую возможность.       — Лисса не похищала меня, — заговорила я, опередив Лиссу. Лицо и голос мои были спокойны, несмотря на владевшее чувство тревоги. — Я сама хотела уйти. Не вините ее.       Госпожа Кирова цыкнула на нас обеих, сцепила руки за худой спиной и принялась расхаживать по офису.       — Мисс Мазур, насколько я Вас знаю, Вы вполне могли задумать весь план, но тем не менее ее обязанность — обеспечить, чтобы Вы не могли осуществить его. Долг ее состоит в том, чтобы вовремя сообщить кому следует. Если бы она выполняла его, Вы оставались бы в безопасности.       — Она выполнила свой долг! — взорвалась я, вскакивая. Алан и Альберта вздрогнули, но не останавливали меня, поскольку я не предпринимала попыток ударить кого-нибудь. Пока. — Она обеспечивала мою безопасность! Она обеспечивала мою безопасность, когда никто из вас, — я сделала широкий жест по комнате, — не мог сделать этого. Она увезла меня, чтобы защитить. Сделала то, что должна была сделать. В отличие от вас.       — Роза! — шикнула Лисса, охваченная тревогой. Она усадила меня на место и старалась успокоить.       Кирова сердито смотрела на меня, явно в недоумении.       — Мисс Мазур, простите, но я не вижу логики. Почему увезти из надежно охраняемого, магически защищенного места означает защитить Вас? Может, вы чего-то недоговариваете? Мисс Драгомир, может, и Вы соизволите ответить на мои вопросы?       Подруга прикусила губу, но промолчала.       — Понятно. Ну, тогда… По моему мнению, единственной причиной вашего бегства — если не считать тяги к новизне — было стремление уклониться от последствий того ужасного, деструктивного фокуса, который вы выкинули перед своим исчезновением.       — Нет, это не…       «Деструктивный фокус»? То есть, окровавленные животные на пороге моей комнаты и жуткие надписи напротив двери — это лишь фокусы? О боги! И она ещё отвечает за безопасность детей!       — Это лишь облегчает мне принятие решения. Как морой, принцесса должна оставаться здесь, в Академии, ради собственной безопасности, однако перед Вами у нас таких обязательств нет. Вы будете исключены и высланы отсюда как можно быстрее.       Вся моя дерзость мгновенно испарилась.       — Я… что? — Блондинка вскочила с места, ошарашенная словами директрисы.       Лиссу исключат. Её слова эхом отзывались у меня в голове. Да я попросту не выживу в стенах Академии без неё! Они не могут её просто выкинуть. Она лучшая в классе, одна из немногих девушек-дампиров, действительно заслуживающая звания «страж». Она жертвовала всем ради меня, а теперь её хотят выбросить словно надоевшую игрушку.       — Вы не можете так поступить. Она мой страж.       — Нет, она не ваш страж, — с гордой улыбкой поправила Кирова. — В особенности поскольку она вообще не страж. Она еще новичок.       — Но мои родители… — неуверенно начала Лисса.       — Я знаю, чего хотели ваши родители, Бог да упокоит их души. Но сейчас обстоятельства изменились. Для Вас всё кончено. Вы, увы, не заслуживаете того, чтобы быть стражем, и поэтому уедете.       Я смотрела на Кирову, не веря своим ушам.       — И куда вы собираетесь отослать её? Мисс Кирова, мы можем обсудить это дело с моей семьёй? Моя бабушка сейчас в Неаполе, а вот отец как раз в Америке.       Это последнее слово ударило ее, заставив сощуриться. Когда я снова заговорила, мой голос звучал так холодно, что я сама едва узнала его.       — Вы не посмеете выбросить Лиссу на улицу, словно дешёвую «кровавую шлюху». Только попробуйте, и Змей не оставит от Вас и мокрого места. — Моей смелости можно было только позавидовать.       — Мисс Мазур, — прошипела она, — Вы переходите границу. Привлечение Вашего отца лишь усугубит ситуацию и положению Драгомир никак не поможет. Она в любом случ…       — Они связаны.       Низкий голос Дмитрия разрушил накопившееся в воздухе напряжение, и мы все повернулись к нему. Я и забыла, что он был здесь. Он все еще стоял у стены и в этом своем странном длинном плаще сильно смахивал на ковбоя. Он смотрел на Лиису, не на меня, его темные глаза буквально пронзали её насквозь.       — Лисса знает, что чувствует Роза. Ведь так?       Захваченная врасплох Кирова — хоть какое-то удовлетворение видеть это — переводила взгляд с нас на Дмитрия.       — Нет… Это невозможно. Такого не случалось на протяжении столетий.       — Это очевидно, — сказал он. — Начав наблюдать за ними, я сразу же заподозрил это.       Ни Лисса, ни я не отвечали, избегая его взгляда.       — Это дар, — пробормотала из своего угла Альберта. — Редкий, удивительный дар.       — Лучшие стражи всегда имели такого рода связь, — добавил Дмитрий. — Согласно историческим хроникам.       Эллен снова разъярилась:       — Эти хроники описывают то, что происходило столетия назад. Не думаете же вы, что мы оставим ее в Академии после всего, что она натворила?       Дмитрий пожал плечами.       — Может, они обе необузданные и грубоватые, но их потенциал…       — Необузданные и грубоватые? — прервала его я. — А Вы кто, в таком случае, чёрт побери? Помощник, привлеченный со стороны?       — Страж Беликов теперь Ваш страж, — отрезала Кирова. — Ваш утвержденный страж.       Моё совершенно ошарашенное выражение лица доставляло ей удовольствие.       — Чёрта-с-два! — оживилась Лисса, впиваясь взглядом в стража. — Скорее стригой добровольно выйдет на солнце, чем я покину Розу.       — Какой-то дешевый иностранец будет защищать меня?       Это было жалкое высказывание — в особенности поскольку большинство мороев и их стражи имели русское или румынское происхождение, — но в тот момент оно казалось умнее, чем было на самом деле. И если уж на то пошло, не мне так говорить. Может, я и выросла в США, но мои родители были иностранцами. Мать, тоже морой, родом из Шотландии — рыжеволосая, с нелепым акцентом, — а отец — турок. Эта генетическая комбинация придала моей коже оттенок миндаля (внешне я координально отличалась от бледнолицых мороев), а чертам лица сходство — так мне, по крайней мере, казалось — с экзотической принцессой пустынь: большие черные глаза и волосы темного коричневого цвета, казавшиеся почти черными. Я была бы не против унаследовать рыжие волосы, но мы имеем то, что имеем.       Кирова возмущенно вскинула руки и вперила в Дмитрия взгляд.       — Видите? Совершенно недисциплинированные особы! Никакие психические связи, никакой самый редкий потенциал в мире не могут компенсировать этого. Недисциплинированный страж хуже, чем никакого стража.       — Так научите их дисциплинированности. Это Ваша работа — разве нет?       Некоторое время эти словесно перепалки продолжались. Кирова спорила с Дмитрием, мы с Лиссой периодически возмущались, но замолкали под пристальным взглядом молчаливой Альберты.       — И что теперь? — резко возразила она. — Драгомир так и останется безнаказанной?       — Найдите другой способ наказать ее, — вмешался страж Даллас, молчавший всё это время. — Численность стражей слишком быстро уменьшается, чтобы потерять еще одного. В особенности девушку.       То, что стояло за этими словами, заставило меня содрогнуться, напомнив о моих собственных недавних словах о «кровавой шлюхе». Теперь немногие девушки-дампиры становятся стражами, предпочитая спокойную жизнь.       — Занятия только начались. Пусть учится и тренируется вместе со всеми, — вскоре вмешался Даллас, до сих пор не проронивший на слова.       — Невозможно. Она безнадежно отстала от своих сверстников. — Кирова казалась усталой. Она уселась на собственный стол и потёрла переносицу.       — Ничего не отстала, — возразила блондинка, но никто её не слушал.       — Пусть тренируется дополнительно.       Моя гордость все еще была оскорблена тем, с какой легкостью Дмитрий выследил нас, но одновременно до меня дошло, что он в состоянии помочь Лиссе остаться здесь, со мной. Лучше быть в этой дыре, чем где угодно без неё.       — И кто же возьмется тренировать ее дополнительно? — спросила Эллен. — Вы?       Алан, видимо, не ожидал такого поворота.       — Ну, не обязательно я…       Женщина с удовлетворенным видом скрестила на груди руки.       — Так я и думала.       Оказавшись в затруднительном положении, он нахмурился, перебегая взглядом с меня на Лиссу и обратно. Интересно, кого он видел? Двух жалких девушек, смотрящих на него большими умоляющими глазами? Или двух беглянок, умудрившихся вырваться из хорошо охраняемой школы и промотавших половину моих банковских сбережений?       — Да, — заявил он в конце концов. — Я готов стать наставником Лиссы. Буду дополнительно тренировать ее.       Драгомир тихо выдохнула. Ну и влипли же мы в историю. Я взяла её за руки и улыбнулась, то она едва смогла поднять на меня взгляд. А теперь главный вопрос, так волнующий меня:       — Госпожа Кирова, — обратилась я к ней, — а где страж Барнс? Он ведь должен был быть здесь.       Воцарилась тишина, стражи опустили головы и молчали. Эй, а что я такого сказала? Просто спросила, где сейчас мой наставник. Что за траурные мины?       — Страж Барнс погиб во время спасательной операции в Миссуле. Королевскую семью Тарус похитили прямо из собственного дома, нужно было действовать быстро, — ответила Альберта.       Внутри меня что-то зашевелилось. То ли страх, то ли обида. Не знаю. Но вдруг стало безумно его жаль. Он всегда был добр ко мне, хоть и строг… Чёрт, это не справедливо!       — Очень жаль Тони, — сказала Лисса, когда мы вышли из главного кампуса. — Он был очень хорошим человеком.       Я лишь кивнула в знак согласия, и она продолжила:       — А что теперь? Мы снова в Академии. Если те ужасы снова повторяться? Мёртвые животные, тени, угрозы и слежка. Именно из-за этого мы сбежали.       Ответа я не знала. Сейчас мой организм хотел лишь одного: сна. Долгого сна. И мыслить рационально и логически я ну, никак не могла.       — Не знаю, Лисс, — пробормотала я. — Я не знаю. Мне сейчас ничего не хочется.       В молчании мы дошли до общежития мороев. Перед глазами поплыли картинки далёком прошлого.       Я, Лисса, Андрей и Мейсон. Четыре друга, которые так много времени проводили вместе. Андрей был на год старше нас всех, но никогда не отказывался от того, чтобы поиграть с нами в снежки зимой или сходить летом на речку за холмом. Грех жаловаться на таких друзей. Они были замечательными, пока та страшная авария не поставила крест на нашей дружбе. Думаю, если бы не наша связь с Лиссой, мы тоже отгородились друг от друга. После смерти Андрея три года назад, человека, к которому мы обе были привязаны, мой мир перевернулся. Дрожь, видения, порезы, кошмары каждую ночь, слабость. Всё это сделало моё существование сущим адом.       — Роза. — Голос подруги вернул меня в реальность. — Всё нормально? Ты что-то почувствовала?       Дампирка была обеспокоена. Ну, конечно. Я, как истукан, встала посреди дороги, смотрю в одну точку с прискорбной физиономией и готова чуть ли не расплакаться.       — Я в порядке, Лисс, — ответила я, чуть улыбнувшись. Усталость нахлынула на меня.       Когда стражи, убедившись, что моё нынешнее место жительства убрано и ничего мне не угрожает, покинули комнату, я плюхнулась на кровать, снова впадая в размышления. Ладно, допустим, через неделю вся эта шумиха среди учеников вокруг нас утихнет, всё постепенно забудут, и в центре внимания мы с Лиссой уже не будем. А пока придётся терпеть насмешливые взгляды паршивых кровососов. Но есть ещё одна проблема — мои тренировки. Раньше я тренировалась с Тони, но теперь его нет, и у меня очередная проблемка. В нашем мире, по правилам, сражаются только дампиры, мороям на поле боя со стригоями делать нечего. Их задача состоит только в том, чтобы истошно кричать о помощи и молить пощады. До чего же это мерзко и унизительно. Но есть и те морои, которые, находя себе учителей, учатся сражаться на ровнее с дампирами до тех пор, пока одни не смогут вступить в бой. Я тоже хочу быть в числе этих мороев. Моё обучение с Барнсом не закончилось, а Лисса не такой хороший учитель, как оказалось.       Однако сегодня данный вопрос никто не поднял, да и я посчитала нужным смолчать — обстановка и так была хуже не куда. Стоит перетерпеть немного, затем снова посетить Кирову.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты