Скидки

Суд Магии. Философский Камень

Джен
G
Завершён
4762
автор
Tanda Kyiv бета
Размер:
269 страниц, 27 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4762 Нравится 1116 Отзывы 1917 В сборник Скачать

Квиддич

Настройки текста
— Квиддич, — начала читать Гермиона, чтобы хотя бы временно разрядить обстановку, пока собравшиеся не принялись убивать одного седовласого длиннобородого мага, который растерял весь свой обманчиво-невинный вид и судорожно соображал, что может быть дальше и что ему ещё грозит. Правда, сама девушка не понимала, почему ей досталась эта глава — она не любила эту игру и смотрела её исключительно ради Гарри. С тех пор как Гарри и Рон спасли Гермиону от горного тролля, она стала куда спокойнее относиться к нарушениям школьной дисциплины, и общаться с ней стало гораздо приятнее. — Совсем испортили девочку, — вздохнула Минерва. За день до первого матча с участием Гарри они втроём вышли на перемене в замёрзший двор. И там Гермиона продемонстрировала им своё мастерство — она достала из кармана стеклянную банку из-под джема, поставила её на землю, что-то произнесла, взмахнула палочкой, и в банке вдруг вспыхнуло яркое синее пламя. Самое интересное, что банку с огнём можно было спокойно переносить с места на место и даже класть в карман — синее пламя согревало, но не обжигало, а стекло банки оставалось холодным. Они грелись вокруг банки, повернувшись к огню спинами, и вдруг во дворе появился Снейп. Гарри сразу заметил, что профессор сильно хромает. — Северус, что случилось?! — переполошилась мадам Помфри, но зельевар только весьма выразительно посмотрел сначала на осунувшегося в своём кресле Дамблдора, потом на продолжавшего изображать из себя невинно-обиженного Хагрида. Гарри, Рон и Гермиона поплотнее сгрудились вокруг огня, чтобы Снейп не заметил его. Они не сомневались, что разводить во дворе огонь запрещено. — Это ещё почему? — удивился Флитвик. — Вообще, то, что вы так рано научились наколдовывать огонь, да ещё такой качественный… Обычно новички вызывают самый обычный огонь и не надолго. После всей этой истории я буду настаивать на проведении обследования учеников на их стихийность. — Стихийность?! — То есть, способность управлять стихиями, сосуществовать вместе с ними. Это очень большая редкость, примерно один маг из ста может овладеть этим, но тогда он начинает командовать одной из четырёх стихий — огнём, землёй, водой или воздухом. Судя по тому, как мисс Грэйнджер наколдовывала синий огонёк на своём первом курсе, да ещё и такой, какой описан в книге, у неё были… способности. К сожалению, они нестабильны, для становления стихийного мага эти возможности необходимо зафиксировать как можно раньше, и не просто заметить, что тот или другой ребёнок способен на такое, но с ним необходимо специально заниматься, развивать этот дар, иначе дальше таких вот «огоньков» дело не пойдёт. Считается, что стихийным являются все маги, но у некоторых не хватает силы на развитие дара, а чаще всего — его просто не успевают заметить и протянуть руку помощи. — Но ведь этим, наверное, следует заниматься под присмотром специалиста… — Не обязательно, у меня, Минервы и Помоны хватит познаний для того, чтобы помочь стихийнику развиваться… Уверен, Северус и Поппи также достаточно квалифицированы для этого. — Раньше, — вспомнила леди Лонгботтом, — учеников Хогвартса проверяли на стихийность на первом курсе. Почему эти проверки прекратили? — Стихийная магия чрезвычайно опасна… — начал было Дамблдор, но его перебила Августа. — Относительно недавно вы сами говорили, что чрезвычайно опасной может быть сама Магия! С метлы можно свалиться, можно расщепиться при трансгрессии, можно при помощи элементарной вингардиум левиосы сбросить человека со скалы или обрушить на его голову здоровенный камень… — Вы забыли о пятой стихии… — Пятой? — Да, есть ещё одна стихия, — сказал вдруг Сириус. — Я как-то читал в одном из домашних талмудов… Но это очень большая редкость, о ней редко вспоминают. — О чём? — Стихия смерти. Такой стихийник и в самом деле может быть очень опасен. Их часто называют ещё некромагами. Некромаги способны создавать и управлять инфери, зомби, личами, они повелевают призраками, они могут их развеять… В книге даже описывался случай, когда такой некромаг наложил на своего врага проклятье, благодаря которому жертва начала… разлагаться заживо. Они способны налагать качественное проклятие Призраков, о котором здесь уже упоминалось — но только они, в исполнении других это принимает совсем другой вид… — ОЙ! — зал был в шоке. — Я слышал, что Тёмный Лорд является таким Магом Смерти, — сказал вдруг Люциус Малфой. Очень тихо, но услышали его если не все, то очень многие. Снейп не увидел огонь, зато, взглянув на их виноватые лица, нашёл другой повод для придирки. А Гарри не сомневался, что Снейп его искал, и старательно. — Если бы вы не стали вздрагивать и глядеть на меня с таким ужасом, я бы просто прошёл мимо, — фыркнул зельевар. — Но если на вас смотрят такими глазами, то, значит, что-то да не так. — Что это там у вас, Поттер? — сухо спросил Снейп, подойдя к ним поближе. Гарри держал в руках «Историю квиддича» и показал книгу профессору. — Библиотечные книги запрещено выносить из здания школы, — проинформировал его Снейп. — Отдайте мне книгу. За ваш проступок вы получаете пять штрафных очков. — С каких это пор? — спросила Минерва, хотя мадам Пинс готова была поддержать Северуса — она неоднократно подавала просьбу о наложении такого запрета, но от неё постоянно отмахивались. — Он только что придумал это правило, — сердито пробормотал Гарри, глядя вслед хромающему Снейпу. — Интересно, что у него с ногой? — Не знаю, но надеюсь, что ему действительно больно, — мстительно произнёс Рон. — Могу вас порадовать — боль была адская, — кисло улыбнулся пострадавший. — Никакие зелья не могли её снять неделю! — РОНАЛЬД! — Профессор, мне и в самом деле стыдно… Не надо было так говорить… — А что с вами случилось? — спросила Амелия. — То, о чём вы уже предполагали ранее, — пояснил Гарри. — А точнее узнаете чуть позже — из этой главы, как я думаю, по крайней мере. * * * Тем вечером в Общей гостиной Гриффиндора было особенно шумно. Гарри, Рон и Гермиона сидели у окна — Гермиона проверяла их домашние задания по заклинаниям. Она никогда не давала им списывать, — «Как же вы тогда чему-нибудь научитесь?» — но зато согласилась проверять их домашние работы, и таким образом они всё равно узнавали от неё правильные ответы. — Что бы мы без тебя делали? — Или вылетели бы за неуспеваемость, или научились работать собственными головами, — проинформировала друзей чтица. Гарри трясло от волнения. И он очень жалел, что Снейп не вернул ему «Историю квиддича», — книга помогла бы ему расслабиться накануне его первого матча. Гарри спросил себя, почему, собственно, он должен бояться профессора Снейпа? И, не найдя ответа, решительно встал, сообщив Рону и Гермионе, что пойдёт искать Снейпа и попросит вернуть книгу. — Лучше я, чем ты, — одновременно выпалили Рон и Гермиона, но Гарри покачал головой. Ему только что пришла в голову блестящая идея, заключавшаяся в том, что Снейп не откажет ему, если он обратится к профессору в присутствии других учителей. — Разумно, — улыбнулась МакГонагалл. Он спустился вниз к учительской и постучал в дверь. Никто не ответил. Он постучал ещё раз. Снова тишина. Гарри вдруг подумал, что, скорее всего, Снейп оставил книгу именно здесь. — Зачем бы я стал её там оставлять? В другой ситуации он бы развернулся и ушёл, но сейчас книга была ему нужна позарез, чтобы успокоиться перед завтрашней игрой. Так что риск был оправдан. Гарри приоткрыл дверь и заглянул внутрь. Его глазам предстала ужасная картина. В учительской были только Снейп и Филч. Снейп сидел, поддёрнув свою длинную мантию выше колен. — Северус?! — Это не то, о чём вы подумали, — успокоил миссис Уизли Гарри. Одна нога его была сильно изуродована и залита кровью. Справа от Снейпа стоял Филч, протягивающий ему бинт. — Проклятая тварь, — произнёс Снейп. — Хотел бы я знать, сможет ли кто-нибудь следить одновременно за всеми тремя головами и пастями и избежать того, чтобы одна из них его не цапнула? — АЛЬБУС! — Не надо было туда соваться… — Словно я сделал это для персонального удовольствия! И я вас, между прочим, предупреждал о необходимости принятия определённых мер, но вы же от меня отмахивались… Пришлось действовать самому… — АЛЬБУС ДАМБЛДОР! Вас предупреждали об этих мерах?! — голос у Амелии Боунс несколько оттаял, но директор об этом очень пожалел. Безусловно, он виноват, действительно, надо было заподозрить неладное… Но как можно было ожидать такого от милейшего Квиррелла? Решительно, с Томом нужно кончать как можно скорее и отправляться на покой… Но пока это невозможно, мальчик ещё не готов. И сможет ли он завершить эту его подготовку после этого проклятого Суда? — Удалось? — поинтересовался Рон, глядя на появившегося в комнате Гарри. — Эй, что с тобой? Шёпотом Гарри рассказал им обо всём, что увидел. — Поняли, что всё это значит? — выдохнул он, закончив рассказ. — Он пытался пройти мимо того трёхголового пса, и это случилось в Хэллоуин! Мы с Роном искали тебя, чтобы предупредить насчёт тролля, и увидели его в коридоре — он направлялся именно туда! Он охотится за тем, что охраняет пёс! И готов поспорить на свою метлу, что это он впустил в замок тролля, чтобы отвлечь внимание и посеять панику, а самому спокойно похитить то, за чем он охотится! — И когда я могу получить свой выигрыш? — ехидно поинтересовался обсуждаемый преподаватель. На него все воззрились с явным недоумением. — Полагаю, вы уже в курсе того, что тролля в замок пустил не я, значит, спор вы проиграли, мистер Поттер! Впрочем, можете оставить метлу себе, мне она не нужна, но на будущее — не разбрасывайтесь такими словами! Гермиона посмотрела на него округлившимися глазами. — Нет, это невозможно, — возразила она. — Я знаю, что он не очень приятный человек, но он не стал бы пытаться украсть то, что прячет в замке Дамблдор. — Честное слово, Гермиона, тебя послушать, так все преподаватели просто святые, — горячо возразил Рон. — Лично я согласен с Гарри. Снейп может быть замешан в чём угодно. Но за чем именно он охотится? Что охраняет этот пёс? — А это не ваше дело, молодые люди! — в один голос заметили большинство преподавателей и присутствующих родителей. * * * Следующее утро выдалось холодным, но солнечным. Большой зал был наполнен восхитительным запахом жареных сосисок и радостной болтовнёй — все предвкушали захватывающее зрелище. — Тебе надо хоть что-нибудь съесть, — озабоченно заметила Гермиона, увидев, что Гарри сидит перед пустой тарелкой. — Я ничего не хочу, — отрезал Гарри. — Хотя бы один ломтик поджаренного хлеба, — настаивала она. — Я не голоден, — решительно ответил Гарри, для пущей убедительности энергично помотав головой. Он чувствовал себя ужасно. Ведь до его выхода на поле оставался всего час. — Я тоже потерял аппетит перед своим первым матчем, — улыбнулся Джеймс. — А Сириуса и вовсе… — Не надо об этом! — позеленел Блэк. — К тому же, я не волновался, а кое-кто подлил мне какую-то гадость в еду — уж не ты ли? — Ага, надо было мне тебя травить, да ещё и перед матчем! Скорее уж… — Это был я, — подтвердил Снейп. — Вот только не ожидал, что у Блэков такие слабые желудки, он должен был животом маяться трое суток. К одиннадцати часам стадион был забит битком — казалось, здесь собралась вся школа. У многих в руках были бинокли. Трибуны были расположены высоко над землёй, но тем не менее порой с них сложно было разглядеть то, что происходит в небе. Рон, Гермиона, Невилл, Шеймус и поклонник футбольного клуба «Вест Хэм» Дин уселись на самом верхнем ряду. Чтобы сделать Гарри приятный сюрприз, они развернули огромное знамя, сделанное из той простыни Рона, которую изуродовал Паршивец. «Поттера в президенты» — было написано на знамени. — Президенты чего??? — Клуба, естественно, — пожал плечами Дин. — У футбольных — и вообще спортивных — клубов есть свои президенты, почему бы их не быть у квиддичных команд? А Дин, который умел хорошо рисовать, изобразил на знамени огромного льва, эмблему факультета Гриффиндор. Когда они развернули полотнище, Гермиона что-то прошептала себе под нос, и буквы и рисунок начали переливаться разными цветами. Тем временем Гарри сидел в раздевалке вместе с остальными членами команды, натягивая на себя длинную красную спортивную мантию. Сборная Слизерина должна была выйти на поле в зелёной форме. Вуд прокашлялся, призывая всех соблюдать тишину и привлекая к себе внимание. — А можно опустить его речь?! — взмолилась Кэти Белл, одна из охотниц. — Он нас замучил этим! — Да! — поддержали её обе подруги, Фред и Джордж никак не отреагировали. — Итак, нам нужна красивая и честная игра. От всех и каждого из вас, — заявила Хуч*, жестом приказав всем подойти поближе. — Честная игра и Слизерин — понятия несовместимые, -последовал вердикт всех, кто играл за команды других факультетов. Слизеринцы надулись, но у них хватило ума промолчать в ответ. Гарри показалось, что она обращается не ко всем игрокам, но лично к капитану сборной Слизерин, шестикурснику Маркусу Флинту. Гарри подумал, что Флинт выглядит так, словно в его родне были тролли. — Спасибо, — буркнул Флинт-младший, но старший его одёрнул, помрачнев ещё сильнее. — В родне не было, — пробурчал он. — Но на протяжении нескольких поколений мы имели дело с этими тварями… Они — неплохие охранники, если это не требует… особого интеллекта. Долгое время это составляло основу нашего состояния, оттуда и пошли такие слухи. — …И вот квоффл оказывается в руках у Анджелины Джонсон из Гриффиндора. Эта девушка — великолепный охотник, и, кстати, она, помимо всего прочего, весьма привлекательна… — ДЖОРДАН! — повысила голос профессор МакГонагалл, специально севшая рядом с комментатором матча Ли Джорданом, приятелем близнецов Уизли. Она прекрасно знала, что Джордана частенько заносит, а потому решила его контролировать. — Увы, это далеко не всегда удаётся, — вздохнула Минерва. — Я сколько раз пыталась заменить комментатора, хотя бы на матчи с участием Гриффиндора, но все мои разговоры проходили втуне. — Но мистер Джордан — прекрасный комментатор… — улыбнулся директор. — Чересчур предвзятый! — Извините, профессор, — поправился тот. — Итак, Анджелина совершает отличный манёвр, обводит соперников, точный пас Алисии Спиннет — это находка Оливера Вуда, в прошлом году она была лишь запасной, — снова пас на Джонсон и… Нет, мяч перехватила команда Слизерина. Он у капитана сборной Маркуса Флинта, который делает рывок вперёд. Флинт взмывает в небо, как орёл, сейчас он забросит мяч… Нет, в фантастическом прыжке мяч перехватывает вратарь Вуд, и Гриффиндор начинает контратаку. С мячом охотник Кэти Белл, она великолепно обводит Флинта справа, взмывает над полем и… О, какое невезение… наверное, это очень больно, получить удар бладжером по затылку. Мяч у команды Слизерина, Эдриан Пьюси летит к воротам соперника, но его останавливает второй бладжер… кажется, мяч в Пьюси послал Фред Уизли, хотя, возможно, это был Джордж, ведь их так непросто различить… — И это лучший друг?! — закатил глазами один из близнецов. — Разве не видно, что я — Фордж? — А я — Дред? — Нет, это я Дред, а ты — Фордж! — Вовсе… — ФРЕД! ДЖОРДЖ! Немедленно прекратить! — Я-то поначалу из хижины своей за игрой следил, — произнёс он, похлопывая себя по висевшему на шее огромному биноклю. — Но всё ж тут, на стадионе, по-другому совсем, да! Толпа опять же вокруг, болеют все. Снитч не появлялся ещё, нет? — Нет, — помотал головой Рон. — У Гарри пока не было работы. — В наше время ловцы не сидели без дела, а носились по всему полю, по мере возможности, помогая охотникам, — вздохнул Ремус. — Я, правда, не играл, но, кажется, было несколько приёмов именно с участием ловцов… Джеймс? Как назывался тот, который применили против вашей Головы Ястреба в матче с Хаффлпаффом на четвёртом курсе? — Бросок Кобры, кажется, — задумался Джеймс. — Но, может, у ребят была какая-то своя система, чтобы не вводить Гарри в игру с самого начала… — Хорошо хоть в переделку ещё не влип, это уже неплохо. — Хагрид поднёс бинокль к глазам, вперяя взгляд в крошечную точку в небе, которая была Гарри Поттером. Гарри парил над полем и, прищурив глаза, скользил взглядом по небу, пытаясь уловить приближение снитча. Это было частью его стратегии, разработанной Вудом. — Держись подальше от игры, пока не увидишь снитч, — так сказал ему Вуд. — Ни к чему идти на риск и провоцировать соперника на то, чтобы против тебя грубо сыграли, пока в этом нет никакой нужды. — То, о чём я говорил. Страдает зрелищность игры, но ловец остаётся в относительной безопасности. Когда Анджелина открыла счёт, Гарри, не в силах скрыть свою радость, описал над полем несколько кругов и снова начал всматриваться в небо. В какой-то момент он увидел золотую вспышку, но оказалось, что это солнечный блик от часов одного из близнецов Уизли. — Эй, где ты его взял?! — Мы всегда снимаем часы перед игрой! — Это неписаное правило, которое используется всегда, как в профессиональном, так и любительском квиддиче! — Так что это и в самом деле был снитч! — Или кто-то из слиз… еринцев сыграл грязно… — Часы были, — внезапно сказал Флинт. — Я ещё спрашивал вас, который час. — Не было часов! — Были. Старые, как все ваши вещи, стекло треснуло в двух местах, так что я не знаю, как вы и видите циферблат, сами часы прямоугольной формы, но чуть деформированные слева, цифры не видны, часовая стрелка синяя, минутная — зелёная, ремешок — жёлтый… — Вы это заметили во время матча, мистер Флинт?! — удивилась мадам Боунс. — У меня хорошая зрительная память, мэм. Кроме того, в другом месте я не мог увидеть эти часы. — У вас нет общих занятий? — На зельях и травологии часы тоже приходится снимать, профессора Спраут и Снейп строго за этим следят, — напомнил Маркус. Гарри заметил свой мяч. Охваченный возбуждением, он резко спикировал вниз. Ловец сборной Слизерина Теренс Хиггс тоже увидел снитч. Он и Гарри одновременно устремились к нему, а все охотники застыли в воздухе, забыв о своём мяче и напряжённо глядя, как Гарри и Хиггс соревнуются в ловкости и скорости. — Напрасно! Появление снитча не означает окончание игры! — заметил Сириус. — В наши школьные годы, если одна команда позволяла себе такое… проигрывала даже при пойманном снитче. Гарри оказался быстрее, чем Хиггс, — он уже видел стремительно летящий перед ним маленький круглый мячик, видел его трепещущие крылышки и увеличил скорость, пытаясь его догнать. И… БУМ! Снизу, с трибун, донёсся возмущённый рёв болельщиков Гриффиндора — Маркус Флинт, напомнивший Гарри тролля, как бы случайно на полном ходу врезался в Гарри, и тот отлетел в сторону, цепляясь за метлу и думая только о том, как удержаться в воздухе. — Нарушение! — донеслось с трибун. Мадам Хуч свистком остановила игру и, сделав строгое внушение Флинту, назначила свободный удар в сторону ворот Слизерин. Что касается снитча, то когда на поле воцарилась суматоха, золотой мяч, как и следовало ожидать, исчез в неизвестном направлении. — Вообще-то говоря, это допустимо, — сказал кто-то из министерских. — Кажется, это называется Таран Кванта. Это очень нежелательно к применению, но официального запрета нет и наказывается только в том случае, если приводит к реальным травмам. Всё началось в тот момент, когда Гарри уклонялся от очередного бладжера, со страшным свистом пронёсшегося в опасной близости от его головы. Внезапно его метла резко накренилась вниз и сильно завибрировала. Гарри показалось, что сейчас он упадёт и разобьётся, но он удержался, крепко вцепившись в метлу руками и стиснув её коленями. Он в жизни не испытывал такого ощущения беспомощности и растерянности. — Что случилось?! — Лили схватилась за сердце. — Маркус так сильно тебя подрезал?! — Дело не в нём. Ему удалось выровнять метлу, но несколько секунд спустя всё повторилось. Казалось, что метла хочет сбросить его. Гарри понимал, что «Нимбусы-2000» не принимают внезапных решений относительно того, чтобы сбросить на землю своего седока, но тем не менее это происходило. Гарри попробовал развернуть метлу к своим воротам — в какую-то секунду ему показалось, что, возможно, стоит крикнуть Вуду, чтобы тот взял тайм-аут. Но тут метла полностью вышла из-под контроля. Он не мог сделать поворот, он вообще не мог ей управлять. — Маркус! — Мама, он точно ни при чём, совершенно! Ни он, ни другие игроки! — Но сами по себе мётлы так себя не ведут! — Если бы её повредил Маркус, Гарри бы просто упал на землю, — сказал Джеймс, хмуря брови. — Скорее, метлу кто-то заколдовал, и это точно не игроки, на поле категорически нельзя приносить волшебные палочки. Метла беспорядочно металась в небе, время от времени настолько резко разворачиваясь вокруг своей оси, что Гарри едва удерживался на ней. Ли продолжал комментировать игру. — Мяч у Слизерина… Флинт упускает мяч, тот оказывается у Спиннет… Спиннет делает пас на Белл… Белл получает сильный удар в лицо бладжером, надеюсь, бладжер сломал ей нос… — МИСТЕР ДЖОРДАН! — Я после этого на коленях просил прощения… — пробурчал мальчик, обращаясь к своим ботинкам. Кэти, сидевшая рядом с ним, обняла парня за плечи, демонстрируя, что не держит обиды. Болельщики Слизерина дружно аплодировали. Всеобщее внимание было приковано к игре, и никто не замечал, что метла Гарри ведёт себя, мягко говоря, странно. Она двигалась резкими рывками, поднимая Гарри всё выше и унося его в сторону от поля. — РОЛАНДА! Вы были поставлены судить матч! Неужели вы ничего не замечали?! — Игра была переполнена событиями, — пояснила мадам Хуч, качая головой. — К тому же, я была уверена, что мальчик таким образом просто красуется, демонстрируя свой класс полёта. Было очень зрелищно, надо сказать… — И вы не видели ни его перепуганного лица, ни того, что ребёнок может в любой момент упасть с метлы?! Какой вы после этого тренер?! — Не пойму я, чего там Гарри творит? Чего он себе думает, а? — бормотал Хагрид, следя за ним в бинокль. — Не знай я его, я б сказал, что не он метлой рулит, а она им… Да не, не может он… Внезапно кто-то громким криком привлёк внимание к Гарри, и все взгляды устремились на него. Его метла резко перевернулась в воздухе, потом ещё раз, но он хоть с трудом, но удерживался на ней. А затем весь стадион ахнул. Метла неожиданно подпрыгнула, накренилась и, наконец, сбросила Гарри. Теперь он висел на метле, одной рукой вцепившись в рукоятку. — Раньше надо было остановить игру и заменить инвентарь! — волновалась Лили. — Замена метлы ничего бы не изменила. Возможно, даже ухудшила бы ситуацию, поскольку Гарри наверняка дали бы школьную метлу, а они, как мы знаем, и безо всяких дополнительных чар… — Может быть, с ней что-то случилось, когда в него врезался Флинт? — прошептал Шеймус. — Да нет, не должно так быть, — возразил Хагрид дрожащим голосом. — С такой метлой ничего плохого произойти вовсе не может, разве что тут Тёмная магия замешана, и сильная притом. Пареньку не под силу такое с «Нимбусом» проделать. Услышав эти слова, Гермиона выхватила у Хагрида бинокль, но вместо того чтобы смотреть на Гарри, она навела его на толпу зрителей, напряжённо всматриваясь в неё. — Ты что делаешь? — простонал Рон, лицо его было серым. — Я так и знала, — выдохнула Гермиона. — Это Снейп — смотри. — Чуть что, сразу я виноват, — пробурчал зельевар. Гермиона сидела, вся пунцовая. До неё только теперь дошло, почему именно ей приходится обо всём этом читать и она догадывалась, какую главу ей доверят из второй книги… если она доживёт до этого. Хотя… сама Магия не допустит, чтобы с ней что-то случилось до конца Суда, а значит… Ой, что будет!.. Рон схватил бинокль. На трибуне, расположенной прямо напротив них, сидел Снейп. Его взгляд был сфокусирован на Гарри, и он что-то безостановочно бормотал себе под нос. — Он заколдовывает метлу, — пояснила Гермиона. — СЕВЕРУС! — НУ, СОПЛИВУС, ТЫ МЕРТВЕЦ! — КАК ТЫ МОГ?! — ЭТО НЕ ТО, О ЧЁМ ВЫ ВСЕ ДУМАЕТЕ! — заорал Гарри, повиснув на отце, в то время, как бледный, как полотно Ремус удерживает на месте Сириуса, чьё лицо исказилось до неузнаваемости. — И что же нам делать? — Предоставь это мне. Прежде чем Рон успел что-то сказать, Гермиона исчезла. Рон снова навёл бинокль на Гарри. Метла так сильно вибрировала, что было ясно: висеть ему на ней осталось недолго. Зрители вскочили на ноги и, раскрыв рты, с ужасом смотрели на то, что происходит. Близнецы Уизли рванулись на помощь Гарри, рассчитывая протянуть ему руку и перетащить на одну из своих мётел. Но ничего не получалось, — стоило им приблизиться на подходящее расстояние, как метла резко взмывала вверх. Уизли немного опустились вниз и кружили под Гарри, очевидно рассчитывая поймать его, когда он начнёт падать. А Маркус Флинт тем временем схватил мяч и пять раз подряд забросил его в кольцо Гриффиндора, пользуясь тем, что на него никто не смотрит. — Ну, это уже… — Всё было по правилам, игра ведь не была остановлена, — вздохнул Ремус. — Ну давай же, Гермиона, — прошептал Рон. Гермиона с трудом проложила себе дорогу к той трибуне, на которой сидел Снейп, и сейчас бежала по одному из рядов — Снейп находился рядом выше. Гермиона так торопилась, что даже не остановилась, чтобы извиниться перед профессором Квирреллом, которого она сбила с ног. — Чем и спасла меня. -?! — Узнаете из этой книги. Оказавшись напротив Снейпа, она присела, вытащила волшебную палочку и произнесла несколько слов, которые давно уже вертелись в её мозгу. Из палочки вырвались ярко-синие языки пламени, коснувшиеся подола профессорской мантии. Снейпу понадобилось примерно тридцать секунд, чтобы осознать, что он горит. Гермиона не смотрела в его сторону, делая вид, что она тут ни при чём, но его громкий вопль оповестил её, что со своей задачей она справилась. Снейп не видел Гермиону, и она незаметным движением смахнула с него пламя. Оно каким-то ей одной известным образом оказалось в маленькой баночке, которую она держала в кармане. По-прежнему не разгибаясь, Гермиона начала пробираться обратно, удаляясь от Снейпа, и теперь профессор при всём желании не мог узнать, что именно с ним случилось. — Но, полагаю, вы и сами поняли, в чём заключалась ваша ошибка? — на удивление спокойным тоном спросил пострадавший. Гермиона спряталась за книгой. — В принципе, ваше желание помочь другу весьма похвально, но… НЕ ТАКИМ ЖЕ СПОСОБОМ! — Вам ничего не угрожало… — пискнула девушка. — Я хотела только заставить вас отвести глаза от Гарри, этого было бы достаточно… Я же ничего не знала… А чисто внешне это выглядело… — А почему ваше внимание привлёк только я? — От остальных мы не ожидали… — И только я один такой… — Снейп покачал головой и дёрнул уголком рта. Ожидавшая настоящего скандала Гермиона вздохнула с облегчением и вернулась к чтению. Этого оказалось вполне достаточно. Гарри вдруг удалось вскарабкаться на метлу. — Но причиной тому были не мои глаза. — Мы этого не знали… Судья Хуч не останавливала игру, игра остановилась сама, но всё равно никто не понял, почему Гарри, взобравшись на метлу, вдруг резко спикировал вниз. Внимание всего стадиона было по-прежнему приковано к нему, так что все отчётливо видели, как он внезапным движением поднёс руку ко рту, словно его вот-вот должно было стошнить. — Ой! Что случилось?! — Опять С… Северус? — Джеймс не успел расслабиться и так заскрежетал зубами от невозможности обозвать школьного недруга так, как хотелось, что у многих возник вопрос: может ли супругам Поттерам понадобиться помощь целителей? Впрочем, успокоительное леди Поттер, вроде, пила… — Всё в порядке, папа… Гарри выровнял метлу у самой земли, скатился с неё, падая на четвереньки, закашлялся, и что-то блеснуло в его руке. — Я поймал снитч! — громко закричал он, высоко подняв золотой мяч над головой. Игра закончилась в полной неразберихе. — Да он его не поймал, он его почти проглотил, — всё ещё выл Флинт двадцать минут спустя, но его никто не слушал, потому что это не имело никакого значения, ведь Гарри не нарушил правил игры. Ли Джордан счастливым голосом прокричал в микрофон результат: сборная Гриффиндор победила со счётом 170:60. Однако Гарри ничего этого не слышал. Сразу после того, как он показал всем пойманный им золотой мячик, Рон, Гермиона и Хагрид увели его в хижину Хагрида. И сейчас он сидел в ней и пил крепкий чай. — Молодец! — Лили и Мародёры с шумом выдохнули воздух, поняв, что непосредственная опасность в тот день Гарри больше не грозила. — Это всё Снейп, — горячо объяснял ему Рон. — Мы с Гермионой всё видели. Он смотрел на тебя, не отводя глаз, и шептал заклинания. — Чушь, — возмутился Хагрид, который, когда с Гарри начали происходить непонятные вещи, с таким напряжением следил за ним, что не услышал, о чём шептались на трибуне Рон и Гермиона, и не заметил, что Гермиона куда-то отлучалась. — Зачем Снейпу делать такое? — Хоть кто-то не винит меня во всём происходящем! Спасибо, Хагрид! Гарри, Рон и Гермиона переглянулись, думая, стоит ли говорить Хагриду правду. Гарри решил, что стоит. — Я кое-что узнал о нём, — сообщил он Хагриду. — В Хэллоуин он пытался пройти мимо трёхголового пса. Пёс его укусил. Мы думаем, что он пытался украсть то, что охраняет этот пёс. Хагрид от неожиданности уронил чайник. — А вы откуда про Пушка разузнали? — спросил он, когда к нему вернулся дар речи. — Про Пушка? — Ну да — это ж моя собачка. Купил её у одного… э-э… парнишки, грека, мы с ним в прошлом году… ну… в баре познакомились, — пояснил Хагрид. — А потом я Пушка одолжил Дамблдору — чтоб охранять… — ХАГРИД! — АЛЬБУС! — Амелия, всё было под контролем… — Под контролем! Этот… Пушок чуть не до смерти перепугал четверых детей… Укусил преподавателя… Хорошо ещё, что это был щенок, иначе, боюсь, Северус вовсе остался бы без ноги… — Всё обошлось… — НЕИЗВЕСТНО, КАКИМ ЧУДОМ! И всё это для охраны объекта, который вы могли спокойно прятать в своём кармане! Где угодно — но не подвергая при этом опасности жизни вверенных вашему попечению детей! — И что там, в конце концов, было? — робко подал голос забытый всеми министр. — Что? — быстро спросил Гарри. — Всё, хватит мне тут вопросы задавать, — пробурчал Хагрид. — Это секрет. Самый секретный секрет, понятно вам? — Но Снейп пытался украсть эту штуку, — продолжал настаивать Гарри, надеясь, что Хагрид вот-вот проговорится. — Чепуха, — отмахнулся от него Хагрид. — Снейп — преподаватель школы Хогвартс. Он ничего такого в жизни не сделает. — Некоторые преподаватели ещё и не то отчебучивали, — пробурчал Гарри, привлекая всеобщее внимание. — Узнаете… из этой книги и четвёртой. — А вторая и третья? — Там, вроде, не было так плохо. А вот на моём первом и четвёртом курсе было такое… и именно по вине преподавателей. — Ну, я бы не сказал, что на втором курсе… — Доживём, увидим… — Ты хотел сказать — услышим… — А зачем же он тогда пытался убить Гарри? — вскричала Гермиона. Похоже, после всего случившегося сегодня она коренным образом изменила своё представление о Снейпе, которого ещё вчера защищала от обвинений Гарри и Рона. — Неужели глупость заразна?! — удивилась Минерва. — Не разобравшись… — Я знаю, что такое колдовство, Хагрид. — Вовсе нет, мисс Грейнджер! Даже сейчас ваши знания о настоящей магии очень малы, если не сказать — ничтожны, а уж на первом курсе… — покачал головой Флитвик. Девочка смутилась и поспешно продолжила. Я всё о нём прочитала и сразу могу понять, когда кто-то пытается что-то заколдовать! Для того чтобы наложить заклятие, нужен зрительный контакт, а Снейп не сводил с Гарри глаз, даже не моргнул ни разу. — Это необходимо не только для того, чтобы кого-то или что-то заколдовать, мисс Грейнджер. — Теперь мы это знаем, — пискнула девочка, радуясь, что глава почти закончилась. Я наблюдала за ним в бинокль, и потом видела, когда к нему подкралась! — А я вам говорю: неправда это! — выпалил разгорячившийся Хагрид. — Не знаю, что там с метлой Гарри стряслось, но Снейп бы в жизни такое не вытворил, чтобы ученика попробовать убить! И вообще, вы трое, слушайте сюда: вы тут лезете в дела, которые вас не касаются вовсе, да! Вы лучше про Пушка забудьте и про то, что он охраняет, тоже забудьте. Эта штука только Дамблдора касается да Николаса Фламеля… — ХАГРИД! — ради разнообразия на несчастного лесника, готового провалиться сквозь пол в подземелья, если не ещё глубже, решил напуститься ещё и директор, правда, некоторые заметили, что это было не совсем искренне. — Ага! — довольно воскликнул Гарри. — Значит, тут замешан некто по имени Николас Фламель, верно? Судя по виду Хагрида, тот жутко разозлился на самого себя. Но изменить уже ничего не мог.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования